,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПОЛЁТ ИЗ НЕВОЛИ
  • 9 февраля 2011 |
  • 09:02 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 50782
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0


Странным образом отмечен подвиг советского летчика-истребителя лейтенанта Михаила Девятаева, сбитого над Львовом 13 июля 1944. Он – единственный в мире летчик, который за один подвиг сначала был посажен в тюрьму, а затем удостоен высшей государственной награды. Девятаев совершил побег, захватил бомбардировщик Хенкель-111 и вместе с другими военнопленными перелетел на территорию, занятую советскими войсками.

ПОЛЁТ ИЗ НЕВОЛИ


Рассказывая о подвиге Девятаева, нынешние СМИ обязательно добавляют, что вернувшись к своим, он якобы попал в ГУЛАГ и был освобождён только после смерти Сталина. Вот что говорит по этому поводу сам Девятаев:

— Михаил Петрович, а правда, что вы после побега из плена пятнадцать лет сидели? — иногда задают мне вопрос.
— Что же? Такие толки породили годы безгласности. Нет. Я не сидел в тюрьме. Эти слухи пора развеять. Но сразу же после побега мною, моими друзьями по экипажу особо не восторгались. Скорее наоборот. Мы подверглись довольно жестокой проверке. Длительной и унизительной»
(Девятаев М.П. Побег из ада. Казань, 2000. С.158–159).

И действительно, пройдя проверку, в ноябре 1945 года старший лейтенант Девятаев был уволен в запас. С 1946 года он работал в Казанском речном порту. К сожалению, подвиг Девятаева действительно не был своевременно оценён по заслугам. Лишь 15 августа 1957 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Тем не менее, репрессиям он не подвергался.

ПОЛЁТ ИЗ НЕВОЛИ


Книга рекордов Гиннесса

Сегодня исполняется 66 лет со дня уникального побега из немецкого концлагеря на о. Узедом группы советских заключенных под руководством Михаила Девятаева. Книга рекордов Гиннесса, конечно, издание своеобразное, но из песни слова не выкинешь. Впрочем, обо всём по порядку.

Михаил Петрович Девятаев родился 8 июля 1917 года в Мордовии, в рабочем поселке Торбеево. Он был тринадцатым ребенком в семье крестьянина. Как-то в Торбеево прилетел первый самолёт. Это настолько поразило Михаила, что теперь была только одна мечта – стать лётчиком и летать самому. После окончания школы-семилетки в 1933 г. он поехал в Казань, чтобы поступить в авиационный техникум. Из-за неразберихи с документами в него Девятаев не попал и пошёл учиться в речной техникум.

Но мечтать о небе не переставал, тем более что в Казани был авиазавод, самолёты можно было видеть часто. Да и время было такое — бурное развитие советской авиации, планерного и парашютного спорта.

Михаил записался в Казанский аэроклуб, образованный 3 мая 1933 г. Было трудно. Часто до глубокой ночи просиживал в самолетном или моторном классе аэроклуба, а утром уже спешил на занятия в речной техникум. Однажды настал день, когда Михаил впервые с инструктором поднялся в воздух. Затем начались самостоятельные полёты – наконец-то сбылась его мечта!

В 1938 закончил одновременно техникум и аэроклуб, начал плавать по Волге помощником капитана баркаса, но подошло время призыва в армию. С учётом аэроклубовского опыта был направлен в Оренбургское авиационное училище.
И вот лето 1939 года. Он — военный летчик. И самая грозная специальность для противника: истребитель.

С первых дней войны Михаил Девятаев в боях с врагом. Боевой счёт он открыл 24 июня, сбив пикирующий бомбардировщик Ю-87. Вскоре отличившихся в боях вызвали в Москву и Девятаев получил свою первую награду — орден Красного Знамени.

23 сентября 1941 года при возвращении с задания его самолёт был атакован немецкими истребителями. Один из них Михаилу удалось сбить, но и сам он был ранен в левую ногу. После лечения врачебная комиссия наложила запрет на полеты на истребителях. Девятаев служил в полку ночных бомбардировщиков, потом в санитарной авиации.

Встреча в мае 1944 года с А. И. Покрышкиным изменила его судьбу — он вновь стал истребителем.
Вечером 13 июля 1944 года вылетел в составе группы истребителей P-39 «Аэрокобра» на отражение налёта вражеской авиации. В неравном воздушном бою в районе Львова был ранен в правую ногу, а его самолёт подожжён. В последний момент покинул падающий истребитель с парашютом. С тяжёлыми ожогами захвачен в плен.

В своей книге «Полёт к солнцу» Девятаев вспоминает, что самым тяжёлым и мучительным, несмотря на все ужасы войны, концлагерей и реальной угрозы гибели, было мгновение пробуждения и осознание мысли: «Плен!».
Допрос за допросом, потом переброска в разведотдел абвера. Оттуда — в Лодзинский лагерь военнопленных. А там опять — голод, пытки, издевательства. Девятаев с группой военнопленных-лётчиков рыл подкоп из барака. 13 августа 1944 попытка побега была раскрыта, участники были пойманы и отправлены в лагерь смерти Заксенхаузен.

Там лагерный парикмахер, подпольщик, обменял бирку убитого заключённого на документы Михаила и смертник Девятаев стал штрафником Никитенко, летчик превратился в учителя.
Вскоре его в составе команды заключённых перевели в Пенемюнде, на остров Узедом, где располагались секретные лаборатории по разработке ФАУ-2 и заводы по их производству. «Учителя» зачислили в бригаду по ремонту аэродрома, которая обслуживала и ракетные установки.
Вскоре подобралась группа военнопленных, которая стала разрабатывать план побега. Рассматривали различные планы, в том числе захват моторного катера. Но, в конце концов, решили захватить один из бомбардировщиков Юнкерс Ю-88, которые базировались на аэродроме и каждый день вылетали на боевые задания.

Была одна проблема – Михаил летал только на истребителях, нужно было узнать о подготовке самолёта к полёту и ознакомится с запуском двигателей. А как это сделать, если военнопленным под страхом расстрела даже приближаться к самолётам запрещалось? И вокруг «юнкерсов» постоянно находились механики и оружейники, которые готовили их к полётам.
Недалеко от поля аэродрома находилось кладбище самолётов, участники группы выламывали таблички с надписями, знающие немецкий переводили, Михаил запоминал.

Вскоре Девятаев обнаружил, что в крайнем капонире находится бомбардировщик Хейнкель Не-111, который поднимается в небо каждый день и это как-то связано с запусками ракет. Несколько раз заключенные видели, как с него в воздухе запускались небольшие ракеты, которые разрывались где-то через 500-600 м. И летал он обычно в другом направлении, чем «юнкерсы». Но, самое главное, сразу после посадки самолёт ставили в капонир, заправляли, и он готов был к следующему полёту.
Каждому в группе из 10 человек чётко определили его действия, оставалось только ждать погоды – повалил мокрый снег, низкие облака нависли над островом. Наконец, первый летный день, группа захватывает самолёт.

Взлететь удалось со второй попытки. По аэродрому уже бегали почувствовавшее неладное немцы, зенитчики разворачивали «эрликоны» на тяжёло взлетающий самолёт. Раздались первые выстрелы, трассы снарядов уже пролегли рядом с «хейнкелем», но самолёт упрямо не желал набирать высоту. У Михаила просто не хватало сил отжать от себя штурвал. Тогда на помощь пришли заключённые, изо всех сил налегли на штурвал, машина наконец-то пошла вверх, набрала высоту и скрылась в спасительных облаках.

Узедом неоднократно бомбили и англичане, и американцы, но до цели так и не добрались: бомбы ложились на ложный аэродром с бутафорскими «самолетиками». Поэтому точные координаты, которые вырвавшийся из плена Девятаев назвал командующему 61 армией генерал-лейтенанту Белову, были бесценны. Никто не подозревал, что объект расположится в двухстах метрах от кромки моря, замаскированный под мирный лесок! «Лес» крепился на специальных платформах, которые сводились при угрозе вражеского налета, укрывая собой ракетные установки. По наводке Михаила Петровича Узедом бомбили пять дней – и наши, и союзники.

В сентябре 1945 года Девятаев снова попал на остров. На Узедом его отправили в сопровождении старшего лейтенанта и двух солдат в распоряжение некоего Сергея Павловича Сергеева. Это был Королев, ему нужен был свой ключ доступа к секретам Пенемюнде. Вот тут Сергею Павловичу кто-то и сообщил: сбежал отсюда наш, русский, и, вроде, живой еще, в лагере сидит.

«Нашим» оказался летчик, угнавший напичканный радиоаппаратурой Хейнкель-111, самолет, без которого дальнейшие испытания ФАУ-2 были настолько проблематичны, что Гитлер назвал пилота личным врагом.
Девятаев с Королёвым долго ходили по острову. Осматривали ракеты, места дислокации установок, подземные цеха.
И только в 1957 году, после запуска спутника, Девятаева пригласили в Верховный Совет СССР, чтобы вручить Золотую Звезду Героя Советского Союза, которой бывший летчик был удостоен благодаря ходатайству Сергея Павловича Королева.

Кроме Девятаева, в этом беспримерном побеге участвовали Ф. П. АДАМОВ, М. А. ЕМЕЦ, И. П. КРИВОНОГОВ, П. КУТЕРГИН, И. ОЛЕЙНИК, И. М. ПАЦУЛА, Т. СЕРДЮК, В. СОКОЛОВ, В. ТИМЧЕНКО, Н. УРБАНОВИЧ. По разному сложилась потом судьба героев: трое погибли в боях, о трех ничего не известно, а остальные вернулись в родные края и продолжали трудиться.

Источники:
1. Девятаев М. П. "Полёт к солнцу"
2. Девятаев М. П. "Воспоминания, отклики, публицистика, хроника."

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх