,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Могло быть и по другому
  • 24 апреля 2011 |
  • 15:04 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 139196
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Могло быть и по другому

Эберхард Шнайдер

Известный немецкий "кремлевед" Эберхард Шнайдер считает, что Горбачев слишком поздно инициировал Новоогаревский процесс, и сохранить Советский Союз в какой бы то ни было форме было уже невозможно. СССР был обречен.

23 апреля 1991 года президент СССР Михаил Горбачев и лидеры девяти союзных республик начали переговоры о создании нового государства — Союза Суверенных Советских Республик. Эти переговоры вошли в историю как Новоогаревский процесс. В интервью Deutsche Welle профессор Эберхард Шнайдер (Eberhard Schneider) из исследовательского центра "ЕС — Россия" заявил, что предложение Горбачева создать новое федеративное государство было запоздавшим и уже не могло предотвратить крах СССР.

— Deutsche Welle: Был ли, с вашей точки зрения, неизбежным распад СССР 20 лет назад?

— Эберхард Шнайдер: Давайте рассмотрим ситуацию, в которой тогда находился Советский Союз. С моей точки зрения, налицо были экономические, идеологические, внутри— и внешнеполитические проблемы, а также стремление к независимости союзных республик, которые в итоге и привели к распаду СССР. Развал страны не был предопределен, но в ситуации, когда эти проблемы не решались, он стал неизбежным.

Катализатором же процесса дезинтеграции стал августовский путч 1991 года, который был реакцией на предпринятые Горбачевым попытки реформировать страну. Путч резко обострил внутренние проблемы СССР и ускорил процесс распада. То есть путчисты, которые вообще-то пытались предотвратить развал Советского Союза и остановить горбачевские реформы, достигли обратного эффекта. Так что у распада СССР были, с одной стороны, объективные предпосылки — нерешенные внутренние проблемы, а с другой — событие, которое резко ускорило этот процесс.

— Выходит, Советский Союз развалился в результате рокового стечения обстоятельств — экономических, политических, идеологических. Какие причины оказались решающими?

— Возьмите экономику. Очевидно, что плановая система к тому времени себя изжила. В поступательно развивающемся индустриальном обществе — а СССР был также на пути к нему — невозможно предписать 30 тысяч общегосударственных плановых нормативов. Невозможно из года в год расходовать 18 процентов валового внутреннего продукта на военные цели.

Идеология. Политбюро уже никто в грош не ставил, и в официальную коммунистическую идеологию не верил. Люди получали все больше информации о Западе, рассматривали его как альтернативную модель, что еще сильнее подрывало веру в коммунизм. Если бы в стране тогда прошли свободные выборы, коммунисты получили бы от силы 10 процентов голосов.

В политическом плане Горбачев начал трансформировать систему, приспосабливать ее к новым условиям, ввел пост президента страны, лишив тем самым части полномочий генерального секретаря ЦК КПСС. Затем и сама партия оказалась расколотой и по вертикали, и по горизонтали. Часть коммунистов стремилась к демократии, а по горизонтали усиливались центробежные тенденции обособления национальных компартий республик, входивших в СССР.

Республики в свою очередь тоже хотели независимости от Москвы. Предложение же Горбачева о создании новой федерации (Новоогаревский процесс. — Прим. ред.) было запоздавшим. Но и с внешнеполитической точки зрения советская империя была на пределе, она не могла сохранять прежние позиции на мировой арене, в частности, на Кубе, во Вьетнаме, в Мозамбике или в Анголе.

Трагедия Горбачева заключалась в том, что он хотя и понял необходимость перемен, однако в реальности события развивались быстрее, чем у него в голове. Его собственная перестройка шла медленнее, чем перестройка в стране. Горбачев не поспевал за событиями и опаздывал со своими предложениями.

— То, что распад многонационального государства может быть весьма кровопролитным, показывает опыт Югославии. То есть могло быть намного хуже. Но могло ли быть лучше? Мог бы распад СССР происходить более цивилизованно и с меньшими экономическими потерями?

— Если бы не было путча, процесс распада происходил бы, скорее всего, иначе. Горбачев вел дело к превращению КПСС в своего рода социал-демократическую партию. Новой партийной программой, которую он собирался предложить следующему съезду, если не ошибаюсь, в 1992 году, Горбачев хотел вынудить консерваторов выйти из партии, исходя из того, что они откажутся за нее проголосовать.

Горбачев хотел добиться модернизации и КПСС, и страны, уже тогда он начал опробовать некоторые формы рыночной экономики: предоставил возможность комсомольцам — то есть более молодым и гибким коммунистам — создавать собственные фирмы, получавшие, например, таможенные льготы. Ходорковский, кстати, был одним из них. Если бы не путч, процесс развивался бы. Но Горбачев действовал слишком медленно.

— Что будет, с вашей точки зрения, дальше? Насколько реалистичен гипотетический вариант воссоздания союза в новой форме?

— Альтернативой распаду СССР могло стать создание действующего союза независимых государств, но эта концепция потерпела крах. Более тесной интеграции России и Беларуси, с моей точки зрения, тоже не будет. Это была идея еще ельцинского окружения, выдвинутая в 1996 году, чтобы снять с Ельцина обвинения в развале СССР и невнимании к угрозе распада России. Эта конструкция уже тогда не была продуманной до конца, не будет реализована и сейчас — из-за позиций политических лидеров в Москве и Минске. Лукашенко крайне недоверчив к Москве. Он боится в случае создания союза с Россией оказаться деградированным в лучшем случае до уровня руководителя одной из российских областей.

Что имеет некоторые перспективы, так это трех— или четырехсторонние конструкции общего экономического пространства — Россия, Беларусь, Казахстан и, как надеются в Москве, когда-нибудь Украина. Имеют шансы на успех и попытки создать таможенный союз, который с известными ограничениями уже существует. В дальнейшем возможен союз, подобный ЕС, со свободным передвижением рабочей силы, капиталов и услуг.

Такая конструкция имеет шансы на успех, но участвовать в ней будут только отдельные государства бывшего СССР. Общую же реинтеграцию бывшего Советского Союза в какой бы то ни было форме я считаю безнадежной затеей.

Беседовал Никита ЖОЛКВЕР, Берлин

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх