,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«И ты через сердце мое говоришь…»
  • 17 ноября 2011 |
  • 11:11 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1020
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
13 ноября 1975 г. скончалась поэт Ольга Берггольц, ставшая «голосом блокадного Ленинграда». С ней, в 1938 году работавшей учительницей, много лет дружила и написала книгу воспоминаний харьковчанка Ольга Оконевская, заслуженный учитель Украины. «Я была счастливым свидетелем музыки души поэта…» — утверждает О. Оконевская, книга которой «И возвращусь опять…» была выпущена Санкт-Петербургским издательством «Logos» первым тиражом к 30-летию со дня кончины поэтессы и переиздана к 35-летию.

«И ты через сердце мое говоришь…»
Ольга Федоровна Берггольц, 1943 год


Лучшие строки Ольги Берггольц, прожившей драматичную жизнь, порой чеканны. Не случайно некоторые из них остаются в бронзе на наших памятниках Великой Отечественной войны.
«Над нами встанет бронзовая слава, держа венок в обугленных руках…» — разве это не скрижальные слова?
По датам смерти, а не по датам рождения, поминают святых и мучеников. Ольга Берггольц, в сущности, и была «ленинградской мученицей».
Похоронившая двух маленьких дочек и двух мужей, будучи избитой следователем НКВД, утратившая в утробе младенца, а затем пережившая страшную блокаду Ленинграда, потерявшая здоровье, эта стоическая женщина являет собой потрясающий пример мужества. Сила ее — явно от Святого Духа, и мученическая жизнь ее, «за все и за всех виноватой»,— явная миссия, исполнение поручения и ретрансляция духовного послания.
Не удивительно, что знавшие ее люди, а также читавшие ее стихи вдохновлялись этой стойкостью.
Какие ж я могла найти слова?
Я тоже — ленинградская вдова.

Мы съели хлеб, что был отложен на день,
в один платок закутались вдвоем,
и тихо-тихо стало в Ленинграде,
Один, стуча, трудился метроном.

И стыли ноги, и томилась свечка...
Вокруг ее слепого огонька
образовалось лунное колечко,
похожее на радугу слегка.

Когда немного посветлело небо,
мы вместе вышли за водой и хлебом

и услыхали дальней канонады
рыдающий, тяжелый, мерный гул:
то армия рвала кольцо блокады,
вела огонь по нашему врагу.
(Из Ленинградского дневника)

Однако не всякий приблизившийся обладает таким даром любви, чтобы стать воистину близким.
Харьковчанке Ольге Оконевской все это было даровано. Оконевская признается: «Ее рассказы, воспоминания, высказывания ощущались мною, как звук снаряда, разорвавшегося так близко, что чувствуешь его испепеляющий жар и запах гари».
Это ей, Ольге Оконевской, подарившей в День Победы пластинки с записями песен Великой Отечественной войны, Ольга Федоровна Берггольц, простояв на коленях перед этими черными кругами памяти, в два часа ночи отправила телеграмму: «Моя дорогая Оля! Безгранично благодарю тебя за подарки. Особенно последний, который меня потряс. Проигрывала сегодня весь день. Плакала. Восторгалась. Оживала…»

«И ты через сердце мое говоришь…»
Анна Ахматова и Ольга Берггольц, 1947 год


Ольга Максимовна Оконевская сегодня известна не только как любимый учениками и уважаемый коллегами-словесниками на территории стран СНГ преподаватель русской литературы, учитель-методист Харьковской средней специальной музыкальной школы-интерната (из сотен ее учеников многие десятки стали и становятся лауреатами всевозможных престижных международных конкурсов), но и как автор мемуарно-исследовательских произведений о жизни и творчестве известного советского поэта Ольги Берггольц.
Разве могла она равнодушно пройти мимо таких строк своей подруги, вырвавшихся в 1942-м:

А девушка с лицом заиндевелым,
упрямо стиснув почерневший рот,
завернутое в одеяло тело
на Охтинское кладбище везет.

Везет, качаясь, — к вечеру добраться б...
Глаза бесстрастно смотрят в темноту.
Скинь шапку, гражданин.
Провозят ленинградца.
погибшего на боевом посту.

Скрипят полозья в городе, скрипят...
Как многих нам уже не досчитаться!
Но мы не плачем: правду говорят,
что слезы вымерзли у ленинградцев.

Нет, мы не плачем. Слез для сердца мало.
Нам ненависть заплакать не дает.
Нам ненависть залогом жизни стала:
объединяет, греет и ведет.

О том, чтоб не прощала, не щадила,
чтоб мстила, мстила, мстила, как могу,
ко мне взывает братская могила
на охтинском, на правом берегу.

Ольга Максимовна познакомилась с Ольгой Федоровной Берггольц в 1964 году, занимаясь дипломной работой о блокадной поэзии и подвиге блокадной музы, и последние 12 лет жизни поэтессы была с ней неразрывно связана. Во время каникул и отпусков, живя в ее доме на Черной речке, слушая ее голос, стихи, бывая с Ольгой Федоровной на премьерах и творческих вечерах.

«И ты через сердце мое говоришь…»
Ольга Оконевская и Ольга Берггольц


В 1985 году, в канун 40-летия Победы, в альманахе «Белые ночи» (рецензент М. А. Дудин) вышли воспоминания О. М. Оконевской об О. Ф. Берггольц – «Свет дневных звезд». В том же году «Лениздат» предложил исследователю написать книгу о поэте для серии «Деятели науки и культуры в Петербурге–Петрограде–Ленинграде».
В день рождения О. Ф. Берггольц, 16 мая 1991 года, Ольга Максимовна сдала законченную рукопись в издательство. Книга получила высокую оценку рецензентов - доктора филологических наук, профессора Пушкинского дома А. И. Павловского и бывшего главного редактора «Лениздата» Д. Т. Хренкова. Оба — блокадники, авторы книг об Ольге Берггольц. Из краеведческой серии книга была переведена в редакцию художественно-документальной литературы и включена в тематический план «Лениздата» на 1992 год.
Но распалось государство, а вместе с ним и «Лениздат». Судьбой книги заинтересовался Музей блокады и обороны Ленинграда, директор которого заключила договор с одним из петербургских издательств, но вскоре умерла. Сменивший ее директор даже закупил бумагу и торжественно продемонстрировал автору стоявшие в вестибюле рулоны, ожидавшие превращения в книгу. Но в 1995 году он ушел из издательства…

«И ты через сердце мое говоришь…»
Ольга Берггольц. Начало 1960-х


По страницам неизданной книги была сделана большая радиопередача в Петербурге (автор - редактор литературного вещания М. Петрова), две радиопередачи в Харькове (авторы И. Мирошников и В. Омельченко), поставлен спектакль (исполнители студенты Академии культуры, режиссер В. П. Камышникова).
Страницы книги «И возвращусь опять…» звучали и по-прежнему звучат в лекциях О. Оконевской, с которыми она выступает в Институтах усовершенствования учителей в Харькове, Киеве, Львове, Калининграде.
«Я видела, – пишет автор, – как у портретов и скульптур Берггольц на коленях стояли блокадники, их дети и внуки. Есть ли еще поэты, перед памятью которых благодарные читатели склоняются не в метафорическом, а в прямом смысле?»
Книга основана на большом документальном и фактическом материале, на воспоминаниях одноклассников и учеников Ольги Берггольц, блокадников, друзей, коллег. В ней — жизнь и творчество поэта, с детства за Невской заставой до последнего пути на Литераторские мостки старинного Волкова кладбища. В книге большое количество иллюстраций, в том числе и никогда ранее не публиковавшихся. Добрый отзыв о ней дал тогда известный харьковский поэт Борис Чичибабин. Факсимильную запись стихотворения «Лицо Победы», посвященного О. Ф. Берггольц, подарил Евгений Евтушенко, включивший, кстати, в свою антологию русской поэзии ХХ века «Строфы века» немало стихотворений Берггольц.

«И ты через сердце мое говоришь…»
Ольга Берггольц и Алиса Фрейндлих (слева) — исполнительница роли Маши в пьесе «Рождены в Ленинграде», 1961 год


Книга Оконевской о Берггольц – поклон автора поэту и всем блокадникам, дань уважения уникальной в истории литературы службе поэзии и высокой гражданственности ее автора.
Вот эпизод из книги, эпизод из жизни поэта. Ольга Берггольц пришла в госпиталь, где скончался ее муж, Николай Молчанов.
«Солдаты попросили Ольгу Федоровну навестить их в последний раз: «Почитайте нам стихи на прощанье». Читала. Бойцы слушали, плакали. Никто не хлопал. Но каждый молча налил в котелок Николая ложку супа. Он стал полным. «Поешьте, товарищ поэтесса!» Без единого слова благодарности она съела все, что было в этом солдатском (братском!) котелке. «А щи-то посоленные», — вспомнилось вдруг тургеневское. Она вышла из госпиталя. Уже навсегда. Больше сюда идти незачем и не к кому. Она шла от умершего мужа по улицам умирающего города в радиокомитет — к живым. Казалось, ветер несет ее куда-то и, поднимая над Ленинградом, растворяет в нем. И вдруг она поняла, что любовь не умирает вместе с ушедшим. Она превращается в любовь-память, любовь-силу, будет жить в ней и заставит жить ее…»

«И ты через сердце мое говоришь…»
Книга Ольги Оконевской об Ольге Берггольц «И возвращусь опять».


Книга, рукописи которой была уготована непростая судьба, наконец, пришла к читателям. Благодаря благотворительному фонду «Мир книжной культуры», который возглавляет экс-глава Совета Федерации России Сергей Миронов.
Дата выхода книги — не случайна. В сентябре нынешнего года мы мысленно возвращались в далекий 1941-й год, к началу ленинградской блокады. Помним и о том, что нынешний побратим Санкт-Петербурга Харьков был вторым после Ленинграда городом в СССР по числу потерь населения за годы Великой Отечественной войны.
Потому и саму книгу автор посвятила своему деду, Климентию Ивановичу Оконевскому, учителю-словеснику, скончавшемуся от голода в 1942 году в оккупированном Харькове.
На презентации книги Ольги Оконевской в Харькове звучал голос Ольги Берггольц, демонстрировался телефильм о поэтессе, сюда приходили не только любители поэзии, но и представители Харьковского общества блокадников, которых в городе осталось менее двух сотен. Люди со слезами на глазах вспоминали пережитое, дарили цветы автору — хранителю памяти об Ольге Берггольц, о страшных, не вмещающихся в сознание годах блокады Ленинграда. Ольга Оконевская вручала харьковчанам, бывшим ленинградским блокадникам, свои книги, находя для каждого теплые слова участия и глубокого уважения.

«И ты через сердце мое говоришь…»
Ольга Оконевская, автограф и пожелания добра харьковским блокадникам


Предсказание Ольги Берггольц о возвращении сбывается.
Но вернуться можно только силой любви. К нам знаменитая ленинградская Ольга возвращается благодаря любви другой Ольги, харьковчанки.
И ночь ли будет, утро или вечер,
но в этот день мы встанем и пойдем
воительнице-армии навстречу
в освобожденном городе своем.
Мы выйдем без цветов,
в помятых касках,
в тяжелых ватниках,
в промерзших полумасках,

как равные — приветствуя войска.
И, крылья мечевидные расправив,
над нами встанет бронзовая слава,
держа венок в обугленных руках.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх