,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Штрафники
  • 20 ноября 2010 |
  • 22:11 |
  • INKVIZITOR |
  • Просмотров: 50454
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Заградотряды

Многосерийный фильм «Штрафбат», показанный в сентябре на канале РТР, обострил внимание к теме штрафных частей. Молодым телезрителям, в чем убеждают беседы с ними, он показался не только интересным, но и правдивым. Этому способствовала и талантливая игра актеров. Между тем в телесериале есть немало намеренных отступлений от того, что было в реальности, ее искажений. Их оправдать трудно: судьба штрафника, скажем, офицера, еще вчера командовавшего полком, а сегодня идущего в атаку рядовым, либо летчика-истребителя, приземленного приговором и направленного в пехоту, сама по себе настолько драматична, предоставляет художнику такой простор для творческого осмысления, что отрываться от правды, действительности ему ни к чему. Тем более что многие документы, касающиеся штрафных частей, заградительных отрядов, не только перестали быть секретными, но и давно опубликованы.

Еще в самом начале войны, которая складывалась для нас трагически, когда было немало случаев неорганизованного отступления, а иногда и просто паники, многие командиры и политработники по своей инициативе начали создавать подразделения, призванные остановить отступающих, образумить, вновь сплотить в команду, организованную группу. Эти подразделения и стали прообразом заградительных отрядов. Верховное Командование войсковую практику поддержало и узаконило. 12 сентября 1941 года командующим фронтами была направлена директива, которая предписывала:

1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов численностью не более батальона.

2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в установлении твердой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия.

Обоснование необходимости этих жестких мер звучало так: «Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окружили!» - и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть, а потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеются на всех фронтах... Беда в том, что твердых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много...»

Итак, заградительные отряды появились раньше штрафных частей и родились они в войсках. На практике в заградительные отряды направляли красноармейцев с фронтовым опытом, очень часто после ранений и контузий.

Армейские заградительные отряды носили ту же полевую форму, что и вся действующая армия. Никакого отношения к НКВД они не имели, и об этом хорошо знал противник. Передо мной немецкая листовка, в которой есть и такие строки: «Вас заставляют быть палачами! Вы позорите не только своих родных, но и звание бойца Красной Армии. Ведь армия - это не охранка, не НКВД!.. Вас сделали, выражаясь блатным языком, «легавыми». С той лишь разницей, что «легавые» охотятся за ворами и преступниками, а вас натравливают на народ, на бойцов Рабоче-Крестьянской Армии!» Вот как немцы заботились о моральном облике солдата РККА. Даже слова подходящие находили.

И в «Штрафбате», и в фильме «Гуга», который зрители видели раньше, штрафники сталкиваются с заградительным отрядом, красующимся чуть ли не в парадной форме НКВД. Это неправда. Если они и сталкивались, то со своим же братом - таким же солдатом, притом уже изрядно обожженным огнем войны.

Да, НКВД СССР с первых месяцев войны параллельно с армией и флотом создавал и свои заградительные отряды. Но действовали они в тылах фронтов, и там, как ни горько это признавать, работы им хватало. Только с начала войны по 10 октября 1941 года заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла было задержано 657 464 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. 632 486 из них (более 96 процентов) были сформированы в части и вновь направлены на фронт. Так что если вы еще раз увидите на экране противостояние отступающего непосредственно после атаки армейского подразделения и пулеметчиков в синих фуражках НКВД (и тем более в касках, которые и на передовой не всегда носили), знайте: это вымысел.

Штрафные части

ШТРАФНЫЕ части - батальоны и роты - появились в Красной Армии только в июле 1942 года после приказа наркома обороны СССР N227 «Ни шагу назад!». Этот приказ, кроме того, упорядочил и систему заградительных отрядов. Именно этим приказом заградотряды НКВД переводились на охрану тыла и потому никак не могли оказаться за спиной штрафных частей, которые только надлежало формировать.

Приказ N227 без всяких изъятий давно и не раз публиковался, и вряд ли есть смысл приводить здесь его слова, оказавшие сильное воздействие на командиров и бойцов отнюдь не репрессивными санкциями. Но предусматривались и они.

Для лиц среднего и старшего командного и политического состава, виновных в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, в пределах фронта создавались от 1 до 3 штрафных батальонов (800 человек). Для рядовых бойцов и младших командиров, виновных в аналогичных нарушениях, в пределах армии создавалось от 5 до 10 штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой). Штрафные части полагалось направлять на наиболее трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью преступления перед Родиной.

26 сентября 1942 года приказом наркома обороны СССР N298 были объявлены положение о штрафном батальоне и положение о штрафной роте. В положениях, утвержденных заместителем Верховного Главнокомандующего генералом армии Г.К. Жуковым, указывалось, что штрафные части создаются для того, чтобы дать возможность лицам среднего, старшего командного, политического и начальствующего состава, рядовым бойцам и младшим командирам всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, искупить свои преступления перед Родиной кровью, отважной борьбой с врагами на более трудном участке фронта.

Штрафные батальоны находились в ведении военных советов фронтов, штрафные роты - военных советов армий. Для непосредственного ведения военных действий штрафные части придавались стрелковым дивизиям, бригадам, полкам.

В результате внезапных действий противника в тяжелое положение попал 214-й кавалерийский полк. Неся большие потери, он начал отступать. В критической ситуации командир решил отправить Знамя полка в штаб 63-й кавдивизии. Но его в штаб не доставили. Приказом НКО СССР N 0380 от 23 ноября 1944 года командир 214-го кавалерийского полка полковник был снижен в звании до майора, а весь полк переведен в разряд штрафных. Мужеством в последующих боях конники искупили вину. По ходатайству военного совета 3-го Украинского фронта полку вернули прежний статус и вручили новое Знамя.

Военнослужащие направлялись в штрафные батальоны приказом по дивизии (корпусу, армии, фронту - в отношении частей соответствующего подчинения), а в штрафные роты - приказом по полку (отдельной части) на срок от 1 до 3 месяцев. На тот же срок могли направить в штрафную часть лиц, осужденных военным трибуналом с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны (на основании ст. 28-2 уголовного кодекса РСФСР, 1926 года). Все направлявшиеся в штрафные части подлежали разжалованию в рядовые, их награды на время нахождения в штрафной части подлежали передаче на хранение в отдел кадров фронта (армии). Командиры и комиссары батальонов и полков могли быть направлены в штрафной батальон только по приговору военного трибунала.

Кто служил

Командный и политический состав штрафных частей подбирался из числа наиболее подготовленных, отличившихся в боях командиров и политработников. Командиры и комиссары штрафных батальонов назначались на должности военным советом фронта, командиры и комиссары штрафных рот - военным советом армии. Постоянному составу (командирам, политработникам, старшинам рот) срок выслуги в званиях сокращался наполовину, каждый месяц службы в постоянном составе штрафной части засчитывали за шесть месяцев. Командир и комиссар штрафного батальона в отношении штрафников пользовались правами командира и комиссара дивизии, командиры и комиссары штрафных рот - властью командира (комиссара) полка.

Штрафники могли быть назначены только на должности младшего командного состава с присвоением воинского звания ефрейтор, младший сержант и сержант. Этим лицам денежное содержание выплачивалось по занимаемой должности, остальным полагался оклад рядового красноармейца. Выплата денег семьям осужденных командиров и политработников по аттестатам прекращалась, они получали пособия как семьи красноармейцев.

По отбытии назначенного срока (не более 3 месяцев) штрафники представлялись командиром батальона (роты) к освобождению и при утверждении представления военным советом фронта или армии освобождались и восстанавливались в прежней должности и звании. За боевое отличие штрафники могли быть освобождены досрочно, а также представлены к государственным наградам. Получившие ранение в бою считались отбывшими наказание, восстанавливались во всех правах и по выздоровлении направлялись для дальнейшего прохождения службы в обычные части. Инвалидам назначалась пенсия из оклада содержания по должности перед зачислением в штрафную часть. В таком же порядке назначалась пенсия семьям погибших штрафников. Знаки различия штрафники носили в соответствии с воинскими званиями и по форме одежды не отличались от других стрелковых частей.

Создание штрафных частей не привело и не могло привести к дополнительному освобождению заключенных из мест лишения свободы. Дело в том, что осужденные за тяжкие политические и уголовные преступления освобождению до конца войны не подлежали. Осужденные же за нетяжкие преступления, нарушения трудового законодательства, которые по состоянию здоровья и политической благонадежности подходили для службы в армии, к моменту создания штрафных частей уже были на свободе и воевали в составе обычных частей. Только по указам Президиума Верховного Совета СССР от 12 июля, 10 августа и 24 ноября 1941 года из мест лишения свободы было освобождено более 750 000 человек. В следующем году к ним прибавилось еще 157 000. В штрафные роты их, как правило, не направляли. Никогда, подчеркнем и это, в штрафники не отправляли добровольцев из заключенных.

В ходе войны контингент лиц, направляемых в штрафные роты, заметно расширился. Приказом НКО СССР N413 от 21 августа 1943 года командирам полков действующей армии и командирам дивизий в военных округах и на недействующих фронтах было разрешено своей властью направлять в штрафные части действующей армии подчиненных лиц сержантского и рядового состава за самовольные отлучки, дезертирство, неисполнение приказа, проматывание и кражу военного имущества, нарушения уставных правил караульной службы и иные воинские преступления в случаях, когда обычные меры дисциплинарного воздействия за эти проступки оказывались недостаточными. Аналогичные права получили начальники гарнизонов в отношении задержанных дезертиров сержантского и рядового состава. Приказ N 413 привел к резкому снижению количества осужденных в армии, так как командиры стали направлять лиц, совершивших преступления, в штрафные роты, минуя военные трибуналы.

Прямо надо сказать: справедливость при этом соблюдалась далеко не всегда. Военные прокуроры, осуществляя надзор над штрафными частями, выявляли немало фактов, когда солдата или сержанта направляли в штрафники за незначительные проступки («шевеление в строю», «приготовление некачественного обеда» и т.п.). Увы, но было и такое.

Примеры

Можно отдельно, опираясь на документы, рассказать, на каких основаниях в штрафные роты направляли тех, кто при отступлении Красной Армии в первые недели войны дезертировал и находился на оккупированной противником территории до ее освобождения нашими войсками, попавших в плен власовцев, бывших полицейских. Впрочем, о полицейских можно сказать детальнее. Вот доклад начальника отдела по спецделам Главной военной прокуратуры Стрековского. В нем говорится, что те из полицейских, которые занимали руководящие посты или запятнали себя серьезными преступлениями, бежали вместе с немцами. Остались те, кого в принципе можно призвать в армию. «Всех этих лиц, - говорится в документе, - можно быстренько проверить путем опроса местного населения и затем, в случае отсутствия данных об их вербовке, предательстве или других моментах, передать в Красную Армию, направив служить в штрафные роты». Предложение было принято и оформлено в виде совместной директивы НКВД/НКГБ СССР
N494/94 от 11 ноября 1943 года.

В штрафные роты направлялись те, кто отказывался брать оружие по религиозным мотивам, участники бандформирований, действовавших на Северном Кавказе и в Закавказье, явившиеся с повинной, и некоторые другие лица.

А вот состав штрафных батальонов в ходе войны становился все более однородным. Опыт убедил, что направлять в штрафники офицеров, совершивших нетяжкие преступления, нецелесообразно. Приказ НКО СССР N 0244 от 6 августа 1944 года предписывал понижать их в звании на одну ступень и использовать на офицерских должностях в обычных частях. Если офицер совершал тяжкое воинское преступление, но по суду не лишался воинского звания, его - согласно приказу - направляли в штрафной батальон. Если же при этом его лишали офицерского звания, то в штрафную роту. Никогда на протяжении всей войны в штрафные батальоны уголовников из мест лишения свободы не направляли.

Недавно я прочитал в «Красной звезде» письмо бывшего командира 163-й штрафной роты 51-й армии Ефима Гольбрайха «Одна неправда нам в убыток». Так вот. Работая с архивными документами, я нашел описание боя одной из штрафных рот этой армии, приданной 91-й стрелковой дивизии. В конце августа 1942 года эта рота в оборонительном бою отбила атаку противника, поддерживаемую десятью танками. 29 августа, будучи отрезанной от своих войск, рота с боями вышла из окружения. 1 сентября участвовала уже в наступательном бою и только по приказу отошла на исходные позиции. Бойцы и начальствующий состав роты 60 километров несли на себе раненых. Приказом военного совета 51-й армии звание штрафной с роты было снято.

Еще один документ: в штрафных частях 64-й армии в период боев под Сталинградом 1 023 человека за мужество были освобождены от наказания. Из них награждены: орденом Ленина - 1, Отечественной войны II степени - 1, Красной Звезды - 17, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» - 134.

Одномоментно, если так можно сказать, во всех штрафных частях действующей армии находилось примерно 40-60 тысяч человек, то есть менее одного процента ее численности (6-7 млн. человек). Понятно, что они были в состоянии решать хотя и самые опасные, самые рискованные, но все же локальные задачи.

Заградительные отряды были упразднены осенью сорок четвертого, штрафные части - после Победы. Каждый вправе иметь свое суждение о том, могли ли мы обойтись без них в военное лихолетье. Куда важнее думать о будущем, прививать новым поколениям готовность к любым испытаниям, которые уготованы нам судьбой.

Андрей КУЗНЕЦОВ,
подполковник юстиции

«Дуэль» №3 2005 г.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх