,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как сын Сталина стал «врагом народа»
  • 24 марта 2011 |
  • 14:03 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 396358
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Как сын Сталина стал «врагом народа»


24 марта исполняется 90 лет со дня рождения Василия Сталина. О сыне Сталина Василии ходят невероятные слухи. Стремясь их развеять, один из телеканалов даже показал фильм. Но два важных момента так и остались «белыми пятнами»…

О сыне Сталина Василии ходят невероятные слухи. Стремясь их развеять, один из центральных каналов даже показал фильм, приуроченный к 90-летию со дня рождения главного ребенка Кремля, появившегося на свет 24 марта 1921 года… Авторам удалось многое, однако два важных момента так и остались «белыми пятнами» в его биографии.

Первое касается детства Василия, из-за самоубийства матери — Надежды Аллилуевой — в десять лет оставшегося фактически сиротой, поскольку Сталин был загружен делами так, что воспитание сына перепоручил своей охране. И это наложило отпечаток на всю жизнь подростка, слишком рано предоставленного самому себе. Несмотря на установки Сталина держать сына в спартанском духе, воспитатели, не желая испытывать свою судьбу, во многом шли на поводу у юного отпрыска. И… Василий быстро почувствовал вкус свободы, точнее, вольницы: стал пить и пользоваться ласками московских красавиц, проявлявших к нему особый интерес.

Однако наряду с легким поведением вскоре его захватили и большие дела: уже в 1938 г. он добился права стать военным летчиком, кстати, прибавив себе год до полагавшихся 18 лет. В итоге войну встретил боевым истребителем и лично сбил несколько вражеских самолетов. Быстро стал генералом, в котором странным образом уживались две его основные любви: любовь к настоящему военному делу и… любовь к бесшабашному и даже легкомысленному времяпрепровождению.

Об этом много и подробно рассказывал мне выдающийся советский летчик дважды Герой Советского Союза Виталий Иванович Попков, друживший с Василием с детства. Благодаря этим воспоминаниям во многом ликвидируется первое «белое пятно» в биографии Василия, и станет понятным смысл второго «белого пятна» и необходимость его устранения. Итак, слово другу детства.

Мы очень завидовали, что Вася тоже хоть немножечко Сталин, потому что у него тоже была такая же фамилия, как у отца. Правда, сам Вася ничем от нас не отличался. Разве что был постарше (старше меня — на год). К встречам с отцом Вася всегда серьезно готовился. Писал шпаргалки с формулами по физике и математике и не где-нибудь, а на коленях, на локтях и вообще на всех тех местах, где можно было подсмотреть незаметно, если Сталин вдруг станет проверять его знания. А Тимур Фрунзе, с которым приезжал отдыхать к отцу на Черное море Вася, относился к таким экзаменам совершенно спокойно, потому что в отличие от Васи, наверное, достаточно хорошо учился и не имел никакой необходимости обеспечивать подобно Васе свой тыл. Вася же не раз говорил мне, что очень боится этих отцовских экзаменов.

Зато в играх он был заводилой — чего только не придумывал. И остался таким даже тогда, когда стал генералом. Но это особая история…

Поэтому больше всего мы любили купаться и кататься на катере. Конечно, нас с братом на специально оборудованный правительственный пляж не пускали. Зато с Васей мы могли проходить куда угодно.

Старший Сталин тоже мог прийти на «общий» пляж… посмотреть, как ныряют и купаются другие. Но сам купался не там, где все. Видимо, поэтому до сих пор рассказывают, что он вообще не купался, поскольку не умел плавать и боялся утонуть. Это не так! Сталин, имея экстремальный характер, любил купаться под водопадами, там, где ледяная горная речка Агура, совершив последний прыжок, впадала в море. Вот куда ездил купаться Сталин!.. Я знаю это «святое место».

А мы с Васей, как и все, плавали на «общем» пляже. Накупавшись, брали катер и всей компанией носились вдоль живописных черноморских берегов, чем доставляли специальной охране долго не проходящую головную боль.

Приезжала с Тимуром и Васей и его сестра Светлана. Однако в свою компанию брали они ее редко. Это, кажется, обижало Светлану, которая была на пять лет младше брата. Так эта обида и осталась у нее на всю жизнь. Поэтому, наверное, и жили они — каждый сам по себе.

С младшим Сталиным жизнь сводила меня не раз. Даже жениться помог мне Василий. Случилось это так. 8 мая 1945-го перед перелетом в Берлин Василий приземлился в Мигалово под Калининым. Подходит к нему военврач местного госпиталя Волкова Раиса. Она не знала Василия Сталина в лицо. Поэтому смело подошла и на всякий случай спрашивает: не встречал ли он под Берлином летчика Попкова?

— Виталия?! Да мы с ним на одном аэродроме базируемся. А ты-то, красавица, откуда его знаешь?

— Да лечился он в нашем госпитале. И вот уже с 42 года дружим и переписываемся.

— Дружите? Не темни! Небось невеста? Знаешь что? Садись в мой самолет! Отвезу я тебя к твоему Виталию.

— Да я же на службе…

— Этот вопрос я улажу, — твердо пообещал Василий.

Волкова растерялась, но кто-то из окружающих шепнул: «Садись-садись! Тебе не кто-нибудь, а сын Сталина обещает».

Уже на другой день была у нас под Берлином свадьба, и посаженным отцом был друг моего детства Сталин… Вася!

А в войну служил я у Васи в 32 гвардейском авиаполку комэска. Не долго служил. Там случилась та злосчастная «рыбалка», о которой еще и теперь много слухов. Теперь признаюсь, что организатором той «рыбалки», к сожалению, был я. Нас было девять заядлых рыболовов. В том числе и Вася. Договорился я с инженером полка, чтобы снарядил какое-нибудь взрывное устройство, которое можно опустить в озеро, взорвать и тем самым наглушить рыбы. Я еще спросил: «Чем будем глушить — толом или гранатой?» И он ответил: «Какой гранатой? „Эрэс“, реактивный снаряд, опустим. В нем почти 100 кило взрывчатки. Рванет — рыбы будет… вагон!!!» Ну и — рванули… Было это под Осташково в 43-м году. Прав оказался инженер: не только рыбе, но и нам досталось: из 9 человек 6 получили ранения, инженера убило. Меня не зацепило, Васе же чуть пятку не оторвало. Боль была такая, что стонал он, не переставая. Перепугались — все-таки случившееся самого Сталина касалось.

Звоню командующему нашей воздушной армии М. Громову. Докладываю: «Тут вот на рыбалке ЧП случилось. Есть раненные. В частности, Сталин… Василий». Громов, наверное, чуть сознание не потерял: «Кто организовал эту рыбалку?» Спроси кого, мало кто решится ответить, что — я… Ну и… я тоже говорю, мол — Он… Потому что соображаю, что с него командующий не сможет спросить так, как с меня. Громов говорит: «Вылетаю… »

Через 15 минут прилетает на своем «Дугласе». Заходит в лазарет. Там Вася лежит стонет. Ему уколы делают. Громов тут же его на своем самолете в Москву. Переживал — будь здоров. Думал, что полетит с него папаха. Ничего. Обошлось.

Прилетает комиссия от главкома и из ЦК. Освободили меня от командирской должности под реплики – дескать, «совершенно разложились», «пьянствуете» и т. д. (Тут я не выдержал и спрашиваю Попкова: «А что вы действительно много пили?» На что он ответил: «Не-е-е. Не много. Ну… как обычно. Ну то, что было положено… на боевой работе, по 100 грамм… »)

В общем, нас разогнали. После войны, правда, Вася меня обратно к себе призвал только уже полком командовать. И я, конечно, с удовольствием согласился… Светлана вот расписала в своих письмах, что ее брат, т. е. Вася, много пил. А я бы так не сказал. Она все преувеличивает. Знаете, Вася пил, как почти все летчики. И это я прямо сказал Светлане, когда после ее возвращения из-за границы прочитал эти ее «Письма другу». Еще я ей сказал: «Ты пишешь, что у него были не друзья, а подхалимы… Какие подхалимы? Скажем, Всеволод Бобров — хоккеист и футболист с мировым именем. Ему это надо было… подхалимничать? Нет! Или народный артист Николай Крючков… Они с Васей летали отдыхать вместе в Сочи, в Бочаров ручей, где теперь президент отдыхает. Крючкову славы и влияния и без Васи хватало. Если у тебя настоящих друзей нет, то не считай, что и у Васи их не было… »

Это я ей тогда сказал и теперь еще скажу: «Вот Васи уже столько лет нет, но я по-прежнему к нему на могилу езжу! А лет мне сколько? Девятый десяток идет… »

Я не забываю своего командира и друга детства. Недавно, кажется, 21 ноября 2003 г., его без объявления как-то тайно перезахоронили… Помню, еще при Брежневе, когда служил я в Генштабе, звонит главком ВВС Вершинин: «Дано разрешение перевезти останки Василия из Казани в Москву». Я был готов выполнить эту миссию. Но ни самолета, ни десяти солдат мне не дали. Так и остался лежать Вася вдалеке от родных могил, могил матери и отца. Правда, теперь тайком его вернули в Москву, но похоронили не рядом с матерью на Новодевичьем, а на самой западной окраине столицы, на Троекуровском кладбище.

До этого я навещал его могилу в Казани, где умер он в хрущевской ссылке. Последний раз было это еще до инвалидской травмы, выбившей меня из колеи… Перед кладбищем купил цветы. Прихожу на могилу. Надпись «Василий Иосифович Джугашвили… » Хороший памятник, а фотография вся разбита, глаза выколоты. Рядом могила татарина, Героя Советского Союза… На второй день встречаюсь с татарским президентом Шаймиевым. Говорю: «Был у Васи на могиле. По рождению и по паспорту он всегда был Сталин, а там почему-то написано Джугашвили… И потом там такое творится… » Шаймиев: «Ну… наверное, это ему мстят в память об отце». «Ну ладно! Васе мстят, за отца, — говорю я, — но рядом лежит ваш… татарин, Герой. Ему-то за что мстят? Вы бы видели во что его лицо превратили… ». Шаймиев все понял: «Завтра, — говорит, — туда вместе поедем. Я от имени нашего народа им обоим поклонюсь, как героям, которые ценой собственной жизни всех нас от фашистской чумы спасали».

Поклонились. Шаймиев венок возложил. Я — букет роз. «Пусть земля тебе будет пухом, командир, — сказал я. — До свидания… »

Как герои становятся врагами

Лучше быть простым смертным: чем сыном вождя! К такому выводу приходишь, когда узнаешь страшные хитросплетения судьбы сына Сталина Василия… Уже на похоронах отца он говорил, что тот умер не своей смертью. Высказывал подозрение, что руку к этому приложила новая верхушка. Начал откровенничать о нравах и небезобидных интригах первых лиц. Тень от его откровений все больше падала на Берию, Маленкова, Хрущева. Когда же Василий заявил, что готов встретиться с иностранными корреспондентами, его арестовали. 28 апреля 1953 года, т. е. через два месяца после смерти отца, началось долгое тюремное заточение, а потом и… ссылка в Казань, кончившаяся быстрой смертью 19 марта 1962 г.. Такова наиболее распространенная, почти официальная версия.

Сам Василий описывал случившееся с ним по-другому. Во всяком случае от людей, окружавших его последние месяцы жизни, мне известно, что именно рассказывал им Василий Сталин, переименованный после заключения (по указанию Хрущева) в Василия Джугашвили. То, что я здесь обнародую, Василий Иосифович рассказывал своей последней жене, жена — своим дочерям, а дочери — мне.

Итак, взяли его под стражу гораздо раньше, чем была выписана официальная бумага на обыск и последующий арест, т. е. не 29 апреля 1953 года, а 9 марта. Это произошло в госпитале, куда он попал с похорон отца. Потеряв во время траурной процессии сознание (по слухам, был сильно выпившим. – Авт.), Василий упал, сломал два ребра и оказался на больничной койке … А с нее сразу угодил за решетку!

Обыск же по месту жительства действительно начал производиться 28 апреля. Впрочем, документ подписан 29 апреля, а мог вообще датироваться маем, поскольку на ордере было написано: «Мая… дня 1953 г.» без указания числа, т. е. число, как говорится, проставьте сами! В ведомстве Берии это было тогда в порядке правил. Посадили, но (!) суда не было. Все дела оформили … как бы между делом. Так Василий Иосифович стал «врагом народа»… Так и умер.

Более трети века билась последняя жена за его реабилитацию. Но чего не удалось жене, сделали друзья. На исходе 1999 года бывший все это время «врагом народа» Василий Иосифович Джугашвили (Сталин) вновь был признан нормальным советским человеком. Реабилитация облегчила и перенос его праха из Казани в Москву. Это я знаю, что называется, из первых рук. Вместе с тем, насколько мне известно, и реабилитация, и перезахоронение стали возможными только после завершения эпохи Горбачева и Ельцина. Решение этого вопроса состоялось не без ведома самых высоких инстанций.

Так считает дважды Герой Советского Союза боевой летчик Великой Отечественной Виталий Иванович Попков.

Все эти воспоминания нуждаются в продолжении, которое осталось за рамками телеканала, оказавшись ему недоступным и заставившим авторов заниматься предположениями. Главное из них сводится к тому, что после освобождения из тюрьмы Василий вскоре попадает в больницу и там влюбляется в медсестру Марию Нузберг, которую, по предположениям телеканала, КГБ специально приставил к нему с целью слежки. И, якобы, именно она, втершись в доверие, стала той роковой женщиной, которая довела Василия до быстрой кончины и тем самым наконец-то позволила свободно вздохнуть Хрущеву и его команде, про которых сын Сталина мог рассказать как никто…

Что ж, может и приставили медсестру Марию Нузберг, однако она не только не выполнила задания, но, наоборот, стала для Василия в последние месяцы жизни наиболее близким человеком, потому что его любовь к ней оказалась не безответной и… на всю оставшуюся жизнь. Именно Мария после смерти Василия начала добиваться его реабилитации и права перенести его прах из Казани в Москву, подключив к э тому своих дочерей от другого мужа. И те 42 года действовали так же беззаветно и преданно, как их мать. И добились своего.

Да! Перезахоронения добились «приемные дочери» Василия — дети его последней жены Марии Игнатьевны Шевергиной (по предыдущему мужу — Нузберг), принявшей в последнем браке фамилию Джугашвили … Дочери перезахоронили Василия Иосифовича рядом со своей матерью, которая всю жизнь добивалась этого перезахоронения и не дожила до него год. По словам служителей кладбища, дочери — люди очень скромные. Родством своим со Сталиным не кичатся. Чаще, чем обычно, навещают могилу отчима. Поэтому могила в образцовом состоянии и всегда с цветами. Впрочем, называют они Василия Иосифовича ласково — «отец», а не «отчим». И представляются по отчеству, как его прямые дети, то есть: Татьяна Васильевна и Людмила Васильевна. В этом я убедился сам, случайно встретившись с ними у новой могилы в тот день, когда В.И. Попков приехал с гвоздиками «навестить друга»…

Свидетельства времени к трагедии Василия Сталина

«Протоколы 1953 года являются неверными. Следователь Козлов составлял протоколы, которые я отказывался подписывать. Меня довели до припадков… Я эти показания подписывал не читая их».
Из показаний В. Сталина.

"Сколько людей подавили, жутко! Я даже с Хрущевым поругался. (Хрущев был председателем Комиссии по организации похорон Сталина, и поэтому именно он несет ответственность за эти жертвы. – НАД.) Был жуткий случай в Доме Союзов. Приходит старуха с клюкой. У гроба в почетном карауле стоят Маленков, Берия, Молотов, Булганин. И вдруг говорит им старуха: „Убили, сволочи, радуйтесь! Будьте вы прокляты!“
Из расшифровки телефонного разговора В. Сталина с шофером после похорон отца.

„В. Сталин высказывал свои намерения сделать иностранным корреспондентам… клеветническое заявление, направленное на дискредитацию руководителей Партии и Советского Правительства“.
Из приговора суда.

"На вопрос „За что сидел?“ В. Сталин отвечал: „За мой язык. При всех напомнил Берии, что он насильник, да и Булганин — большой бабник: квартиру в Москве с дорогой мебелью любовнице подарил… Отца угробили и теперь надо мной измываются, а у отца еще ноги не остыли“.
Из воспоминаний друзей.

Василий Иосифович Сталин — сын И. Сталина и Н. Аллилуевой. Отец театрального режиссера А. Бурдонского.

В 20 лет ушел на фронт летчиком-истребителем, совершил 26 боевых вылетов; сбил 2 самолета, награжден боевыми орденами. В 1942 году ему присвоено звание полковника, а к 1950-му он был уже генерал-лейтенантом. Во время войны несколько раз получал со стороны отца официальные взыскания по службе.

В 1947 году назначен командующим ВВС Московского военного округа. С этой должности снят Сталиным после того, как 1 мая 1952 года во время воздушного парада из-за отсутствия разведки погоды разбился

Ил-28. После смерти отца был арестован 28 апреля 1953 года и приговорен к 8 годам тюрьмы за антисоветскую пропаганду и злоупотребление служебным положением. Сидел во Владимирском централе. Вышел в 1960 году с запретом жить в Москве и Грузии, носить фамилию «Сталин», в паспорте он именовался «Джугашвили», но ему дали персональную пенсию. Умер в Казани, по заключению врачей, от отравления алкоголем. Был похоронен там же, а 20 ноября 2002 года перезахоронен в Москве. В 1999 году с Василия Сталина сняли все политобвинения.

Как сын Сталина стал «врагом народа»



Комсомольская Правда



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх