,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Американская шпионка - о советском образовании образца 20-х годов
  • 12 января 2011 |
  • 03:01 |
  • umbra1 |
  • Просмотров: 14868
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Итак, американская шпионка Маргарита Гаррисон уходит на задание. Первые впечатления Марго в советской части Белоруссии - после перехода польского фронта. Она в нескольких верстах от нейтральной полосы. Зима 20-го года. Голод, холод, война… Марго представляется местным красноармейским командирам и комиссарам американской корреспонденткой – такая у нее легенда. Те ждут решения по «гостье» из штаба, а пока развлекают ее как умеют.

Он предложил мне выйти и проинспектировать школы и госпиталь. «Школу!?» - воскликнула я, – Возможно ли, чтобы у вас тут была школа!?» Ведь мы были всего 15 верстах от ничейной полосы.

"Есть – в самом деле есть!" – ответил тот, - "и у нас больше учеников, чем до Революции!».

Я узнала, что раньше в Лошницах (Lochnitza) была только начальная школа с 65-ю учениками, а к тому времени - были уже 4 сотни учеников, записанных в начальные школы и гимназию (или среднюю школу). Все оборудование для гимназии было собрано очень быстро. В ней было 3 классных комнаты, в каждой из которых я увидела около 30 учеников - за упорной учебой. Скамейки сколотили из досок с упорами из жердей, а такие же скамьи, только чуть выше, служили столами. Черные школьные доски были тоже самодельными, а ученики делали задания на листах упаковочной бумаги, нарезанной в нужный размер, и карандашами, разделенными на три части, чтобы хватило всем.

Школьный учитель вел геометрию, когда я вошла – всего по двум учебникам, которые у него были. Он был старик, который раньше преподавал в одной из гимназий. Всю свою жизнь у него были свои собственные образовательные теории, которые ему никогда не позволяли реализовать. И вот теперь он здесь, посреди забытых всеми мест, в диапазоне досягаемости польских орудий, не имея никакого нормального оборудования – воплощает в жизнь свои амбиции. В его планах для его учеников - самый современный курс, соответствующий нашему, преподающемуся в высшей школе, включая иностранные языки, счетоводство, естественные и сельскохозяйственные предметы. Он очень интересовался американской системой публичных школ и спрашивал, не мог бы он достать немного книг по педагогике из США. Его отношение к Советской власти было аполитично, но я думаю, что оно было скорее благосклонным, чем наоборот.

В начальной школе была такая же нехватка технического оборудования. Я поговорила с одной из учительниц, дочерью помещика, одного из бывших местных «лэндлордов». Она была откровенно лишена интереса к своей работе и обижалась на то, что вынуждена преподавать французский и немецкий детям «мужиков» ее отца. «Ничего хорошего из этого не выйдет», - говорила она, и я легко могла видеть во всем этом тот самый саботаж, о котором уже была наслышана.


Американская шпионка - о советском образовании образца 20-х годов


Американская шпионка движется вглубь страны. Вот ее впечатления от очередного "столкновения с советской системой образования" - в тылу Красной армии 20-го года.

В Крупках (Krupki) у меня была возможность осмотреть одну из красноармейских школ для неграмотных. Эти школы великолепно организованы! На каждые 150 человек отдельная школа - и так по всей Красной армии. Посещение их принудительно и с использованием интенсивной системы обучения неграмотные учатся читать газеты и разборчиво писать – за 6 недель. В классе я увидела около 15 учеников, в основном крепких молодых парней из крестьян в возрасте от 19-ти до 24-х лет. Они сидели вокруг большого стола с учителем, стоявшим во главе. Он раздал ученикам карточки с буквами и потом сложил из карточек, оставшихся у него, односложное слово. После того как все рассмотрели слово, он смешал карточки в центре стола в горку и среди учеников началось соревнование на скорость – кто быстрее соберет слово по памяти. Побеждает первый, кто сделает это правильно. Они занимались этим с детской увлеченностью, вели подсчет очков и горячо боролись за первенство к концу урока.

Очень интересно отметить, что учитель, когда учил солдат азбуке, дополнял это первыми принципами коммунизма. Слова, использующие все гласные и согласные, подбирались к уроку очень умно, с учетом пропагандистских взглядов. Более продвинутый класс использовал букварь для взрослых неграмотных, опубликованный комиссариатом образования. Первое предложение было: "Mui ne rabui — mui radi." ("Мы не рабы – мы рады.")
Потом шло (теперь я даю только английский перевод – прим. Марго; соответственно я даю к ним еще и русский – прим. АСъ): "We are all equal — our masters are sorry." (Мы все равны – наши господа дурны - ?) "We used to work for our masters, now we work for ourselves." (Мы привыкли работать на наших хозяев – теперь мы работаем на себя) "We elect our Soviets." (Мы выбираем наши Советы) "The Soviets are the tocsin of the people." (Советы – набат народа), "Our army is an army of workers and peasants," (Наша армия – армия рабочих и крестьян) и т.д.

Когда доходило до трехсложных слов, то появлялись некоторые примеры из принципов советской власти, отношениями города и деревни, и, наконец, короткий рассказ о росте коммунистического движения, начиная с Первого Интернационала. Первый кусок – был речью Троцкого.

Чтение чисел и дат начиналось с таких краевых камней, как рождение Ласаля или Карла Маркса, революция декабристов (так у Марго - АСъ), покушение на Столыпина и Александра второго, Мартовская и Октябрьская революции (так у Марго – АСъ) и съезды Интернационалов.

Система образования в армии настолько хорошо организована, что я верю в то, что каждый человек, прослуживший 6 и более месяцев в Красной Армии будет уходить домой по крайней мере с начальным образованием.


Источник тот же. Маргарита Гаррисон "В московских застенках". Кстати, персонаж более чем реальный - именно как шпионка. Про нее даже Маяковский в своих стихах писал. А вот её книга у нас не переводилась - что я и пытаюсь скомпенсировать отчасти...

часть 1
часть 2



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх