,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О коллективизации
  • 1 августа 2011 |
  • 14:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 42778
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
Как только речь заходит о каком-нибудь явлении советской истории, таком, как коллективизация, так тут же появляется хорошо знакомый типаж "перестроечного критика", у которого на все вопросы есть ответы, и который обычно толкает спич на тему "раскулачивания", "уничтожения самых трудолюбивых", "работы за палочки". Поразительно, но за этими горластыми людьми часто идут весьма здравые товарищи, которые вроде бы должны по своему опыту отличать реальность от пустой болтовни.

Разумеется, если проверить такого критика на знание предмета, то тут же выявляется полнейшее отсутствие представления о реалиях той эпохи, незнание ключевых понятий и терминов (доходит иной раз до хохмачного: "трудодни — это работа за палочки"). Критики обычно черпали свои аргументы из перестроечной обличительной литературы. Некоторые штампы настолько характерны, что иногда можно даже сказать, из какой книги они взяты. Опыт показывает, что чем более поверхностные знания у такого критика, тем он горластее и тем более рьяно защищает свою "абсолютную истину".


А вообще, что это такое было — коллективизация?

Начать надо с данных сельхозпереписей 1920-х годов, которые есть в работах В.С. Немчинова. Обличители обычно приводят единичные примеры, тогда как Советская власть имела дела с необозримым крестьянским морем. В 1927 году было 25 млн. крестьянских хозяйств, в которых было 127,5 млн. человек. Причем имелась тенденция к увеличению количества хозяйств, поскольку в 1925 году было 23,9 млн. хозяйств. Рост количества хозяйств приводит к росту запашки (с 1925 по 1927 год было дополнительно распахано 8,6 млн. гектар).

Хозяйственники и плановики 20-х годов взирали на это крестьянское море с ужасом. Куда оно пойдет, какие будут его колебания — все это просчитывалось с большим трудом и очень приблизительно. Между тем, хлеб и цены на него жестко диктовали характер и темпы экономического развития.

Но дело было не только в этом. 25 миллионов крестьянских хозяйств, распыленных по огромной территории, составляли серьезнейшую проблему в торговле. Даже в элементарном: купить хлеб и продать товары в деревне — были огромные трудности. Это критики думают, что все было легко и приятно, поскольку меряют своим городским опытом похожа на рынок. На деле же, создавались целые торговые и хлебозаготовительные сети, был создан огромный и могучий трест "Заготзерно", который занимался скупкой зерна у крестьян. О значимости этого треста говорит тот факт, что и до сих пор остались десятки населенных пунктов с этим названием — там раньше были конторы и элеваторы треста. Оборот каждой такой конторы составлял десятки тысяч пудов.

Это была чрезвычайно тонкая работа. Нужно было точно знать, когда у крестьян урожай, когда они будут его продавать, подготовить ссыпной пункт, весы и элеваторы, завести в конторы нужное количество денег. Любой просчет крайне негативно отражался на хлебозаготовительной кампании. Но даже скупив зерно, надо было его вывезти к железной дороге, иногда за десятки верст по бездорожью, не испортив его, не сделав некондиционным. Так что это было крайне нелегкое дело. Пожалуй, ни одна хлебозаготовительная кампания 20-х годов не обходилась без больших и малых проколов.
Хуже всего, что этот сельский торговый и хлебозаготовительный аппарат сам по себе обходился очень недешево и сам пожирал колоссальное количество средств и ресурсов.

Но, как мы знаем, Советская власть ставила задачи развития сельского хозяйства, и потому пыталась развивать в деревне сельхозкредит, поставлять сельскохозяйственные машины и проводить другие мероприятия. Это приводило к тому, на трудности торговли в деревне наворачивались трудности всех остальных мер. Советский аппарат для этого огромного крестьянского моря получался чрезвычайно громоздким и затратным.

Потому при первой же возможности в деревне стали создавать кооперативы. Кооперативы — это и есть коллективизация, то есть организация крестьян в группы и коллективы для удобства торговли, расчетов, поставок. Это не только облегчало и упрощало советский аппарат, но и давало мощные выгоды самим крестьянам.

О коллективизации


К примеру, кредитный кооператив. Такие кооперативы начинались с семенных ссуд, то есть выдачи ранней весной семенного материала под условие возврата с урожая. Крестьяне могли объединиться, составить заявку и в один день в села приходили подводы с семенами. Подводы кооператив мог подать перед началом посевной, чтобы не надо было хранить семена в неприспособленных хранилищах. А это лучшая всхожесть и лучший урожай. Потом крестьяне могли совместно взять денежный кредит на покупку машины или ещ на какие-то нужды. В 1927 году 57,8% всех кооперативов были кредитными, при том что было 66 тысяч кооперативов, в которых состояло 7,8 млн. человек.

Были также универсальные, производственно-сбытовые кооперативы, простейшие производственные объединения — товарищества по обработке земли, колхозы, коммуны. Все это формы одного процесса — коллективизации.

Теперь о кулачестве. Дело в том, что борьба между советским государством и кулаками в деревне началась сразу после революции и не прекращалась вплоть до середины 30-х годов, пока их не додавили. После того, как прогнали помещиков, царем деревни стал кулак. Его обычно рисуют розовыми красками, мол, такой трудовой крестьянин, который все нажил своим трудом.

Если кто-то стал говорить о кулаках таким образом, то он ошибается. Он описывает не кулака, а середняка. Разница между ними не количественная, а качественная.

Во-первых, середняков было 64% всех хозяйств, то есть это было наиболее массовая категория хозяйств. В них было 70% населения деревни. В этой массе было много прослоек от бедноты, кормящейся своим хозяйством, то весьма зажиточных хозяйств. Во-вторых, основной признак середняка — мелкотоварное производство. То есть середняцкое хозяйство обеспечивало продуктами само хозяйство и поставляло продукцию на рынок небольшими партиями.

А кто же такой кулак? Это народное, деревенское название этого типа хозяйств. В советской статистике такие хозяйства назывались мелкокапиталистическими, и основная их черта — извлечение прибыли. Эти кулаки-капиталисты держали порядка 15-20% всего рынка сельскохозяйственной продукции, особенно много на хлебном рынке. Но извлечение прибыли не ограничивалось только сельским хозяйством. Прибыль кулак выжимал отовсюду: из эксплуатации батраков и наемных рабочих, из сдачи в аренду рабочего скота и сельхозинвентаря, из ссуд и кредитов. Кулак эксплуатировал сельских пролетариев, полупролетариев и беднейшую часть середняков.

Как видите, разница огромная: с одной стороны продажа на рынке излишка продукции, а с другой — извлечение прибыли.

О коллективизации


Советское государство уже своей политикой предоставления ссуд, кредитов, сельхозтехники, разнообразной помощи бедняцким и середняцким хозяйствам ущемляло интересы кулаков, которые на этом делали прибыль. Именно поэтому борьба между государством и кулаками была столь ожесточенной.

Когда началась индустриализация, государству нужен был постоянный, более или менее регулярный и прогнозируемый приток хлеба в города и на стройки. Кроме этого, государство вынашивало планы реконструкции сельского хозяйства, перевода его на современную технику с целью увеличения производительности труда и высвобождения рабочей силы, нужной на стройках и предприятиях.

Известная "хлебная стачка" 1927 года заставила резко ускорить процессы коллективизации крестьян. Была введена контрактация посевов — или проще говоря, скупка урожая на корню по заранее оговоренной цене с известной предоплатой, а также выдачей семян, удобрений, поставки сельхозинвентаря в кредит (в Казахстане предоплата достигала примерно 20-30 рублей за гектар зерновых, самая высокая ставка была за рис — 120 рублей). Расчет мог производиться как деньгами, так и промышленными товарами. В 1927/28 году было охвачено контрактацией 1,7 млн. гектаров, а потом пошло по нарастающей, пока в 1931/32 году не охватило 74,2 млн. гектаров или 71,1% посевов.
Что это давало? Во-первых, более прогнозируемый приток хлеба, привязанный к урожайности. Во-вторых, перекупщики и кулаки уже не могли скупать зерно и крестьян, и с распространением контрактации "хлебные стачки" оказались невозможными. Правда, операция была рискованная. Можно было легко проторговаться, если урожай оказывался больше или меньше запланированного.
От контрактации оставалось совсем немного до классических колхозов.

В 1929/1930 году началось создание классического колхозного хозяйства. В чем была суть замысла? Во-первых, создавался энергетический центр сельского хозяйства. В 20-е годы были большие споры между сторонниками электрификации и тракторизации, но в конце 20-х годов возобладал компромисс: тракторизация была признана промежуточным этапом электрификации сельского хозяйства и основным источником машинной энергии. Машинно-тракторная станция стала центром выполнения основных полеводческих работ.

Во-вторых, от контрактации перешли к обязательным поставкам государству. Обычно критики это представляют чуть ли не как возвращение к оброку. На деле же, уже контрактация была связана с производственным снабжением деревни сортовыми семенами, удобрениями, инвентарем, промтоварами. Обязательные поставки — это планово определенный объем продукции, который колхоз должен сдать государство за полученные для ведения хозяйства ресурсы. Кроме этого, колхоз должен был вносить натуроплату за услуги МТС.

По сути своей, это та же система контрактации, только более упорядоченная и из которой окончательно вытесняются деньги. Весь урожай, который оставался после хлебосдачи и натуроплаты МТС, колхоз был волен распределять между колхозниками в натуральной форме, продавать или распоряжаться другим образом.

В-третьих, в середине 30-х годов наконец было завершено межевание и закрепление за колхозами земель, и была решена проблема, которая все 20-е годы вносила хаос в земельные отношения и создавала нелегальный рынок продажи и аренды земли.

Это большая ошибка представлять себе коллективизацию, как образование колхозов на основе изъятого у крестьян лошадей, скота и инвентаря. Но эта ошибка была широко распространена в 1930-1932 году, когда тракторов было мало, МТС только создавались, и ошибочных взглядов на развитие колхозов было предостаточно.

На самом деле, основные фонды колхозам, в первую очередь землю, дало государство в бесплатное и бессрочные пользование. Трактора и сложные сельхозмашины государство организовало в МТС, которые продавали услуги по машинной обработке колхозам. Без земли и МТС колхоз ни за что бы состоялся.
Был лишь краткий период в 1929-1932 годах, когда фонды колхозов действительно собирались из того, что крестьяне вносили из своего хозяйства: лошади, плуги, бороны, жатки, разнообразный скот и постройки.

Поскольку тракторов было мало, программа массового выпуска тракторов в 1930 году дала осечку, а пахать и сеять надо прямо сейчас, то вот новоявленные колхозники делали колхоз из подручных материалов. Потом, в 1933-1934 году ситуация переломилась.

О коллективизации


Из доходов колхозов был установлен процент отчисления в неделимые фонды, на которые колхоз покупал себе нужные материалы, технику, товары. Плюс государство охотно давало кредиты на общественные постройки и давало строевой лес. С 1935-1936 годов колхозы массово стали сооружать клубы, школы, детсады.

Так что ситуация с коллективизацией вовсе не была так проста, как это обычно представляется.

О коллективизации


Кулаки против колхозов, 1929 г.

О коллективизации


О коллективизации


О коллективизации


О коллективизации


О коллективизации


О коллективизации


О коллективизации


О коллективизации


Источник: Глезер Г.Р., Калашников П.А. Колхозы Нижнего Поволжья. – М.: Книгосоюз, 1929. С. 16-23.


Резюмируем.
Причина неизбежной борьбы кулачества против колхозов в том, что колхоз как крупное самостоятельное хозяйство, которому финансово и материально покровительствовало государство, вырывал крестьянскую бедноту из кулацкой кабалы. Кулак, как сельский предприниматель, эксплуатирующий нужду односельчан, с появлением и укреплением колхозов терял основной источник своего дохода и социального влияния, скатываясь к нетерпимому для себя положению крестьянина, вынужденного зарабатывать лишь собственным трудом.

Первоначально кулачество использовало все свое влияние, чтобы вообще не допустить образования колхоза на подконтрольной территории. В данном анализе упоминаются следующие методы борьбы кулачества против колхозов:

1)Агитация против колхозов.

2)Насилие против активистов и колхозников, запугивание.

3)Создание и использование в своих целях групп односельчан, настроенных против колхозов.

4)Использование зависимых и дружественно настроенных к кулачеству местных чиновников для саботажа с оформлением новых колхозов.

5)Использование авторитета священнослужителей, других авторитетов против колхозов.

Если сорвать создание колхоза не удавалось, кулаки применяли две основные тактики борьбы.

I. Оставаясь вне колхоза или даже будучи формально его членами, кулаки предпринимали основные усилия по дезорганизации и развалу колхозов методами:

- поджогов;

- порчи колхозного имущества;

-порчи скота, особенно племенного;

- потравы колхозных полей;

-организации распродажи скота и имущества накануне обобществления;

-неполного обобществления средств производства;

-несправедливой организации труда и распределения доходов, подрывающих заинтересованность колхозников в честном труде.

II. Вступая в колхоз, устраивались в руководстве в силу своего неформального влияния на односельчан и использовали возможности колхоза прежде всего для личного обогащения в ущерб общему хозяйству:

- использование государственных льгот и кредитов;

- использование колхозных средств на личные нужды вплоть до воровства;

- махинации в отчетности и документах;

- прикрытие колхозом необобществленного личного имущества.

Особняком стоит практика создания лжеколхозов, -объединение в колхоз родственников и друзей-кулаков вместе с лично зависимыми от них крестьянами-бедняками с целью уклонения от давления государства на кулачество и использования государственных льгот и кредитов.

Данный анализ 1929 года классовой борьбы в деревне вокруг колхозов был лишь одним из целого ряда подобных анализов, в связи с которыми руководство страны было вынуждено в следующем году перейти к политике административных репрессий противников коллективизации. Слишком традиционно силен и влиятелен был в деревне кулак, чтобы можно было обустроить и укрепить колхозы вопреки его воле (Неслучайно аналитики указывают на необходимость усилить руководство колхозами, — сами крестьяне часто не могли бороться с собственными кулаками).


NB. Современный антисоветский агитпроп пытается увести проблему раскулачивания в отвлеченный вопрос о кулаках: были ли раскулаченные классическими кулаками?

Но это не было важно тогда и тем более неважно сегодня. Раскулачиванием занимались местные власти и они использовали это оружие по прямому предназначению: мешаешь колхозу – значит кулак или подкулачник. Современникам раскулачивания это было понятно, - многие кулаки, которые были готовы смирить гордыню и жажду наживы, меняли место жительства и род занятий, и этого часто было достаточно, чтобы избежать административной высылки и лишения прав. С другой стороны, середняк, в силу разных причин, часто и справедливых, упершись рогом против новой политики власти, вполне мог быть обезврежен местными уполномоченными методом раскулачивания. Более того, попадались рассказы о том, как кулаки, устроившись на низших начальственных должностях, сами становились во главе раскулачивания, отправляя в ссылку своих личных врагов.

В русской деревне испокон веков сильны общинные порядки. Поэтому, как при Столыпине, так и в наши дни, все властные попытки сделать из российских крестьян фермеров (на западный манер) не находят желанного отклика.

В итоге сейчас, как и двадцать лет назад, подавляющее количество сельхозпродуктов производится колхозами. Оттого государственные умы современной России вынуждены вновь обращаться к истокам коллективизации.

С «высоты» нашего положения они стремятся понять плюсы и минусы тех общественных процессов в деревне, которые были заложены 80 лет назад поистине революционными решениями, превратившими 1929 год в год «великого перелома». Это необходимо, чтобы вернуть к жизни буксующее теперь сельское хозяйство и сделать его таким, чтобы Россия смогла кормить себя сама и не зависеть от заграничных политических настроений.

В обнаруженном недавно в кремлевских архивах секретном докладе американской разведки все сохранено так, как оно было представлено руководству США.

Американцы настолько поражены российскими успехами начала 30-х годов, что безоговорочно оправдывают политику советских экономических преобразований, которая, по их мнению, позволила СССР сделать безусловный сельскохозяйственный скачок по сравнению с дореволюционной Русью.
И это при том, что американцы были свидетелями тех многих страшных бедствий, которыми не могла не сопровождаться сплошная коллективизация сельского хозяйства.

Как особо примечательный факт они неоднократно подчеркивают, что в Советской России от них не только не скрывали ничего из того, что они хотели увидеть из общественной и личной жизни в СССР, но и вопреки всем предупреждениям посольства США за ними даже не пытались шпионить. Первое, конечно, так. Но что касается второго... Они явно заблуждались насчет возможностей и способностей ЧК. Иначе бы мы не читали сейчас этот их секретный доклад!

В глаза бросается главный вывод разведки: для американских специалистов возможности и достижения коллективизации оказываются настолько неоспоримыми и убедительными, что они безотлагательно предупреждают своих министров — необходимо уже в ближайшие годы быть готовыми к появлению в лице СССР экономического конкурента США в области сельского хозяйства!

Вместе с тем, как показала жизнь, по мере того, как колхозы стали насильно втискиваться в рамки централизованной командно-административной системы управления, процесс свободного развития кооперации, а следовательно, и все советское сельское хозяйство в конце концов зашло в тупик.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Дореволюционная Россия (вопреки утверждениям современных ученых-выскочек) не могла кормить хлебом весь мир. Даже в лучшие годы, когда экспортировали 10 млн. тонн зерна, русским хлебом можно было прокормить максимум 35 миллионов или примерно 2% населения планеты. Экспорт зерна продолжался и в 1911 году, когда от разразившегося голода страдали 20% россиян. Шел экспорт и в 1891 — 1892 гг., несмотря на то, что голод охватил 40 миллионов, и свел в могилу (по официальным цифрам того времени) до полумиллиона человек. Голод с массовыми смертельными исходами до середины 30-х годов периодически преследовал и СССР, пока Сталин не реализовал программы сплошной коллективизации.

ДОСЛОВНО

Конфиденциально. Доклад об общих впечатлениях и сторонних наблюдениях в СССР — особенно в сельском хозяйстве — на основе посещения Советского Союза в сентябре — октябре 1934 г.

Департамент сельского хозяйства США. Бюро сельскохозяйственной экономики. Март 1935 г.

«В МОСКВЕ ПОЯВИЛСЯ «СУПЕРПРОЛЕТАРИАТ»

В Москве все кажутся очень занятыми. Строительство идет днем и ночью. Улицы обычно полны народом, а трамваи и автобусы переполнены. Магазины довольно хорошо снабжены товарами и обычно полны покупателей. Заметно некоторое слабое расслоение населения на пролетариат и на то, что может быть названо «суперпролетариатом». Общие жизненные условия населения, несомненно, лучше, чем положение народных масс до революции.

Делается попытка поставить сельскохозяйственную практику на научную основу. До революции было мало хорошо организованных станций для разработки местных сельскохозяйственных проблем. Сейчас такая станция имеется фактически в каждой области. ... Значительная часть научной работы, широкое развитие которой сейчас только начинается, великолепна и должна оказать глубокое влияние на сельскохозяйственную практику.

Вместо случайной смеси сортов, которой характеризовалась крестьянская продукция до революции, сеется лишь один сорт и одна порода, например, пшеницы, в пределах каждой зоны, на которые поделена страна. Это само по себе является фактором большого значения в той будущей конкуренции, которой мы должны ожидать от России в области мировой торговли. Россия сейчас производит однородные сорта в большом количестве, и каждая из этих пород будет иметь признанную ценность в мировой торговле. ... Правительство сможет собирать и экспортировать целые пароходы гарантированного качества.

«ЖЕЛЕЗНЫХ КОНЕЙ» СТАЛО БОЛЬШЕ»

По прибытии в Харьков мы смогли более интимно ознакомиться с сельскохозяйственной структурой области. В 1930 г. здесь было всего лишь 700 тракторов, главным образом американского происхождения. В 1934 г. имелось 6400 тракторов — главным образом русского производства, распахавших 3 миллиона га.

Наше первое соприкосновение с коллективным ведением хозяйства имело место вблизи Харькова в селении Ольшня с 10 тыс. жителей, из коих 8 тыс. работают в колхозах. Прежде это село было окружено полосками земли в несколько ярдов ширины и до тысячи и больше ярдов длины. Каждый крестьянин владел одной или несколькими полосками, разбросанными на различном расстоянии. Долгие часы уходили на ходьбу от одного мелкого участка к другому в период вспашки, сева и уборки. Эти полоски были слишком узки для применения машин, более сложных, чем плуг или простая косилка...

В Ольшне тысячи мелких участков объединены в 8 больших полей, отведенных под отдельную культуру. Большая часть работы проделывается тракторами. Благодаря работе машин земля глубоко вспахивается и хорошо взрыхляется там, где это нужно. Подобного рода объединение мелких участков имело место по всей России, и мы должны признать, что в этом отношении произошла огромная перемена к лучшему.

«КАЖДОЙ СЕМЬЕ — ПО КОРОВЕ!»

Крестьяне, прежде обрабатывавшие эти полоски, стали колхозниками, которыми руководит выборный председатель. Крестьянин за свой труд получает стандартную плату за стандартный день. Такая дневная зарплата в одном селе составила 2,5 кг зерна, 3 кг картофеля, 4 кг других овощей и 1/2 л вина. В страдную пору работникам засчитываются сверхурочные, и работник может заработать от 300 до 400 трудодней в год. Семья может либо потребить весь свой доход, либо продать излишек на крестьянском рынке.

Колхозный совет может принять решение об отчислении еще некоторой доли на общие улучшения. Один колхоз близ Одессы приобрел для нужд своих членов самолет...

Продовольственные фонды семьи пополняются продуктами со своего приусадебного участка. В одном из сел, которые мы посетили, каждое хозяйство в дополнение к колхозному стаду имело свою свинью. В этом селе 80% хозяйств имели свою корову. Правительство ставит своей целью, чтобы каждое крестьянское хозяйство имело свою корову.

«МУЖИКИ БОЛЬШЕ НЕ БЬЮТ ЖЕН!»

До революции женщины обычно работали на полях наряду с мужчинами так же, как это имеет место во всех странах юго-восточной Европы. Эти женщины обычно брали своих грудных младенцев и малых детей в поле. Сейчас каждый ребенок посещает школу. Дети дошкольного возраста получают уход в детских садах и яслях. Исходя из нашего и западноевропейского уровня эти сельские учреждения кажутся примитивными и оставляют желать много лучшего, но по сравнению с тем положением, когда ребенок оставался на поле под телегой среди грязи и насекомых, это — чудеса комфорта. Многие крупные села имеют больницы с родильными приютами — вещь, до революции неслыханная.

Обычное в старой России битье жен, как говорят, фактически исчезло.

«У КРЕСТЬЯН БЫЛ БОЛЬШОЙ ЗАПАС ВОДКИ»

Образец крестьянского радушия мы видели в Ольшне, где женщины колхоза им. Ленина дали нам импровизированный завтрак. Когда мы возвратились с обхода полей и хлевов, мы нашли два длинных стола, расставленные, по-видимому, в их клубном помещении. В конце зала была сцена, а во время закуски наш слух услаждал граммофон. Закуска состояла из холодного мяса, сыра, меда, черного и белого хлеба. Городские работники привезли бутылку коньяка, а у крестьян был большой запас водки.

Во всех посещенных нами колхозах на нас произвело впечатление то обстоятельство, что нигде не видно никакой попытки делать что-либо напоказ, для виду. Делается все то, что необходимо для хорошего ведения хозяйства, и крестьянский здравый смысл избегает всего несущественного.

«ПОСТОЯННАЯ СВЯЗЬ С МОСКВОЙ»

В Киеве мы посетили машинно-тракторную ремонтную мастерскую (МТМ). В штабе МТМ имеется телефонная распределительная доска с проводами, связанными со всеми колхозными станциями и с центральным Наркомземом в Киеве. Киев имеет связь с Москвой. В горячую пору можно ежедневно давать распоряжения и получать отчеты о работе. Таким путем московские власти имеют возможность постоянно следить, как обстоит дело во всех частях Союза в отношении вспашки, посева и уборки. С широко разветвленной организацией, проникающей до каждого колхоза, московское правительство потенциально имеет возможность получать более быструю и точную информацию по сельскохозяйственным вопросам, чем, быть может, любая другая страна в Европе.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх