,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПОБЕДИТЕЛЬ БАНДЕРОВЩИНЫ С НЕВИДИМОГО ФРОНТА
  • 9 ноября 2010 |
  • 16:11 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 35179
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0
Вместе с эффектным, хотя и придуманным Штирлицем, нашу Победу в тылу врага ковали очень и очень многие люди — в форме вермахта или в модных штатских костюмах, с потайной фотокамерой или хитроумной адской машинкой. А руководил ими Павел Судоплатов — разведчик родом из Мелитополя.

23 мая 1938 года после прошедшего дождя погода была теплой и солнечной. Время без десяти двенадцать. Прогуливаясь по пере­улку возле ресторана «Атланта», я увидел сидящего за столиком у окна Коновальца, ожидавшего моего прихода… Я вошел в ресторан, подсел к нему, и после непро­должительного разговора мы условились снова встретиться в центре Роттердама в 17.00. Я вручил ему подарок, коробку шоколадных конфет, и сказал, что мне сейчас надо возвращаться на судно. Уходя, я положил коробку на столик рядом с ним. Мы пожали друг другу руки, и я вышел, сдерживая свое инстинктивное желание тут же броситься бежать».

Так описывает в своих мемуарах встречу с лидером украинских националистов Евгеном Коновальцем Павлусь Валюх — уроженец украинского города Мелитопо­ля советский разведчик Павел Судопла­тов, герой нашего сегодняшнего рассказа. Встречу, ставшую для Коновальца послед­ней в его бренной жизни.

Сам Судоплатов, добрую половину карь­еры посвятивший борьбе с украинскими националистами, считал, что борьба эта фа­ктически завершилась в январе 1992 года, после того как украинское правительство в изгнании и весь остальной мир признали президента Кравчука законным главой су­веренного государства Украина. Павел Ана­тольевич ошибался — противостояние меж­ду националистами и обычными граждана­ми Украины стало теперь внутренней укра­инской проблемой, раздирающей страну на куски и не дающей ей нормально разви­ваться вот уже скоро двадцать лет.
Впрочем, он этого уже не узнал.

Штирлиц из Мелитополя

В 1907 году в семье мелитопольского мель­ника Анатолия Судоплатова появился сын Павел. В год, когда началась Первая миро­вая война, Паша пошел в школу, но нор­мально учиться ему пришлось недолго. В 1917 умер отец, через год в Красную Ар­мию ушел старший брат, а в 1919 и сам Пашка сбежал из дому и прибился к полку красноармейцев.

Полк вскоре разгромили белые, маль­чонка попал в другую часть. Как человека грамотного его определили в роту связи. Когда в 1921 году несколько человек из Особого отдела дивизии попали в засаду, устроенную украинскими националиста­ми, и погибли, 14-летнего Павла Судопла­това взяли в Особый отдел шифровальщи­ком и телефонистом. Этот год сам Павел Анатольевич считал годом начала своей службы в органах ВЧК-КГБ.

В том же году 44 стрелковую дивизию Красной Армии перевели в Житомир, где мальчик впервые принял участие в пере­говорах между командирами Красной Армии и руководителями национали­стов — разумеется, пока в качестве по­мощника. Потом написал рапорт о пере­воде в Мелитополь — после гибели стар­шего брата надо было кому-то помогать семье. В родном городе Судоплатов был уже младшим опером в окружном ГПУ, и ему доверили курировать осведомите­лей в греческом, болгарском и немецком поселениях.

В 1927 году двадцатилетнего чекиста перевели с повышением в столицу — Харьков. Там же он встретился с Эммой Кагановой — эффектной, образованной умницей-красавицей. И Павел не устоял. Забегая вперед, скажем, что она прошла рука об руку с мужем долгие годы отнюдь не безоблачной жизни и умерла на руках у Павла уже в не столь далеком 1988 году.

В своих воспоминаниях Павел Судопла­тов мимоходом описывает работу в дет­ской колонии для беспризорников. Моло­дым людям, не читавшим «Педагогиче­ской поэмы» Макаренко, вряд ли что-то скажет этот маленький эпизод. Читатели же постарше могут вспомнить, как бук­вально за несколько лет была ликвидиро­вана беспризорщина в огромной стране, а заодно и задуматься над ее молниенос­ным массовым возрождением на Украине после 1991 года.

В 1933 году руководитель Главного По­литического Управления УССР Балицкий получил повышение - был назначен заме­стителем председателя общесоюзного ОГ-ПУ. В числе «прихваченных» с собой на новое место работы подчиненных оказал­ся и двадцатишестилетний Судоплатов, занявший в столице должность старшего инспектора-кадровика в Иностранном от­деле (заграничной разведке) ОГПУ Воз­главлял Иностранный отдел легендарный Артур Христианович Артузов. Именно он и увидел в молодом пареньке будущего ге­нерала-разведчика.

Внедрение в ОУН

Предложение стать агентом-нелегалом Павел получил от заместителя Артузова Слуцкого. Дал согласие и после восьми месяцев подготовки был отправлен на за­дание. Надо сказать, что после убийства во Львове Миколой Лемиком сотрудника советского консульства Майлова работа ГПУ по нейтрализации закордонных ук­раинских националистов была резко ак­тивизирована. В их ряды были внедрены несколько агентов. Один из них, которо­го Судоплатов называет Лебедем, а из­вестный исследователь истории ОУН Петро Мирчук «Хомяком», «Найденко» или «Пригодой», взял с собой в загра­ничную поездку «племянника» — моло­дого человека, разочаровавшегося в ком­мунистах.

Как пишет в своей книге «Очерк истории ОУН» Мирчук, «в июле 1935 Хомяк-Най-денко прибыл в Фин­ляндию на встречу не один, а с приблизи­тельно 25-летним мо­лодым человеком, ко­торый имел советские документы на фами­лию Павла Григденко и был, по утвержде­нию Хомяка, его вос­питанником». Там «Павел Гришенко» был передан на попе­чительство Полуведь-ко, также агента ГПУ, который, не зная об истинной роли нового знакомого, регулярно информировал о нем Москву, а в один мо­мент даже предлагал ликвидировать его.

После двухмесячно­го ожидания в Хель­синки и предварительной встречи со связными Коновальца Судоплатов, получивший кличку «Павлусь», отправился в Берлин, где летом 1936 года и состоялась их первая встреча. За ней последовали и другие. Нового члена ор­ганизации отправили на учебу в нацист­скую партийную школу, где он перезна­комился со многими активными участни­ками ОУН.

Коновалец проникся доверием к моло­дому неофиту, их встречи становились все более частыми и длинными. Через некото­рое время он предложил Павлу-Павлусю сопровождать его в инспекционной поезд­ке в Париж и Вену. Во французской столи­це состоялась долгожданная встреча раз­ведчика со связным из центра. Павел не знал, кто именно прибудет на встречу и можно только представить себе его реак­цию, когда за столиком парижского кафе он увидел… свою Эмму. Куда там знамени­тому эпизоду из «Семнадцати мгновений весны» — жизнь давала примеры и по­сложнее!

Во время пребывания в Париже имел место еще один эпизод, который сегодня должен, вероятно, казаться забавным. Со­провождая Коновальца на могилу Петлю-ры, Павел терзался тем, что не купил цве­тов, на которые просто не было денег. Да­лее — отрывок из книги воспоминаний разведчика «Спецоперации. Лубянка и Кремль»:

«Мы прошли через все кладбище и оста­новились перед скромным надгробием на могиле Петлюры. Коновалец перекре­стился — я последовал его примеру. Неко­торое время мы стояли молча, затем я вытащил из кармана носовой платок и завер­нул в него горсть земли с могилы.

— Что ты делаешь?! — воскликнул Ко­новалец.

— Эту землю с могилы Петлюры отвезу на Украину, — ответил я, — мы в его память посадим дерево и будем за ним ухаживать.

Коновалец был в восторге. Он обнял меня, поцеловал и горячо похвалил за прекрасную идею. В результате наша дружба и его доверие ко мне еще более ук­репились».

Встреча со Сталиным

Надо заметить, что украинские национа­листы представляли собой довольно серь­езную опасность для СССР. Активно сот­рудничающие с немецкими нацистами и получающие деньги от спецслужб мно­гих других государств, враждебные нашей стране организации вели активную работу: в СССР засылалась агентура, на Западе формировались и проходили подготовку будущие батальоны, укомплектованные коллаборационистами, которые предна­значались для особых заданий. Все это требовало энергичных и решительных контрмер.

И неслучайно Сталин считал возмож­ными и нужными личные встречи с рядо­выми оперативниками, работающими на «украинском» направлении. Этим подчер­кивалось значение, которое руководство страны придавало важности борьбы с бу­дущими пособниками захватчиков.

В 1937 году Судоплатов возвращается в СССР — уже в качестве агента Евгена Коновальца. Его успешная работа за кор­доном была отмечена орденом Красного знамени. Осенью то­го же года состоялась его первая встреча со Сталиным.

После краткого доклада разведчика о борьбе за власть в кругах украинских националистов и их бесконечных бес­плодных дискуссиях о том, кто каким ми­нистром станет в бу­дущем правительст­ве Украины (не правда ли, как похо­же на сегодня, хотя уже 70 лет прошло!), Павел подчеркнул £ особую опасность Коновальца. Сталин спросил прямо: «Каковы ваши предло­жения?» Судоплатов честно ответил, что пока к ответу не готов и получил неделю на раздумья.

Через неделю в том же кабинете Стали­ну был доложен план активизации работы НКВД с Организацией Украинских На­ционалистов, внедрения дополнительных агентов в ее руководство. Не забыли и Коновальца. Сталин поинтересовался его привычками и, узнав, что полковник обожает шоколадные конфеты и обяза­тельно покупает их в каждом новом горо­де сразу после приезда, предложил поду­мать над этим.
Вариант со «сладким подарком» и был взят за основу плана.

Ликвидация полковника Коновальца

Взрывное устройство, замаскированное под коробку с украинскими шоколадными конфетами, изготовили в отделе оперативно-технических средств. На грузовом суд­не «Шилка», где Судоплатов для прикры­тия числился радистом, прибыли в Рот­тердам. Здесь Коновалец назначил очеред­ную встречу своему агенту — в ресторане «Атланта». После непродолжительной бе­седы Павлусь-Судоплатов объяснил, что сейчас не имеет возможности говорить долго, договорились встретиться в 17 ча­сов в центре города. После чего Павел вру­чил «украинский сувенир», положив кра­сивую коробку на край стола, попрощался и вышел. Перевод взрывного устройства из вертикального в горизонтальное поло­жение автоматически включал часовой механизм.

Разведчик еще успел войти в ближай­ший магазин готового платья, купить шля­пу и плащ, чтобы переодеться. Выходя из магазина, услышал звук взрыва. «Шилка», капитан которой получил указание выполнять все распоряжения своего «радиста», отчалила в тот же день, не дожидаясь возвращения Павла. А он к вечеру уже добрался до Парижа. Оттуда и ушла в Москву шифрованная записка: «Подарок вручен. Посылка сейчас в Пари­же, а шина автомобиля, на котором я путе­шествовал, лопнула, пока я ходил по мага­зинам».
Дело было сделано — Коновальца бук­вально разорвало на куски, когда, выйдя из ресторана, он остановился посмотреть на ближайшую витрину.

Значение спецоперации по ликвидации Коновальца переоценить трудно. Как пи­сал тот же Мирчук, «каждая из референтур имела своего отдельного руководителя, за исключением одной референтуры — связи с украинскими землями под московско-большевицкой оккупацией. Эту работу вел лично полк. Коновалец. Он лично организовал связи с ячейками Организа­ции на Восточных Землях Украины, сам встречался с курьерами, которые оттуда приходили или возвращались, и тому по­добное. По конспиративным причинам полк. Коновалец не посвящал в эти дела других членов ОУН-а, а только в общих чертах информировал их о состоянии дел на восточно-украинских землях. Задачей такой системы была как можно более на­дежная конспирация организационной сети на восточных землях и предохранение ее перед возможностью общей «засыпки», потому что только одно лицо знало о цело­сти дел».

Таким образом советской разведке уда­лось одним ударом нарушить годами соз­дававшуюся систему националистическо­го подполья на советской Украине.

Операция «Утка» — смерть Льва Троцкого

После очередной встречи в Кремле со Ста­линым Павел Судоплатов получил новое задание — возглавить операцию по ликви­дации Льва Троцкого.

Для выполнения задачи были созданы две оперативные группы нелегалов. Пер­вая — группа “Конь”, которую возглав­лял выдающийся мексиканский худож­ник Давид Альфаро Сикейрос. Второй группой под обозначением «Мать» руко­водила Каридад Меркадер, среди пред­ков которой были вице-губернатор Кубы и посол Испании в России. Младший сын ее прибыл в Москву вместе с детьми испанских беженцев-республиканцев, старший погиб во время гражданской войны в Испании, средний Рамон был лейтенантом в партизанском отряде на той же войне, где с ним и познакомился Судоплатов во время недолгого пребыва­ния в Испании.

В 1940 году все причастные к операции люди уже находились в Мексике. Первая попытка покушения оказалась неудачной. Нелегалу Григулевичу, включенному в группу по предложению Лаврентия Бе­рии, удалось познакомиться с одним из охранников дома Троцкого. Поэтому, ко­гда 23 мая 1940 года он постучал рано ут­ром в ворота виллы Троцкого, их открыли. Охранника ликвидировали, а ворвавшаяся в дом группа Сикейроса автоматными оче­редями искромсала в клочья кровать, на которой спал Троцкий. Стреляли через закрытую дверь, удостовериться в успехе операции не удосужились — и Лев Давыдович, спрятавшийся под кроватью, ос­тался жив.

В Москву ушла шифровка о провале операции. Надо было задействовать аль­тернативный вариант, в котором главная роль отводилась Району Меркадеру. Тот уже успел стать «женихом» близкой сот­рудницы Троцкого Сильвии Агелоф — американской троцкистки русского происхождения. Щедрый и обаятельный Рамон — «Френк Джексон» — уже был вхож в дом Троцкого и несколько раз встречался с хозяином виллы. Опасность его ареста и разоблачения заставила Су­доплатова изложить свои сомнения Берии. За окончательным решением опять поехали к Сталину, который и дал «добро».

20 августа 1940 года Рамон-Френк при­нес Троцкому статью, написанную в его защиту. Под одеждой он спрятал альпини­стский ледоруб, который был выбран в ка­честве орудия убийства. Во время чтения статьи Троцкий вдруг повернул слегка го­лову, и удар оказался неточным — он за­кричал, призывая на помощь. Растеряв­шийся Рамон не смог воспользоваться другим оружием — сбежавшаяся охрана скрутила его. Однако удар оказался роко­вым: Троцкий умер в больнице на следую­щий день.

Меркадер получил за убийство макси­мальный срок — двадцать лет. Первые шесть лет он провел в тюрьме под именем Френка Джексона, продолжая утверждать, что причиной убийства было нежелание Троцкого дать согласие на его брак с Силь­вией Агелоф. Его настоящее имя стало из­вестно только в 1946 году, однако до конца срока Рамон так и не признался, что со­вершил убийство по заданию советской разведки.

В 1960 году он был освобожден и при­был в Москву, где ему была вручена звезда Героя Советского Союза и назначена генеральская пенсия. Павел Судоплатов в это время сидел во Владимирской тюрьме, однако это мы за­бегаем вперед. Впереди была еще Великая Отечественная война.

Командующий фронтом в тылу врага

5 июля 1941 года Судоплатов назначается руководителем Особой группы при Нар­коме внутренних дел, которой было по­ручено возглавить всю разведывательно-диверсионную работу в тылу германской армии. Даже просто перечислить огром­ное количество направлений работы и конкретных операций не представ­ляется возможным. Именно здесь в пол­ную силу развернулся талант Судоплатова как организатора подпольной работы в тылу врага.

Упомянем отдельно партизанское со­единение под командованием полковника Медведева (знаменитый отряд «Победите­ли») и Героя Советского Союза разведчика Николая Ивановича Кузнецова. Памятник ему, установленный во Львове, разумеется, был демонтирован после 1991 года в ходе кампании по уничтожению всего совет­ского на Западной Украине — однако в от­личие от многих других его удалось сохра­нить, и теперь он установлен на родине ге­роя под Екатеринбургом.

Заброшенный в гитлеровский тыл под именем Пауля Зиберта, Кузнецов смог удачно вписаться в немецкое окружение. Это он вывел советскую разведку на Отто Скорцени, готовившего покушение во время встречи лидеров Большой Тройки в Тегеране в 1943. Отличавшийся беспри­мерной храбростью разведчик совершил несколько дерзких терактов в Ровно и Львове. Вместе с боевыми друзьями им были ликвидированы главный судья Ук­раины Функ, имперский советник рейхс-комиссариата Украины Гелль и его секре­тарь Винтер, вице-губернатор Галиции Бауэр, при его непосредственном уча­стии был похищен командующий кара­тельными войсками на Украине генерал фон Ильген.

В 1944 году Николай Кузнецов погиб в стычке с бандеровцами, которые тут же проинформировали гестапо о своем «подвиге».

В своих воспоминаниях Павел Судопла­тов в деталях описывает деятельность раз­ведгруппы Героя Советского Союза Рихар­да Зорге, самоотверженную борьбу не­мецких антифашистов из подпольной сети «Красная капелла», проведение радиоигр с немецкой разведкой, неоценимую рабо­ту наших разведчиков в третьих странах, — огромный невидимый фронт, помогавший Родине побеждать в великой битве. Достаточно сказать, что среди двадцати восьми чекистов, удостоенных высшей на­грады страны — звания Героя Советского Союза, двадцать три были офицерами и сотрудниками управления, возглавляе­мого Павлом Судоплатовым.

Разгром бандеровщины

В ноябре 1949 года был зверски убит укра­инский писатель Ярослав Галан, разо­блачавший связи Греко-Католической церкви с гитлеровцами. (Памятник Галану во Львове переносить было некуда — его просто уничтожили). Этот террористиче­ский акт вызвал резкое недовольство Ста­лина работой по ликвидации национали­стического подполья на Западе Украины.

Судоплатов вылетел во Львов.

За полгода, проведенные в столице За­падной Украины, Павлу Анатольевичу удалось сделать немало: был склонен к со­трудничеству адвокат и видный деятель бандеровского движения Горбовой, пуб­лично покаялся академик Крипьякевич, удалось найти подходы к глубоко закон­спирированному главнокомандующему УПА Роману Шухевичу.

Роковую роль в судьбе последнего сужде­но было сыграть сожительнице и телохра-нительнице Дарье Гусяк. Именно через нее удалось выйти на место последнего убежи­ща руководителя бандеровского подпо­лья — село Билогорща под Львовом (ныне входит в состав города). 5 марта 1950 года в время операции по захвату Шухевича он был убит в завязавшейся перестрелке.

После того, как бандеровское движение было обезглавлено, оно быстро пошло на убыль. Спустя год англичане забросили на парашютах вооруженную диверсионную группу, однако ее уже ждали люди Судоплатова.

Буквально через год-два с оуновским подпольем было покончено.

Остается добавить, что в 2007 году пре­зидент Украины Виктор Юшенко по­смертно привоил Роману Шухевичу зва­ние Героя Украины. Видимо, за тысячи убитых бандеровцами украинцев.

Эпилог

Велик соблазн продолжить плавный рас­сказ о деятельности наших разведорганов уже в послевоенное время — перейти от НКВД и МГБ к Комитету Государствен­ной Безопасности СССР, но не к навязшей в зубах за последние двадцать лет теме борьбы с диссидентами и инакомыслящи­ми, а к продолжению невидимой посто­ронним тихой работы разведчиков, кото­рая не прекращалась ни на минуту, кото­рой в свое время небезуспешно занимался и нынешний президент России, чего ни­как не могут забыть ему недоброжелатели. Однако плавного продолжения не полу­чится. В 46 лет генерал-лейтенант Павел Судоплатов угодил за решетку.

Он слишком много знал о Хрущеве.

Его арестовали 21 августа 1953-го, при­говорили по ложному обвинению к пятна­дцати годам заключения — и все эти пят­надцать лет он провел в тюрьме. Перенес инфаркт, ослеп на один глаз, но все годы боролся за свое доброе имя. Вышел на сво­боду 21 августа 1968 года.
Был окончательно реабилитирован в 1991 году.

Друзья и соратники радовались его ос­вобождению, но еще много лет имя его ос­тавалось неизвестным. И только когда ис­чез Советский Союз, бывший разведчик счел возможным взяться за перо. Теперь мы знаем о нем много.
Умер Павел Анатольевич 26 сентября 1996, похоронен в Москве.

***

И еще одна, на сей раз последняя цитата из книги воспоминаний Павла Судоплатова:

«Да, до 1992 года Украина не являлась полностью независимым государством, но я по-прежнему считаю себя украин­цем — одним из тех, кто в какой-то мере способствовал созданию того положения, какое она приобрела в рамках Советского Союза. Вес, который имела Украина, ук­репление ее престижа в СССР и за рубе­жом стали прелюдией к обретению ею со­вершенно нового статуса независимого государства после распада Советского Союза».


Автор СЕРГЕЙ ВОЙТОВИЧ
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх