,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Андрющенко Владимир Кузьмич
  • 5 июня 2011 |
  • 14:06 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 44391
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
17. 5. 1919 - 14. 7. 1986
Герой Советского Союза



Андрющенко Владимир Кузьмич - командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии 49-й армии 2-го Белорусского фронта, майор.

Родился 17 мая 1919 года в селе Заречаны Житомирского района Житомирской области Украины в крестьянской семье. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года. В 1936 году окончил среднюю школу в Житомире.

В октябре 1937 года призван в ряды Красной Армии. В 1939 году окончил Одесское пехотное училище. Участник советско-финляндской войны в 1939-1940 годах. В 1941 году окончил курсы "Выстрел".

В боях Великой Отечественной войны с января 1942 года. Сражался на 2-м Белорусском фронте. Был трижды ранен.

Командир 44-го стрелкового полка (42-я стрелковая дивизия, 49-я армия, 2-й Белорусский фронт) майор Владимир Андрющенко особо отличился 23 июня 1944 года при форсировании реки Проня и 26 июня 1944 года - Днепра севернее деревни Плещицы Шкловского района Могилёвской области Белоруссии.

C 23-го по 28 июня 1944 года вверенный майору Андрющенко В.К. стрелковый полк прошёл с боями более восьмидесяти километров, освободил тридцать девять населённых пунктов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1944 года за мужество, личную отвагу, умелое командование полком в боях, неоднократно завершавшихся разгромом противника, майору Андрющенко Владимиру Кузьмичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 3859).

После окончания войны В.К. Андрющенко продолжал службу в армии. В 1947 году он окончил Военную Академию имени М.В. Фрунзе, а в 1954 году — Военную академию Генерального штаба ВС СССР имени К.Е. Ворошилова. Работал в центральном аппарате Министерства Обороны СССР. С 1983 года генерал-лейтенант В.К. Андрющенко — в запасе.

Жил в городе-герое Москве. Скончался 14 июля 1986 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Награжден орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" 3-й степени, медалями, а также иностранными орденами.

Из очерка В.М. Гая "Их ждали...":

Капитан Саенко потушил окурок самокрутки, тяжело вздохнул и молча склонился над картой. Не верилось, что до родной Климовки осталось десять километров. В сорок первом оставил он там старенькую мать, отца, бывалого солдата, и самое дорогое — Олесю. Живы ли?

Глухо стукнула дощатая дверь блиндажа. Комбат медленно поднял голову. Вошел командир полка майор Андрющенко.

Саенко встал, одернул гимнастерку.

— Товарищ майор...

— Здравствуйте, — майор Андрющенко протянул руку. — Докладывать не надо. Прошел по вашему участку обороны. Остался недоволен. Плохо, очень плохо закрепились на местности. Особенно вторая рота. А если противник атакует, что делать будете?

— Не посмеет, товарищ майор, пороха у него маловато. После Прони и Днепра ему до самой Березины не опомниться.

— Раненый зверь всегда опаснее. А прочная оборона — надёжный плацдарм для дальнейшего успешного наступления. Вспомните Курскую дугу.

— Товарищ майор, вперёд, вперёд надо идти! Гнать гитлеровцев так, чтобы дух не успели перевести!

— Я хорошо вас понимаю. Впереди родные места. У кого сердце не дрогнет? Но прийти туда нужно так, чтобы больше не уступать их врагу.

Взрыв. Ещё взрыв. Потолок вздрогнул. Сквозь расползшиеся бревна наката заструился песок. С наблюдательного пункта доложили: появились танки врага. Лицо капитана Саенко помрачнело.

Андрющенко заспешил к выходу. Капитан двинулся за ним. С запада доносился нарастающий гул моторов. Над головой с визгом проносились мины и снаряды. Командир полка припал к окуляру стереотрубы на наблюдательном пункте. "Тигры"! Два, три, пять...

— Замысел противника вам понятен? — спросил он у капитана.

— Чего гадать? Атакует.

— Почему же "тигры" движутся на малой скорости и не ведут огня, а на бортах у них нет автоматчиков? Почему над передним краем появилась "рама"? Хотят фашисты нашу огневую систему разведать. Да и мы тоже не лыком шиты: спутаем им карты, откроемся так, как нам выгодно. Прикажите ротам молчать.

Попросив артиллеристов дать жиденький огонь, чтобы противник подумал, будто на этом участке мало огневых средств, командир полка продолжал наблюдать. Где-то за спиной у него справа и слева ухнуло. Среди "тигров" всплеснулись взрывы. Танки врага продолжали двигаться. Снова — огонь! У крайнего "тигра" сорвало башню. Танки повернули обратно. Тогда майор Андрющенко велел артиллеристам прекратить огонь и сменить огневые позиции.

— Срочно усилить оборону, — приказал он комбату Саенко. — Поглубже зарыться в землю, заминировать подступы и быть готовыми к бою. Главное ещё впереди.

...Во второй половине дня после артналёта гитлеровцы пошли в наступление на позиции 44-го стрелкового полка. Из кустарника выползли "тигры". За ними двигались цепи автоматчиков.

Всё это наблюдал майор Андрющенко со своего командного пункту. Но вот он оторвался от стереотрубы и кивнул командиру поддерживающей артиллерийской группы: огонь! Среди танков, камуфлированных под цвет местности, вырос густой частокол взрывов.

— Проси в дивизии, пусть "катюши" нас поддержат, — повернулся майор к начальнику штаба.

Бушующий смерч огня и дыма заметался среди боевых порядков врага.

Андрющенко отпил воды из котелка и посмотрел в бинокль. В небе он заметил вражескую авиацию. И тотчас же позвонил командиру дивизии, попросил поддержать авиацией.

— На подходе "Нормандия", — услышал в ответ.

В этот момент доложил Саенко: "тигры" на подступах к первой траншее.

— Держитесь, сколько хватит силы, помочь пока ничем не могу, — ответил майор.

Командиру дивизии, который интересовался обстановкой на участке обороны, Андрющенко ответил, что полк ведёт бой на песчаных высотах. Пока успешно. Помощь? Видимо, нужна будет только авиация.

Майор положил трубку. Посеревшее от усталости лицо его стало задумчивым. Мыслями он был в окопах батальона Саенко, в других подразделениях. Из забытья его вывел начальник штаба.

— Батальон капитана Саенко, — доложил он, — пустил в ход противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью. Бойцы начали отход на левом фланге.

— Все правильно. Гитлеровцы, уверившись, будто оборона у Саенко слаба, прут главными силами на него. Тут они хотят рассечь наш полк, вбивают клин. Пусть лезут. Мы им устроим маленький Сталинград. На левом фланге у Саенко в первой траншее только охранение...

Командир полка пояснил далее, что ещё утром, когда враг вёл на этом участке боевую разведку, он приказал Саенко скрытно по ходу сообщения отвести левофланговую роту к 3-й роте и сделать тут позицию плотнее. На переднем крае остались у него только группы истребителей танков да пара пулемётов.

— Не рискованно ли это? — забеспокоился начальник штаба.

— Было бы хуже, если бы рота Саенко под давлением противника стала отступать, а враг на его плечах ворвался бы на вторую позицию.

К Андрющенко подошёл командующий артиллерийской группой и доложил, что его передовой наблюдатель видит выдвижение вражеского резерва из района Куневичи. Танки и бронетранспортёры врага с живой силой тянутся на левый фланг Саенко. Противник, видимо, намерен продолжить вбивать клин.

Майор распорядился подготовить заградогонь по-плотнее перед третьей траншеей Саенко.

— Как только втянуться сюда главные силы врага, обрушить на него всю силу артгруппы. Здесь и остановим гитлеровцев.

Затем он позвонил командиру левофлангового батальона:

— Поддержи Саенко огнём фланкирующих пулемётов. Приготовься своим левым флангом контратаковать. Сигнал: три зелёных.

Командир полка то подходил к стереотрубе, то всматривался в ход боя на участке Саенко. Волновался? Да, волновался. Вдруг враг проломит центр полка? Тогда замысел, вынашиваемый с самого начала боя об окружении противника, сорвётся. Подготовленный удар второго эшелона и левого фланга станет неосуществим. Придётся драться за восстановление нарушенной обороны. Но нет, убеждал он себя, продуманный план надо осуществить, каких бы это не стоило усилий.

Зуммерили телефоны, отдавались распоряжения, команды. Вокруг копоть и гарь. В небе и на земле грохот. Командир полка не сводил глаз с участка обороны Саенко. Он видел, что туда стягиваются резервы врага. Много и пехоты, и техники. Противник накапливал силы для решительной атаки.

Вот тогда и последовала команда: дать заградительный огонь, а по второму эшелону врага — залп "катюш".

Огненный пояс возник перед врагом впереди третьей траншеи, куда отвёл Саенко свою левофланговую роту. Поднявшаяся было в атаку цепь в серо-зелёных мундирах, словно скошенная, рухнула на землю. Застрочили пулемёты обороны. Огненный смерч прошёлся по второму эшелону противника.

Андрющенко снял трубку телефона. Отдал приказ командиру батальона второго эшелона:

— В атаку! Прижимать врага к озеру справа.

Получив ответ о выполнении приказа, майор дал команду левофланговому батальону атаковать и охватить врага слева. Общая задача: охватить фланги врага и прижать его к озеру.

Батальоны начали теснить противника. Андрющенко приказал артиллерии бить по флангам врага, содействовать успеху контратаки. Долго грохотала артиллерия, бомбила авиация. Враг дрогнул. Смятый на флангах, он начал отступать. Но было поздно. Андрющенко видел, что батальоны его полка уже взяли в "клещи" противника. Прижатые к озеру гитлеровцы оказались в "котле".

У озера и нашёл свой бесславный конец пехотный полк врага с двенадцатью танками.

Это всего лишь одна страница большого боевого пути Героя.

Белорусская операция развивалась. На западе ещё много было городов и сёл, которые ждали освобождения от гитлеровских оккупантов.

Значительная часть материалов о Герое любезно предоставлены Игорем Сердюковым (город Киев, Украина)

My Webpage

Андрющенко Владимир Кузьмич

Андрющенко Владимир Кузьмич
Отредактировал irenasem (5 июня 2011)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх