,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Еврейский вопрос» для ОУН-УПА
  • 8 ноября 2010 |
  • 12:11 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 63922
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
В ноябре 2007 г. во время официального визита в Израиль Президент Украины Виктор Ющенко неожиданно заявил, что ОУН и УПА никоим образом не были причастны к антисемитским действиям и что уставные документы этих организаций не несут никаких антисемитских положений. «Ни один архив не подтвердит сегодня ни одной акции карательного типа, в которой принимали бы участие бойцы УПА или другие подобные организации, — продолжил глава украинского государства. — Понимаю, что многое из пропаганды советского типа имеет силу стереотипов, но мы имеем право говорить, что есть другая правда».

Причины столь категоричного утверждения украинского президента понятны. В Украине сегодня идет процесс конструирования новой национальной идентичности, в рамках которой члены ОУН и УПА объявлены национальными героями. А национальные герои не могут быть замешаны в преступлениях против человечности.

Неудивительно, что обвинения ОУН-УПА в уничтожении евреев гневно отвергаются пробандеровски настроенными украинскими историками. «Рассматривая вопрос украинско-еврейских отношений в ХХ веке, любой исследователь сталкивается с проблемой отношения евреев к национально-освободительному движению украинцев. Обычно представления об этом строятся на основе стереотипов советской пропаганды: погромы, украинские националисты-юдофобы, участие украинских полицаев в Холокосте и т. д. Однако объективный исследователь не может не отметить неправомерность таких представлений», — утверждают, например, Александр Гогун и Александр Вовк.[1]

Заявление это достаточно сильное. Ну что ж, примем вызов и попробуем объективно рассмотреть вопрос об отношении украинских националистов к евреям и об участии евреев в Украинской повстанческой армии.


Пособники нацистов

Связи украинских националистов с германскими разведывательными органами ни для кого не секрет со времен Нюрнбергского процесса. Как минимум с 1938 г. спецслужбы Третьего рейха прикармливали украинские националистические группировки, надеясь использовать их для подрывной деятельности сначала против Польши, а затем — против СССР.

Перед польской кампанией абвер получил недвусмысленное указание: использовать украинских националистов «для того, чтобы вызвать повстанческое движение в Польше, которое имело бы своим следствием истребление поляков [имелась в виду польская интеллигенция] и евреев в Польше. Об этом говорилось Риббентропом лично Канарису».[2]

Как видим, нацистское руководство не испытывало никаких сомнений в способности подконтрольных им украинских националистов осуществлять еврейские погромы. И руководство Организации украинских националистов (ОУН), и рядовые ее члены исповедовали резко антисемитские взгляды.

В мае 1941 года, непосредственно перед германским вторжением в Советский Союз, ОУН(Б) разработала новый план восстания — инструкцию «Борьба и деятельность ОУН во время войны». Согласно пункту 16 раздела «Указания на первые дни организации государственной жизни», принципы политики ОУН по отношению к национальным меньшинствам сводились к следующему:

«Национальные меньшинства подразделяются на:

а) дружественные нам, то есть члены всех порабощенных народов;
б) враждебные нам, москали, поляки, жиды.
в) имеют одинаковые права с украинцами, они могут возвратиться на свою родину.
г) уничтожаются в борьбе, кроме тех, кто защищает режим: переселение в их земли, уничтожать прежде всего интеллигенцию, которую нельзя допускать ни до каких правительственных учреждений, и вообще сделать невозможным появление интеллигенции, то есть доступ до школ и т. д. Например, так называемых польских селян необходимо ассимилировать, осведомляя их, тем более в это горячее, полное фанатизма время, что они украинцы, только латинского обряда, насильно ассимилированные. Руководителей уничтожать. Жидов изолировать, убрать из правительственных учреждений, чтобы избежать саботажа, тем более москалей и поляков. Если бы была непреодолимая необходимость оставить в хозяйственном аппарате жида, поставить над ним нашего милиционера и ликвидировать за малейшую провинность.

Руководителями отдельных областей жизни могут быть лишь украинцы, а не чужинцы-враги. Ассимиляция жидов исключается».[3]

Следующий, 17-й пункт раздела пояснял: «Наша власть должна быть страшна для ее противников. Террор для чужинцев-врагов и своих предателей».[4]

Эти антиеврейские планы украинские националисты начали проводить в жизнь с первых же дней нападения Германии на Советский Союз.

Уже ранним утром 30 июня в оставленный советскими войсками Львов вошло сформированное абвером украинское подразделение — разведывательно-диверсионный батальон «Нахтигаль». Националисты устроили в городе жестокую резню еврейского и польского населения. Сегодня украинские историки пытаются отрицать этот факт, обвиняя в организации погрома следовавшую за войсками айнзатцгруппу «С». Однако исследования германских специалистов показывают, что части айнзатцгруппы вошли во Львов лишь 2 июля.[5]

А в день резни, 30 июня, глава наиболее влиятельной фракции ОУН Степан Бандера обратился к своим сторонникам с не требующим никаких комментариев лозунгом: «Народе! Знай! Москва, Польша, Мадяри, Жидова — це Твої вороги. Нищ іх! Ляхів, жидів, комуністів знищуй без милосердя!».[6] Несколькими днями позже однотипный призыв издал руководитель другой фракции ОУН — Андрей Мельник. «Смерть жидовским прихвостням — коммунобольшевикам!» — говорилось в его воззвании.[7]

Как видим, руководство враждующих фракций украинских националистов было едино в одном: в деятельной поддержке проводившегося нацистами уничтожения евреев. Жестокие убийства украинскими националистами евреев и поляков уже летом 1941 г. происходили повсеместно; порою немцам даже приходилось останавливать своих «союзников». В селе Турбов националисты вырезали всех мужчин-евреев (чему немцы не препятствовали) и хотели сжечь заживо оставшихся женщин и детей (чему немцы, не выдержав, воспрепятствовали).[8]

Бежавших из городов евреев также уничтожали. Солдат разведроты «Нахтигаля» записал в дневнике: «Во время нашего перехода... в двух селах мы постреляли всех встречных евреев... Мы постреляли всех встретившихся там евреев».[9]

Александр Гогун и Александр Вовк участие ОУН в Холокосте упрямо отрицают: «В целом речь идет об отдельных инцидентах, а не о планомерном участии в геноциде». Однако на самом деле все обстоит противоположным образом: примеры прямого участия украинских националистов в уничтожении евреев летом — осенью сорок первого года можно приводить очень долго.
Это были не инциденты — это был геноцид.


«Евреи — на гак!»

Очень скоро, однако, украинские националисты убедились, что нацисты не рассматривают их как союзников и не собираются передавать им власть над «освобожденной Украиной». И тогда лозунги ОУН изменились. Согласно немецким документам, новый лозунг националистов звучал так: «Хай живе самостійна Україна без евреїв, поляків и німців. Поляки за Сян, німці до Берліну, евреї на гак (крюк)!»[10]

Как видим, переход украинских националистов в оппозицию к немецким оккупантам не повлиял на их крайне негативное отношение к евреям. Методы решения еврейского вопроса в Украине, выдвигаемые националистами, были не менее радикальными, чем методы нацистов. Возможно, что методы ОУН даже более радикальны — ведь лозунг «евреи на гак» был выдвинут раньше, чем состоялась Ванзейская конференция, утвердившая «окончательное решение еврейского вопроса».

Тем не менее, в начале 1942 года немецкие спецслужбы зафиксировали странное явление: украинские националисты свернули свою антисемитскую пропаганду.[11] Насколько можно понять, это наблюдение соответствовало действительности: в печатной пропаганде националистов за 1943 — 1945 гг. (журналы «До зброї» и «Повстанец») мы не найдем прямых антисемитских выпадов.

Произошедшее можно было бы истолковать как свидетельство того, что руководители ОУН все-таки отказались от своих взглядов на евреев как на основных врагов украинского национализма. Можно — если бы не масса свидетельств о том, что подходы националистов к еврейскому вопросу не изменились. Исчезнув из печатной пропаганды, антиеврейская тема по-прежнему фигурировала в пропаганде устной. В 1943 году, во время печально известного украинско-польского конфликта на Волыни, пропагандисты ОУН-УПА призывали уничтожать не только местное польское население, но и евреев. «Священник сказал: «Братья и сестры, пришло время, когда мы сможем отомстить полякам, жидам и коммунистам», — вспоминал один из очевидцев. Те же лозунги мы находим в донесениях, направляемых в Украинский штаб партизанского движения (УШПД) советскими партизанами: «На собраниях крестьян призывают уничтожать коммунистов, жидов и поляков».[12]

Следует также вспомнить, что Украинская повстанческая армия в значительной степени была создана из командиров и солдат организованной немцами украинской вспомогательной полиции. Ранней весной 1943 года целые подразделения украинской полиции ушли в леса, став костяком УПА. Организованность этого события, а также его последствия, наводят на мысль о грандиозной и успешной операции германских спецслужб. Для нашей темы, однако, важно то, что костяк УПА составили люди, совсем недавно участвовавшие в антиеврейских акциях. И своего отношения к евреям они не изменили. Когда командир советского партизанского отряда Ян Налепка пытался вести переговоры с представителями УПА, ему был дан такой ответ: «Если вы уберете у себя сначала всех евреев, тогда будем с вами вести переговоры».[13]

Параллельно с резней поляков на Волыни шло уничтожение евреев, еще остававшихся на подконтрольных националистам территориях. Как отмечали в УШПД, «по имеющимся в нашем распоряжении официальным документам СБ УПА (службы безпеки), националисты по прямым указаниям свыше уничтожают польское и еврейское население».[14]

О справедливости этой информации можно судить, в частности, по судьбе тех немногих евреев, которым удалось бежать из расположенных на Западной Украине гетто. В лесах их ждало не спасение, а смерть. Так, бежавшие из Тучинского гетто несколько сотен евреев смогли пережить зиму, «но условия жизни на протяжении нескольких месяцев в лесу, где по соседству располагались или проходили банды лжепартизан, грабителей и формирований ОУН-УПА, оказались гибельны почти для всех беглецов».[15] В итоге на территории западных областей Украины выжило очень мало евреев — и причиной тому стали действия украинских националистов.

Зная все вышесказанное, нетрудно понять, что отказ от печатной антиеврейской пропаганды был вызван исключительно желанием украинских националистов выглядеть более прилично в глазах мировой общественности. Антисоветская деятельность ОУН-УПА велась под громким лозунгом «Воля народам, воля человеку», а информация о массовом уничтожении ими евреев немедленно разоблачала лживость подобных лозунгов. Именно поэтому пропаганда УПА упорно опровергала участие националистов в холокосте. Так, во время рейда в Словакию пропагандисты принимавших участие подразделений заявляли: «Во всей нашей политической литературе, подпольных газетах и прокламациях ни теперь, ни во время немецкой оккупации напрасно вы будете искать хоть одно слово против жидов. Такие обвинения — это чистая выдумка и брехня».[16] Однако как раз подобные заявления пропагандистов УПА и были откровенной ложью.

Различие между словами и делами украинских националистов хорошо отражено в сообщении, направленном в УШПД командиром действовавшего на Волыни крупного советского партизанского соединения Федорова: «Националисты в своей печати пишут и обвиняют русский народ в дикости и темноте. Одновременно в своих многочисленных листовках обращаются ко всем народам запада и востока с призывом строить свои независимые национальные государства. Вместе с тем ведут дикую необузданную кровавую расправу, уничтожая целиком все польское и еврейское население, а также всех других, независимо от национальности, сочувствующих советской власти и помогающих партизанам. Жгут, убивают, рубят топорами».[17]

Очень жаль, что сегодня этой очевидной для современников принципиальной разницы между пропагандистскими заявлениями украинских националистов и их кровавыми деяниями не желают видеть некоторые политически ангажированные историки.

Евреи в УПА

На фоне приведенных выше фактов парадоксальным может показаться то, что информация об участии евреев в УПА не является откровенной неправдой. В своих воспоминаниях начальник СБ ОУН Николай Лебедь пишет: «Большинство врачей УПА были евреями, которых УПА спасала от уничтожения гитлеровцами. Врачей-евреев считали равноправными гражданами Украины и командирами украинской армии. Здесь необходимо подчеркнуть, что все они честно исполняли свой тяжкий долг, помогали не только бойцам, но и всему населению, объезжали территории, организовывали полевые больницы и больницы в населенных пунктах. Не покидали боевых рядов в тяжелых ситуациях также тогда, когда имели возможность перейти к красным. Многие из них погибли воинской смертью в борьбе за те идеалы, за которые боролся весь украинский народ».[18]

Эти слова можно было бы счесть обыкновенной ложью, если бы они не находили подтверждение в советских документах. 30 октября 1943 г. комиссар и командир действовавшего на Волыни партизанского соединения Бегма сообщил в УШПД: «Националисты в Домбровице мобилизовали всех портных для изготовления теплой одежды на зиму. По последнему распоряжению штаба националисты сейчас принимают к себе всех, кроме поляков. В данное время среди националистов много евреев, особенно врачей».[19]

Причины, по которым украинские националисты стали принимать у себя евреев, были сугубо прагматичными и никогда не скрывались руководителями УПА. Волынь была отсталой аграрной областью, большинство населения которой составляли крестьяне. Вплоть до войны около трети населения этой земли были элементарно неграмотными, а ремесленников и врачей имелось крайне мало.[20] Этот-то дефицит необходимых специалистов и заставил командование УПА принимать к себе евреев.

Однако не следует думать, что националисты, пусть даже и вынужденно, наступили на горло собственной песне. В отчете референта Службы безопасности ОУН, захваченном советскими партизанами, исчерпывающе характеризуется реальная политика националистов: «Ранее СБ издала приказ — всех жидов неспециалистов конспиративно уничтожить, чтобы жиды и даже наши люди не знали, а пускали пропаганду, что ушел к большевикам».[21]

Таким образом, евреи-неспециалисты тайно уничтожались сразу. Специалисты жили дольше, но при приближении Красной Армии их также убивали. В пользу этого предположения свидетельствует следующее обстоятельство. В 1944 году, в ожидании прихода Красной Армии бандеровцы устроили в подконтрольных им районах чистку, уничтожая подозрительных. Первой жертвой украинских националистов стали бывшие военнопленные, осевшие в селах. Некоторые из них были отпущены из лагерей в сорок первом, некоторые бежали — но в любом случае эти люди могли хорошо знать систему и методы действий бандеровских организаций. Поэтому краевой провод приказал уничтожить всех. «Убийства носили самый зверский характер, — пишет историк Арон Шнеер. — Только в одном Гощанском районе Ровенской области было замучено и убито около 100 пленных. Трупы погибших, а в ряде случаев и живых людей с привязанным на шею камнем, бандеровцы бросали в реку Горынь. Так были уничтожены тысячи пленных бойцов и командиров Красной Армии, в том числе и из украинцев восточных районов».[22]

Трудно представить, что, уничтожая своих соотечественников-украинцев по одному лишь подозрению в будущем сотрудничестве с «советами», националисты могли пощадить столь ненавидимых ими евреев. Исчерпывающим описанием судьбы состоявших в УПА евреев является следующая история, рассказанная одним из чудом уцелевших в Западной Украине беглецов из гетто.

«Во время побега в лес и уничтожения лагеря Куровице некоторые «свободные» евреи установили связь с украинским подпольем, бандеровцами, и начали с ними сотрудничать. Эта инициатива была поддержана бандеровцами, которые были заинтересованы в еврейских специалистах. Многим врачам и техникам лагеря Куровице бандеровцы предлагали помочь освободиться.

Доктор Старопольский и доктор Кальфус согласились и пошли к бандеровцам. Старопольский, честный и наивный человек, верил представителям украинских националистов, что ему не причинят вреда. Он был долгое время при них и оказывал раненым и больным медицинскую помощь.

К доктору Старопольскому и доктору Кальфусу украинские националисты присовокупили также одного стоматолога. Ему удалось бежать в день большого русского наступления — 22 июня 1944 г. он ушел в поля и, когда приблизился отряд русских, вышел из своего укрытия с поднятыми руками и стал перед ними. Он рассказал нам позже, что украинские националисты еще перед приходом русских убили доктора Старопольского и доктора Кальфуса, так как последние слишком много знали».[23]

Мифы и реальность

Завершая рассмотрение темы «евреи в УПА», можно сделать следующие выводы.

1. С самого начала войны украинские националисты придерживались резко антисемитских взглядов и принимали прямое участие в Холокосте.

2. Создание нелегальной Украинской повстанческой армии и нужда в квалифицированных ремесленниках и медиках заставили руководство националистов использовать на этих должностях евреев.

3. Одновременно продолжалось массовое уничтожение евреев-неспециалистов, в том числе вступивших в УПА. В преддверии прихода Красной Армии евреи-специалисты также уничтожались.

Таким образом, участие евреев в УПА носило вынужденный и локальный характер. Что же касается украинских националистов, то приходится еще раз напомнить, что и руководство ОУН-УПА, и рядовые участники этих формирований были антисемитами и принимали активное участие в Холокосте. Это не «стереотипы советской пропаганды», на которые гневно ссылаются Александр Гогун и Александр Вовк. Это факты, которые не может не отметить ни один объективный исследователь.



1 Гогун А., Вовк А. Евреи в борьбе за независимую Украину // Корни (Киев—Москва). 2005. № 25. С. 133.
2 Нюрнбергский процесс: Сборник материалов. М., 1990. Т. 4. С. 181.
3 ЦДАВОВ. Ф. 3833. Оп. 2. Д. 1. Л. 38.
4 Там же.
5 Heer H. Blutіge Ouverture: Lemberg, 30 Junі 1941: Mіt dem Eіnmarsch der Wehrmachttruppen begіnnt der Judenmord // Der Zeіt. 2001. № 26.
6 ЦДАВОВ. Ф. 3833. Оп. 1. Д. 63. Л. 12; Д. 42. Л. 35; Оп. 2. Д. 18. Л. 87.
7 ЦДАВОВ. Ф. 3833. Оп. 1. Д. 74. Л. 24.
8 Альтман И. А. Жертвы ненависти: Холокост в СССР, 1941 — 1945 гг. М., 2002. С. 223.
9 Патриляк І. K. Легіони Українських Націоналістів, 1941 — 1942: Історія виникнення та діяльності. Київ, 1999. С. 26.
10 Літопис Україньскої повстаньскої армії. Торонто, 1991. Т. 21. С. 185.
11 Там же. С. 188.
12 Літопис УПА. Нова серія. Київ; Торонто, 2002. Т. 4. С. 62.
13 Там же. С. 103.
14 Там же. С. 125.
15 Беренштейн Л. Е., Елисаветский С. Я. Евреи — герои Сопротивления в подпольной и партизанской борьбе против нацистских оккупантов на Украине, 1941 — 1945. Тель-Авив, 1998. С. 44.
16 В'ятрович В. Рейди УПА теренами Чехословаччини. Торонто; Львів, 2001. С. 55.
17 Літопис УПА. Нова серія. Т. 4. С. 130.
18 Лебедь М. Україньска Повстаньска Армія, ії генеза, ріст і дії у визвольній боротьбі україньского народу за Україньску Самостійну Соборну Державу. Дрогобич, 1993. Кн. 1. С. 69.
19 Літопис УПА. Нова серія. Т. 4. С. 107.
20 Там же. Т. 2. С. 41; Т. 8. С. 397.
21 Там же. Т. 4. С. 126.
22 Шнеер А. Плен: Советские военнопленные в Германии, 1941 — 1945. М.; Иерусалим, 2005. С. 204.
23 Yones E. Dіe Strasse nach Lemberg: Zwangsarbeіt und Wіderstnd іn Ostgalіzeіn, 1941 — 1944. Frankfurt/Maіn, 1999. S. 111 — 112.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх