,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Двадцать лет назад у Польши был шанс вернуть Кресы
  • 26 ноября 2011 |
  • 13:11 |
  • SSK |
  • Просмотров: 1492
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Кшиштоф Ружицкий:
- Доктор наук Дора Кацнельсон, выдающийся филолог и историк, ныне покойная польская еврейка, которая большую часть жизни провела в СССР, утверждала, что в момент распада Советского Союза существовала возможность возвращения Польше: Львова, Гродно, Станиславова и даже Тернополя.

Ян Чеханович:

- Я имел честь знать и много раз вести долгие беседы с пани Дорой Кацнельсон. Я не знал никого более идейного, пропольского, благородного, умного и порядочного. Если она публично делала такие заявления, то очевидно, у неё были для этого основания. Когда в 1989-1990 годах сверху и преднамеренно Советский Союз демонтировался командой Горбачёва и КГБ, многое было возможно и многое произошло. Не только ряд народов вернули себе независимость, но также были созданы многочисленные мелкие автономные республики, такие, как еврейская в составе Российской Федерации или Гагаузия в составе Молдавии. К сожалению, жизнь большинства из них была коротка.

Кшиштоф Ружицкий:

- Анатолий Собчак, польского происхождения мэр Петербурга (одним из его чиновников был Владимир Путин), сказал по радио, что – согласно закону – если федерация полутора десятков государств распадается, то территории, включённые в неё силой в 1939 году, могут вернуться в состояние, предшествовавшее аннексии.

Ян Чеханович:

- Я хорошо знал Собчака и не думаю, что если бы он был жив (он умер в 2000 году – прим. автора), то захотел бы особо интересоваться польскими делами, но, несомненно, он был доброжелательно настроенным к Польше, порядочным человеком. Возвращение земель, утраченных в 1939 году, какое-то время было возможно. В декабре 1989 года я спросил президента Горбачёва о возможности возвращения Кресов. Горбачёв был смущён и удивлён, поскольку раньше он не думал над этим вопросом. Однако, у меня создалось впечатление, что он не против обсуждения этой темы. По-моему, Горбачёв тогда поддерживал всё, что было антиимперским и в каком-то смысле антироссийским. В те годы в Верховном Совете я разговаривал также со многими влиятельными российскими политиками и знаю, что их реакция на идею возвращения Кресов не была враждебной. Многие, однако, были удивлены тем, что на тех землях всё ещё живут поляки. Во время моего выступления в Кремле я говорил, что Советский Союз должен признать пакт Риббентропа-Молотова недействительным, а также выплатить польскому государству 500 миллиардов долларов за Катынь, захваченные земли и прочие преступления. Я предлагал также другое решение. Создание на территориях, отнятых у Польши в 1939 году, Республики Восточной Польши, в которой были бы собраны поляки со всей Федерации (прежде всего, из Казахстана). Я думаю, что если бы тогда власти Польши выступили с таким требованием, то был шанс на возвращение хотя бы части утраченных земель. Однако это было возможно лишь до момента возникновения независимой Белоруссии, Литвы и Украины.

Кшиштоф Ружицкий:

- Эта Республика Восточной Польши должна была быть независимой страной?

Ян Чеханович:

- Этого я не решил. Тогда мне казалось, что это мог бы быть кондоминиум, зависимый от России, Польши, а может, также Украины, Белоруссии или Литвы. Я хотел таким образом обратить внимание на проблему польских Кресов, но правительство Польши никогда этим не заинтересовалось, а польская пресса сначала молчала, а потом начала действовать против меня.

Кшиштоф Ружицкий:

- Вас обвиняли в пророссийских симпатиях и сотрудничестве с коммунистами.

Ян Чеханович:

- Я тогда в Литве принадлежал к так называемому националистическому направлению. Вильненское управление КГБ в то время отвечало за все балтийские страны и Польшу. Я никогда ни на кого не доносил, так что сделался для них неудобен, и начали объявлять, что я коммунист. Польских политиков, которые во времена ПНР активно действовали в ПОРП, а потом стали символами «Солидарности», почему-то никто в этом не упрекал.

Кшиштоф Ружицкий:

- Когда Витаутас Ландсбергис не был ещё президентом Литвы, а всего лишь председателем Саюдиса (Литовского Движения за Перестройку) и готовился объявить о независимости, он должен был сказать по телевидению, что независимая Литва, вероятно, должна будет обойтись без Вильно.

Ян Чеханович:

- Ландсбергис был очень влиятельным, настроенным шокирующее антипольско политиком. Он очень хитро натравливал поляков на литовцев и литовцев на поляков. Перед этим он восемь лет работал на посту атташе в советском посольстве в Варшаве. Вне всякого сомнения, он знал, о чём говорил. С сегодняшней перспективы я могу лишь сказать, что если бы перед возникновением независимой Литвы Вильно было присоединено в Польше, то это была бы трагедия для всего тамошнего населения, в том числе и для польского. Только литовцы имеют – по моему мнению – право на эти извечно литовские территории.

Кшиштоф Ружицкий:

- Даже если нельзя было вернуть Вильно, то, вероятно, существовал шанс на создание в рамках независимой Литвы автономной области в Солечниках.

Ян Чеханович:

- Автономная область, называвшаяся Польским Краем, существовала в границах Литвы более года. На её территории развевались флаги Польши и Литвы. Эта автономия была упразднена литовцами при активном участии польского правительства и польских дипломатов.

Кшиштоф Ружицкий:

- Почему никто из польских политиков не предпринял попытки начать переговоры с Москвой?

Ян Чеханович:

- Я не могу ответить на этот вопрос. Может, всё было очень просто. Разве хоть один из польских современных политиков может равняться с Пилсудским, Дмовским, Корфанты, Падеревским? Нет. А может, это объясняется тем, что – согласно серьёзным исследованиям - у Советского Союза в то время было в Польше около 24 тысяч агентов, размещённых на постах, опасных для функционирования государства.

Кшиштоф Ружицкий:

- Разве это не парадокс, что Яцек Куронь, который считал себя польским патриотом, в одном из интервью заявил, что он рад тому, что его родной Львов принадлежит Украине? Это удивительное заявление, поскольку в разговоре со мной Куронь сказал, что у него ко Львову очень эмоциональное отношение. При этом следует помнить, что Польша не захватывала этот город силой, а польский элемент доминировал во Львове более шести веков.

Ян Чеханович:

- Упомянутая вами Дора Кацнельсон говорила мне, что до провозглашения независимости украинцы были готовы на далеко идущие уступки. Если бы Москва обещала им самостоятельность в обмен на то, что они отдадут Львов, то они наверняка согласились бы. Я 14 лет живу в Жешове, преподаю в здешнем университете и часто езжу во Львов. И вот каков результат моих наблюдений и размышлений – лица большинства нынешних жителей этого города совершенно не подходят к его архитектуре. А что касается Яцека Куроня – так даже выдающиеся люди способны иной раз сказать нечто неуместное.

Кшиштоф Ружицкий:

- А теперь Львов – оплот антипольского, украинского национализма.

Ян Чеханович:

- Националистами были также многие довоенные украинцы, жившие во Львове и его окрестностях. Что особенно интересно, их лидеры происходили из польских шляхетских семей, которые украинизировались только в XIX веке.

Кшиштоф Ружицкий:

- Говорят, была возможность вернуть Калининградскую (Крулевецкую) область. В силу прусской присяги 1525 года, а также велявско-быгдоского трактата 1657 года, после того, как угасла династия Гогенцоллернов, королевство Пруссия должно было вернуться к Польше, точнее, к Речи Посполитей Обоих Народов. Гогенцоллерны утратили корону в 1918 году, и с этого момента мы могли официально претендовать на возвращение этих земель.

Ян Чеханович:

- О таком предложении я слышал лишь из вторых рук, сам я на эту тему ничего не знаю. Я, однако, считаю, что эти земли более полагаются Литве. Однако сегодня, когда правительства Медведева и Путина настроены более националистически, это уже невозможно. Такие переговоры надо было вести во времена Ельцина и Гайдара.

Кшиштоф Ружицкий:

- В отличие от поляков у немцев прекрасные отношения с Россией, их присутствие в Крулевце становится всё более заметным. Время от времени даже появляются сенсационные сообщении, что Москва готова отдать анклав Германии.

Ян Чеханович:

- Немцы – это народ с огромным потенциалом и, в отличие от поляков, они очень последовательны. Они всегда вели политику, рассчитанную на века. У меня нет никаких сомнений, что они будут стремиться вернуть как Крулевец, так и наши пястовские Западные Земли.

Кшиштоф Ружицкий:

- Пытался ли в те годы Католический Костёл играть какую-то роль на Кресах?

Ян Чеханович:

- У Костёла тогда были проблемы с самоидентификацией. Сильно упрощая, можно сказать, что тогда были ксёндзы и епископы, на которых доносили, и такие, которые доносили.

Кшиштоф Ружицкий:

- Из планов возвращения Кресов ничего не вышло, а сегодня ситуация живущих там поляков, кажется, хуже, чем 20 лет назад.

Ян Чеханович:

- Нет никакой надежды, что к полякам будут дружественно относиться в какой-либо из сопредельных стран. Мы там считаемся людьми легкомысленными, безответственными и непредсказуемыми. Поэтому не следует подстрекать и обострять и без того сложную ситуацию. Разве что кому-нибудь хочется, чтобы непрестанные скандалы Анджелики Борыс и 40 её сторонников в Белоруссии или снятие табличек с польскими названиями улиц в полутора десятках деревень на Виленьщине были темой-суррогатом в ситуации, когда на Опольщине в сотнях населённых пунктов установлены немецкие названия. Поляки в Литве имеют современную компьютеризированную систему образования, десятки газет и журналов, радио, десятки ансамблей, культурных, экономических и религиозных организаций. Собственную фракцию в литовском Сейме и депутатов в Европарламенте. Литовское государство финансирует деятельность ряда польских школ и фондов. Поэтому не следует бесконечно умножать требования. Говорят, что литовские власти не возвращают земли крестьянам. Тысячам семей землю вернули либо выплатили высокие денежные компенсации. С другой стороны, у власти в Солечницком и Вильненском районах находятся одни поляки, в значительной мере вышедшие из коммунистической польско-советской номенклатуры. Это в их компетенции лежит возвращение земли крестьянам. Многие из них за счёт своих более бедных соотечественников стали миллионерами

Кшиштоф Ружицкий:

- В Польше часто пишут и говорят, что большинство белорусов и украинцев, живущих на восточной стороне Днепра, - это люди русифицированные, для которых независимость не является высшей ценностью.

Ян Чеханович:

- Как раз наоборот. Огромное большинство белорусов и украинцев, даже тех, кто в обыденной жизни говорит по-русски, национально просвещены. Шотландцы или ирландцы тоже говорят между собой по-английски, а к англичанам чувствуют неприязнь, иногда ненависть. Поэтому, я думаю, домыслы, будто бы Белоруссия или Украина когда-либо могут утратить суверенитет в пользу России, не основаны на добросовестном анализе.

Кшиштоф Ружицкий:

- В то время как в Литве, Белоруссии, на Украине, в России и Германии возрождается национализм, в Польше господствуют противоположные тенденции.

Ян Чеханович:

- Все эти национализмы разные. Украинский – антисемитский, антимосковский и, прежде всего, антипольский, но при этом пронемецкий. Если бы изменилась нынешняя геополитическая обстановка, мы могли бы оказаться в весьма неприятной ситуации, особенно если учесть, что в Польше доминируют космополитические взгляды и склонность поддаваться иллюзиям. Как учит история, это всегда кончалось плохо.



Доктор Ян Чеханович – поляк, гражданин Литвы. Преподаватель иностранных языков и философии в высших учебных заведениях Польши и Литвы. Автор 38 книг в области этики, германистики, антропологии, изданных в семи странах. В 1989-1990 годах – член Верховного Совета СССР, польский политик в Литве, один из основателей Союза Поляков в Литве, Польского Университета в Вильно, Фонда Польской Культуры в Литве. В данный момент – член Всемирного Совета по Исследованиям Полонии, Международного Института Биографистики в Кембридже и научного совета американского Института Биографистики в Роли.

My Webpage

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх