,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Бандитская армия
  • 6 мая 2011 |
  • 09:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 284686
  • |
  • Комментарии: 15
  • |
+1
Кем же на самом деле были боевики Украинской Повстанческой Армии — борцами за свободу и независимость или пособниками гитлеровцев, бандитами и убийцами? Отряды УПА являлись вооруженными формированиями Организации украинских националистов (ОУН). Разделять эти две организации нельзя. Идеологи ОУН руководили УПА, определяли ей цели и ставили задачи. Поэтому не случайно в научных исследованиях применяется аббревиатура ОУН-УПА.

Бандитская армия


Оуновцы активно сотрудничали со спецслужбами нацистской Германии при подготовке нападений на Польшу и СССР. Из членов ОУН были сформированы два батальона особого назначения. Один из них — «Нахтигаль» — «прославился» массовыми расстрелами поляков и евреев во Львове после захвата города немцами в конце июня 1941 г. Затем нахтигалевцы использовались в качестве зондеркоманд на Украине и в Белоруссии. Войсковые подразделения ОУН ликвидировали после того, как Степан Бандера попытался играть самостоятельную роль.

Немцы тогда быстро поставили националистов на место. Формирования оуновцев были преобразованы в полицейские батальоны, предназначавшиеся для выполнения охранных функций и участия в карательных операциях против партизан.

Под контролем гестапо

С началом планомерного ограбления гитлеровцами Украины, массовой отправкой молодежи на принудительные работы в Германию в народе резко возросло возмущение оккупационной политикой. Только одним приказом генерал-губернатора дискрита "Галиция" от 24 августа 1942 г. в рейх были вывезены 140 000 девушек, юношей, молодых женщин и мужчин. Всего же за годы оккупации из Западной Украины в Германию угнали 402 777 человек (в целом с Украины — 2 244 000). Перед немцами возникла реальная угроза, что население, способное носить оружие, уйдет в леса, где к тому времени уже действовало немало советских партизанских отрядов. Чтобы не допустить этого, а также не отвлекать свои части с фронта оккупанты решили вновь разыграть карту «самостийности».

Бандитская армия


Из сторонников Бандеры, более послушных и покладистых, гестапо создало полностью подконтрольный ему новый «подпольный» провод ОУН во главе с Романом Шухевичем, который являлся помощником командира батальона «Нахтигаль», затем 201-го полицейского батальона. О том, с кем оуновцы собирались бороться, убедительно говорит воззвание провода от 30 июня 1942 г.: «... Мы не ведем сегодня народ на баррикады, не идем в физический бой с новыми хозяевами Украины за завоевание территории. Нашим первым врагом является все-таки Москва».

В 1943 г. отряды УПА начали официально именоваться «Украинской повстанческой армией». Первоначально ее командующим был Дмитрий Клячкивский, а после его ликвидации в феврале 1945 г. — Роман Шухевич (псевдонимы Роман Лозовский, Тарас Чупринка). На первых порах УПА пополнялась за счет добровольцев из числа идейных националистов, полицаев, дезертиров из Красной Армии.

Немало было в УПА и людей, пострадавших от сталинских репрессий. Однако вскоре руководство оуновцев убедилось, что желающих бороться с оружием в руках за создание «самостийной державы» не так уж и много. Комплектование начали проводить силой, о чем свидетельствуют показания бывших «воинов» УПА.

Федор Купчишин, житель с. Городец Владимирского района Ровенской области: «... Насильно мобилизован в августе 1943 г. вместе с другими 30 односельчанами и назначен в 3-ю сотню батальона имени Коновальца. Добровольцев всего лишь 30 процентов, остальные насильно мобилизованы... Все находящиеся в отряде не имеют права называть друг друга по имени и фамилии, а только по присвоенной кличке». Василий Носик: «... Насильно уведен бандеровцами в сентябре 1943 года. Работал врачом группы УПА «Восток». 50 процентов личного состава мобилизованы насильно, а некоторые уведены ночью под силой оружия. Воевать против Красной Армии не хотят, но боятся, что их строго накажут или расстреляют. Националисты широко пропагандируют, что всех захваченных бандеровцев Красная Армия расстреливает...» Часто в оуновские банды шли из-за того, что боялись расправы с родственниками.

Например, жители села Белашув Здолбуновского района Ровенской области братья Леонид и Александр Охримчук оказались в УПА «ввиду того, что бандиты предупредили их: если они не вступят в банду, их мать будет повешена». Жестким наказаниям подвергались и дезертиры из УПА. Тот, кто совершал побег дважды, — уничтожался.

В целях экономии патронов казнь совершалась с помощью удавки. Политреферент по кличке Архип после инспекции бандформирований в Тернопольской и Станиславской областях писал: «Если разобраться в обстоятельствах, при которых попали наши стрельцы в ряды УПА, мы вынуждены сказать, что лишь незначительная часть пошла идейно, а остальные пошли по приказу». По мере увеличения численности армии провод ОУН уже был не в состоянии контролировать все мелкие отряды.

Некоторые из них под командованием далеких от политических амбиций руководителей оуновского движения, семьи или родственники которых, как правило, пострадали от гитлеровцев, по своей инициативе нападали на заготовителей продуктов для частей вермахта, стремились отбить у немцев оружие и боеприпасы. Отдельные отряды вели бои с оккупантами, чтобы воспрепятствовать угону молодежи в Германию. Но в директиве оуновской службы безопасности от 27 октября 1943 г. недвусмысленно указывалось: «Особое внимание необходимо обратить на самовольные выступления членов ОУН против немцев, применяя репрессивные методы, вплоть до расстрела».

Геноцид поляков

Помимо борьбы с советскими партизанами банды УПА «очищали» западные области Украины от поляков. Оуновцы хотели таким образом не только отомстить «нации угнетателей». Ведь боевиков УПА надо было кормить и одевать. Брать все необходимое у украинских крестьян означало вступить в конфронтацию со «своими».

Немецкие склады надежно охранялись. Следовательно, оставался один путь — в польские села. Боевики расстреливали, вешали, сажали на колы, жгли живьем, рубили на куски топорами, топили в прорубях, забивали колодцы трупами уничтоженных ими людей. Сотни сел и хуторов превратили они в сплошные кладбища. Подсчитано, что украинские националисты уничтожили почти 40 тыс. поляков. Настоящий геноцид подтверждают и многочисленные показания взятых в плен частями Красной Армии бандеровцев. Васюк (кличка Голуб): «... В июне 1943 г. вместе с отрядом совершал налеты на польские села. Грабили и убивали польское население.

В ноябре 1943 г. отряд совершил нападение на села Старики, Вязовку, Угла. Все жители были убиты. Имущество, скот, хлеб взяты. Хаты и трупы убитых сожжены. Всего отрядом в этих селах убито 1500 поляков всех возрастов». Пашковский: «... С отрядом в 200 чел. в октябре 1943 г. в одном из сел зарезали и задушили 10 человек польских партизанских семей, в их числе были женщины, дети, старики. При истреблении подвергали пыткам: резали ножами, а потом душили веревкой при помощи деревянной палки...» Бандиты вели тщательное документирование этнических чисток.

Об этом наглядно свидетельствует запись одного из оуновских протоколов о проведенной акции: «... Ночью 4 апреля 1944 г. боевка численностью свыше 50 чел. осуществила ликвидацию польского села Зады. Акция началась с окружения села. Основная группа боевиков во главе с комендантом ворвалась в центр села. В одном доме забаррикадировалось около 25 молодых людей. На наши требования двери не открыли. Даем серию выстрелов и поджигаем дом. В доме послышались выкрики: бери топор, бери вилы, бери лопату.

Они начали выскакивать из горящего дома — мы их расстреливали... Сожжены все польские хозяйства, школа. Убито 30 мужчин и 5 женщин. Неизвестное число людей сгорели в огне...»

Удары в спину РККА

После освобождения западных областей Украины Красной Армией отряды УПА развернули активную диверсионно-террористическую деятельность в ее тылу. Согласно резолюции 3-го съезда бандеровского течения ОУН перед формированиями УПА были поставлены задачи: совершать нападения на штабы и подразделения РККА, внутренних и пограничных войск НКВД; истреблять командный состав, сотрудников органов НКВД и НКГБ, партийно-советский актив; уничтожать транспорт, имущество, средства производства; готовиться к скоординированному удару в спину советским частям.

Служба безопасности «изымала и нейтрализовывала» из организаций 2людей большевистского воспитания». Нередко это делалось коварными методами. Бывших единомышленников преднамеренно подставляли под удары советских войсковых подразделений, объявляли «агентами НКВД», а потом убивали, а некоторых травили и доводили до самоубийства.

Подготавливались законспирированные укрытия, создавались крупные запасы продовольствия, оружия, боеприпасов, медикаментов. Боевики УПА обложили население постоянным продналогом. Кроме того, конфисковывали имущество казненных ими крестьян. Часть продуктов и одежды продавали на рынках с целью покупки на вырученные деньги необходимых предметов тылового и материально-технического обеспечения для отрядов УПА. Только в январе 1944 г. органы военной контрразведки 1-го Украинского фронта обнаружили 31 продсклад, изъяв 250 тонн муки, круп, колбас, сала, а также три склада с разнообразным оружием, включая минометы.

А вот что говорится в архивных документах (все происходило в Львовской области):

«В ночь на 3 января 1945 г. в с. Добростаны Яновского района бандеровцы ограбили две семьи — увели свиней, коров и т.д.;

14 января 1945 г. в с. Дубровицы бандеровцы забрали у крестьян 14 коров;

12 марта 1945 г. в с. Корчин Радеховского района бандиты забрали у населения свиней 5 голов, овец — 20, коров — 2, птицы — 50 голов».

Для того чтобы восстановить местное население против Красной Армии, боевики УПА прибегали к различным провокациям. Нередко они под видом военнослужащих РККА, внутренних войск или пограничников нападали на мирных жителей, издевались над ними, подвергая мучениям. Так, в начале апреля 1944 г. в село Пукляки Тернопольской области ворвалась группа бандеровцев, переодетых в красноармейскую форму. По наводке агентуры службы безопасности они убили на глазах у многих селян двух местных жителей Екима Петриченко и Степана Паначука.

Вся вина этих крестьян состояла в том, что они высказывались за прекращение братоубийственной войны между самими украинцами. Самостоятельно и совместно с разведывательно-диверсионными группами абвера, оуновцы осуществляли сбор развединформации, совершали диверсии на коммуникациях, уничтожали народнохозяйственные объекты, запасы зерна, отравляли продукты питания и воду. Бывший полковник абвера Зигфрид Мюллер показал на допросах, что в октябре 1944 г. в отделе 1-Ц генштаба германской армии перед командировкой в абверкоманду-202, дислоцировавшуюся в Кракове, он получил подробную информацию о проходящих переговорах абвера с украинскими националистами.

В частности, с южным штабом УПА о совместных действиях против Красной Армии. Командование УПА дало принципиальное согласие, выдвинув при этом ряд условий: германские власти должны освободить Степана Бандеру и всех находящихся в немецких концлагерях украинских националистов; Германия гарантирует создание «самостийного украинского государства»; немецкая армия обеспечивает отряды УПА обмундированием, вооружением, средствами связи, медикаментами и деньгами; германские разведорганы должны создать диверсионные школы и вести обучение выделенных ОУН лиц радиосвязи и военной подготовке; диверсионные группы ОУН будут подчиняться абверкоманде-202 в оперативном отношении, а в остальном подчиняются и остаются в ведении штаба УПА.

Абвер принял условия УПА и выдвинул по указанию германского командования следующие требования: южный штаб УПА представляет в распоряжение абверкоманды-202 необходимое количество диверсантов; право комплектования диверсионных групп из этих лиц абверкоманда-202 оставляет за собой, она же определяет место и объекты для диверсий; штаб УПА представляет абверкоманде-202 все имеющиеся у него сведения о Красной Армии, а также информацию об общей деятельности ОУН в тылу советских войск, на участке южной группы войск немецкой армии, то есть на участке от Варшавы до румынской границы.

Последний пункт подтверждается приказом, захваченным 9 марта 1944 г. бойцами 866-го сп 287-й сд 1-го Украинского фронта. В этом документе, в частности, говорилось следующее:

«... Начатые в районе Дережно переговоры с руководителями национальной Украинской повстанческой армии были успешно проведены также в районе Верба. Достигнута договоренность. Немецкие части не подвергаются нападению со стороны УПА. УПА засылает лазутчиков, преимущественно девушек, в занятые противником районы и сообщает результаты развед. отделу... Пленные Красной Армии, а также советские партизаны препровождаются в развед(ывательные) отдел(ы) для допроса...

Бренер, генерал-майор и бригаденфюрер СС»

Связь между абверкомандой-202 и штабом УПА поддерживали полковник Мюллер и Иван Гриньох, бывший капеллан батальона "Нахтигаль". Последний активно содействовал немцам в вербовке, обучении и комплектовании диверсионных групп из украинских националистов и переброске их в тыл Красной Армии.

Бей своих...

Один из руководителей ОУН Реванюк писал в 1961 г. о директивах командования УПА после освобождения Украины: «Мы должны добиться, чтобы ни одно село не признало Советской власти. ОУН должна действовать так, чтобы всех, кто ее поддерживает, — уничтожать... Не запугивать, а физически уничтожать. Не нужно бояться, что люди осудят нашу жестокость... Мы должны уничтожать всех, кого заподозрим в связях с Советской властью. А семьи будем вырезать до третьего колена».

Совершенно очевидно, что бандиты в борьбе за политическую власть воевали прежде всего с народом Украины. У убитого в июле 1948 г. бандеровца были изъяты документы, в числе которых имелась программа действий УПА. В ней указывалось: «В связи с ситуацией на Западе, первостепенной задачей каждого члена УПА является вооружаться, усилить террор против совпартактива, уничтожать всех русских и украинцев, независимо, присланный или местный, но активно помогает советской власти». Боевики службы безопасности жестоко расправлялись с теми, чьи отцы, мужья, сыновья воевали на фронте, кто встретил части Красной Армии как освободителей и помогал красноармейцам.

Смертный приговор выносился любому, на кого падало даже малейшее подозрение в лояльности к властям. Приведем лишь некоторые факты, зафиксированные в архивных документах: "24 апреля 1944 г. в селе Антополь Черновицкой области бандеровцы расстреляли семью красноармейца Олевских из 4 душ — старика, старуху и двух внучат. В июле 1944 г. в деревне Лизино секретарю сельсовета Литовко бандеровцы косой отрубили голову в назидание другим.

6 декабря 1944 г. в селе Михалкув Коршевского района Станиславской области бандеровцы убили 7 мирных жителей. Над секретарем сельсовета (молодой девушкой) зверски надругались. Отрезали нос, губы, груди. В ночь на 11 декабря 1944 г. в селе Бужаны Бусского района Львовской области оуновцы вырезали 17 мирных граждан, в том числе стариков, женщин и детей.

В помещении сельсовета убит почтальон и его семья, проживающая в этом доме, и кровью убитых на стенах написали: «Господари села, не сдавайте хлеб для Красной Армии, «Поджигайте склады заготзерно», «Отомстим всем, кто помогает Советской власти». Каждое мероприятие, проводимое на освобожденных землях, оуновцы стремились сорвать любыми средствами, особенно — призыв в Красную Армию. Анонимные записки с угрозами расправы, убийства работников военкоматов, призывников и их родителей, насильный увод молодых парней в банды — все было пущено в ход. Чтобы отрезать новичкам все пути назад, не дать явиться с повинной, их заставляли убивать.

При этом не важно было, кто станет жертвой палача. Главное — повязать «рекрута» кровью. Руководители службы безопасности говорили: «... Если прошел хлопец аттентант (своеобразные «крестины»: участие в убийстве, налете на село и т.д. — Д.Н.), то кровь держит любого на привязи крепче всяких там слов и клятв».

Архивные документы свидетельствуют:

«15 февраля 1945 г. в селе Каменная Гора Магеровского района Львовской области бандой убиты две женщины в возрасте от 57 до 60 лет, старик 65 лет. У всех сыновья находятся в РККА. Бандеровцы были одеты в красноармейскую форму и старались говорить по-русски.

В июле 1944 г. в Вербском районе Ровенской области группа бандеровцев под силой оружия увела в лес 6 допризывников. В Костопольском районе по пути следования в военкомат бандиты захватили 19 человек и увели с собой в лес.

В ночь на 9 декабря 1944 г. в селе Яблуновка Бусского района Львовской области вырезали 10 человек, в том числе родителей призывников, детей в возрасте от 2 мес. до 1,5 года.

23 марта 1945 г. призывник Вегера из сельсовета Большие Ципцевичи Владимирского района Ровенской области возвратился домой с пересыльного пункта облвоенкомата, получив отсрочку по болезни на месяц. Придя домой, нашел своего отца и мать зарезанными бандой и зарытыми в навозе».

Своей диверсионно-террористической деятельностью националисты нанесли серьезный ущерб народу и государству. Только согласно официальным данным, к моменту полной ликвидации оуновского подполья (1953 г.) в западных областях совершено: 14 424 вооруженных нападения, в том числе 5099 террористических и диверсионных актов; 1004 поджога коллективного имущества, МТС, налета на сельсоветы и клубы, вооруженные ограбления.

Только в 1944-1946 гг. от рук боевиков ОУН-УПА приняли смерть: детей, домохозяек, стариков — 850; учителей и врачей — 1931; председателей сельсоветов — 1454; председателей колхозов — 600; секретарей райкомов партии и комсомола — 30; председателей и зампредседателей райисполкомов — 32; секретарей обкомов партии и комсомола — 37; священнослужителей — 50. Бандеровцы убили более 22 тыс. военнослужащих Советской армии, внутренних войск, пограничников, сотрудников органов госбезопасности и милиции. Как гибли они?

Достаточно взглянуть только на донесения командиров воинских частей и соединений Прикарпатского и Львовского военных округов и военных комиссариатов Львовской области:

«В ночь на 20 сентября 1945 г. в селе Глубочек бандиты захватили военнослужащих 167-й сд рядовых Козака и Котина. Захваченные подверглись пыткам. У красноармейца Котина бандиты оторвали ухо, выкололи глаз, топором разрубили челюсть, руки и ноги обожгли огнем...»

«В мае 1946 г. в селе Мильск Рожищинского района Волынской области 7 бандитов, одетых в красноармейскую форму, замучили председателя сельсовета Романюка и участкового милиционера Столярчука. Бандиты выкололи им глаза, искололи кинжалами, прикладывали к телу каленое железо, били шомполами».

«В ночь с 5 на 6 июля 1948 г. бандиты убили звеньевую колхоза «Леси Украинки» (Львовская область) Регету Марию Антоновну, 1918 года рождения, депутата сельского совета. После убийства бандеровцами в 1947 г. председателя колхоза она исполняла его обязанности. Бандиты неоднократно предупреждали ее о прекращении активности и выходе из колхоза. Ночью с 5 на 6 июля, постучав в ее дом и назвав себя представителями МВД, набросили на нее петлю и, вытащив в огород, расстреляли».


Бандитская армия


...Нет ничего удивительного в том, что последователи ОУН-УПА в «незалежной Украине» поддерживали и поддерживают любые акции чеченских террористов, включая октябрьский захват заложников в Москве.

Дмитрий НИКОЛАЕВ, НВО

My Webpage

Бандитская армия


Бандитская армия



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх