,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Проституция в дореволюционной России
  • 14 января 2011 |
  • 17:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 144522
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Всем известно, что в СССР секса не было! А при царе-батюшке был! И если бы не большевики, хер у всех стоял бы и был бы в шоколаде.

В России, как и в других странах, проституция существовала издревле. Однако в средние века в нашей стране не было официальных борделей, как в Западной Европе.
Власти всегда обижали бедняжек. Известен изданный в 1649 Алексеем Михайловичем указ, в котором царь требовал следить, чтобы «на улицах и в переулках бляди не было».

Начало широкому распространению проституции и одновременно официальной борьбе с нею было положено во времена Петра I.
Иногда даже приравнивая продаваемые ими утехи к курению.
Из наказа ярославскому воеводе Степану Траханиотову от 13 октября 1697 года:
"Беречь накрепко, чтобы в городе, на посаде, и в уезде... и в деревнях разбоев, и татьбы, и грабежу, и убийства, и корчем, и блядни, и табаку ни у кого не было; а которые люди учнут каким воровством воровать, грабить, разбивать и красть или иным каким воровством промышлять и корчмы, и блядни, и табак у себя держать, тех воров служилым людям велеть имать и приводить к себе и сыскивать про их воровство накрепко".

1716 – Петр I запрещает проституцию при полках и отказывает в бесплатном лечении солдат от «французских болезней» (венерических, в первую очередь сифилиса). Военный устав 1716 требовал пресекать наличия проституток при солдатских полках. В то же время в стране появились публичные дома, количество которых пытались сокращать разными указами и постановлениями, начиная с 1718. Указом 1719 г. таковых солдат и офицеров лишали по увольнении льгот и чинов. В 1721 г. Петр I учреждает «прядительные дома» для «непотребного неистового женского пола» – что-то вроде тюрем для проституток с обязательной трудовой повинностью.

Из указа Сената от 6 мая 1736 года:
"Понеже правительствующему Сенату известно стало, что во многих вольных домах происходят многие непорядки, а особливо многие вольнодумцы содержат непотребных женок и девок, что весьма противно христианскому благочестивому закону. Того ради смотреть, ежели где такие непотребные женки и девки, тех высечь кошками и из тех домов их выбить вон..."

При Екатерине II правительство приняло указы, направленные не только на пресечение занятий проституцией, но и на перевоспитание падших женщин (их направляли работать на фабрики или передавали в «смирительные дома»). Был издан «Устав городского благочестия», в котором вводились обязательные врачебные осмотры и пребывание проституток в специально отведенных для этого районах. 1771 – Сенат издает указ «О безотворотном приеме на фабрики на работу непотребных девок, присылаемых из полицмейстерского управления» – до этого проституток, решивших начать новую жизнь, на работу никуда не брали.

1782 – Екатерина II вводит штрафы для устроителей борделей и полугодовое заключение в смирительном доме для проституток.

1800 – Павел I приказывает ссылать проституток из Москвы и Санкт-Петербурга в Иркутск и обязывает публичных женщин носить желтые платья, «дабы отличаться от других дам». Это были последние карательные меры по борьбе с проституцией в царской России.

Николай I в 1840 вернулся к системе регламентации и врачебно-полицейскому надзору за проституцией. В интеллигентской среде дореволюционной России сложилось представление о проститутках как о «жертвах общества», достойных жалости, а не осуждения.

1843–1844 – Для быстрого ограничения распространения сифилиса в Петербурге и Москве впервые приняты меры, регулирующие проституцию, а не запрещающие ее: появляются специальные «Правила для содержательниц домов терпимости» и «Правила для публичных женщин». Проституток, женщин старше 16 лет, ставят на учет во врачебно-полицейских комитетах, отбирают у них паспорта, а взамен выдают особые свидетельства – «желтые билеты». Их обязуют проходить медосмотр. Бордели разрешают содержать только женщинам, они обязаны обеспечивать чистоту и порядок и не допускать к проституткам малолетних клиентов.

1857 – Открыт первый в России Дом милосердия для несовершеннолетних – он обустроен на деньги великой княгини Марии Николаевны, дочери императора Николая I, для «падших» девочек младше 16 лет. Здесь им преподают курс двухклассного городского начального училища и обучают ремеслам.

1861 – Введено ограничение по возрасту для содержательниц публичных домов – от 35 до 55, а также регламентировано место размещения борделей – не ближе чем 150 саженей (около 300 м) от церквей, училищ и школ.

1901 – Возрастная планка для работы проституток повышена с 16 лет до 21 года. На деле же большинство публичных женщин, даже живших при официальных домах терпимости, младше – от 11 до 19 лет. К этому времени количество зарегистрированных публичных домов в городах России превысило 2400, проституток в домах терпимости – 15 000, а одиночек – 20 000. Впрочем, вряд ли официальные сведения были полными.

1903 – Врачебно-полицейским комитетам поручено разыскивать и привлекать к суду тайных проституток, сутенеров и содержателей притонов, надзирать за легальными борделями и девицами, организовывать их врачебный осмотр и лечение, а также помогать несовершеннолетним, беременным и «возвращающимся к честному образу жизни».

Публичный дом был заведением серьезным.
Он не должен был иметь никаких вывесок, расстояние от него до церквей, школ и училищ должно было быть "достаточно большим".
Внутри публичного дома разрешалось иметь пианино и играть на нем. Все остальные игры были запрещены, особенно настороженно упоминались тут шахматы.
Также было запрещено украшать дом портретами царственных особ.

Делились бордели на три категории: высшая оплата до 12 рублей (не более 7 человек в сутки), средняя до 7 рублей (до 12 человек), низшая до 50 коп. (до 20 чел. в сутки). Неисполняющих требования проституток заключали под стражу в уже упомянутый "Калинкин дом".
Т.к. проституция считалась официальной профессией, то публичные дома облагались налогом.
Оговаривался и расчет за услуги: 3/4 полагались хозяйке, 1/4 - девушке. Правила эти, полагаю, соблюдались когда как.

Из Правил содержательницам борделей, утвержденных министром внутренних дел 29 мая 1844 года:
1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции.
2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная.
8. В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет...
10. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели...
15. Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами...
20. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением...
22. Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.
23. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.

Проституция в дореволюционной России


Проституция в дореволюционной России


Проституция в дореволюционной России


Билетным предписывалось посещать баню, не уклоняться от медицинского освидетельствования, и ни в коем случае !!! не использовать косметики.

Власти были к ним, впрочем, были лояльны : в кабинеты для осмотра разрешали приходить под вуалью, а в документе 1888 года, переизданном в 1910 году, инструкции Министерства Внутренних Дел для чинов сыскных отделений говорилось : п. 18 « …каждый чин сыскной полиции при исполнении … должен быть с лицами женского пола вежлив, серьезен и сдержан в особенности».

Проституция в дореволюционной России


Проститутки были не просто «жертвами общественного темперамента», они составляли особый разряд общества - так называемых «разрядных женщин». Хочешь заниматься первой древнейшей профессией - на здоровье, но будь любезна встать на учет в полиции, сдать паспорт, а вместо него получить знаменитый «желтый билет» - официальное свидетельство того, что эта женщина больше не относится к числу «порядочных», скатившись в категорию отверженных обществом, и что полиция не только может, но даже обязана регулярно организовывать регулярные медицинские осмотры.
Стать жертвой этого порядка можно было очень легко - для этого достаточно попасться хотя бы раз с клиентом при полицейской облаве или просто по доносу квартирохозяина - и все, путь назад, к обычным людям был отрезан. Имея на руках желтый билет, женщина имела право зарабатывать на жизнь только одним способом - своим телом. Вернуть себе паспорт обратно было довольно сложно, да и незачем - кому нужна была бывшая «гулящая». Так что, как правило, попавшие в этот капкан женщины профессию не меняли до самого своего конца, и часто он наступал довольно быстро.

Проституция в дореволюционной России


Но и в общей массе проституток можно было выделить две категории - уличные и жившие в публичных домах. Как правило, в уличные женщины шли или новички, не освоившиеся со своей новой жизнью, или, наоборот, опытные профессионалки, зачастую уже больные, отработавшие свое в публичных домах и постепенно, с утратой привлекательности и молодости, скатывавшиеся все ниже и ниже. Уличный промысел считался самым дном, ниже которого опуститься уже нельзя.
Несравненно более везучими считались те, кому удавалось попасть в легальные публичные дома, которые тоже делились по разрядам - от дорогих и фешенебельных, где могли удовлетворить самые разнообразные прихоти и фантазии посетителей, до мерзких грязных притонов, посещаемых в основном, представителями криминального мира Москвы.
Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были все-таки низшие сословия - их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки, - необразованные, не умеющие и не знающие ничего, кроме своей основной профессии, женщины. Изредка, очень редко, попадались и представительницы дворянства или просто интеллигентные, образованные женщины, но это были исключения. Именно поэтому цены на обладание «интеллигентной проституткой» достигали тысячи рублей - изысканный деликатес на любителя и стоил соответственно.
Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем - барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали - и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые «хозяйки» средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные «служанки». Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.
Иногда содержательницы борделей набирали девиц из новеньких, только начавших работать на улице и не потерявших еще привлекательности, и тем самым сразу переводили их в более высокий разряд гулящих.

Проституция в дореволюционной России


А иногда девушки попадали в лапы «мадам» буквально прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема - и работа находилась, - только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, - ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь.

Класс борделя зависел от уровня сервиса: число дам «в соку» (от 18 до 22 лет), наличие «экзотики» («грузинских княжон», «маркиз времен Людовика XIV», «турчанок» и т.п.), а также сексуальными изысками. Само собой, отличались и мебель, и женские наряды, вина и закуски. В борделях первой категории комнаты утопали в шелках, а на работницах сверкали кольца и браслеты, в публичных домах третьего разряда на кровати был лишь соломенный матрас, жесткая подушка и застиранное одеяло.
По словам доктора Ильи Конкаровича, занимавшегося в XIX веке исследованием проституции, в дорогих домах проститутки «своими хозяйками принуждаются к самому утонченному и противоестественному разврату, для каковой цели в самых шикарных из таких домов даже устроены бывают особые приспособления, дорого стоящие, но тем не менее всегда находящие себе покупателей. Существуют дома, культивирующие у себя какой-то один вид извращенного разврата и приобретшие себе своей специальностью широкую известность». Эти бордели предназначались для небольшого числа состоятельных постоянных клиентов.
Об одной из затей дорогих домов терпимости есть возможность рассказать подробнее. Речь идет о комнатах, отделанных зеркалами. Туда собиралось несколько пар, зажигали спиртовые светильники, и начиналась попойка. Через некоторое время куртизанки принимались танцевать и раздеваться… в конце концов, все кончалось оргией, многократно отраженной в зеркалах при дрожащем свете спиртовок. Говорят, «аттракцион» пользовался популярностью.

"Архив судебной медицины и общественной гигиены" отмечает что "публичные женщины религиозны лишь в бытовом смысле слова… они стараются не принимать гостей на Пасху, иногда спрашивают, есть ли у тех крест..."

Основным источником пополнения обитательниц публичных домов были низшие сословия - их контингент, как правило, составляли крестьянки и мещанки. Как же попадали женщины в публичные дома? Обычно, самым банальным для того времени путем - барин обольщал горничную, работницу на фабрике совращал мастер, затем про это узнавали - и женщина оказывалась на улице. А тут их поджидали заботливые "хозяйки" средних лет, которым требовались именно такие, обязательно симпатичные "служанки". Иногда девушки попадали в лапы "мадам" прямо из дома, только приехав из деревни или другого города на поиски работы. Далее шла опробованная схема - и работа находилась, - только, правда, немного не та, на которую бедняги рассчитывали. Впрочем, большинство и не роптало, и даже считало себя везучими, - ведь им не приходилось больше работать с утра до ночи, бояться потерять кусок хлеба и жить впроголодь. Девушек для начала немного подкармливали, обещали щедрый заработок, и уже потом объясняли суть будущей работы. Большинство, намыкавшись по улицам, безропотно соглашались, боясь потерять кров над головой.


И в заключение - статистические данные про Заразные болезни в России в 1912 г. (чел.) так сказать Россия которую мы потеряли

Источник: Статистический сборник России. 1914 г. Отд. III. С. 7-14.

Из «Объяснительной записки к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 г.» (СПб., 1912. С. 194-200)
«Врачебно-санитарное дело в Империи в главной своей части сосредоточено в ведении Министерства внутренних дел. На этом Министерстве лежит общий врачебно-санитарный надзор внутри страны и на границах ее и заботы о предупреждении и пресечении эпидемических заболеваний. Ему принадлежит также высшее наблюдение за деятельностью городских и земских управлений, коим вверено попечение о врачебной помощи населению и санитарном благоустройстве на местах, и непосредственное заведование врачебно-санитарным делом в местностях, где не введено в действие земское и городовое положение, а равно некоторыми лечебными и учеными учреждениями.

Организация врачебно-санитарного надзора и мероприятия по охранению народного здравия осуществляются Министерством внутренних дел за счет сумм, отпускаемых в его распоряжение из государственного казначейства, а также за счет земских средств и капиталов общественного призрения в местностях, состоящих в непосредственном ведении его во врачебно-санитарном отношении.

Ослабевшая было в 1909 г. эпидемия холеры чрезвычайно усилилась в течении 1910 г., охватив 78 губерний и областей. В то же время неожиданно появившаяся чума, первоначально в Одессе, а в конце года в Маньчжурии, получила эпидемическое развитие и, достигнув значительной силы в черте китайских владений, распространилась также в полосе отчуждения восточно-китайской железной дороги и в Забайкальской области. Затраты, понесенные казной на борьбу с эпидемиями холеры и чумы, составили в 1910 г. 1482 тыс. руб.

К концу 1910 г. чумные заболевания в Одессе прекратились, а в начале 1911 г. затихла эпидемия холеры и чумы на Дальнем Востоке; хотя, засим, в последующем времени холера и возобновилась, но широкого развития она не получила, чумные же заболевания ограничились отдельными случаями в Одессе и некотором развитии эпидемии в киргизских степях Астраханской губернии.

Труды, вложенные в дело охранения народного здравия, не остаются без положительных результатов. По имеющимся статистическим данным, смертность от заразных болезней, не считая холеры и чумы, достигавшая в пятилетие 1901-1905 гг. в среднем 579 случаев в год на 100 тыс. населения, понизилась в 1906-1910 гг. до 529. Несмотря, однако, на наблюдаемое таким образом некоторое улучшение общего состояния народного здравия, Россия в этом отношении все еще остается позади большинства государств Западной Европы. Так, например, в Англии, Германии, Франции, Швеции и Норвегии число смертных исходов от заразных болезней в 1909-1910 гг. не превышало 100 случаев на 100 тыс. населения в год.

Для бесплатного пользования сельских обывателей в губерниях и областях образованы врачебные участки, состоящие в ведении сельских врачей; в каждом участке находится лечебное заведение — больница или приемный покой. Число врачебных участков за пятилетие 1906-1910 гг. увеличилось с 3268 до 3804, но лишь в немногих губерниях Европейской России упомянутые участки по размерам своим и количеству приходящегося на них населения удовлетворяли нормам, при которых медицинская помощь населению могла бы быть вполне обеспеченной. Наилучше организована врачебная помощь земскими учреждениями: по 18 губерниям радиус участков составлял в среднем менее 15 верст, а по 10 — менее 20 верст; при этом по 19 губерниям количество населения в участках не превышает 30 тыс. чел. Слабее поставлено дело в местностях, где не введено земское самоуправление: в большинстве таких губерний размер участков определялся радиусом в 25 и более верст, в некоторых же достигал 100 верст и даже превышал это число.

Еще менее успешной, чем организация врачебной части, представляется деятельность по улучшению санитарного благоустройства населенных мест. Статистические данные показывают особенную восприимчивость к заразным заболеваниям населения городов. Распространение заразных болезней, в особенности широкое развитие в последние годы тифа и холеры, свидетельствует о дурных санитарных условиях городской жизни, зависящих, главным образом, от неудовлетворительного состояния водоснабжения и удаления нечистот, а также от негигиеничности жилищ малосостоятельного населения.

Согласно собранным в отчетном году данным о положении водоснабжения и удаления нечистот в городах и негородских пунктах, в коих число жителей превышает 10 тыс. чел., водопроводы общественного пользования имеются лишь в 190 из 1078 населенных пунктов; только при 58 из них устроены фильтры или иные приспособления для очищения воды. Между тем, например, в Германии в городах с населением свыше 20 тыс. жителей устроены водопроводы в 98 поселениях из 100, из городов с населением от 5 до 20 тыс. имеются водопроводы в 74 пунктах из 100. Сплавная канализация у нас существует лишь в 13 городах и устраивается в 3-х. В большинстве остальных поселений удаление нечистот поставлено весьма неудовлетворительно. При этом существующие устройства в некоторых городах находятся в антисанитарном состоянии. В результате обследования городов Киева, Харькова, Ростова-на-Дону и С.-Петербурга в 1907-1910 гг. оказалось, что одною из причин широкого распространения эпидемий тифа и холеры было загрязнение водопровода сточными водами».

(От себя - Интересная деталь, если такое положение с водопроводом было в Киеве и С.-Петербурге, то можно себе представить, каким оно было в других городах, где водопровод был и где его никогда не было).

А теперь, начинается самое интересное – страсти-мордасти – ТАБЛИЦЫ С ДАННЫМИ!

Поехали….!!! Знаете какие самые «популярные» были болезни, скажем, в 1912 году? Нет? Не знаете? Так я вас просвещу! (кстати, кто из вас доктор и владеет современной статистикой, может сравнить с нынешней ситуацией по болезням).

Таблица 2. Заразные болезни в России в 1912 г. (чел.)
Источник: Статистический сборник России. 1914 г. Отд. III. С. 7-14.
На 1-м месте Чесотка (!) – 4.735.490 чел., или 23,22% от числа всех болеющих. Что делать, антисанитария, проклятая! На всех воды не хватает (в пустыне же все жили, наверное!). А если вы думаете, что такой процент дали в основном Среднеазиатские владения Российской империи, то вы сильно ошибаетесь. Основной процент «чесоточников» это Европейская Россия – 4.269.485 чел. Не слабо! Сибирь дала значительно скромнее «результат» – 173.089 чел., а вот Средняя Азия подкачала – 84.998 чел. (данные по Польше я не привожу).

На 2-месте Малярия (!) – 3.537.060 чел., или 17,37% от числа всех болеющих. Основной процент «малярийщиков» это Европейская Россия – 2.168.606 чел. Тоже не плохо! Гарячий Кавказ здесь дал рекорд – 1.028.263 чел., Средняя Азия – 222.513 чел., Сибирь – 107.108 чел.

На 3-месте скромный и «обаятельный» Грип – 3.440.282 чел., или 16,87% от числа всех болеющих. Можно сказать, что с малярией они близкие соседи по числу болеющих. И опять по основному проценту лидирует Европейская Россия – 3.073.041 чел., Сибирь – 183.307 чел., Кавказ - 91.252 чел., Средняя Азия – 55.612 чел.

На 4-месте Дифтерит – в численных данных общего числа болеющих содержится ошибка, поэтому не привожу никаких других данных, кроме процента от общего числа болеющих заразными болезными приличный – 7,02%.

Теперь интереснее!

На 5-месте … кто-бы вы думали? Сифилис (!) – 1.241.822 чел., или 6,09% от числа всех болеющих. «Сифилитиков» больше всего в Европейской России – 1.069.100 чел., Сибирь – 62.887 чел., Кавказ – 47.186 чел., Средняя Азия - 41.780 чел.

Из оставшихся болезней картина такая:

Оспа - 81.588 чел., (0,40%)
Скарлатина - 350.256 чел., (1,72%)
Корь – 419.807 чел., (2,06%)
Коклюш – 530.185 чел., (2,60%)
Тиф разный – 569.340 чел., (2,79%)
Дизентерия – 436.120 чел., (2,14%)
Холера – 5.109 чел., (0,03%)
Эпид. гастроэнтерит - 353.444 чел., (1,73%)
Заушница – 252.136 чел., (1,24%)
Рожа – 196.060 чел., (0,96%)
Ревматизм остр. – 752.712 чел., (3,69%)
Цинга - 103.804 чел., (0,51%)
Бугорчатка легких - 835.450 чел., (4,10%)
Шанкр мягкий – 150.508 чел., (0,74%)
Перелой – 491.403 чел., (2,41%)
Трахома – 969.213 чел., (4,75%)
Пневмония крупозная – 490.986 чел., (2,41%)
Септицемия и пиемия – 22.974 чел., (0,11%)

Итого 20.397.603 чел.

Теперь вы меня спросите, к примеру, а 20 с лишним миллионов болеющих только заразными болезными (!) для Российской империи это много или мало? По статистике, не много – 11,6% по всей империи. Примечательно здесь то, что самый болеющий регион это Кавказ – 14,58% от всех болеющих по региону, далее идут: Европейская Россия – 13,59%, Сибирь – 9,94%, Средняя Азия – 5,54%.
В этой таблице нет данных по не Европейской России, а также по Украине и Финляндии, которые также входили в состав Российской империи, так что приведенные данные являются не полными и не отражают всей картины заболеваемости заразными болезнями. Кроме того, картина заболеваемости по различным видам болезней периодически менялась в зависимости от вспышек эпидемий, которые, как показано в «Объяснительной записке к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 г.» периодически вспыхивали в различных регионах империи.

Теперь я хочу остановиться на уровне тогдашней медицины.

Таблица 1. Организация врачебной помощи в России в 1912 г. (абсолютные данные)
Источник: Статистический ежегодник России. 1914 г. Пг., 1914. Отд. III. С. 1-6.

Число больниц – 8.110
Число коек – 219.978

Как вы думаете такое число больниц и больничных коек достаточно для населения Российской империи? А пока вы думаете, я приведу данные, которые вам помогут ответить на этот вопрос.

Содержалось больных (напоминаю, речь идет о 1912 годе) – 3.311.687 чел.
Умерло в больницах – 162.446 чел.

Сразу бросается в глаза 219.978 мест в больницах и 3.311.687 больных, которые содержались в этих больницах в течении года. Это получается, что на одно койко-место в год приходилось 15 человек! И это при заразных болезных, которые не лечатся за день-два! А если вспомнить, что кроме заразных болезней есть и другие болезни, которые тоже нужно лечить в больницах в условиях стационара, то наступает вообще мрачная картина клинического характера!

Такая еще деталь для сравнения. Число коев в домах умалишенных – 41.404, а число больных, которые там находились – 92.989 чел. Ситуация, конечно, лучше чем у «заразных» больных, но тоже не блеск.

И в заключении, самое интересное! ЧИТАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Продолжение Таблицы 1. Организация врачебной помощи в России в 1912 г. (относительные данные)
Источник: тот же.

На 1 больницу в Российской империи приходилась площадь в 2.327 кв. верст (!)
На 10.000 населения империи приходилось 12,6 коек (!)
На 10.000 населения империи было госпитализировано в 1912 году - 189 чел.
Процент умерших в больницах – 4,8% (ну хоть это единственный светлый момент во всей здравоохранительной статистике)

А ТЕПЕРЬ САМАЯ ЖЕСТЬ!

На 10.000 населения приходилось 1,3 врача (!)
На 10.000 населения приходилось 1,7 фельшеров (!)
На 10.000 населения приходилось 1,7 повивальных бабок женского пола (!)

p.s. Во всей этой статистике последние данные наиболее ужасают, а уж как государственные счетоводы посчитали количество повивальных бабок, извините, я не знаю.

И еще. Конечно, всю тему по состоянию здравоохранения в Российской империи я не раскрыл. Да я и не ставил это своей целью. Я лишь дал вам небольшой фрагмент, по которому выводы вы можете делать сами.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх