,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Об образовании в Российской империи
  • 12 января 2011 |
  • 04:01 |
  • umbra1 |
  • Просмотров: 20116
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
В октябре 1900 года в Лошницу для работы в местном народном училище прибыл будущий Заслуженный учитель школ БССР – Бирич Василий Самуилович. Именно, благодаря этому человеку, Лошницкое народное училище стало «подниматься» из руин. Так как, несмотря на то, что училищу было уже около сорока лет, в нём работали только дьяки и отставные солдаты и то по совместительству, которым особо было не до поднятия престижа училища и качества образования. Василий Самуилович был первым учителем Лошницкого училища, закончивший специальное учебное заведение (Несвижскую учительскую семинарию).

К этому времени из 200 с лишним детей школьного возраста обучалось в школе не более 40. Поэтому В.С. Биричу предстояла задача: а) провести работу среди крестьян и посылке детей в школу, б) наладить доброе отношение с волостным правлением – старшиной и писарем, в) поднять авторитет школы и учителя как среди крестьян, так и в глазах интеллигенции, которой в селе было немало: волостной старшина, писарь, староста, врачебный персонал, лесничий имения великого князя.

Однако убедить местное население в необходимости получения образования было непросто. В.С. Бирич писал: «При обходе улиц и посещения домов на мои уговоры посылать мальчиков и девочек в школу, я обычно получал ответ: «Грамота хлеба не даст».

Но все же ситуацию изменить удалось. Хорошим показателем было то, что в числе учащихся было до 25% девочек, тогда как до этого времени за все время существования школы в селе её окончили только две девочки. Удалось это сделать благодаря организованной Василием Самуиловичем новогодней елки с подарками, на которой он в «неформальной» обстановке уговаривал родителей отдать своих детей в училище, а волостное руководство выделить деньги для развития школы. «Старики мне говорили, что подобное торжество население вспоминает только при проезде через Лошницу Александра II. Будто бы в Лошнице был организован царский обед (железной дороги тогда еще не было)».

Система образования того времени была очень зависима, как мы видим, от местной власти. Мне хочется привести фрагмент из воспоминаний В.С. Бирич о том, как и кто принимал решения об ассигновании денежных средств на нужды школы: «Однако мое стремление повысить тип школы, преобразование её в двухклассную школу не увенчалось успехом Условием такого преобразования должно быть ежегодное пособие от общества по 200 рублей. Крестьяне выносили приговор об ассигновании этой суммы, но волостной писарь и земский начальник тормозили это дело.

Хотя волостной старшина, избираемый волостным сходом крестьян, имел всю полноту местной власти в пределах волости, но обычно фактическим вершителем волостных дел был волостной писарь, назначаемый непременным членом уездного присутствия, позднее участковым земским начальником. Писарь был и администратором в волости, и секретарем волостного суда. Крестьяне знали, что без соответствующего подхода к писарю с чёрного крыльца, они не могли выиграть дело в суде, не могли получить нужную справку. Жаловаться на самодурство писаря земскому начальнику было делом бесполезным.

Зависимость материальной части школы от волости причиняла много хлопот и неприятностей учителю. Не так трудно было добиться ассигнования потребных средств на крестьянском сходе, как тяжело было получить эти средства в волостном правлении, писарь месяцами, даже годами мог тормозить выписку (выплату) средств на пособия для школы, т.к. учителю тяжело было снизойти до такой дружбы с самодуром, когда вопрос решается за бутылкой. На этом фоне я все же успевал, я чувствовал опору в голосе масс. Недовольство крестьян существующими порядками нарастало. На годовом отчетном волостном сходе, в присутствии учителей, земский начальник М. внёс предложение прибавить к жалованию писаря. Сход категорически отказал, заявив: «своим работникам-учителям мы прибавим». Когда земский начальник повысил голос, «мужики» так угрожающе гаркнули, что волостной писарь и земский начальник сбежали и со схода, и из волости. Это было в 1905 году».

Заработная плата учителей того времени, впрочем, как и сейчас, было мизерной. Такой простой пример: ведомость на выплату зарплаты учителям высылались Дирекцией народных училищ за два прошедших месяца, так вот в них была указана сумма равная 25 рублям (за два месяца!), а другого работника села, например врача, она равнялась 75 рублям за один месяц. Потом, чтобы получить ссыпку два раза в год по 8 пудов зерна из общего запасного магазина, учителю надо было договориться с сельским старостой, волостным старшиной и волостным писарем, который выписывал расходный талон зав. магазином – старосте. Для оформления этой получки надо было встретить доброе расположение упомянутых должностных лиц. Таким образом, как мы видим, учителю приходилось адски трудиться у доски, а потом ещё немало бегать за «начальством» дабы ему выплатили положенные средства и продовольствие.

Наряду с народными школами по ведомству Министерства народного образования были школы церковноприходские по ведомству священного синода. Последние контролировались духовным ведомством. Заведующий школой был приходской священник, а не учитель. Эти школы даже лучше были материально обеспечены. Учитель получал не 150 рублей в год, как учитель министерской школы, а триста рублей. Поэтому в Лошнице между учителем и священнослужителем нередко были ссоры, насчет того «кто в школе главный». Вот воспоминание В.С. Бирича по поводу одного из таких споров: «Почти с первого года работы в Л. школе мне пришлось вести долгую и упорную борьбу с местным священником, который стремился подчинить мои действия, как завшколой, своему влиянию.

Священнику, который считался законоучителем школы, хотелось иметь такое же влияние на школу и учителя, как в церковноприходской школе. Сперва он хотел заставить меня преподавать в школе закон божий, тогда как законоучителем числился он сам, после начались недоразумения по вопросу участия хора в церковных богослужениях, наконец он стал обвинять меня в том, что я по воскресеньям и праздничным дням не привожу учащихся в церковь и таким образом не провожу религиозно-нравственного воспитания. Все, конечно, сводилось к тому, что я не подчиняюсь его диктату, не низкопоклонничаю, не репетирую даром его детей и пользуюсь уважением местного населения.

Если бы я не зарекомендовал себя серьёзной постановкой работы школы перед Дирекцией и инспектором народных училищ, который ревизовал школу один раз в году, то, конечно, с таким сильным соперником мне пришлось бы плохо бороться. Не успевши восстановить против меня инспектора и не добившись того, чтобы меня убрали отсюда, как он выражался перед обществом, поп отыскал двух крестьян (Е.К. и Ф.Р.), которые подписали два доноса на меня Минскому губернатору и Попечителю Виленского учебного округа. И эта затея позорно провалилась, т.к. свидетели крестьяне не только не подтвердили ложных доносов, а наоборот в ходе следствия выявили, что автором этих доносов был священник, который не ладит с учителем. Борьба шла годы, но кончилась тем, что не мне пришлось уехать из Л., а ушёл мой соперник».


Бирич, С.В. Заметки из автобиографии. - Минск, 1979. - 59 с. Данная работа является уникальной, сохранилась в нескольких экземплярах.

источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх