,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Противники Белого дела
  • 6 января 2011 |
  • 13:01 |
  • umbra1 |
  • Просмотров: 20211
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
В этом посте приведены фрагменты записок деятелей белого движения. Два фрагмента описывают события освободительного похода Деникина 1919 г., третий - поход на Петроград генерала Юденича.

Судя по текстам, в белую организацию проникли коварные большевики cheesy Вот краткий список главных врагов белого движения:

1) комиссар Мороз;
2) помощники комиссара Мороза;
3) просто воры.

Итак,

КОМИССАР МОРОЗ (осень-зима 1919 г.)


Наличие здесь риска, которого так боялись красные, всегда нас выручало, и если временами риск брал от нас лишние жертвы, то в итоге Орловско-Кромская операция с простым отражением атак противника взяла от нас много упущенного времени, застала нас совершенно неподготовленными к зимней кампании, и сразу же от города Кромы мы стали нести такие же потери от морозов вдобавок к потерям от активной обороны.


(Левитов М.Н. Корниловцы в боях летом-осенью 1919 года // Поход на Москву. М., 2004. С.92–93)

Равноценными с янычарами Ленина по ненависти к нам были и наступившие русские морозы; они стали уносить из наших рядов такие же жертвы, как и первые.

(Там же. С.113)

Только отменная доблесть полка и артиллерии могли преодолеть все трудности природы — был сильный мороз — и отбить во много раз превосходящего противника. Условия борьбы стали для нас страшно тяжелыми: с одной стороны, противник ввел в дело отличные свежие части из резерва, а с другой — началась зима и застала нас без теплого обмундирования.

(Там же. С.116).

9 ноября. 2-й Корниловский Ударный полк. Дорога ночью для 1-го батальона была ужасна: гололедица и снег с сильным ветром в лицо убивали все живое. Грязь была настолько глубока, что местами на руках перетаскивали не только орудия, но даже и лошадей. К 6 часам стали втягиваться в село Поныри, а навстречу, с юга, шли разъезды красных, но все так замерзли, что драться никто не мог, и после отборной ругани разъезды скрылись, батальон стал по квартирам, а далее на юг по квартирам же стояли красные.


(Там же. С.119)

Помощники комиссара Мороза


При обсуждении предыдущей пунктаl было высказано справедливое замечание:
«А красным что, не холодно, что ли?»

Почему же русский мороз оказался столь избирательным, действуя на белых и не действуя на красных? Ответить на этот вопрос помогут всё те же мемуары деникинцев:

Зима была ранняя. Англичане отдали нам склады своего обмундирования, оставшегося после войны. Оно пришло в Новороссийск уже год назад, но до фронта еще не дошло. А все тыловики его носили, и оно уже продавалось на черном рынке.

Все наши многочисленные полковники, кроме Обозненко, который командовал батареей, собрались в Сумах. И порядочное число офицеров. Думаю, что полковники, более опытные, отдавали себе отчет в том, что надвигается катастрофа, а мы, молодежь, более глупые, были идеалистами, включая Обозненко. Кроме того, было холодно, неуютно, и армия отступала, а это всегда притягивало большинство в обоз.

Я прочел «Историю крестовых походов», написанную Груссэ. Меня поразило сходство того, что творилось в XIII веке у крестоносцев и у нас на юге России во время гражданской войны. Эта смесь идеализма и меркантильного эгоизма, которая овладевает, видимо, обреченными обществами. Потому что, без всякого сомнения, наша гражданская война была крестовым походом против большевиков. В батарее, на фронте был идеализм, а здесь, в Сумах, был самый неприкрытый эгоизм, который господствовал также в больших городах.

К стыду своему, сознаюсь, я дал себя убаюкать приятной жизнью в Сумах. Иногда Шапиловский приглашал нас, молодых офицеров, в хороший ресторан и угощал неподражаемым молочным поросенком с хреном и, конечно, с запотелой от холода водкой. До сих пор слюнки текут. Но меня мучила совесть. Они там в такой холод без теплой одежды меня ждут, а я тут блаженствую! Я шел к полковнику Лебедеву, заведующему хозяйством двух батарей. Он равнодушно меня выслушивал и зевал.

— Мы еще не получили английского обмундирования (он был во всем английском). Как только оно прибудет, я вас извещу... Для вас лично я могу дать хорошую кожаную куртку. У меня еще есть одна.

— Нет, спасибо. Я хочу обмундирование на всю батарею. Я возьму то, что мне полагается, но там, а не здесь.

Лебедев усмехался.

— Как знаете.

Взволнованный, я шел к полковнику Шапиловскому. Он тоже улыбался и зевал.

— Подождите немного, обмундирование в конце концов прибудет... И приходите вечером ужинать, будут дамы.

Конечно, я шел на ужин...


(Мамонтов С. Походы и кони // Поход на Москву. М., 2004. С.404)

То есть, большевики со своим «военным коммунизмом» сумели спасти население городов от голодной смерти и обеспечить снабжение своей армии. А у белых с их «рыночной экономикой» войска на фронте мёрзли без шинелей, в то время как поступившее от западных хозяев английское обмундирование расхищалось тыловыми «бизнесменами».

Просто воры


На жалобы контроля ген. Юденич совершенно не реагировал. Я поехал в Нарву объясниться с ним лично. Кудрявцев (главный полевой контролер) заявил мне еще две жалобы.

Интендант 1-й стрелковой дивизии кап. К. Шахурин окончательно проворовался. Контроль уличил его в продаже казенной муки на сторону и в присвоении оставленного отступающими большевиками разного более или менее крупного имущества. Полевой контролер сделал представление главнокомандующему о немедленном отстранении от должности и предании суду интенданта, но казнокрад по-прежнему продолжал служить на своем месте, а от канцелярии главнокомандующего на рапорт Кудрявцева — ни звука. Чувствовалось заступничество главного интенданта.

Затем скандальная история получилась с вербовкой добровольцев в армию в Риге. Генерал, заведующий там вербовкой, состоял, правда, в непосредственном подчинении адмиралу Колчаку, но набираемые солдаты направлялись в нашу армию, со стороны ген. Юденича, видимо, отпускались туда какие-то денежные суммы, а все неблаговидности проделывались на глазах английских офицеров нашего побережья. Проделка состояла в том, что, получая от англичан в Риге полное довольствие на триста добровольцев, вербовочный генерал на самом деле имел лишь около сотни их, да и те не получали всего того богатства, которое отпускали англичане. Вербовочному бюро были переданы два ящика коньяку, табачные изделия, сахар, бисквиты, белая мука, консервы, сыр, маргарин, сало, фасоль и др. предметы, при чем табачные изделия частью пожертвовали рижские табачные фабриканты. Львиная часть добра или распродавалась, или потреблялась бюро лично, а под видом добровольцев на английский транспорт, направлявшийся в конце августа 1919 г. в Гунгербург, посадили разных чиновников, отправлявшихся в Ревель в надежде найти какую-нибудь службу у сев.-зап. правительства, ехавших из отпуска или командировок наших офицеров и даже несколько спекулянтов, которых около Ревеля на железной дороге поджидал товар и которые, конечно, ни минуты не думали класть свой живот на поле брани. Скандал произошел еще в море, когда выяснилось, что корабль не зайдет в Ревель, а доставит всех «добровольцев» в район армии — в Гунгербург. Особенно, конечно, вопияли спекулянты и чиновники, обманутые в своих действительных намерениях. Начальник транспорта, английский офицер, к которому обратились с жалобой эти «добровольцы», потребовал у сопровождавшего транспорт русского офицера помощника начальника бюро список эшелона и сам лично произвел проверку добровольцев. Выяснилось, что действительное число лиц, подлежащих сдаче в армию, весьма незначительно, и что прочая братия ехала в Ревел» в качестве приватных пассажиров вербовочного бюро, числясь в общем списке лишь для англичан. Британец пришел в гнев и повышенным голосом попросил русского офицера представить ему действительный список добровольцев, исключив из общего числа весь «маргарин».


(Горн В. Гражданская война в Северо-Западной России // Юденич под Петроградом. Из белых мемуаров. Л., 1927. С.126–127)

Картина получилась в высшей степени отвратительная.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх