,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПОЛ ПОТ: Машина смерти
  • 15 ноября 2011 |
  • 21:11 |
  • Olmir |
  • Просмотров: 1695
  • |
  • Комментарии: 37
  • |
-4
Салот Сар, прославившийся под партийной кличкой Пол Пот, был совершенно нетипичным диктатором. Находясь на вершине власти, он придерживался абсолютной аскезы, питался скудно, носил неброскую черную гимнастерку и не присваивал ценности репрессированных, объявленных врагами народа. Огромная власть не развратила его. Для себя лично он ничего не хотел, всего себя посвятив служению своему народу и построению нового общества счастья и справедливости. Он не имел ни дворцов, ни автомобилей, ни роскошных женщин, ни личных счетов в банке. Перед смертью ему нечего было завещать жене и четырем дочерям – у него не было ни своего дома, ни даже квартиры, а все его скудное имущество, состоявшее из пары заношенных гимнастерок, палки для ходьбы, да бамбукового веера, сгорело вместе с ним в костре из старых автомобильных покрышек, в котором его кремировали бывшие соратники на следующий же день после его смерти.
Не было никакого культа личности и не было никаких портретов вождя. Никто в этой стране даже не знал, кто ими правит. Вождь и его соратники были безымянны и называли друг друга не по именам, а по порядковым номерам: «товарищ первый», «товарищ второй» – и так далее. Сам же Пол Пот взял себе скромный восемьдесят седьмой номер, он так и подписывался под своими декретами и приказами: «Товарищ 87».
Пол Пот никогда не позволял себя фотографировать. Но один художник как-то по памяти набросал его портрет. Потом рисунок был размножен на ксероксе, и изображения диктатора появились в казармах и бараках трудовых лагерей. Узнав об этом, Пол Пот приказал все эти портреты уничтожить, а «утечку информации» пресечь. Художника забили мотыгами. Та же участь постигла и его «сообщников» – копирователя и тех, кто получил рисунки.
Правда, один из портретов вождя все-таки успели увидеть его родные брат и сестра, отправленные, как и все прочие «буржуазые элементы» на перевоспитание в трудовой концлагерь. «Оказывается, нами правит маленький Салот!» – в шоке воскликнула сестра.
Пол Пот, конечно, знал, что его близкие родственники оказались репрессированными, но он, как истинный революционер, считал, что не имеет права ставить личные интересы превыше общественных, и потому не предпринял никаких попыток облегчить их участь.
Имя Салот Сар исчезло из официальных сообщений в апреле 1975 года, когда армия «красных кхмеров» вошла в столицу Камбоджи Пномпень. Был пущен слух, что он погиб в боях за столицу. Позже было объявлено, что главой нового правительства становится некто по имени Пол Пот.
На первом же заседании политбюро «верхних товарищей» – Ангка – Пол Пот объявил, что отныне Камбоджа будет называться Кампучией, и пообещал, что за несколько дней страна превратится в коммунистическую. А чтобы в этом благородном деле ему никто не помешал, Пол Пот сразу отгородил свою Кампучию «железным занавесом» от всего мира, разорвал дипломатические отношения со всеми странами, запретил почтовую и телефонную связь и наглухо закрыл въезд и выезд из страны.
СССР «горячо приветствовал» появление на карте мира еще одной маленькой ячейки, закрашенной красным цветом. Но очень скоро «кремлевских старцев» ждало разочарование. На приглашение советского правительства посетить с дружеским визитом СССР руководители «братской Кампучии» ответили грубым отказом: приехать не можем, очень заняты. КГБ СССР пытался создать в Кампучии агентурную сеть, но даже советским чекистам это оказалось не под силу. О том, что творилось в Кампучии, практически никакой информации не поступало.

Смерть очкарикам!
Едва армия «красных кхмеров» вошла в Пномпень, Пол Пот сходу издал декрет об отмене денег и приказал взорвать национальный банк. Всех, кто пытался собирать разлетевшиеся по ветру банкноты, расстреливали на месте.
А уже на следующее утро жители Пномпеня проснулись от выкрикиваемого в громкоговорители приказа Ангки незамедлительно покинуть город. Красные кхмеры, одетые в традиционную черную форму, колотили в двери прикладами и беспрерывно стреляли в воздух. Одновременно с этим была прекращена подача воды и электричества.
Однако было невозможно сразу вывести из города организованными колоннами три миллиона горожан. «Эвакуация» растянулась почти на неделю. Отделяя детей от родителей, расстреливали не только протестующих, но и непонятливых. Красные кхмеры обходили жилища и стреляли в каждого, кого находили. Другие же, безропотно подчинившиеся, в ожидании эвакуации оказались под открытым небом без еды и воды. Люди пили из пруда в городском парке и сточных канав. К числу павших от рук красных кхмеров добавились еще сотни умерших «естественной» смертью – от кишечной инфекции. Через неделю в Пномпене остались лишь трупы и стаи собак-людоедов.
Инвалидов, не способных идти, обливали бензином и поджигали. Пномпень стал городом-призраком: находиться там запрещалось под страхом смерти. Только на окраине уцелел квартал, где поселились вожди «красных кхмеров». Рядом находился «объект С-21» – бывший лицей, куда привозили тысячами «врагов народа». После пыток их скармливали крокодилам или сжигали на железных решетках.
Та же участь постигла и все остальные города Кампучии. Пол Пот объявил, что все население превращается в крестьянское. Интеллигенция объявлялась врагом номер один и подвергалась поголовному уничтожению или каторжным работам на рисовых полях.
При этом интеллигентом считался всякий, кто носил очки. Очкариков красные кхмеры убивали сразу, едва завидев на улице. Не говоря уже об учителях, ученых, писателях, артистах и инженерах, были уничтожены даже врачи, так как здравоохранение Пол Пот отменил, считая, что тем самым освобождает будущую счастливую нацию от больных и хворых.
Пол Пот не стал подобно коммунистам других стран отделять религию от государства, он попросту ее отменил. Монахи были безжалостно уничтожены, а храмы превращены в казармы и скотобойни.
С той же простотой был решен и национальный вопрос. Все другие нации в Кампучии кроме кхмеров подлежали уничтожению.
Отряды красных кхмеров при помощи кувалд и ломов уничтожали по всей стране автомобили, электронику, промышленное оборудование и строительную технику. Уничтожались даже бытовые приборы: электробритвы, швейные машинки, магнитофоны, холодильники.
За первый год своего правления Пол Поту удалось полностью разрушить всю экономику страны и все ее политические и социальные институты. Были уничтожены библиотеки, театры и кинотеатры, запрещены песни, танцы, традиционные празднества, сожжены национальные архивы и «старые» книги.
Подверглись уничтожению и деревни, так как отныне крестьянам надлежало жить в сельских коммунах. Население тех деревень, которые не соглашались на добровольное переселение, истреблялось почти полностью. Прежде чем столкнуть в яму, жертвам наносили лопатой или мотыгой удар в затылок, и сталкивали вниз. Когда ликвидации подлежало слишком много людей, их собирали в группы по несколько десятков человек, опутывали стальной проволокой, пропускали ток от генератора, установленного на бульдозере, а затем сталкивали потерявших сознание людей в яму. Детей связывали в цепочку и всем скопом сталкивали в залитые водой ямы, где они, связанные по рукам и ногам, тут же тонули.
На вопрос «Зачем вы убиваете детей?», заданный Пол Поту одним журналистом, тот ответил: «Потому что из них могут вырасти опасные люди».
А чтобы из детей выросли «настоящие коммунисты», их еще в младенчестве отнимали у матерей и из этих «кампучийских янычар» воспитывали «солдат революции».
В проведении своих «реформ» Пол Пот опирался на армию, почти сплошь состоявшую из фанатиков двенадцати – пятнадцати лет, ошалевших от власти, которую давали им автоматы. Их приучали к убийствам с детства, спаивали смесью пальмового самогона с человеческой кровью. Им внушалось, что они «способны на все», что они стали «особыми людьми», потому что выпили человеческую кровь. Потом этим подросткам разъясняли, что, если они проявят жалость к «врагам народа», то после мучительных пыток будут убиты сами.
Пол Поту удалось сделать то, что не удавалось прежде ни одному из революционных вождей – он полностью отменил институт семьи и брака. Прежде чем попасть в сельскую коммуну, мужья отделялись от жен, и женщины становились собственностью нации.
Каждой коммуной руководил сельский староста, камафибал, который по собственному произволу назначал мужчинам партнерш. Однако мужчины и женщины жили раздельно в разных бараках и могли встречаться лишь один раз в месяц, в выходной день. Правда, и этот единственный день можно было назвать выходным лишь условно. Вместо работы на рисовых полях коммунары по двенадцать часов подряд работали над повышением своего идеологического уровня на политических занятиях. И лишь на исходе дня «партнерам» предоставлялось время для краткого уединения.

Существовал всеобъемлющий свод запретов, который распространялся на всех кхмеров. Запрещалось плакать или каким-либо еще образом демонстрировать негативные эмоции; смеяться или радоваться чему-либо, если для того не было должного социально-политического повода; жалеть слабых и больных, автоматически подлежащих уничтожению; читать что-либо помимо составленной Пол Потом «Маленькой красной книги», являющейся его творческой переработкой цитатника Мао Цзэдуна; жаловаться и просить для себя какие бы то ни было льготы…
Порой виновных в несоблюдении запретов зарывали по шею в землю и оставляли на медленную смерть от голода и жажды. Затем головы жертв отрезали и выставляли на кольях вокруг поселения с табличками: «Я – предатель революции!». Но чаще всего людей попросту забивали мотыгами: в целях экономии пуль расстреливать «предателей революции» запрещалось.
Трупы преступников также являлись общенациональным достоянием. Их запахивали в болотистую почву в качестве удобрения. Рисовые поля, задуманные Пол Потом как основа трудовой утопии, страны без денег и нужд, очень быстро превратились в огромные братские могилы для захоронения людей, забитых мотыгами или умерших от истощения, болезней и голода.
Незадолго до своей кончины Мао Цзэдун, встретившись с Пол Потом, очень высоко отозвался о его достижениях: «Вы одержали блестящую победу. Одним ударом вы покончили с классами. Народные коммуны в деревне, состоящие из бедных и средних слоев крестьянства, по всей Кампучии – вот наше будущее».
Прощай, оружие
Большая ошибка Пол Пота состояла в том, что он поссорился с соседним революционным Вьетнамом, когда красные кхмеры принялись за этническую чистку, уничтожая всех вьетнамцев. Вьетнаму это не понравилось, и в декабре 1978 года вьетнамские войска перешли кампучийскую границу. Мао к тому времени умер, и заступиться за Пол Пота было уже некому. Вьетконговские бронетанковые войска, не встречая серьезного сопротивления, вступили в Пномпень. Пол Пот во главе уцелевшей десятитысячной армии бежал в джунгли на север страны.
Как-то жена перед сном пришла натянуть над его кроватью сетку от москитов и увидела, что муж уже окоченел. Пол Пот скончался от сердечного приступа 14 апреля 1998 года. Его тело возложили на груду ящиков и автомобильных покрышек и сожгли.
Незадолго до своей смерти семидесятидвухлетний Пол Пот успел дать интервью западным журналистам. Он сказал, что ни о чем не жалеет...


Владимир Симонов


Целый народ с его традициями древней культуры и почитанием веры был жестоко изуродован марксистским фанатиком. Пол Пот при безмолвном попустительстве всего мира превратил цветущую страну в огромное кладбище.
Представьте себе, что к власти приходит правительство, которое объявляет запрет на деньги. И не только на деньги: запрещены коммерция, промышленность, банки - все, что приносит богатство. Новое правительство объявляет своим указом, что общество вновь становится аграрным, каковым оно было в средневековье. Жители больших и малых городов насильственно переселяются в сельскую местность, где они будут заниматься исключительно крестьянским трудом. Но членам семьи нельзя жить вместе: дети не должны попадать под влияние "буржуазных идей" своих родителей. Поэтому детей забирают и воспитывают в духе преданности новому режиму. Никаких книг до совершеннолетия. Книги больше не нужны, поэтому их сжигают, а дети с семилетнего возраста работают на государство "красных кхмеров".
Для нового аграрного класса устанавливается восемнадцатичасовой рабочий день, каторжный труд сочетается с "перевоспитанием" в духе идей марксизма-ленинизма под руководством новых хозяев. Инакомыслящие, проявляющие симпатии к прежним порядкам, не имеют права на жизнь. Подлежат истреблению интеллигенция, учителя, вузовская профессура, вообще грамотные люди, так как они могут читать материалы, враждебные идеям марксизма-ленинизма, и распространять крамольную идеологию среди трудящихся, перевоспитанных на крестьянской ниве. Духовенство, политики всех мастей, кроме разделяющих взгляды правящей партии, люди, нажившие состояние при прежних властях, больше не нужны - они тоже уничтожаются. Сворачиваются торговля и телефонная связь, разрушаются храмы, отменяются велосипеды, дни рождения, свадьбы, юбилеи, праздники, любовь и доброта. В лучшем случае - труд в целях "перевоспитания", иначе - пытки, муки, деградация, в худшем случае - смерть.
Этот кошмарный сценарий - не изощренный плод воспаленного воображения писателя-фантаста. Это олицетворение ужасающей реальности жизни в Камбодже, где кровавый диктатор Пол Пот повернул ход времени вспять, уничтожив цивилизацию в попытке воплотить свое извращенное видение бесклассового общества. Его "поля смерти" были устланы трупами тех, кто не вписывался в рамки нового мира, формируемого им и его кровожадными приспешниками. Во время правления режима Пол Пота в Камбодже погибло около трех миллионов человек - столько же, сколько несчастных жертв сгинуло в газовых камерах нацистской фабрики смерти Освенцим во время второй мировой войны. Жизнь под Пол Потом была невыносимой, и в результате трагедии, разыгравшейся на земле этой древней страны в Юго-Восточной Азии, ее многострадальное население придумало Камбодже новое жутковатое название - Страна Ходячих Мертвецов.
Трагедия Камбоджи - это следствие вьетнамской войны, впервые вспыхнувшей на обломках французского колониализма, а затем переросшей в конфликт с американцами. На полях сражений полегло пятьдесят три тысячи камбоджийцев. С 1969 по 1973 год американские бомбардировщики Б-52 методом "коврового" бомбометания сбросили на эту крошечную страну столько тонн взрывчатки, сколько было сброшено на Германию за последние два года второй мировой войны. Вьетнамские бойцы - вьетконговцы - использовали непроходимые джунгли соседней страны для устройства военных лагерей и баз в ходе операций против американцев. По этим опорным пунктам и наносили бомбовые удары американские самолеты.
Принц Нородом Сианук, правитель Камбоджи и наследник ее религиозных и культурных традиций, отказался от королевского титула за десять лет до начала вьетнамской войны, но остался главой государства. Он старался вести страну по пути нейтралитета, балансируя между воюющими странами и конфликтующими идеологиями. Сианук стал королем Камбоджи - французского протектората - еще в 1941 году, но в 1955-м отрекся от престола. Однако затем, после свободных выборов, вернулся к руководству страной как глава государства.
Во время эскалации вьетнамской войны с 1966 по 1969 год Сианук попал в немилость политического руководства Вашингтона за то, что не принимал решительных мер против контрабанды оружия и создания лагерей вьетнамских партизан в джунглях Камбоджи. Однако он был также весьма мягок в критике карательных воздушных рейдов, проводимых США.
18 марта 1970 года, когда Сианук находился в Москве, его премьер-министр генерал Лон Нол при поддержке Белого дома совершил государственный переворот, вернув Камбодже ее древнее название Кхмер. Соединенные Штаты признали Кхмерскую Республику, но уже через месяц осуществили вторжение в нее. Сианук оказался в изгнании в Пекине. И здесь экс-король сделал выбор, заключив союз с самим дьяволом.
О Пол Поте известно немногое. Это человек с обликом благообразного старца и сердцем кровавого тирана. Именно с этим монстром и объединился Сианук. Вместе с вождем "красных кхмеров" они поклялись слить свои силы воедино ради общей цели - разгрома американских войск.
Пол Пот, выросший в крестьянской семье в камбоджийской провинции Кампонгтхом и получивший начальное образование в буддийском монастыре, два года был монахом. В пятидесятых годах он изучал электронику в Париже и, как и многие студенты того времени, оказался вовлеченным в левое движение. Здесь Пол Пот услышал - до сих пор не известно, встречались ли они, - о другом студенте, Кхиеу Самфане, чьи противоречивые, но будоражащие воображение планы "аграрной революции" подогревали великодержавные амбиции Пол Пота.
По теории Самфана, Камбоджа, чтобы достичь прогресса, должна была повернуть вспять, отречься от капиталистической эксплуатации, жирующих вождей, вскормленных французскими колониальными правителями, отказаться от девальвированных буржуазных ценностей и идеалов. Извращенная теория Самфана гласила, что люди должны жить в полях, а все соблазны современной жизни следует уничтожить. Если бы Пол Пот в ту пору, скажем, попал под машину, эта теория, вероятно, так и заглохла бы в кофейнях и барах, не перешагнув пределы парижских бульваров. Однако ей суждено было воплотиться в чудовищную реальность.
С 1970 по 1975 год "революционная армия" Пол Пота превратилась в Камбодже в мощную силу, контролирующую обширные аграрные районы. 17 апреля 1975 года мечта диктатора о власти стала реальностью: его войска, маршируя под красными флагами, вошли в столицу Камбоджи Пномпень. Через несколько часов после переворота Пол Пот созвал особое совещание своего нового кабинета министров и объявил, что страна отныне будет называться Кампучией. Диктатор изложил дерзкий план построения нового общества и заявил, что его реализация займет всего несколько дней. Пол Пот объявил об эвакуации всех городов под руководством новоиспеченных региональных и зональных вождей, приказал закрыть все рынки, уничтожить церкви и разогнать все религиозные общины. Получив образование за границей, он питал ненависть к образованным людям и приказал казнить всех учителей, профессоров и даже воспитателей детских садов.
Умереть первыми было суждено высокопоставленным членам кабинета министров и функционерам режима Лон Нола. За ними последовал офицерский корпус старой армии. Все были похоронены в братских могилах. Одновременно убивали врачей из-за их "образованности". Уничтожали все религиозные общины - они считались "реакционными". Затем началась эвакуация городов и деревень.
Осуществлению извращенной мечты Пол Пота - обратить время вспять и заставить свой народ жить в аграрном обществе марксистского толка - помогал его заместитель Иенг Сари. В своей политике уничтожения Пол Пот использовал термин "убрать с глаз долой". "Убирали" - уничтожали тысячи и тысячи женщин и мужчин, стариков и младенцев.
Буддийские храмы осквернялись или превращались в солдатские бордели, а то и просто в скотобойни. В результате террора из шестидесяти тысяч монахов в разрушенные храмы и святые обители вернулись только три тысячи.
Декретом Пол Пота фактически искоренялись этнические меньшинства. Использование вьетнамского, тайского и китайского языков каралось смертной казнью. Провозглашалось чисто кхмерское общество. Насильственное искоренение этнических групп особенно тяжело отразилось на народности чан. Их предки - выходцы из нынешнего Вьетнама - населяли древнее Королевство Чампа. Чаны мигрировали в Камбоджу в XVIII веке и занимались рыбной ловлей по берегам камбоджийских рек и озер. Они исповедовали ислам и были наиболее значительной этнической группой в современной Камбодже, сохранив чистоту своего языка, национальную кухню, одежду, прически, религиозные и ритуальные традиции.
Молодые фанатики из "красных кхмеров" как саранча набросились на чанов. Сжигались их поселения, жители изгонялись в болота, кишащие москитами. Людей насильно заставляли употреблять в пищу свинину, что категорически запрещалось их религией, духовенство безжалостно уничтожалось. При оказании малейшего сопротивления истреблялись целые общины, а трупы сбрасывались в огромные ямы и засыпались известью. Из двухсот тысяч чанов в живых осталось менее половины.
Те, кто пережил начало кампании террора, в дальнейшем осознали, что уж лучше мгновенная смерть, чем адские муки при новом режиме.
По мнению Пол Пота, старшее поколение было испорчено феодальными и буржуазными взглядами, заражено "симпатиями" к западным демократиям, которые он объявил чуждыми национальному образу жизни. Городское население сгонялось с обжитых мест в трудовые лагеря, где сотни тысяч людей были до смерти замучены непосильным трудом.
Людей уничтожали даже за попытку заговорить по-французски - самое большое преступление в глазах "красных кхмеров", так как это считалось проявлением ностальгии по колониальному прошлому страны.
В огромных лагерях без каких-либо удобств, кроме соломенной циновки в качестве подстилки для сна и миски риса в конце рабочего дня, в условиях, которым не позавидовали бы даже узники нацистских концлагерей времен второй мировой войны, трудились торговцы, учителя, предприниматели, выжившие только потому, что им удалось скрыть свои профессии, а также тысячи других горожан.
Эти лагеря были организованы таким образом, чтобы посредством "естественного отбора" избавиться от стариков и больных, беременных женщин и малолетних детей.
Люди гибли сотнями и тысячами от болезней, голода и истощения, под дубинками жестоких надсмотрщиков.
Без врачебной помощи, за исключением традиционных методов лечения травами, продолжительность жизни узников этих лагерей была удручающе короткой.
На рассвете людей строем отправляли в малярийные болота, где они по двенадцать часов в день расчищали джунгли в безуспешных попытках отвоевать у них новые посевные угодья. На закате, опять же строем, подгоняемые штыками охранников, люди возвращались в лагерь к своей чашке риса, жидкой баланде и кусочку вяленой рыбы. Затем, несмотря на страшную усталость, им еще предстояло пережить политзанятия по марксистской идеологии, на которых выявлялись и подвергались наказанию неисправимые "буржуазные элементы", а остальные, как попугаи, все повторяли фразы о радостях жизни в новом государстве. Через каждые десять рабочих дней полагался долгожданный выходной, на который планировалось двенадцать часов идеологических занятий. Жены жили отдельно от мужей. Их дети начинали работать с семилетнего возраста или отдавались в распоряжение бездетных партийных функционеров, которые воспитывали из них фанатичных "бойцов революции".
Время от времени на городских площадях устраивались огромные костры из книг. К этим кострам сгонялись толпы несчастных замученных людей, которых заставляли хором скандировать заученные фразы, в то время как пламя пожирало шедевры мировой цивилизации. Организовывались "уроки ненависти", когда людей пороли кнутом перед портретами руководителей старого режима. Это был зловещий мир ужаса и безысходности.
Полпотовцы разорвали дипломатические отношения во всеми странами, не работала почтовая и телефонная связь, въезд в страну и выезд из нее были запрещены. Камбоджийский народ оказался изолированным от всего мира.
Для усиления борьбы с реальными и воображаемыми врагами Пол Пот в своих лагерях для заключенных организовал изощренную систему пыток и экзекуций. Как во времена испанской инквизиции, диктатор и его приспешники исходили из предпосылки, что те, кто попадал в эти проклятые места, были виновны и им оставалось только признать свою вину. Чтобы убедить своих последователей в необходимости жестоких мер для достижения целей "национального возрождения", режим придавал пыткам особое политическое значение.
Документы, захваченные после свержения Пол Пота, свидетельствуют о том, что офицеры кхмерской службы безопасности, обученные китайскими инструкторами, в своей деятельности руководствовались жестокими идеологизированными принципами. "Руководство по допросам S-21" - один из документов, позже переданных в ООН, - гласило: "Целью применения пыток является получение адекватной реакции на них со стороны допрашиваемых. Пытки применяются не для развлечения. Боль надо причинять так, чтобы вызвать быструю реакцию. Другой целью является психологический надлом и потеря воли допрашиваемого. При пытках не следует исходить из собственного гнева или самоудовлетворения. Бить донашиваемого надо так, чтобы запугать его, а не забить до смерти. Прежде чем приступить к пытке, необходимо обследовать состояние здоровья допрашиваемого и осмотреть орудия пыток. Не следует стараться непременно убить допрашиваемого. При допросе главными являются политические соображения, причинение боли вторично. Поэтому никогда не надо забывать, что вы занимаетесь политической работой. Даже во время допросов следует постоянно вести агитационнопропагандистскую работу. В то же время необходимо избегать нерешительности и колебаний в ходе пыток, когда есть возможность получить от врага ответы на наши вопросы. Необходимо помнить, что нерешительность может замедлить нашу работу. Другими словами, в агитационно-воспитательной работе такого рода необходимо проявлять решительность, настойчивость, категоричность. Мы должны приступать к пыткам без предварительного разъяснения причин или мотивов. Только тогда враг будет сломлен".
Среди многочисленных изощренных методов пыток, к которым прибегали палачи из числа "красных кхмеров", наиболее излюбленными были пресловутая китайская пытка водой, распятие, удушение целлофановым мешком. Объект S-21, который и дал название документу, был самым печально известным лагерем во всей Камбодже. Он находился на северо-востоке страны. Здесь было замучено по меньшей мере тридцать тысяч жертв режима. Выжили только семеро, да и то лишь потому, что административные навыки узников были нужны их хозяевам для управления этим страшным учреждением.
Но пытки не были единственным орудием устрашения и без того запуганного населения страны. Известно множество случаев, когда охранники в лагерях заставали узников, доведенных голодом до отчаяния, за поеданием своих умерших товарищей по несчастью. Наказанием за это была страшная смерть. Виновных зарывали по шею в землю и оставляли на медленную смерть от голода и жажды, а их еще живую плоть терзали муравьи и другая живность. Затем головы жертв отрезали и выставляли на кольях вокруг поселения. На шею вешали табличку: "Я - предатель революции!".
Дит Пран, камбоджийский переводчик американского журналиста Сиднея Шенберга, пережил все ужасы правления Пол Пота. Нечеловеческие испытания, через которые ему пришлось пройти, документально отражены в фильме "Поле смерти", в котором перед всем миром с потрясающей обнаженностью впервые предстали страдания камбоджийского народа. Душераздирающее повествование о путешествии Прана из цивилизованного детства в лагерь смерти повергло зрителей в ужас.
"В своих молитвах, - рассказывал Пран, - я просил Всевышнего избавить меня от невыносимых мук, которые я вынужден был переносить. Но некоторым из моих близких удалось бежать из страны и укрыться в Америке. Ради них я продолжал жить, но это была не жизнь, а кошмар".
Прану посчастливилось выжить в этом кровавом азиатском кошмаре и соединиться с семьей в Сан-Франциско в 1979 году. Но в удаленных уголках опустошенной страны, пережившем страшную трагедию, еще сохранились массовые захоронения безымянных жертв, над которыми немым укором возвышаются курганы из человеческих черепов.
В конце концов благодаря военной мощи, а не морали и праву, удалось прекратить кровавую бойню и восстановить на истерзанной земле хотя бы подобие здравого смысла. Следует отдать должное Великобритании, выступившей в 1978 году против нарушений прав человека после поступления сообщений о разгуле террора в Камбодже через посредников в Таиланде, но этот протест остался без внимания. Британия выступила с заявлением в Комиссии ООН по правам человека, но представитель "красных кхмеров" истерично парировал: "Британские империалисты не имеют права говорить о правах человека. Всему миру хорошо известна их варварская сущность. Лидеры Британии утопают в роскоши, тогда как пролетариат имеет право только на безработицу, болезни и проституцию".
В декабре 1978 года вьетнамские войска, на протяжении многих лет конфликтовавшие с "красными кхмерами" из-за спорных приграничных районов, силами нескольких мотопехотных дивизий при поддержке танков вступили на территорию Камбоджи. Страна пришла в такой упадок, что из-за отсутствия телефонной связи приходилось доставлять боевые донесения на велосипедах.
В начале 1979 года вьетнамцы заняли Пномпень. За несколько часов до этого Пол Пот покинул опустевшую столицу на белом бронированном "мерседесе". Кровавый диктатор спешил к своим китайским хозяевам, предоставившим ему убежище, но не поддержавшим его в борьбе против вооруженных до зубов вьетконговцев.
Когда всему миру стало известно об ужасах режима "красных кхмеров" и о разрухе, царившей в стране, в Камбоджу мощным потоком устремилась помощь. "Красные кхмеры", как в свое время нацисты, были очень педантичны в регистрации своих преступлений. Следствие обнаружило журналы, в которых ежедневно подробнейшим образом фиксировались расстрелы и пытки, сотни альбомов с фотографиями приговоренных к казни, включая жен и детей интеллигентов, ликвидированных на начальных этапах террора, детальную документацию о пресловутых "полях смерти". Эти поля, задуманные как основа трудовой утопии, страны без денег и нужд, на самом деле оказались братскими могилами дня захоронения людей, раздавленных ярмом жестокой тирании.
Пол Пот, который, казалось, ушел в небытие, недавно вновь возник на политическом горизонте как сила, претендующая на власть в этой многострадальной стране. Как все тираны, он утверждает, что его подчиненные допускали ошибки, что он столкнулся с сопротивлением на всех фронтах, а погибшие были "врагами государства". Вернувшись в Камбоджу в 1981 году, на тайном собрании среди своих старых друзей у границы с Таиландом он заявил, что был слишком доверчив: "Моя политика была правильной. Слишком усердные региональные командиры и руководители на местах извращали мои приказы. Обвинения в массовых убийствах - гнусная ложь. Если бы мы действительно уничтожали людей в таком количестве, народ уже давно перестал бы существовать".
"Недоразумение" ценой в три миллиона жизней, почти четверти населения страны, - слишком невинное слово для обозначения того, что было совершено от имени Пол Пота и по его приказам. Но, следуя известному нацистскому принципу - чем чудовищнее ложь, тем больше людей способно поверить в нее, - Пол Пот по-прежнему рвется к власти и надеется собрать силы в сельских районах, которые, по его мнению, все еще верны ему.
Он опять стал крупной политической фигурой и ждет удобного случая снова появиться в стране как ангел смерти, ищущий отмщения и завершения ранее начатого дела - своей "великой аграрной революции".
В международных кругах ширится движение за признание резни, учиненной в Камбодже, преступлением против человечества - подобно гитлеровскому геноциду в отношении евреев. В Нью-Йорке работает камбоджийский центр документации под руководством Йенг Сама. Как и бывший узник нацистских лагерей Сим он Визенталь, который долгие годы собирал по всему миру свидетельства против нацистских военных преступников, Йенг Сам, переживший кампанию террора, накапливает информацию о зверствах преступников в своей стране.
Вот его слова: "Те, кто наиболее виновен в камбоджийском геноциде - члены кабинета полпотовского режима, члены ЦК компартии, военачальники "красных кхмеров", чьи войска принимали участие в массовых убийствах, должностные лица, надзиравшие за казнями и руководившие системой пыток, - продолжают активную деятельность в Камбодже. Укрываясь в приграничных районах, они ведут партизанскую войну, стремясь вернуться к власти в Пномпене.
Они не были привлечены за свои преступления к международной правовой ответственности, и это трагическая, чудовищная несправедливость.
Мы, выжившие, помним, как нас лишали семей, как зверски убивали наших родных и друзей. Мы были свидетелями того, как люди умирали от истощения, не в силах вынести рабский труд, и от нечеловеческих условий жизни, на которые обрекли камбоджийский народ "красные кхмеры".
Мы также видели, как полпотовские солдаты уничтожали наши буддийские храмы, прекращали занятия в школах, где учились наши дети, подавляли нашу культуру и искореняли этнические меньшинства. Нам трудно понять, почему свободные, демократические государства и нации ничего не предпринимают для наказания виновных. Разве эта проблема не вопиет о справедливости?"
Но справедливого решения этого вопроса нет и поныне.
Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх