,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Голод в Поволжье 1921-1922 годов и «человеческий фактор»
  • 12 февраля 2011 |
  • 00:02 |
  • edmund |
  • Просмотров: 57762
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
История показывает, что часть вины за трагедию лежит и на крестьянах
Фоторепортаж

Голод в Поволжье в 1921-22 годах послеперестроечные историки привыкли объяснять злокозненностью большевиков. Гражданская война, военный коммунизм, продразвёрстка – всё это привычный набор причин этого одного из самых крупных бедствий в истории России ХХ века. Иногда всё же добавляется упоминание и о климатической катастрофе, поразившей территорию голода.

Но наверняка существовали и другие причины – ведь умерли не все люди и даже не их треть или четверть, проживавшие в регионе бедствия, а около 7-8%. Почему одни спаслись, а другие пали? Игорь Орлов, профессор Высшей школы экономики (ВШЭ), в своей книге «Советская повседневность» отвечает на ряд этих вопросов.
Голод в Поволжье 1921-1922 годов и «человеческий фактор»

Орлов напоминает, что численность проживающих на территории голода составляла 69,8 млн. человек. Из них голодало 26,5 млн. человек (т.е. меньше трети), умерло в итоге около 5 млн. человек. Эпицентром бедствия были две губернии – Саратовская и Самарская, где голодало 69% и 90% соответственно.

А затем профессор ВШЭ начинает перечисление «косвенных» причин возникновения голода, относя к прямой причине два, друг за другом, очень неурожайных года. Центральное Поволжье в целом отрицательно отнеслось к приходу большевиков к власти, а введение продразвёрстки и вовсе вызвало у крестьян чувство глубокой несправедливости. И начиная с 1919 года крестьяне… старательно начали есть хлеб – лишь бы он «не доставался врагу». Вот описание из архивов происходящего в 1919-20 годах в этом регионе: «Крестьяне в первое время старались есть как можно более, не считаясь с тем, что впоследствии придётся голодать, хлеб не жалели и часто прибавляли в корм скоту. Хлеб прятали, он гнил или поедался мышами. Лишний пуд старались сбыть спекулянту. В результате с наступлением весны семенного овса у весьма значительной части населения нет, земля останется необсеянной. Само же население к весне осталось уже почти без хлеба и голодает».

Получается, многие крестьяне с огромным энтузиазмом «сами себя высекли», и ни о каком отъёме хлеба большевиками речь уже не идёт.

Крестьянин Кретов летом 1920 года пишет в письме Михаилу Калинину: «У крестьян Лебедянского уезда Тамбовской губернии не засеяна яровым посевом в среднем половина земли». Были деревни, «совершенно не засевавшие своих полей» весной 1920 года.

Ещё одной из причин был т.н. «крестьянский менталитет». Орлов ссылается на исследование историка Кондрашина: «Эти стереотипы не всегда гуманно, но глубоко рациональны, так как направлены на выживание наиболее дееспособных к продолжению хозяйственной деятельности». Этот «крестьянский менталитет» в частности приводил к тому, что население мордовских деревень топило своих детей в Волге. Можно ли после этого признать этих утопленников тоже жертвами голода? Сложный этический вопрос.

В качестве ещё одного примера особой психологии крестьян того времени Орлов ссылается на диалог, записанный в то время в поволжской деревне неким В.Поссе:

«- Много у вас в деревне голодающих? – спросили мы у здоровой бабы, продававшей молоко.

- Да с сотню наберётся.

- А остальные сыты?

- Остальные сыты.

- Что же вы, сытые, не поможете голодающим?

- А зачем помогать? Чтобы самим без хлеба остаться?»

Беженцы из голодающих районов

«Крестьянский менталитет» сказался и на неспособности большинства населения покинуть охваченный голодом регион. В качестве противоположного примера в книге говорится о немцах Поволжья, которые массово стали переезжать на благополучные территории – в основном на Южную Украину. К маю 1921 года 40% немцев уехали из Поволжья, а вот русское население продолжало оставаться и испытывать судьбу на прочность.

Вызывает вопрос и само понятие голода в Поволжье, скорее это был «хлебный голод». Оказывается, и в 1921-м, и в 1922-м в регионе было в достатке овощей и фруктов. В книге приводится замечание статистика Милова, так описывающего происходившее на поволжских станциях в конце 1921 года: «Местное население продаёт фрукты, овощи, молоко, яйца, мясо и предлагает обменять их на хлеб».

Голод в Поволжье 1921-1922 годов и «человеческий фактор»


Далее Милов приводит прейскурант местных рынков: «Говядина стоила 2,5 тысячи рублей за фунт, баранина и свинина – 3-4 тысячи, рыба – 1-4 тысячи. А вот за хлеб просили 3,3-4 тысячи за фунт, за муку – 150-200 тысяч рублей за пуд».

Уважаемый читатель, вы где-нибудь и когда-нибудь видели, чтобы говядина стоила в 1,5 раза дешевле хлеба? Сегодня, к примеру, она дороже хлеба в 5-7 раз.

И уж совсем странным выглядит голод вокруг великой реки Волги – где и сейчас достаточно рыбы, а уж 90 лет назад – и подавно. Кроме того, даже в самую лютую засуху наличие водоёма – это гарантия полива огорода и сада, а значит – и возможности получить хотя бы средний урожай той же картошки, основной продовольственной культуры Нечерноземья.

Ещё одна причина, которая почти не упоминается сегодня – самогоноварение, принявшее страшный характер в деревне того времени. «Сухой закон» в стране действовал до 9 августа 1921 года, да и то тогда власть разрешила лишь производство вина крепостью до 20 градусов. И несмотря на голод, крестьяне в 1919-1920 годах массово гнали самогонку (наряду с вышеупомянутым стремлением скормить зерно хоть бы скоту, лишь бы не отдавать его государству). Даже по официальным данным (на них ссылается Орлов) в начале 1920-х на самогон переводили до 100 млн. пудов хлеба (по неофициальным – 150-160 млн. пудов). При потреблении человеком 1 кг хлеба в день, зерна, ушедшего на самогон, могло бы хватить на прокорм около 4,5 млн. человек в течение года – эта цифра почти совпадает с количеством умерших от голода за 1921-1922 годы.

Разумеется, ни профессор Орлов, ни мы не пытаемся опровергнуть факт наличия голода 1921-22 годов. Мы просто призываем взглянуть на эту трагедию другим взглядом, распределив вину за возникновение голода не только на большевиков и климат, но и на, скажем мягко, так называемый «человеческий фактор».

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх