,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


На ловца и «Тигр» бежит
  • 4 мая 2011 |
  • 13:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 214211
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
На ловца и «Тигр» бежит

Гудериан вспоминал об этом так: «В сентябре 1942 г. танк «Тигр» был впервые применен в бою. Он (Гитлер) возложил на первые танки «Тигр» совершенно второстепенную задачу, а именно: начать небольшую атаку на труднопроходимой местности — в заболоченных лесах под Ленинградом, по которым тяжелые танки могли двигаться в колонну по одному по просекам, натыкаясь, конечно, на стволы противотанковых пушек противника, расставленных на этих проходах.

Тяжелые, непоправимые потери и рассекречивание этого боевого средства (в будущем его нельзя уже было использовать внезапно) — таковы последствия такого применения новых танков. Еще больше разочаровывало то, что атака провалилась из-за неблагоприятной местности».

Описание первого применения «Тигров» под Ленинградом в отечественной печати совпадает с гудериановским. Очевидцы писали, что, двигаясь гуськом по узкой дороге, немецкие танки попали под фланговый огонь советской противотанковой артиллерии.

Один «Тигр» был подбит, а три других остановились из-за поломок. Три машины немцам удалось эвакуировать, а четвертая осталась на нейтральной полосе, где простояла почти месяц. Затем — как говорят, по личному указанию Гитлера — ее взорвали.

Кто же его все-таки захватил?

Итак, в первый раз, в сентябре 1942 года, советские войска не сумели захватить новый немецкий танк. Но, словно желая исправить такое упущение, немцы постарались, чтобы «Тигр» все-таки стал трофеем Красной Армии.

Они не только оставили новые тяжелые танки под Ленинградом на крайне неподходящей для их применения болотистой местности, но и додумались их использовать в тот момент, когда Ленинградский и Волховский фронты перешли в наступление, прорывая блокаду Ленинграда. А когда противник наступает, организовать своевременную эвакуацию поврежденной бронетехники особенно сложно. На 10 января 1943 года под Ленинградом воевали семь «Тигров».

К концу месяца пять из них были потеряны в боях, причем три из них подорвали экипажи. Одна машина, сравнительно легко поврежденная и по какой-то причине не подорванная экипажем, была захвачена нашими войсками. Находившийся на Волховском фронте в качестве представителя Ставки маршал Жуков, описывая подробности захвата первого образца тяжелого танка «Тигр», рассказывал:

«Это было 14 января 1943 г. Мне доложили, что между Рабочими поселками № 5 и № 6 наши артиллеристы подбили танк, который по внешнему виду резко отличался от известных нам типов боевых машин». Командовавший в те дни Волховским фронтом Мерецков утверждал, что «Тигр» подбили вовсе не артиллеристы: «Во время прорыва нами вражеской обороны фашистское командование бросило в бой новый тяжелый танк «Тигр»... Он предназначался для участия в штурме Ленинграда.

И вот это чудовище остановили наши пехотинцы-бронебойщики, повредив смотровые приборы танка. Экипаж не выдержал и бежал, бросив в целом исправную машину». В брошюре «Оружие Победы» сказано: «Было это под Ленинградом в январе 1943 года. В районе Синявинских высот в густых зарослях кустарника расположилась на огневой позиции батарея 122-мм пушек образца 1931/37 гг. 267-го корпусного артиллерийского полка. Внезапно послышался рокот танкового мотора.

Два огромных танка с крестами на бортах надвигались на батарею. Когда до одного из орудий оставалось не более 50 метров, прозвучал выстрел. Бронебойный снаряд весом 25 кг со скоростью 800 м/с врезался в башню головного «Тигра», которая, расколовшись, слетела с танка. Сильные удары крупных осколков башни по броне второго «Тигра» заставили его экипаж бежать, не заглушив двигателя».

А в военно-историческом очерке «Советские танковые войска 1941-1945» честь захвата «Тигра» принадлежит, разумеется, танкистам: «У Рабочего поселка № 1 танкисты 86-го танкового батальона подбили и захватили тяжелый танк «Тигр». Это был первый «Тигр», захваченный нашими войсками в Великой Отечественной войне». Надо сказать, что подобная детективная неразбериха в описании захвата «Тигра» отнюдь не исключение в военно-исторической литературе, а скорее правило. Так или иначе, но «Тигр» оказался в руках советских войск.

Поиски «антитигрина»

Заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками генерал — лейтенант Коробков приказал с 25 по 30 апреля 1943 года на полигоне в Кубинке провести испытания трофейного "Тигра". Их результаты оказались просто шокирующими. 76— миллиметровый бронебойнотрассирующий снаряд пушки Ф-34, установленной на танке Т-34, не пробил бортовую броню немецкого танка даже с дистанции 200 метров!

О перспективах же «тридцатьчетверки» пробить бронебойным снарядом самую мощную — лобовую — броню «Тигра» и говорить не приходилось. Еще более удручающими выглядели перспективы поразить «Тигр» из 45-миллиметрового противотанкового орудия. «Сорокопятки», в 43-м году бывшие основным противотанковым оружием Красной Армии, могли стрелять разве что по гусеницам новых немецких тяжелых машин. Нужно было срочно искать оружие, способное надежно поражать «Тигры».

Была форсирована разработка нового варианта Т-34 с более мощным орудием. Но принять участие в сражении на Курской дуге новые машины не успели. Для старых «тридцатьчетверок» постарались запасти побольше подкалиберных снарядов. Ими с дистанции 300-500 метров можно было поражать «Тигры» хотя бы в борт. В чрезвычайно короткие сроки удалось запустить в серийное производство самоходные орудия Су-152.

Эти самоходки, справедливо прозванные «тигробоями», могли поражать новые немецкие танки даже на значительном расстоянии. Во время боев на Курской дуге Су-152 постоянно перебрасывали на самые опасные участки как последнее средство остановить «Тигры».

Сталин открытостью не страдал

Параллельно шли активные поиски воздушного противотанкового оружия. В борьбе с танками существовавшие до того фугасные и осколочно-фугасные бомбы были малоэффективны.

Так, ОФАБ-100 пробивала своими осколками броню толщиной 30 мм только при разрыве на расстоянии не более 5 метров от танка. На штурмовик Ил-2 можно было подвесить всего 4 такие бомбы. При полете на большой скорости вероятность попадания в танк такими бомбами была невелика. Но весной 1943 года были успешно завершены испытания кумулятивных авиабомб конструктора Ларионова. Основным поражающим фактором противотанковой авиационной бомбы была кумулятивная струя диаметром 1— 3 мм.

В месте соударения огненной струи с броней прожигалась дыра, поэтому первые кумулятивные бомбы у нас назывались бронепрожигающими. Они надежно резали броню толщиной до 70 мм и действовали настолько эффективно, что Государственный Комитет обороны в срочном порядке решил принять на вооружение противотанковую авиабомбу ПТАБ и организовать ее массовое производство. Наркому боеприпасов Ванникову было поручено изготовить к 15 мая 1943 г. 800 тыс. таких авиабомб.

Заказ выполняли более 150 предприятий различных наркоматов и ведомств. Сталин в отличие от Гитлера, рассекретившего свои новые танки, категорически запретил применять эти авиабомбы до получения специального разрешения. Но как только началось сражение на Курской дуге, бомбы применили в массовом количестве. Выяснилось, что они «берут» броню и средних немецких танков, и «Тигров». Сбрасывая их, летчики только одной 291-й штурмовой авиадивизии уничтожили за день 30 вражеских танков. Самолет Ил-2 брал 312 таких авиабомб. Их сбрасывали сотнями, справедливо рассчитывая на то, что хоть одна да найдет «свой» танк.

Дорогая цена торопливости

Попытаемся представить, что могло произойти, если бы Гитлер в 1942 году не загнал нетерпеливо первые «Тигры» в болота под Ленинградом, "обеспечив" их захват красноармейцами и рассекречивание до решающего сражения? Что произошло бы под Курском, если бы для встречи «Тигров» не были приготовлены самоходные орудия со сверхмощными пушками, подкалиберные снаряды, прожигающие авиабомбы и минные поля?

Не исключено, что кампания 1943 года вполне могла завершиться очередным летним поражением Красной Армии, как в 41-м и 42-м годах. Не будь фюрер таким азартным, исход сражения мог бы быть другим.

Максим КУСТОВ

На ловца и «Тигр» бежит


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх