,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Соперник Чкалова и Кожедуба
  • 12 января 2011 |
  • 13:01 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 33865
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
Русский летчик Леонид Байдак, боевой ас трех войн, хотя и неизвестный в сегодняшней России, но по праву входящий в список самых выдающихся авиаторов мира, службу свою начинал в пехоте.


С началом I Мировой войны он поступил в Чугуевское военное училище, которое покинул через четыре месяца с погонами прапорщика на плечах и жаждой подвига, коей была поголовно охвачена тогда русская молодежь. Звездным часом для него стала служба в безумно популярной на заре ХХ в. авиации.

Распрощавшись с окопами и маршами "царицы полей" Л. Байдак поступил в Гатчинскую авиационную школу, и начал учиться покорять небо. Так уж вышло, что, отучившись, он стал одним из последних царских летчиков, окончив авиашколу в марте 1917 г., за день до отречения от престола Императора Николая II.

"Свободная Россия" недолго протянула без царя, развалившись буквально на глазах, проиграв войну и погрязнув в смуте. Во всех концах ее вспыхивали зарницы начинавшейся Гражданской войны. Те немногие, кто еще сохранил честь, совесть и разум, вставали на борьбу с большевизмом. Был среди них и поручик Байдак. Сперва он сражался с большевиками в рядах Северной Армии генерала Миллера. Воевал геройски, судя по тому, что Верховный Правитель России адмирал Колчак наградил его орденом Св. Георгия - одним из последних в истории этой легендарной награды.

После поражения антибольшевистского фронта на Севере и эвакуации остатков белых войск, Л. Байдак отправился продолжать бить поработителей России на Юг - в Русскую Армию генерала Врангеля. И бил их так, что только перья летели! Так, например, в июне 1920 г. с помощью всего лишь 6 самолетов белые полностью разбили прорвавшийся через фронт 3-тысячный красный конный корпус Жлобы. Только во время одной этой операции Байдак совершил 10 боевых вылетов и сбросил 135 бомб общим весом 85 пудов. Красные пытались завязать воздушные бои, но безрезультатно. В истории военного искусства нового времени эта операция стала одним из первых примеров уничтожения силами штурмовой авиации большой группы наземных войск. А Байдак за боевые заслуги был награжден орденом Св. Николая Чудотворца ІІ степени - белогвардейской наградой, пришедшей на смену ордену Св. Георгия.

Однако победить полчища красных одной лишь доблестью и умением измотанной и оставшаяся без ресурсов армии Врангеля было уже не под силу. В ноябре 1920 г. белые оставили Крым, эвакуировавшись на кораблях в Турцию. После года мытарств и лишений в лагере на полуострове Галлиполи, русские изгнанники начали расселяться по миру. Как и большинство из них, Л. Байдак оказался в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев (Югославии) - единственной стране из числа союзников, не забывшей помощи русских и по-братски принявшей их. Король Александр І Карагеоргиевич, взошедший на югославский престол в 1921 г., искренне полюбил Россию и русских еще в годы своей учебы в Пажеском корпусе в Санкт-Петербурге. И теперь он великодушно простер руку помощи и принял оказавшихся без родины, никому не нужных эмигрантов, дал им возможность обосноваться, устроиться, жить и трудиться в этой стране. Да и самой Югославии нужны были квалифицированные кадры - многие эмигранты продолжили работать или служить по специальности. Леонид Иванович продолжал летать, поступив на службу в ряды королевских ВВС.

Русские летчики внесли огромнейший вклад в развитие югославской авиации. Едва только оказавшись в этой стране, в 1921 г. они создали Общество офицеров Российского военно-воздушного флота в Королевстве СХС. Согласно уставу организации, утвержденному генералом Врангелем в 1922 г., Общество ставило своими целями "национальное и моральное объединение офицеров; взаимную поддержку, защиту их чести и достоинства; осуществление приобретения знаний; заботу о военных инвалидах". Эта организация, почетным членом которой состоял ставший в последствии легендарным конструктор летательных аппаратов И. Сикорский, приняла активное участие в создании в Югославии авиапочты, пассажирских авиаперевозок и собственной авиационной промышленности. Члену Общества Л. Байдаку была доверена ответственная миссия - испытывать новые самолеты. А вскоре он прославился в Югославии настолько, что, не будь он русским, его по праву можно было бы назвать национальным героем этой страны.

20-30-е гг. ХХ в. вошли в историю как период стремительного развития и огромной популярности авиации, эпоха летной героики, скоростных, дальностных и пилотажных рекордов. Подобно Чкалову в СССР, имя Байдака не сходило с передовиц югославских газет. Многократный победитель всевозможных авиагонок и соревнований он вошел в историю авиации еще и тем, что впервые в истории осуществил перелет из Белграда в Бомбей и обратно. И удостоился высших наград и личной дружбы Короля Александра І.

После смерти югославского монарха от рук наемного убийцы в 1934 г. отношение к русским эмигрантам в Югославии стало постепенно охлаждаться. Росли симпатии к СССР и левым идеям, искусно подогреваемые советскими агентами. В стране появились коммунисты. Когда началась II Мировая война, русские эмигранты и их семьи стали первыми жертвами красных югославских партизан. И тогда они взяли в руки оружие. А взять его можно было только у немцев.

Сперва русские эмигранты объединялись в отряды самозащиты. Затем обрели надежду на освобождение Родины от большевиков. С немецкой помощью, разумеется. Иных шансов и возможностей тогда не было. Со всего мира съезжались в Югославию русские - белые воины и их выросшие в эмиграции дети. Съезжались, чтобы войти в прообраз будущей национальной армии - Русский корпус, который возглавил Георгиевский кавалер и однокашник Л. Байдака по Чугуевскому училищу - бывший харьковчанин, еврей, ставший генералом Вермахта (!!!) Борис Александрович Штейфон. Однако на Восточный фронт Русский Корпус так и не попал, оставаясь до конца войны на Балканах. Германское компандование опасалось, что после победы над Сталиным, вчерашние союзники - белогвардейцы могут развернуть оружие и вместе с поднявшимся народом вышвырнуть немцев из освобожденной России. Говоря откровенно, многие русские, вынужденные сотрудничать с немцами ради победы над большевиками, примерно такие надежды и питали.

Полковник Л. Байдак, командовавший до войны авиаполком ВВС Югославии, оставил эту службу и вступил в Русский Корпус. Здесь боевой летчик страдал без настоящего дела - собственной авиации Корпус не имел. Зато была она у другого русского национального антибольшевистского формирования - Русской Освободительной Армии генерала Власова.

Л. Байдак, возглавивший 1-й авиаполк ВВС РОА, большевикам не присягал, но в армию Власова вступил не без колебаний - слишком широка была пропасть между ним - русским белым офицером и вчерашними краскомами. Немецкая сторона предоставила аэродромы, ангары, обустроенную базу и казармы, а также оружие, самолеты и горючее. Кадрами русской антибольшевистской авиации стали бывшие советские летчики. Недобора не было - на немецкую сторону к 1943 г. добровольно перелетело 66 советских самолетов, а в первом квартале 1944 г. (!) к ним прибавилось еще 203. Это не считая сбитых и взятых в плен пилотов. Вот что писали попавшие в плен Герои Советского Союза летчики Антилевский и Бычков: "Сбитые в честном бою, мы оказались в плену у немцев. Нас не только никто не мучил и не подвергал пыткам, наоборот, мы встретили со стороны германских офицеров и солдат самое теплое и товарищеское отношение и уважение к нашим погонам, орденам и боевым заслугам… Мы узнали, что сотни тысяч русских добровольцев, вчерашних красноармейцев, сегодня воюют плечом к плечу с немецкими солдатами против сталинского правления. И мы тоже стали в эти ряды".

В отличие от немецких летчиков, русские прекрасно знали не только, против чего они воюют, но и цели своей борьбы. Один из летчиков писал в газете: "Мы ведем идейную борьбу. Мы боремся за великую и свободную национальную Россию". Его товарищ признавался, что нелегко принимать оружие из рук чужого народа и вступать в борьбу против людей, родных по крови, "но к нашему величайшему горю для честного и смелого русского гражданина нет иного пути". Эти так называемые "немецкие наемники" и "прихвостни" не получали за свою службу никаких благ, кроме скудного жалованья и обычного фронтового довольствия. И никто из них не дезертировал. Зато жизнью они рисковали, пожалуй, почаще немцев.

Байдак и другие командиры-белоэмигранты заботились о сохранении традиций русского воздухоплавания. Образцами для подражания для пилотов РОА были прославленные царские летчики Уточкин и Нестеров, впрочем, как и комбриг Чкалов. Солдаты и офицеры носили русские кокарды и нарукавные повязки национальных цветов. В русских частях были военные священники. А подчинялись эти части не немцам, а исключительно главнокомандующему РОА - генералу Власову.

Авиация РОА, да и сама Освободительная Армия, создавались тогда, когда поражение Германии становилось неизбежностью: не пришлось освобождать Россию. В конце апреля 1945 г., отвоевавшись в небе над Европой и оставив самолеты на базах, русские летчики пешком направились навстречу американцам - сдавать оружие. Многие из них сумели избежать выдачи НКВД (которую производили союзники), и судьба их оказалась не столь трагична, как участь других власовцев, расстрелянных, повешенных и замученных в советских лагерях. А трое летчиков - бывших белоэмигрантов, в том числе - командир полка Байдак сумели исчезнуть перед самым разоружением. Следы их тогда так и не отыскались.

Спустя четверть века после окончания II Мировой войны и через полвека после изгнания из России,16 сентября 1970 г. в Сан-Франциско скончался выпускник Чугуевского военного училища, русский боевой летчик, Георгиевский кавалер и ветеран трех войн Леонид Иванович Байдак.

А. Левченко, Харьков



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх