,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Польские "банды УПА"
  • 4 ноября 2010 |
  • 19:11 |
  • bayard |
  • Просмотров: 24314
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0
Польские "банды УПА"
Отряд чекистов, замаскированный под повстанцев УПА. Архивное фото.


Провокация была одним из основных методов борьбы с подпольем в Польше после 1944 года. Ее планировалось использовать против всей вооруженной оппозиции. Полностью доказано ее использование против организации украинских националистов ОУН и украинской повстанческой армии УПА.

В начальный период (1946-1947 гг.) для борьбы против вооруженного подполья и против сочувствующего ему населения использовались войсковые подразделения, действующие партизанскими методами. Формировали их, как правило, из солдат - бывших членов коммунистических партизанских формирований, замаскированных под "сражающиеся банды". Этот же метод использовался НКВД при борьбе против УПА на территории СССР.

Кроме внешнего сходства с противником, лжеповстанцам следовало добиться доверия той части населения, которая сочувствовала подполью.

Замысел вести борьбу таким методом родился еще в 1945 году. На это указывает совершенно секретная разработка "Тактика борьбы с бандами", представленная 5 января 1946 года начальнику Главного политико-воспитательного управления Войска Польского бригадному генералу Казимежу Светликову и начальнику генерального штаба ВП генералу брони Владиславу Копелицу начальником организационно-инструкторского отдела Главного политико-воспитательного управления полковником Нойгебауером. Разработка состояла из четырех частей: 1 - тактика банд, 2 - тактика демократических властей, 3 - итоги, 4 - изменение тактики борьбы.

Приведенные в ней оценки и предположения касались в основном Белостокского воеводства. Однако по мнению полковника Нойгебауера, они с успехом могли быть использованы и в других районах страны, находящихся под угрозой деятельности банд.

Главным был пункт четвертый. В нем полковник предлагал создавать из партийных активистов, рабочих, солдат, офицеров партизанские отряды, одетые в гражданское, с целью внести дезорганизацию в ряды банд. Усилить репрессии против членов банд и лиц, с ними сотрудничающих. Преодолеть безнаказанность крестьян, укрывающих бандитов. На бандитский террор реагировать соответствующим нашим террором. Установить правило коллективной ответственности деревень за преступления, происшедшие на их территории. На преступные акты реагировать немедленно а) установлением материального наказания (конфискацией имущества), б) массовыми арестами, в) переселением жителей деревень в на западные территории (не деревень целиком, но в расселении), г) немедленным расстрелом на месте схваченных с оружием в руках, владельцев домов, в которых было найдено оружие, е) в крайних случаях при коллективном сопротивлении деревень - сожжение деревень.

Для обоснования предлагаемых методов полковник Нойгебауер сослался на миротворческие акции на польских землях после 17 сентября 1939 года, когда, по его мнению, в процессе коллективизации и сбора госпоставок там господствовали порядок и спокойствие.

Заметки заместителя начальника генерального штаба Польской армии бригадного генерала Стефана Массора с заседания Политбюро ЦК ПРП, которое состоялось 17 июня 1946 года, свидетельствуют о том, что полковник Нойгебауер не был одинок в своих замыслах. Во втором пункте совещания, посвященного борьбе с подпольем, в связи с приближающимся всенародным референдумом, он записал: "Использование в тех местах, где имеется сильный актив, гражданских партизан". В пункте 15 записано: "Вопрос привентивных арестов и ликвидации активистов противника".

О том, что такие методы использовались на практике, свидетельствуют отдельные таинственные убийства деятелей оппозиции, произведенные неизвестными исполнителями. Эти методы были настолько успешны, что Государственная комиссия безопасности признала очень важным в предвыборном процессе использовать боевые группы, одетые в гражданское и рекомендовало, чтобы их акции были строго координированы с войсковыми подразделениями во избежание возникновения недоразумений. Несколько позже, в октябре 1946 года, руководство Корпуса внутренней безопасности издало директиву, требующую в числе прочего, в тактике действий против банд организовать конспиративную деятельность с использованием специальных подразделений в гражданской одежде. Благодаря сохранившимся документам, многое известно об использовании таких подразделений на территории, охваченной действиями украинского подполья.

Характерно, что спецподразделения использовались, как правило, когда активность групп УПА ослабевала или совсем исчезала. Такая ситуация впервые возникла в июне 1946 года после насильственного выселения украинского населения на территорию СССР. Реакция руководства 8-й пехотной дивизии на потерю активности боевого подполья была немедленной. 19 июля 1946 года начальник штаба 8-й пехотной дивизии подполковник Рожковский в посланной в штаб оперативной группы "Жешуф" шифротелеграмме докладывал: "Подразделения дивизии, организованные в виде партизан, выехали на места".

Возникает вопрос: сколько было таких подразделений? Куда и с какой целью они были посланы? Из шифрограммы N 302 полковника Евченко, посланной 29 июня 1946 года в генеральный штаб польской армии, следует, что такие группы входили состав каждого полка. 8-я пехотная дивизия имела 4 полка. Известно так же, что в состав 32-го пехотного полка, входившего в 8-ю дивизию, 27-го июля входили 4 партизанских подразделения, действовавших на территории Санодского уезда.

В это самое время в Бжазовском уезде действовали 4 группы из 36-го пехотного полка и столько же из 34-го пехотного полка и 37-го полка легкой артиллерии в Лесном уезде.

Отряд чекистов, замаскированный под повстанцев УПА. Архивное фото.

В донесении от 27 июля появляется информация об аналогичных группах, высланных в уезды Пшимысский, Ярославский, Любачовский 26-м, 28-м и 30-м пехотными полками, входившими в состав 9-й пехотной дивизии. Насчитывали они от 50 до 100 человек, хорошо вооруженных и переодетых в обмундирование УПА. Об их текущей деятельности был информирован начальник генерального штаба генерал брони Владислав Корчиц. Если принять, что в каждом полку было по 4 подразделения, то в составе 8-й и 9-й пехотных дивизий их было 32. Такие же подразделения имелись в распоряжении областных и уездных отделов общественной безопасности. Зарождение одного из таких подразделений описал Владислав Пожега - заместитель министра в 80-е годы, а в 47-м году "боец УПА". Он пишет: "В областном управлении общественной безопасности в Жишове возникло мнение, что необходимо создать взвод в соответствии с наилучшими традициями УПА. Нужно было найти людей, которые бы хорошо знали обстоятельства, практику, обычаи и привычки украинских националистов. Соответственно физически и психологически их подготовить, обмундировать и вооружить так, как был обмундирован и вооружен противник. С этим не было никаких проблем. Наши склады были полны трофеев, добытых от разбитых групп УПА. В управлении было несколько человек, годных для такого дела. Несколько других мы стащили у соседей. Остаток взяли взаймы у армии. Искали людей, знающих украинский язык. Брали только добровольцев. Все происходило в полнейшем секрете. Когда группа, названная взводом Чумака была подготовлена, ее посадили в автомашины, полотно закрыли брезентом, вывезли в лес, пожелали счастья и предоставили собственной судьбе. Конечно, были обговорены сигналы и способы сотрудничества, назначены люди, опекающие взвод. Не помню, сколько взвод Чумака шатался по территории, пока произошла первая перестрелка (к сожалению, со своими). Для начала новое подразделение должно было добиться известности. Там и сям кое-кого потормошили. Однако старательно избегали мест, о которых было известно, что там есть милиция, либо армия. Было приказано избегать столкновений со своими. А вот как выглядело возвращение взвода по выполнению задания в казармы. Была подготовлена "успешная операция": солдаты окружили взвод, заперли его в старом сарае. Вечером к сараю подошли машины и погрузили задержанных. Конвой поехал в направлении города. Въехал на территорию Управления безопасности через задние ворота при погашенных фарах. Так в темноте ночью взвод Чумака прекратил свое существование. Его сотрудники, однако, были еще нужны. Они набрались опыта, который пригодился в следующей операции"

Главным заданием фиктивных "бандеровских" подразделений было преследование гражданского населения, непосредственного тыла подпольщиков, а также дезориентация их потенциальных союзников. Этой цели можно было достичь только акциями, подрывающими доверие к "своему" подполью. Это был прекрасный повод для властей, оправдывающий использование самых суровых репрессий.

Это вызывает сомнение в подлинности многих операций, приписываемых подполью после 45-го года. Очень похоже, что вскоре появятся документы, позволяющие узнать правду об акциях, ответственность за которые возлагалась до сих пор на польское и украинское подполье.

Публикуем так же 2 документа от августа 1947 года, которые показывают, что подобными методами чекисты пользовались многократно. В частности, для уничтожения распыленных подразделений Украинской Повстанческой Армии и выявления тех украинцев, которые избежали выселения в процессе акции "Висла" 28 апреля-31 июля 1947 года.

Годом позже, уже после полной ликвидации УПА на территории Польши, оказалось, сто служба безопасности заинтересована в "воскрешении" организации украинских националистов. Миссию по организации фиктивного руководства ОУН, имеющего связи с украинским подпольем в СССР и руководством ОУН за границей, была поручена агенту Управления безопасности Леону Лапинскому (псевдонимы - Зенон, Богуслав, Рвущий), бывшему начальнику Безопасности в 3-м округе ОУН на Любельщизне.

Вся сеть, насчитывающая несколько десятков человек, была в мае 1954 года раскрыта органами безопасности. А Зенон совершил фиктивное самоубийство. Деятельность этой организации, полностью контролировавшаяся польскими и советскими органами ГБ, и последующая ее ликвидация, стали предлогом для массовых арестов и очередным поводом для убеждения общественности в том, что существует угроза со стороны украинских националистов.

* * *

Заметки заместителя начальника
Генерального штаба польской армии
генерала бригады Стефана Массора
с заседания Политбюро ЦК ПОРП
18 июня 1946 года. Варшава.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

1. Прежде всего обращено внимание на два вопроса: единоличность руководства трех частей, составляющих службу безопасности - служба безопасности (Министерства и воеводства), войска службы безопасности, милиция, действующая до сих пор самостоятельно, без единоличного руководства. Организация лучшей оперативной разведки, являющейся основой борьбы с бандитизмом. Решение принято не было.

Предложены меры:

- улучшить отбор кадров;

- усилить специализацию;

- улучшить использование денежных средств и увеличить суммы;

- приспособить разведку к характеру деревни, главной базы банд.

Кроме того, затронуты следующие вопросы:

2. Использование в тех местах, где имеется сильный актив, гражданских партизан.

3. Использование оперативными группами безопасности гражданской одежды.

4. Необходимость санкций против ношения формы бандитами.

5. Необходимость санкций против родственников бандитов (их баз и разведки).

6. Проблема охраны железнодорожных путей принципиальных решений относительно тесного сотрудничества безопасности и службы охраны железных дорог, а также чистки этой службы.

7. Подтверждено, что проблема безопасности шоссейных дорог зависит от правильной организации агентурной разведки и уничтожения банд. Это задача воеводских комитетов партии и воеводских комитетов безопасности.

8. Отмечены недостатки милиции и необходимость ее дальнейшей чистки.

9. Повторный нажим на раздачу оружия активу и добровольному резерву гражданской милиции.

10. Необходимость чистки администрации воеводств Краковского, Варшавского, а прежде всего Жешувского.

11. Оговорена дальнейшая необходимость прекращения схематичных тяжелых операций и приспособления гибких операций к характеру местностей и банд.

12. Необходимость завершения операции по уничтожению разбитых или рассеянных банд и одиночных бандитов.

13. Подчеркнута перегрузка армии разнородными не войсковыми заданиями и опасность полного прекращения учебы в армии уже в течение трех месяцев.

14. Затронута необходимость сотрудничества воеводских комендантов с секретарями ПОРП.

15. Вопрос превентивных арестов и ликвидаций активистов противника.

Подпись Массора.

* * *

Шифрограмма N 266
начальника штаба 8-й пехотной дивизии
подполковника Рожковского
начальнику штаба оперативной группы Жешуф
подполковнику Евгенко,
информирующая о результатах деятельности подразделений польской армии,
сформированных в виде УПА.
Романовздруй. 20 июля 1946 года.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Подразделения дивизии специальными группами в виде партизан действуют в своих районах.

В районе Виляполя и Романовздруя в ночь с 19 на 29 июля 1946 года подразделения 32-го пехотного полка вступили в бой с группами бандеровцев, которых рассеяли. Потерь нет.

Подполковник Рожковский.

* * *

Приказ командира 9-й пехотной дивизии
командирам 28-го и 30-го пехотных полков
по вопросу формирования подразделений
польской армии, действующих в виде УПА.
Пшемысль. 3 августа 1947 года.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Командир дивизии приказал до 5 августа 1947 года из имеющихся в составе полка разведывательных взводов создать разведподразделение в составе 30 человек. Подразделение переодеть в бандеровскую одежду и сделать похожими на банды.

Действовать они будут партизанскими методами. Эти подразделения получат специальное задание от офицеров разведки оперативной группы. Об исполнении приказа доложить до 5 августа 1947 года по телефону или радио.

И.О. начштаба 9-й пехотной дивизии,
начальник 1-го отдела капитан Модлингер.

* * *

Распоряжение № 001
штаба оперативной группы войскового округа № 5
по вопросу создания разведывательных подразделений
польской армии, действующих в виде солдат УПА.
Жешуф. 1 августа 1947 года.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

В результате деятельности подразделений оперативной группы "Висла" в уездах Любачув, Пшемысл, Санок, Леско, Новый Сонж и Горлице боевые подразделения УПА разбиты и дезорганизованы, потеряли большинство своих людей, вооружение и снаряжение. Часть сотен УПА (сотни "Громенки", "Бурлаки", "Романа") под нажимом подразделений польской армии были вытеснены на территорию Чехословакии. Другие, например, сотни "Бира", "Хрина" и "Стаха" - на территорию СССР, где окружены и ликвидированы в основном местными подразделениями армии. Остатки боевых подразделений УПА блуждают до сих пор в районе Жешуфского воеводства в небольших количествах, избегая столкновения с армией и действуя мелкими группами от двух до четырех человек, в основном с целью добычи средств пропитания.

На территории воеводства осталась часть хозяйственного снабжения и медицинского персонала УПА, задачей которых является освоение района, приготовление запасов продовольствия и вербовка новых членов банд среди вновь появившегося населения.

Для полной ликвидации остатков банд и районного управления УПА командир оперативной группы 5-го военного округа приказывает: командирам дивизий и бригад сформировать

1. В каждой дивизии по 5 и в каждой бригаде по 3 разведывательных подразделения в составе от 20 до 30 человек. Вооружение и организационные указания в прилагаемой инструкции.

2. Среди личного состава разведывательных подразделений выбрать в каждой дивизии по 2 и в каждой бригаде по 1 разведподразделению, которые следует переодеть в бандеровскую форму, внешне уподобив их бандам. Действовать они будут партизанским методом, стараясь вступить в самый близкий контакт с бандой, выдавая себя за бандеровские подразделения с целью максимально быстрой и наиболее успешной ликвидации бандитских групп.

3. Каждому из разведподразделений выделить особый, четко очерченный район деятельности, по которому имеются точные данные, что в нем действуют банды.

4. На период деятельности разведподразделений освободить районы от присутствия других военных подразделений, отрядов гражданской милиции, добровольного резерва гражданской милиции, а также обратить особое внимание на организацию связи, которая бы исключала всякую возможность взаимных недоразумений и огневого контакта между разведподразделениями и другими войсковыми частями и милицией.

5. Руководство подразделениями централизовать.

6. Разведподразделения должны всегда находиться на своей строго очерченной территории.

7. Связь с вышестоящим руководством разведподразделения должны поддерживать исключительно при помощи шифрованной связи.

Начальник разведотдела опергруппы 5-го военного округа
подполковник Евченко.

* * *

Начальник штаба опергруппы 5-го военного округа полковник Хиленский.
Инструкция № 1 по организации и методам деятельности
разведывательных подразделений оперативной группы 5-го военного округа.

1. Разведывательные подразделения сформировать из наилучших представителей личного состава частей дивизии. Обеспечить наилучшими унтер-офицерскими и офицерскими кадрами с целью интенсивного обучения. В кратчайший срок подразделения должны начать разведдеятельность на территории.

2. Вооружить каждое подразделение двумя-тремя ручными пулеметами, 70% автоматами, 30% карабинами, гранатами.

3. По мере возможности обеспечить подразделение радиостанциями короткого радиуса действия.

4. ...промежуточные пункты снабжения содержать в строгом секрете. Подразделения обеспечить сухим пайком.

5. Методы деятельности в разведывательной акции: всеми имеющимися и возможными средствами организовать сотрудничество с органами безопасности и милицией, а так же со своими соседями. По мере возможности использовать для работы собак, которых с этой целью необходимо получить в гражданской милиции.

Любое встреченное подозрительное или вооруженное лицо должно считаться бандитом. Необходимо, в первую очередь, попытаться взять его живым, а при отсутствии такой возможности - уничтожить.

Начальник разведывательного отдела опергруппы 5-го военного округа
подполковник Евченко.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх