,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Угольные герои. Дутые и настоящие...
  • 3 января 2011 |
  • 16:01 |
  • bayard |
  • Просмотров: 28917
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Прошло семьдесят лет. Рухнул Советский Союз, мало-помалу сползла позолота с прежних советских идолов. Переименовали города и улицы, пошли под снос памятники и скульптуры, свинчены с домов мемориальные таблички. Но все эти бури благополучия миновали монументальную фигуру простого шахтера Алексея Стаханова. Более того, если последние несколько лет о нем уже и не вспоминали, то в этом году, 25 августа в здании Областной универсальной библиотеки имени Горького состоялся специальный семинар на тему стахановского рекорда. Я был там накануне, ознакомился с отобранной для экспозиции литературой и очень жалею, что не смог на нем побывать, высказать свое мнение, задать ряд вопросов.

Хотя, по большому счету, в том, что сейчас происходит в угольной промышленности, Алексей Стаханов не виноват совершенно. И в том, что закрываются шахты и пустеют шахтерские поселки, его вины также нет. В принципе, тогда, в 30-х, он хотел того же, о чем и сейчас мечтает каждый шахтер - нормально зарабатывать и обеспечивать свою семью.

Практически в каждой семье на Донбассе есть кто-то, чья жизнь напрямую или косвенно связанна с шахтой. Я сам коренной луганчанин, и в моей семье также есть горняки, оттого эту статью я писал со смешанным чувством. С одной стороны, хочется беспристрастно, с цифрами и фактами, рассказать о подлинных истоках стахановского движения, а с другой - получается так, что я замахиваюсь на нечто великое и святое, пытаясь его опорочить.
А можно сказать иначе - надо ли вообще тревожить прошлое, давно забытое и потерявшее актуальность? Надо. Ложь останется ложью и через сто, и через тысячу лет.

А идеализировать такое прошлое – значит облекать ложь в парчу и сусальную позолоту.
Так кому нужны эти фальшивые кумиры? Поэтому и была написана эта статья. Но каждый день, из года в год, спускаются под землю шахтеры, и, тревожась, ждут их дома родные. Поэтому пусть никакие старые советские мифы не омрачат шахтерского праздника. Сама их работа - ежедневный подвиг. Как автор статьи я хочу пожелать всем горнякам, работникам нелегкой шахтерской профессии здоровья, достатка и удачи вам и вашим близким.

2-го сентября 1935 г. в газете «Правда» появилась заметка:
«Рекорд забойщика Стаханова. Сталино, 1 сентября (корр. «Правды»). Кадиевский забойщик шахты «Центральная-Ирмино» тов. Стаханов в ознаменование 21-й годовщины Международного юношеского дня поставил новый всесоюзный рекорд производительности труда на отбойном молотке. За шестичасовую смену Стаханов дал 102 тонны угля, что составляет 10% суточной добычи шахты, и заработал 200 рублей. Тов. Стаханов обогнал непревзойденных до сих пор мастеров угля Гришина, Свиридова, Мурашко».

«В первом полугодии 1935 г. средняя производительность забойщика на отбойном молотке в Донбассе составляла 6,7 тонны. Рекорды сменной добычи принадлежали забойщикам С.А.Свиридову с шахты №10 «Артем» - 40 т, А.Н. Мурашко с шахты «Красный Профинтерн» - 50 т, П.М. Гришину с шахты №4/2-бис «Ирмино» - 85 тонн» (С. Гершберг «Стаханов и стахановцы»).

Это были опытные забойщики, признанные мастера своего дела, а тут какой-то неизвестный Стаханов взял и вырубил 102 тонны. Как же так могло получиться? Об этом в то время много писали и в советской, и в буржуазной прессе, было много объяснений и версий, но факт оставался фактом – 102 тонны. Мало того, вслед за Стахановым и другие забойщики стали ставить рекорды – 10, 20, 30 норм в смену! Так началось стахановское движение, и вскоре оно перекинулось на другие отрасли промышленности. Но в народе этих передовиков-ударников называли стахановцами, и общее мнение было такое, что тут не все чисто. (Стахановцы – это неспроста. В 1975 г., к 40-летию стахановского движения, лучшие врачи Союза пытались было вернуть хотя бы частично человеческий облик Алексею Григорьевичу, хроническому алкоголику, давнему обитателю психбольницы. Безуспешно. Праздновали без него, а двумя годами позднее он умер.) И лишь десятилетия спустя стало возможным разобраться в подробностях подвига.

Из воспоминаний Алексея Стаханова:
«В те годы лаву нарезали 6-7-ми, максимум 10-метровыми уступами, и народу в ней было полным-полно. Один другому мешает, развернуться негде. Молотком работаешь самое большее три часа, а остальное время крепишь за собой. А то и вовсе не крепишь, а ждешь-загораешь, когда тебе лес в уступ подвезут. Подвезли, наконец, а откатка задерживается, не вывозят почему-то уголь. То там порожняк неисправный, то грязи в штреках по колено. А уж если это все в порядке, так молоток заело, а другого в забое нет. Выезжай, значит, на-гора, меняй молоток. А пока снова в шахту спустишься, глядишь - полсмены как и не бывало» (А. Стаханов «Жизнь шахтерская», К. – 1986).

«В годы первой пятилетки шахта «Центральная-Ирмино» подверглась технической реконструкции, и на 1935 г. в ней было 95 отбойных молотков и 4 электровоза, но хватало еще и обушков, и лошадей. Летом 1935 г. при суточном задании 1200 т. шахта давала 900-950 т» («Родник рабочих талантов», Стаханов А., М. – 1973).

А между тем коллектив шахты взял на себя соцобязательство: план 1935 г. выполнить досрочно, к 21 декабря. Срочно нужен был рекорд. И он родился. Его автор и инициатор – Константин Григорьевич Петров, секретарь парткома шахты «Центральная-Ирмино», парторг ЦК. На партийной работе с 19 лет. В 1933 г., в возрасте двадцати пяти лет, был назначен инструктором политотдела на жел.транспорте. В апреле 1934 г. Петрова вызвали в Донецкий обком партии и сообщили, что его кандидатура выдвигается на пост парторга шахты «Центральная-Ирмино». «Гордясь оказанным доверием, радуясь возвращению на шахту, он принялся за дело с необыкновенным рвением и революционным азартом» («Стаханов и стахановцы», С. Гершберг).

И понять его азарт можно – 1935 г., раскручивается мясорубка репрессий, нарком Ягода в фаворе, идут судебные процессы «вредителей», а тут шахта план систематически не выполняет, тут уже самого вот-вот на вилы вздернут. Так что источник его необыкновенного рвения понятен и прост – инстинкт самосохранения.

23 августа на парткоме обсуждался доклад заведующего шахты о принятии мер для выполнения годового плана. И в частности было решено начать соревнование забойщиков на отбойных молотках. Цель соревнования – поднять производительность труда. Алексей Стаханов в своей книге «Жизнь шахтерская» рассказывает об этом так: «Вечером 29 августа ко мне зашли парторг шахты И. Петров и начальник участка Н.Машуров.
Николай Игнатович Машуров, начальник участка «Никанор-Восток», обещал завести в лаву крепежный лес, обеспечить нормальную работу компрессоров. Я буду только рубить, а за мной пойдут два крепильщика. И тогда же он поручился перед Петровым минимум за 100 тонн добычи.

На следующий день (30.08) проверил, промыл керосином и смазал отбойный молоток («ОМ-05» Лензавода «Пневматика»), поговорил с крепильщиками – Тихоном Щиголевым и Гавриилом Борисенко – они сами по профессии забойщики. 30 августа в 9 вечера вместе с И. Петровым, Н. Машуровым и работником многотиражки Михайловым спустился в шахту. Смена прошла запланированно, и на-гора было выдано 102 тонны угля – больше 6-ти железнодорожных вагонов».

Норма забойщика перекрыта в 14 раз. Вслед за Стахановым, в ночь с 3 на 4 сентября партгруппорг участка «Н-В» М. Дюканов вырубил 115 тонн, 5 сентября Д. Концедалов – 125 тонн. Так началось стахановское движение. Сразу же после своего рекорда еще в нарядной, отвечая на вопрос «Как было вырублено 102 тонны угля?» Стаханов сказал:
«Никакого секрета в том, что я нарубал 102 т угля, нет. Это может сделать каждый опытный забойщик, овладевший техникой своего дела, если его труд разделить и дать ему возможность рубать отбойным молотком всю смену».

Но Алексей Григорьевич не договаривает. Он действительно вырубил 102 тонны. Но во время его рекордной смены всем остальным забойщикам отключили сжатый воздух, чтобы в отбойном молотке Стаханова давление не падало. Далее. Вырубленный уголь надо было откатывать из забоя. Поэтому вагонеткам Стаханова – «зеленую улицу». А остальные бригады подождут. Рабочий ритм шахты в ту смену был полностью нарушен.

А главное было в другом. В статистике. Забойщик работает в бригаде. Вырубленный уголь надо отгребать, грузить в вагонетки, откатывать, таскать бревна и крепить забой. Если вырубленный забойщиком уголь разделить на всех, кто ему помогает и обеспечивает его работу, то и получится 7 тонн на брата. А во время рекордной смены Стаханова применили другую, более прогрессивную методику расчета. Все, что он вырубил, ему и записали, а всех, кто отгребал, грузил и откатывал уголь, тех, кто крепил забой вслед за Стахановым (такие же, как и он, забойщики!) провели по другой графе. На всех помогающих и обеспечивающих добытые тонны не делили. Вот и получился всесоюзный рекорд.

И нетрудно догадаться, отчего выбор парторга пал на Алексея Стаханова. Молодой еще парень (тогда Стаханову не было еще и 30-ти), жена и маленькая дочь, очевидно, есть постоянная нужда в средствах. Алексей – хороший забойщик, но обычный его месячный заработок – не более 600 руб., а тут за одну смену треть месячной зарплаты. Так что, его понять можно.

Но вот понимал ли сам Стаханов, что его подготовленный рекорд не пройдет незамеченным? Понимал ли он, что своим рекордом он поднимет норму выработки? Осознавал ли он, что его же сотоварищам-шахтерам, таким же забойщикам, придется справляться с новыми нормами ежедневно, без какой-либо заранее проведенной подготовки? Видел ли тогда сам Алексей, что его рекорд в глазах его же товарищей выглядит поступком штрейкбрехера? На эти вопросы ответа нет. Но есть примечательная книга профессора Ерманского.

Книга профессора Ерманского «Стахановское движение и стахановские методы», М. – 1940 г. стр. 249, глава «Новые нормы в связи со стахановским движением и их выполнение». Кто любопытствует, прочтите! Я приведу лишь несколько выдержек из этой главы.
«Фактическая средняя выработка забойщика в 1935 г. составила 7,8 т за смену. В 1936 г. была проведена конференция шахтеров Донбасса, и было решено увеличить норму на 26,6%» (стр. 250).

Это было бы вполне реально, т.к. до конца 30-х годов выработка никогда не была выше 9-15 т, но решение поднять норму до 25-55 т было явно утопическим. Интересно ознакомиться с приведенными в главе текстами телеграмм ударников – сразу видна «прогрессивная» методика подсчета вырубленного угля. И что получилось в итоге?
Как из рога изобилия сыпались запланированные и подготовленные рекорды, в газетах печатали портреты героев в мантиях из туфты, а техническая оснащенность шахт оставалась на прежнем уровне.

После сентябрьских рекордов на шахте «Центральная-Ирмино» побывали московские журналисты. Беседовали со Стахановым, другими ударниками, рядовыми шахтерами. «Все осталось по-прежнему: несвоевременная доставка леса в забой, слабый напор воздуха, отчего приходится таскать с собой в УСТУПЫ обушки» (С.Гершберг «Стаханов и стахановцы», стр. 26).

Слово уступы я подчеркнул не зря. Рекорды рекордами, новаторские методы новаторскими методами, а есть-пить все хотят, вот и по-прежнему теснятся на уступках.
Но кроме этих дутых героев с прогрессивной статистикой были и настоящие герои. И об одном из них, Никите Алексеевиче Изотове, я сейчас расскажу.

Год рождения – 1902. Трудовой стаж – с 12 лет. С 1926 г. работал забойщиком на шахте №1 «Кочегарка» (Горловка). В 1932 г. выступил инициатором обучения кадровыми рабочими молодых рабочих. «Изотовское движение» дало стране не одну сотню отлично подготовленных шахтеров.

Он заблаговременно сам подготавливал рабочее место, продумывал, как лучше взять уголь в данном уступе, а если не подвезли к началу смены лес (а это бывало частенько), то сам шел и подгонял его к своему уступу. На это тратилось минут тридцать, это вместо того, чтобы час-два просиживать без дела и ругать лесогонов. На приход-уход из уступа затрачивалось не более часа из шести часов смены.

Работал Никита Алексеевич отбойным молотом, но предпочитал обушок. То воздуха в шланге нет, то давление падает, а в результате, как он выражался, нет ни угля, ни получки. С обушком несколько лет подряд он давал 400-500% нормы. При ставке забойщика 130 руб. он получал 615-840.

И точку в стахановских рекордах поставил именно он, «угольный богатырь» Никита Изотов. По «прогрессивной» методике Стаханова он вырубил 640 тонн угля – половину сменного задания стахановской шахты «Центральная-Ирмино».
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх