,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как сталинский агент в Британии выкрал планы высадки в Нормандии
  • 16 июня 2011 |
  • 15:06 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 73976
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Установлено, что вероятным источником одной из самых поразительных утечек данных в годы Второй мировой войны был офицер британской разведки, передававший секреты русским.

Документы, обнаруженные российским историком в Москве, указывают на то, что Джеймс Макгиббон (James MacGibbon), позже ставший именитым лондонским издателем, был тайным агентом и получил от своих советских кураторов кличку "Долли". В важнейший период с 1942 по 1945 год он передавал Сталину данные по британским военным планам и перемещениям немецких войск, будучи убежден, что русские, так же как и союзники, имеют право обладать информацией.

Незадолго до своей смерти в 2000 году Макгиббон признался во всем друзьям. Но масштаб его работы на СССР был выяснен только сейчас.

Работая в департаменте военного министерства, известном как МО3 (военные операции, 3 отдел), Макгиббон передавал информацию советской связной в Лондоне, которую он знал под именем Наташа. Это были немецкие разведданные, собранные британцами при помощи сверхсекретного подразделения дешифровщиков "Ультра", работавшего в Блетчли-парке. Но, кроме того, у него был доступ к информации, которая оберегалась тщательнее всего: о расположении британских сил, готовившихся к высадке в Нормандии — операции "Оверлорд".

Московские документы показывают, что, прибыв в ноябре 1943 года на Тегеранскую конференцию, чтобы обсудить с Черчиллем и Рузвельтом стратегию союзников, маршал Сталин уже имел подробные планы операции "Оверлорд" — за полгода до ее осуществления. Документы ему передал Молотов, народный комиссар иностранных дел, получивший их от агента, который работал в Лондоне под кодовым именем "Долли".

Российский историк Светлана Червонная, выяснившая это, работая в московских архивах, убеждена, что под кличкой "Долли" скрывался Макгиббон. Информация, переданная Советам, была настолько ценной, что, по некоторым данным, он был награжден орденом Ленина.

На этой неделе в London Review of Books была опубликована большая статья, в которой сын Макгиббона Хеймиш (Hamish MacGibbon) рассказывает захватывающую историю этих контактов. Он объясняет, как его отец, позже основавший издательство MacGibbon & Kee, вступил до войны в Коммунистическую партию, но позже вышел из нее и прошел полную проверку, прежде чем поступить на работу в военное министерство.

Убежденный в том, что Советы заслуживают знать больше о передвижениях немецких войск и планах союзников, чем им сообщалось, Макгиббон связался с советским посольством и начал передавать информацию.

Много лет спустя, незадолго до смерти, Макгиббон случайно поведал мне о своей работе в годы войны — сначала в Лондоне, а потом, когда он переехал в Соединенные Штаты, — в Вашингтоне. По моей просьбе он написал рассказ об этом, который стал основой статьи, опубликованной в Times в октябре 2004 года. До сих пор полный объем переданных им материалов был предметом домыслов. Однако в Москве Червонная, с которой связался сын Макгиббона, получила доступ к документам разведки, выявившим сенсационные подробности. В частности, она нашла два кодовых имени: "Долли" для агента в Лондоне и "Милорд" — для агента в Вашингтоне. По ее мнению, оба они принадлежали Джеймсу Макгиббону.

"Конечно, все улики косвенные, но даты в точности соответствуют перемещениям Джеймса, — говорит она. — "Долли" исчезает из советских докладов в июне 1944 года, когда он перебрался в Вашингтон. Там его кличку изменили на "Милорд". А в июне 1945 года, когда Джеймс вернулся в Лондон, работа "Милорда" также подходит к концу.

Когда Хеймиш Макгиббон был в прошлом году в Москве, ему показали папку с картами, на которых были нанесены маршруты перемещения кораблей и сухопутных сил. Он тут же опознал в ней детали операции "Оверлорд".

Убедительных доказательств того, что эту информацию поставлял его отец, нет. Но рассказ самого Джеймса Макгиббона о его тайной работе явно свидетельствует о том, что его положение позволяло ему передавать данные по высадке в Нормандии.

В своей "исповеди", написанной в 2000 году, он заявил следующее: "Помимо информации, проходившей через мои руки в МО3, я мог разглядывать огромную карту в комнате, где периодически нес дежурство. На карте было показано размещение сил союзников и противника по всему миру, а ночью, когда никого не было рядом, было несложно переписать расположение и численность немецких сил на Восточном фронте".

Червонная считает, что самая ценная информация, переданная им Советам, касалась немецких планов наступления в ходе масштабного танкового сражения под Курском в июле-августе 1943 года, ставшего последним крупным наступлением немцев на Востоке. Историки согласны, что Советы были очень хорошо информированы о планах Гитлера, и имевшиеся у них разведданные позволили им сдержать немецкое наступление. "Советским войскам очень помогал тот факт, что они знали позиции вермахта, — говорит Червонная. — Документы были столь подробными, что это облегчало планирование наступления".

Передача подобной информации в разгар войны квалифицировалась бы как измена. Ветеран британской журналистики Чэпман Пинчер (Chapman Pincher), чья последняя книга о работе советских агентов в британской разведке называется "Предательство", не сомневается, что Макгиббон был предателем, и что в случае разоблачения его бы ждал расстрел.

Вчера Хеймиш Макгиббон изложил собственное мнение о том, какую роль сыграл его отец: "Мой отец руководствовался убежденностью (ошибочной или нет) в том, что он помогает военным усилиям. Он не был "спящим агентом" подобно Филби и прочим, которых он презирал. О его членстве в Коммунистической партии, из которой он вышел в начале войны, было хорошо известно властям.

"Что касается сведений о передвижениях немецких войск, полученных от "Ультры", то сам Черчилль склонялся к тому, чтобы передать их Советам, пока его не разубедил глава MI6. Осведомленность Сталина о планах высадки в Нормандии (за шесть недель до того, как на Тегеранской конференции ему официально сообщили о готовящемся вторжении) — явление другого порядка".

"Был его источником Джеймс Макгиббон или нет — это не доказано — Советы тщательно оберегали этот секрет. Успех вторжения в Нормандию имел огромное значение и для них".

Магнус ЛИНКЛЕЙТЕР, «The Times», Великобритания

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх