,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россияне хотят возродить в Украине советский патриотизм фильмом о «матче смерти»
  • 9 августа 2011 |
  • 19:08 |
  • Olmir |
  • Просмотров: 22400
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
-1
Цель картины, бюджет которой свыше 10 млн. дол., как обозначено на одном из российских сайтов, «возродить патриотизм в. Украине, особенно в Западной, где нарастают антироссийские настроения населения, показать, что национализм и пренебрежение к советской истории - это не только кощунство, но и антиморальное поведение». В свою очередь, продюсер фильма Илья Неретин в одном из своих интервью заметил, что цель создания фильма - напомнить о героическом подвиге советских футболистов, показать реальных героев, которые, несмотря на давление и угрозы со стороны оккупантов, выиграли все 9 матчей.

Думаю, что комментировать бессмысленные высказывания россиян о «героическом подвиге советских спортсменов», и «возрождении патриотизма в Украине» через легенду о «матче смерти» не стоит, хотя бы по той причине, что в Украине за период с июля 1941 по 1944 год наши футболисты сыграли с солдатами вермахта и их союзниками не 9 матчей, а свыше 150.

Мне за 5 лет исследования темы спорта в годы немецкой оккупации удалось установить результаты 111 таких поединков. Статистика таких игр не в пользу захватчиков - 60 выиграли украинцы, 36 оккупанты и 15 завершились вничью.

Более того, кроме футбола, в оккупированной Одессе, по данным тогдашней прессы, состоялось 16 боксерских поединков с немецкими и румынскими солдатами (бои проходили в Одесском цирке - авт.), из которых в 7-ми победу одержали украинцы (3 нокаутом), 5 выиграли оккупанты (2 нокаутом), 4 встречи завершились вничью. Ни один спортсмен не был арестован оккупантами после своих побед.

Стоит заметить, что побеждали немцев и те украинцы, которые поддерживали советский режим, и те, которые его ненавидели, как скажем, большинство футболистов Западной Украины. И не думали они тогда ни о каком героизме, для них все было намного прозаичнее - кто-то пытался заработать, кто-то оградить себя от отправки в Германию, кто-то находил в спорте утешение и отдых. Например, со слов одессита Прохоровича, выходить на боксерский ринг в те времена его заставляло трудное финансовое положение в семье. В то время одесские боксеры за каждый бой получали от 300 до 3000 марок в зависимости от статуса поединка. Для немцев такие спортивные противостояния были лишь одной из возможностей культурного отдыха в тылу.

В случае с мифом о «матче смерти» украинские исследователи не раз доказывали его несоответствие действительности, но россиян, которые все чаще прибегают к совковым штампам героической борьбы советских патриотов в годы войны, - это не останавливает.

Если с российской современной пропагандой, направленной на сохранение ведущей роли на постсоветском пространстве и попытку не потерять своего влияния на ряд соседних стран, все ясно, то я не совсем понимаю украинскую позицию, ведь в обществе распространяются слухи о праздновании в следующем году 70-летия со дня «матча смерти» на государственном уровне. Неужели в нашей истории нет больше памятных дат, и главное не мифических, которые заслуживают быть отмечаны на всеукраинском уровне?

Не ставя под сомнение проведения футбольного матча 9 августа в оккупированном Киеве, все же хотел бы заметить продюсеру Неретину, что никакого давления на футболистов «Старта» со стороны немецкой администрации во времена оккупации не было, и советская легенда, на основе которой они снимают кинофильм, разбавив ее любовной историей, в действительности не выдерживает критики архивными документами. Вероятно, именно поэтому, ее создатели в советское время не желали углубляться в подробности спортивной жизни Киева, потому что тогда стало бы известно, что спорт в столице УССР не ограничивался поединком динамовцев с нацистами. Ведь в украинской столице было четыре футбольных команды («Рух», «Старт», «Спорт», «Алмаз»), которые только с 7 июня по 22 августа 1942 года провели 14 футбольных поединков: 10 с немецкими и венгерскими командами и 4 со своими. Статистика игр киевских команд с военными частями оккупантов свидетельствует не в интересах последних, поскольку украинцы в этих встречах одержали 8 побед и потерпели 2 поражения.

Если сопоставить приведенный в мифе материал с архивными документами, то выходит, что почти все в нем, кроме самого матча, выдумка.

В советской легенде речь идет о том, что футболисты не успели эвакуироваться из города и сперва сидели тихо, устроившись на работы. Страдая без футбола, они стали самостоятельно тренироваться. Немцы узнав об этом, вызвали футболистов и сказали: «Зачем вам пустырь? Вот прекрасный стадион не занят, пожалуйста, тренируйтесь. Мы не против спорта, даже наоборот».

В действительности немцы никого к себе не вызывали и ничего такого не могли говорить. Дело в том, что спортивную жизнь в Киеве восстанавливали сами украинцы, с согласия немцев. Занималась этим спортивная секция, которую официально утвердили 23 сентября 1941 года. Также если верить словам, сказанным руководителем националистической спортивной организации «Рух» Швецовым на допросе в НКВД в декабре 1943 г., то отдельные динамовцы (Коротких, Путистин, Ткаченко) даже были членами инициативной группы создания спортивного общества «Рух». То есть с самого начала проявляли интерес ко всему, что было связано со спортом в городе. Футбольная же команда «Старт» была создана по инициативе руководства киевского хлебзавода №1. Более того, из документов, хранящихся в киевском областном архиве следует, что именно руководство завода просило немецкие власти предоставить футболистам стадион для тренировок, на что получило отказ от штандартскомиссариата. А перед этим директор завода также просил секцию спорта Киева «зарегистрировать добровольную футбольную команду». Выходит, немцы не имели никакого отношения к ее созданию, они даже отказали в предоставлении стадиона для тренировок.

А вот тот факт, что киевляне играли против немцев в красной форме, соответствует действительности. Вопрос здесь вызывает его интерпретация советскими пропагандистами, из которой следует, что они одели такие футболки намеренно, ведь это цвет советского флага.

В действительности, «стартовцы» играли в красной форме, потому что другой у них не было, и не собирались они таким образом проявлять свое неповиновение перед врагом. Интересно, если внимательно читать повесть Северова и Халемского «Поединок» (вышла в 1960 г. - авт.), то можно заметить, что авторы в ней, сами того не понимая, опровергают пропагандистскую версию. Передавая разговор футболистов перед игрой, они сообщают читателю, что другой формы, кроме красной, у футболистов не было, но они были рады такому факту.

В 1992 году участник матча Гончаренко так прокомментировал этот эпизод из легенды: «Форма у нас была, как у сборной СССР, - красные майки и гетры, белые трусы. Разговоры о том, что мы ее специально подготовили к поединку с летчиками и зенитчиками, - ложь. Просто у нас другой не было».

В киевском областном архиве есть документ, подтверждающий, что директор завода 4 июля 1942 г. обращался в Городскую управу и секцию физкультуры и спорта с просьбой предоставить из имеющегося у них инвентаря для футболистов команды «Старт»: 12 футболок, 12 пар гетр, столько же наколенников и 4 мяча. Если это так, то выходит, что красную форму футболистам могли выдать тогдашние оккупационные структуры.

В советских публикациях о «матче смерти» писалось о грубом поведении немецких футболистов: типа случая с вратарем Трусевичем, который потерял сознание от ударов немецких футболистов в голову, или истории, рассказанной Гончаренко в 1984 г. корреспонденту газеты «Неделя», где он замечает, что гитлеровские футболисты повели открытую «охоту» на вратаря.

В реальности матчи проходили в товарищеском духе. О чем не раз, правда, уже после развала Советского Союза, говорили их участники. Конечно, была и грубость с обеих сторон.

Так, Ногачевский, вспоминая поединки динамовцев с немцами, говорил: «Матчи проходили в товарищеской обстановке. Конфликтов между игроками не возникало. За все игры я вспоминаю только один случай, когда немецкий игрок грубо толкнул нашего футболиста, за что тот сразу же судьей был удален с поля».

Еще одним аргументом в интересах того, что игра не носила грубый характер с обеих сторон, является общее фото коллективов, сделанное после игры. Маловероятно, чтобы обе команды после матча, в котором постоянное напряжение сопровождалось грубой игрой захотели делать общее фото, а даже, если и так, то не выглядели бы на нем такими довольными, и тем более, не сидели бы «в обнимку» с противником.

Не стоит называть поединок 9 августа «матчем смерти» еще и потому, что после него «стартовцы» сыграли 16 августа 1942 г. очередную свою игру с командой «Рух» и победили ее со счетом 8:0.

Маловероятно, что киевлян перед матчем 9 августа в 1942 г. под угрозой смерти принуждали проиграть немецким футболистам, как это писали советские творцы мифа. До сих пор документально этот факт не доказан. Участник поединка Гончаренко после развала СССР по этому поводу сообщил следующее: «Никто из официальной администрации перед матчем не принуждал нас играть в поддавки». Ничего по этому поводу не говорил и его одноклубник Свиридовский на допросах в НКВД в 1949 г. Думается, он не упустил бы случай рассказать об этом следователям, тем более, что этот факт мог бы усилить значимость их победы.

В легенде отмечается, что после невыполнения ультиматума немецкого офицера проиграть «Флакельф», футболисты после игры были арестованы и расстреляны. В реальности все было не так.

Сын футболиста Путистина Владлен в 2002 году в интервью газете «Бульвар» также подтвердил, что после игры футболистов никто не арестовывал. Он наблюдал за поединком. «После игры 9 августа наши футболисты победу отметили: выпили в раздевалке и закусили, рассказал он журналистке газеты. - Самогон кто-то из болельщиков принес, - потом еще и домой пригласил - в частный дом. Сидели, помню, долго».

Историческим фактом является то, что через полгода после матча - в феврале 1943 г. - в концлагере на Сырце расстреляли трех футболистов - Алексея Клименко, Ивана Кузьменко, Николая Трусевича. В гестапо погиб Николай Коротких.

Но документально не доказано, что футболистов расстреляли за выигранный поединок. В 1974 г. по этому поводу прокуратура Гамбурга даже открыла уголовное дело, которое было закрыто в 2005 г. за отсутствием доказательств, что динамовцев расстреляли именно за победу над немцами.

То есть, если исходить из имеющихся документов, все было намного проще, чем в созданной легенде. Думаю, что кинофильмы о Второй мировой войне нужно снимать не на советских мифах, а на реальных фактах. А еще лучше - на исторические темы производить кино собственного производства.

Владимир Гинда, историк
Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх