,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Главный символ послевоенного криминального разгула
  • 31 января 2011 |
  • 14:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 156354
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
История криминальных банд гораздо шире, чем судебные хроники их деяний. Она неотделима от исторического момента, который переживает страна. Недаром лучшие гангстерские фильмы в мировом кинематографе – всегда эпос, отражающий дух времени. После выхода кинокартины Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя» символом послевоенного лихолетья в СССР стала банда «Черная кошка». Она легендарна во всех смыслах этого слова.

Разухабилась разная тварь

Окончание Великой Отечественной войны в СССР сопровождалось чудовищным всплеском преступности. Ее породили не только голод и нищета, доводившие людей до последнего предела. После сталинской амнистии в честь победы над Германией на волю из лагерей вышли тысячи уголовников, для которых не составило большого труда вооружиться – после войны у населения оставалось много огнестрельного оружия. В различные банды и шайки стекались толпы бывших полицаев, дезертиров, беспризорников.

К 1947-му преступность выросла почти наполовину по сравнению с 1945-м: всего было зарегистрировано 1,2 млн различных видов уголовных преступлений. Дерзкие налеты на сберкассы, вооруженные ограбления магазинов и складов, нападения на инкассаторские машины, квартирные кражи и убийства обычных граждан сеяли панические настроения среди обывателей и порождали множество слухов. Одной из главных «страшилок» того времени была банда «Черная кошка». Это название гремело по всей стране, заставляя людей цепенеть от ужаса.

Одни эксперты считают «Черную кошку» мистификацией. Другие уверены, что она представляла собой хорошо организованную структуру с развитой филиальной сетью. Но все сходятся в одном: это был громкий криминальный бренд, к которому охотно «примазывались» как подростки-шутники, так и профессиональный криминалитет.

Главный символ послевоенного криминального разгула

Кадр из фильма «Место встречи изменить нельзя»


«На самом деле в архивах МВД СССР зафиксированы следы около десятка бандитских групп с таким названием, орудовавших в разных городах страны в середине 40-х годов прошлого столетия, – пишет военный юрист, историк Вячеслав Звягинцев в книге «Война на весах Фемиды». – Символ нарисованной на месте совершения преступления черной кошки оказался привлекательным не только для малолеток, увлеченных блатной романтикой, но и для отпетых уголовников. Именно этот «фирменный знак», позаимствованный у беспризорников 20-х годов, и способствовал быстрому распространению в народе многочисленных слухов и домыслов о жестокости и неуловимости «Черной кошки».

Шутка, написанная кровью

Собственно, большинство этих шаек и составляли подростки, дворовая шпана, промышлявшая в основном мелкими кражами. «Омоложение» преступности вообще было тенденцией послевоенного времени. Например, в 1946 году несовершеннолетние составили 43 процента от всех привлеченных к уголовной ответственности. Их судили за кражи, грабежи, хулиганство, реже – за убийства.

Что касается малолетних «чернокошатников», то их подводила любовь к спецэффектам: запискам с предупреждениями, татуировкам в виде кошек. Оперативники раскалывали такие подростковые шайки довольно быстро. Например, в Ленинграде в 1945 году милиционеры, расследовавшие серию квартирных краж в доме №8 на Пушкинской улице, в течение нескольких недель вышли на след подростковой шайки и взяли с поличным ее верхушку – учащихся ремесленного училища №4 Владимира Попова по кличке Чеснок, Сергея Иванова и Григория Шнейдермана. Во время обыска у главаря, 16-летнего Попова, обнаружился любопытнейший документ – клятва кодлы «Черная кошка», под которой было проставлено кровью восемь подписей. Но поскольку совершить преступления успели только трое участников, они и отправились на скамью подсудимых. В январе 1946 года на заседании народного суда 2-го участка Красногвардейского района Ленинграда был оглашен приговор: подростки получили от одного до трех лет колонии.

Но чаще выходки малолетних «чернокошатников» оказывались обычными розыгрышами, требовавшими, впрочем, выезда опергруппы, а то и длительного расследования. Такие хулиганские выходки и разносили в народе молву об ужасной банде. Как-то сельские пацаны поставили на уши всю Самару, развесив листовки с таким текстом: «Привет ворам, капут фраерам. Шестого апреля 1945 года прибыло несколько членов из банды «Черная кошка«. Действуют в течение пяти дней. Секретарь «Черной кошки« Паленый».

Главный символ послевоенного криминального разгула


Гангстерский эпос по-одесски

Поистине кинематографическая история развернулась в Одессе, где после войны действовала своя «Черная кошка» в составе 19 человек, в большинстве своем уголовников-рецидивистов. Банда отметилась громкими ограблениями кондитерских фабрик (мука, сахар и масло в голодном 47-ом были на вес золота) и многочисленными убийствами.

В числе убитых были участковый инспектор, сотрудник госбезопасности, несколько войсковых офицеров. Их оружие и форму преступники использовали, когда шли на дело. Хотя, возможно, для убийств были и другие причины. Есть сведения, что главарь банды Николай Марушак и его помощник Федор Кузнецов по кличке Когут имели контакты с гестапо во время оккупации.

За шайкой охотились сотрудники Одесского уголовного розыска во главе с Давидом Курляндом (кстати, этот человек стал прототипом главного героя другого популярного телесериала о послевоенных бандформированиях – «Ликвидации» Сергея Урсуляка). Взять ее было непросто – в промежутках между ограблениями бандиты скрывались в катакомбах. Там же они прятали и трупы убитых.

Наконец во время облавы на Привозе оперативники схватили одного из подельников главаря — его опознал схваченный там же бывший полицай. Арестованный и указал место, где находилась «штаб-квартира» банды. Сотрудники уголовного розыска устроили засаду, а когда взятые в кольцо преступники открыли огонь, они начали стрельбу на поражение. По поводу главаря была четкая установка: брать живьем. Однако тяжело раненый Марущак не дался в руки правосудия. Он покончил с собой, раскусив ампулу с ядом. Те, кто остался в живых, получили по 25 лет лишения свободы (после отмены в 1947 году смертной казни это была высшая мера наказания).

Главный символ послевоенного криминального разгула


От армии «косили» в банде

По ряду версий, первая крупная группировка под именем «Черной кошки» начала формироваться еще до войны, а со временем ее ядро составляли в основном образованные молодые люди без криминального прошлого – дезертиры, стремившиеся уклониться от фронтовой службы. Их средний возраст составлял 25 лет. Отсутствие судимостей и связей в преступном мире позволило им долгое оставаться вне поля зрения правоохранителей.

Уже к середине войны «Черная кошка» разрослась до масштабов страны. Как пишет один их исследователей ее деятельности — Алексей Щербаков, ее «различные «звенья« были относительно автономны, однако имелось общее руководство, общак и, что самое главное – разветвленная инфраструктура». В составе банды были уголовники всех мастей – каталы, кидалы, громилы, щипачи, гоп-стопщики. Но основной статьей доходов были хищения продуктов по поддельным документам (над их изготовлением трудился целый штат высококлассных специалистов) с последующей перепродажей на черном рынке.

В 1945 году, когда банда достигла своего расцвета и привлекла внимание следственных органов, ее центр было решено сместить в Казань как в более безопасное место, дающее широкое поле деятельности, в первую очередь за счет множества эвакуированных предприятий. Здесь «Черная кошка» отметилась грандиозным хищением с Казанского спиртзавода: бандиты, переодетые в военную форму, получили пять тонн продукции по поддельным документам, следов похищенного так и не нашли. А на преступников вышли благодаря удаче – сестра одного из убитых ими людей опознала на барахолке его пальто.

Потянув за эту ниточку, милиционеры узнали имена, пароли, явки. В городе начались облавы, в ходе которых были арестованы и впоследствии осуждены более шестидесяти человек. На следствии и стал понятен масштаб этой криминальной группировки. Судебное разбирательство было открытым. Оно проходило в Доме культуры Свердовского района и длилось месяц. По приговору суда двенадцать человек были расстреляны, остальные получили большие сроки. Процессы над «Черной кошкой» проходили и в других республиках СССР.

Главари оставались в тени

Но как же вышло, что столь серьезную криминальную структуру стали называть мифом, вымыслом? Причина в том, полагают исследователи, что у правоохранителей того времени отсутствовал опыт работы с организованными преступными группировками. «По законам военного времени с криминалитетом долго не церемонились, — пишет в очерке «Правда о «Черной кошке« Алексей Щербаков. — При задержании стреляли на поражение. А уж отслеживать всю цепочку связей банды было некогда. Главари так оставались в тени. Но по оценкам милиционеров, занимавшихся подвигами бандитов, работали они спокойно и методично».

По материалам

Звягинцев В.Е., Война на весах Фемиды: Война 1941 — 1945 годов в материалах следственно-судебных дел. — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2006

Щербаков А. «Правда о «Черной кошке»

Автор: Наталья Соколова, ПРАВО



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх