,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!
  • 7 мая 2011 |
  • 10:05 |
  • kaktus |
  • Просмотров: 365487
  • |
  • Комментарии: 24
  • |
-1
Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


То, что Гитлер в конце концов сломал себе шею, — закономерный итог любого диктатора, замахнувшегося на мировое господство. А вот то, что Советский Союз оказался в числе победителей, — нонсенс, чудо, если хотите.

СССР должен был проиграть войну, поскольку:


1. Германия имела мощную промышленность, производившую самые современные образцы военной техники, высококвалифицированные инженерные и рабочие кадры.
К моменту начала войны с СССР на Третий рейх работали чехословацкие заводы «Шкода», французская фирма «Рено», голландские и бельгийские электротехнические и химические заводы, угольные шахты Силезии. Нейтральная Швеция поставляла немцам сталь и цветные металлы, нейтральная Швейцария — точные приборы, благодарная Финляндия — лес и марганец, дружественные Венгрия и Румыния — нефть.
В Советском Союзе, несмотря на гигантские усилия и колоссальные средства, потраченные на индустриализацию, остро ощущалась «нехватка общей технической и промышленной культуры, обусловившая отсутствием современных научных разработок, необходимого технического опыта и дефицит квалифицированных кадров».

2. Германия обладала научным потенциалом. Уже в ходе войны были разработаны и частично приняты на вооружение образцы, которые в СССР изучали и копировали все послевоенное десятилетие: новое поколение танков и подводных лодок, реактивные самолеты, крылатые, баллистические и зенитные ракеты, планирующие авиабомбы. Тайные проекты нацистов до сих пор будоражат воображение. Немецкие
инженеры уже в ходе войны создали то, что советские конструкторы копировали все послевоенное десятилетие.
В «первой в мире стране социализма» наличие интеллекта считалось признаком принадлежности к враждебным классам: уплывали из страны пароходы философов и уходили эшелоны инженеров, прислоняли к стенке агрономов-вредителей и шпионов-конструкторов. Уничтожались буржуазные и создавались пролетарские науки, к примеру, астроботаника. Мимо прошли изобретения турбины, гидролокатора, инфракрасной оптики, циклотрона, телевидения...

3. Германия имела союзников — Италию, Японию, Венгрию, Румынию, Болгарию, Словакию, Хорватию, Финляндию, Испанию.
Благодаря «мудрой политике партии» СССР, совершивший агрессию против шести государств, исключенный из Лиги Наций, оказался в международной изоляции и остался
один на один с немецкой военной машиной, не имея ни одного союзника или хотя бы страны, относящейся к нему с симпатией. Не стоит вспоминать о Монголии: страна, в которой квартируют чужеземные войска, чье правительство в полном составе вывезено в Москву и расстреляно по советским законам, называется не союзником, а протекторатом.
В Лондоне, провозгласившем своей целью уничтожение гитлеризма, не без оснований полагали, что «с каждым днем все определеннее Советский Союз выступает в качестве союзника Германии». В ответ из Кремля клеймили британцев как «поджигателей войны» и с апломбом доказывали, что бороться с гитлеризмом — бессмысленная и преступная затея.

4. Германия имела лучшую в мире армию, прекрасно вооруженную, обученную, освоившую «блицкриг», уже привыкшую побеждать. Красная Армия была обезглавлена, лишена инициативы, плохо обучена, в результате освободительных походов находилась на враждебной территории и морально была не готова к оборонительной войне.

По всем расчетам, после мощного нокаутирующего удара «красный колосс» должен был рухнуть. Такой удар, к изумлению Сталина, планировавшего воевать исключительно на
чужой территории, последовал 22 июня 1941 года. Красная Армия, получив директиву всеми силами и средствами «обрушиться» на врага и уничтожить, немедленно приступила к нанесению ответных «сокрушительных ударов».

Некоторое время в Кремле питали иллюзии, что «непобедимая и легендарная» в кратчайшие сроки вышвырнет врага со священной советской земли. Вместо этого последовал сокрушительный разгром первого стратегического эшелона. К 9 июля, то есть всего за 18 суток, было потеряно 12 тысяч танков, 4 тысячи самолетов, 19 тысяч орудий, 770 тысяч бойцов и командиров.

По пыльным дорогам брели бесконечные колонны пленных, а «братья по классу» и не думали поворачивать штыки против собственного правительства.

Сталин, объявив войну Отечественной, а себя Верховным Главнокомандующим, пытался руководить боевыми действиями привычными методами: искал врагов, расстреливал и перетасовывал командующих, приставил к ним комиссаров, терзал их мелочной опекой, объявил всех попавших в плен предателями. Ничего не помогало: «Барбаросса» реализовывался даже с опережением графика; излюбленной темой застольных разговоров фюрера в те дни были планы будущего устройства «Великогермании», ее организации, принципов управления и тех богатств, которые хлынут в рейх с Востока. Во второй половине июля пал Смоленск, в сентябре немцы блокировали Ленинград и захватили Киев, в октябре ворвались в Донбасс и Крым, взяли Орел и вышли к Туле. 15 ноября началась битва за Москву.

В гигантских «котлах» окончательно прекратила свое существование кадровая Красная Армия.

Иосиф Виссарионович всерьез задумался о возможности заключения с немцами мира по типу Брест-Литовского, когда большевики ради сохранения власти откупились огромными территориальными уступками и репарациями.
Случись такое, неизвестно, как повернулся бы ход Второй мировой войны. Возможно, первые атомные бомбы упали бы не на Хиросиму и Нагасаки, а на Гамбург и Бремен.

СССР проигрывал войну с Германией, и неизбежно проиграл бы ее, если бы сражался в одиночку. Однако, став жертвой гитлеровской агрессии, Советский Союз автоматически обрел союзников в лице англо-американцев. Как известно, «у Британии нет вечных врагов», а вечные интересы диктовали необходимость в схватке двух тоталитарных режимов поддержать более слабого и менее опасного. Последовательный антикоммунист Черчилль немедленно протянул Сталину руку помощи, а за спиной англичан стояли ресурсы доминионов и колоний и экономическая мощь Соединенных Штатов, еще
не вступивших в войну, но уже принявших закон о ленд-лизе.

12 июля 1941 года было подписано советско-английское соглашение о совместных действиях в войне против Германии.

В августе США и Великобритания заключили Атлантическую хартию, к которой 24 сентября присоединился СССР.

«Первое в мире пролетарское государство» чудесным образом стало членом «антигитлеровской коалиции демократических стран». Согласно подписанному 1 октября в Москве протоколу западные державы обязались поставлять ежемесячно 400 самолетов, 500 танков, большое количество грузовых автомобилей, металл, высокооктановый бензин, паровозы, продовольствие, порох и многое другое, без чего, как указывал Сталин в переписке с Черчиллем, «Советский Союз либо потерпит поражение... либо потеряет надолго способность к активным действиям на фронте борьбы с гитлеризмом».
Практически сразу Верховный начал требовать от новоприобретенных союзников открытия второго фронта в Северной Франции или Скандинавии, а советскому народу
6 ноября открыл глаза: «Одна из причин неудач Красной Армии состоит в отсутствии второго фронта в Европе против немецко-фашистских войск... Обстановка теперь такова, что наша страна ведет освободительную войну одна, без чьей-либо военной помощи».
Потом, задним числом, наши историки сочинят «для студентов и аспирантов»: «Победа СССР тем более знаменательна, что она была достигнута самостоятельно, ибо удельный вес всех поставленных товаров для СССР союзниками во Второй мировой войне был ничтожен». А тогда, по свидетельству Н.С. Хрущева, в узком кругу соратников Вождь
«прямо говорил, что если бы США нам не помогли, то мы бы эту войну не выиграли: один на один с гитлеровской Германией мы не выдержали бы ее натиска и проиграли войну».


Одного Сталин со товарищи точно не ожидал — что войну придется вести Отечественную.
В условиях войны тоталитарная система обеспечила устойчивость государства в период самых тяжелых испытаний.

Военные поражения не привели к революции, как это случилось с царской Россией в 1917 году, советский народ «не выгнал свое правительство», хотя, признал Сталин, имел на это
полное право.
Армия, во всяком случае ее верхушка, беспрекословно повиновалась Верховному Главнокомандующему. Низкий уровень подготовки перекрывался готовностью воевать, не считаясь с людскими потерями.



К концу 1944 года страны антигитлеровской коалиции располагали огромным военно-экономическим потенциалом и вооруженными силами, значительно превосходившими Вермахт.

Всего на советско-германском фронте Красная Армия имела 6,7 миллиона человек, 118 тысяч орудий и минометов, 12 тысяч танков и САУ и 22 тысячи боевых самолетов.

Германское командование имело на Восточном фронте всего: 3,7 миллиона человек, 56,2 тысячи орудий и минометов, 8,1 тысячи танков и самоходных установок, 4 тысячи боевых самолетов.

Несмотря на кажущуюся безнадежность положения, Германия вовсе не стала легкой добычей, а Вермахт не превратился «в мальчика для битья». К началу 1945 года германскому командованию удалось довести численность вооруженных сил до 9,4 миллиона солдат и офицеров, из них 5,4 миллиона находились в действующей армии.

Операция, получившая в советской военной науке название Висло-Одерской, по размаху и достигнутым военно-политическим результатам была одной из крупнейших операций Второй мировой войны. В ходе ее Красная Армия разгромила немецкие войска в Польше и захватила плацдармы на западном берегу Одера. Военные действия были перенесены в центральные районы Германии. Операция показала возросшее искусство советского командования и штабов. Генерал фон Меллентин отметил:

«Было ясно, что их Верховное Главнокомандование полностью овладело техникой организации наступления огромных механизированных армий и что Сталин был полон решимоста первым войти в Берлин».

Безвозвратные потери Вермахта составили около 220 тысяч человек, в том числе 147 тысяч пленными, около 14 000 орудий и минометов, до 1400 танков и штурмовых орудий, 340 самолетов. Впрочем, к этим цифрам надо подходить с известной долей осторожности, ибо в донесениях и супостата «молотили», и брали в плен полками и дивизиями.

В фронтовых штабах эти данные сразу делили на три, прежде чем отправить итоговую сводку в Москву, иначе получалась явная несуразица, о чем поведал генерал Телегин:
«После Варшавско-Лодзинско-Познаньской операции мы стали подсчитывать, сколько же пленных было захвачено и сколько фактически поступило на сборно-пересыльные пункты в лагеря. Получилась поразительная картина. Так, например, с 14 января по 12 марта 8-я гв. армия показала нам в донесении 28 149 чел., а по декадным донесениям армией было взято 40 тыс., на фронтовые пункты — по ее же донесениям — оказалось сданными только 27 953 чел., фактически было принято от 8-й гв. армии — 5221 чел. Из 40 тысяч осталось 5 тысяч.

Почему доносили, что на фронтовые пункты сдано 28 тысяч? 47-я армия донесла, что сдано на приемные пункты 61-й армии 4497 чел., а 61 -я армия никакими документами не подтверждает это...

В период январских боев 1945 года штабы армий и отдельных корпусов 1 -го белорусского фронта донесли об уничтожении 1749 и о захвате 599 танков и самоходных орудий противника, что соответствовало количеству танков и самоходных орудий 2348, потребному для укомплектования четырнадцати немецких танковых дивизий.

В действительности всего в январе 1945 года перед фронтом действовали две танковые дивизии, три бригады штурмовых орудий, две мотодивизии и отдельные танковые части
и подразделения общей численностью не свыше 920 единиц.
А мы уже уничтожили и захватили 2348».


Общие потери союзных войск двух фронтов за 23 дня операции, согласно официальным статистическим исследованиям, — 194 тысячи солдат и офицеров, безвозвратные — 44 тысячи, 1257 танков и САУ, 347 орудий и 343 самолета.

Непонятно, как эти цифры стыкуются с утверждением генерал-полковника К.В. Крайнюкова: «Войска (1 -го Украинского) фронта нанесли ощутимый урон противнику... Но и сами понесли немалые потери в людях и технике. Военный совет фронта ходатайствовал перед Ставкой о присылке нам 100 000 солдат, сержантов и офицеров для пополнения.


Для содействия 1-му Белорусскому фронту в разгроме варшавской группировки маршалу Рокоссовскому было приказано не меньше чем одной армией, усиленной танковым или механизированным корпусом, нанести удар в обход Модлина с запада с целью не допустить отхода врага за Вислу и быть в готовности форсировать реку.

В общей сложности в операции должно было принять участие почти 1,7 миллиона солдат и офицеров, 25 426 орудий и минометов, 3859 танков и самоходных установок, 3097 боевых самолетов.

Маршал A.M. Василевский отмечает, что «Восточно-Прусская операция по расходу боеприпасов не имела себе равных среди всех операций в истории войн. Два фронта получили 13,3 миллиона снарядов и мин, 620 миллионов патронов, 2,2 миллиона ручных гранат».

С учетом погибших на принудительных работах в Германии итоговая величина жертв гражданского населения СССР составляет свыше 13 млн 684 тыс. человек. Следовательно, более половины всех людских потерь Советского Союза – это мирные граждане, оказавшиеся на оккупированной противником территории, превращенной в огромный полигон смерти.

Страшная панорама цены войны не может быть всесторонней без учета косвенных людских потерь. А это, как известно, разница между динамикой изменения количества населения в годы войны и теми темпами его роста, которые могли бы иметь место в мирное время. По подсчетам ученых, величина косвенных потерь России составила 14 млн, а для СССР – 23 млн человек…


Незадолго до безоговорочной капитуляции третьего рейха Гитлер в одном из своих публичных выступлений признал, что потери Германии велики – 12,5 млн человек, половину из которых составляют убитые.
После войны бывший начальник штаба оперативного руководства верховного главнокомандования (ОКВ) генерал-полковник А. Йодль оценивал потери вермахта в 12,4 млн человек, из них – 2,5 млн убитые, 3,4 млн – пропавшие без вести и пленные, 6,5 млн – раненые .


Безвозвратные потери вооруженных сил СССР вместе с союзниками, соединения и части которых действовали в составе советских фронтов (их было более 75 тыс. человек}, превышают потери противника в 1,3 раза. Такое соотношение обусловлено прежде всего неблагоприятным ходом боевых действий в первом периоде Великой Отечественной войны. Здесь, разумеется, отрицательно сказался фактор неготовности войск приграничных военных округов к отражению массированных ударов вермахта, но все-таки решающее влияние оказали просчеты советского руководства, допущенные как накануне, так и в начале войны. ...

Исключительно велики оказались и безвозвратные людские потери вооруженных сил СССР – 11 млн 944,1 тыс. человек. Из них – 5 млн 226,8 тыс. – это убитые в боях и умершие от ран при санитарной эвакуации; 1 млн 102,8 тыс. скончались в госпиталях; 5 млн 59 тыс. – это военнослужащие, попавшие в плен, либо пропавшие без вести (в данную категорию вошли также призванные по мобилизации граждане, но еще не зачисленные в списки частей действующей армии); 555,5 тыс. человек составляют небоевые потери – умершие от болезней, погибшие в результате происшествий, расстрелянные по приговорам военных трибуналов. Большая часть потерь приходится на граждан России – 7 млн. 922,5 тыс. человек.

Если говорить о возрасте павших воинов, то в основном это самые молодые и дееспособные люди. Так, 74% умерших от ран и болезней, не вернувшихся из плена – это военнослужащие от 19 до 35 лет, возраст остальных 2 253 800 человек колеблется от 36 до 51 года и старше. Ранения, контузии и ожоги разной степени тяжести получили 15 млн. 205 592 человека, 2млн 576 тыс. стали инвалидами.

Официальная статистика зафиксировала за годы войны 3 млн. 48 тыс. тяжело заболевших и 91 тыс. обмороженных . Благодаря самоотверженному труду медиков 73% раненых вернулись в строй. … .

В марте 1990 г. на страницах "Военно-исторического журнала" было опубликовано интервью начальника Генерального штаба. В нем генерал армии М. А. Моисеев изложил основные результаты работы комиссии.

Наконец-то была снята завеса секретности, недомолвок, а то и фальсификаций, которая почти полвека мешала историкам приблизиться к истине. А 8 мая Президент СССР М. С. Горбачев в докладе, посвященном 45-летию Победы, сославшись на эти результаты, подчеркнул, что война унесла почти 27 млн. жизней советских людей .



Надо признать, что за все последнее столетие наша страна не сталкивалась со столь колоссальными жертвами. Даже восьмилетний период двух войн – Первой мировой и гражданской – с их широкомасштабными, часто со смертельным исходом тифозными, холерными, малярийными и прочими эпидемиями унес убитыми, умершими от ран и болезней почти в три раза меньше – 10,3 млн человек .


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Великая Отечественная. Апофеоз победы великих советских полководцев: мы за ценой не постоим!


Источники:
1). Бешанов В. – 1945 – Год поБЕДЫ (Великая Отечественная. Неизвестная война)-2011.
2). Валентин Пронько. Цена Победы.
(Пронько Валентин Адамович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института военной истории МО РФ.)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх