,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Беларусь встречала немцев как освободителей
  • 3 ноября 2010 |
  • 15:11 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 122745
  • |
  • Комментарии: 44
  • |

По данным переписи населения 1939 г. в Беларуси на начало Второй мировой войны проживало 8912,2 тыс. чалавек1. Поскольку мне остались недоступными сведения о возрастную структуру населения в тот период, думаю, что будет достаточно корректно исходить из данных переписи 1959 г., когда дети в возрасте до 16 лет составляли 31,3%. Таким образом, условно можно считать, что на начало немецко-советской войны 1941-45 г. численность взрослого населения в СССР составляло около 6 млн. 122,7 тыс. человек (при этих подсчетах игнорируется как естественный прирост населения в 1940-1941 г. , который должен был эту цифру увеличить, так и вероятно большая реальная доля детей в 1941 г. по сравнению с 1959 г.2, которая ее должна была снизить). По самым оптимистичным подсчетам, в 1941-1942 г. в советских партизанских единицах в Беларуси, включая спецгруппы НКГБ-НКВД и Главразведуправы Красной Армии, насчитывалось около 97 тыс. чалавек3.

Белорусский штаб партизанского движения в 1944 г. считал, что количество партизан до конца 1941 г. здесь составляла около 5 тыс. чел., А в 1942 - 73 тыс.4, однако для дальнейших расчетов использую все же "официально признанную" цифру. Для чистоты подсчета к партизанам надо добавить еще и подпольщиков. Их "официальная" количество за всю войну определяется в 70 тыс. чалавек5. Если учесть, что за 1941-1944 г. в советском партизанском движении принимали участие 374 тыс. чалавек и приложить пропорцию соотношения количества партизан в 1941-42 и за всю войну до количества подпольщиков, получим результат - около 17 тыс. подпольщиков для 1941-1942 г.

Эти подсчеты показывают, что из 6 млн. 122,7 тыс. человек взрослого населения БССР в начале войны, в 1941-1942 г., более или менее активное участие в борьбе с немцами принимали 114 тыс., то есть - около 1,86 %. Иными словами, в первый период немецко-советской войны менее 2% жителей Беларуси выступили активно на стороне Советов (кроме, естественно, мобилизованных в Красную Армию), а более 98% из них относительно лояльно отнеслись к немцам.

К концу июля 1944 г., как результат кардинальных изменений в ходьбе войны в пользу СССР и чрезвычайно жестокой оккупационной политики немцев, эта пропорция заметно изменилась в сторону увеличения поддержки вероятных победителей, однако масштабов "всенародной борьбы" явно не достигла. При этом особенно следует подчеркнуть, что реальное участие жителей Беларуси в борьбе против нацистов и их пособников был еще меньшим, ведь, как известно, значительную часть советских партизан (а в 1941-1942 г., по-видимому, и большее) составляли военнослужащие Красной Армии, что попали в окружение или бежали из плена, а также диверсанты, заброшенные из-за линии фронта. Одновременно, хотя количество белорусов, которые активно сотрудничали с новыми оккупантами вычислить довольно трудно, но заслуживает внимания тот факт, что уже весной 1944 г., когда возвращение Советской власти выглядело неизбежным, на призывные пункты Белорусского краевой обороны появилась от 40 до 50 тыс . жителей Генеральной округа Беларусь7 (территория которой составляла лишь 1 / 3 БССРавскай), а в рядах Союза белорусским молодежи (действовал на той же территории) по некоторым данным насчитывалось до 100 тыс. юношей и девушек8. Естественно, необходимо учитывать частично принудительный характер мобилизации в БКО (как впрочем и любой другой мобилизации), однако и набор в партизанские отряды, особенно в так называемых "партизанских зонах", вовсе не отличался образцовой добровольность. Наконец, определенным индикатором общественных настроений в тогдашней БССР может служить и факт принятия в феврале 1945 г. специальной резолюции ЦК КПБ о "перевоспитанию общества в духе советского патриотизма и ненависти к немецким оккупантам", которых на территории Беларуси не было уже более палугода9.

Как видим, проблема определения истинного отношения жителей Беларуси в отношении противоборствующих сторон мирового конфликта середины ХХ в. не придумано, и ее научное решение не может быть обеспечено без выхода за пределы советской историографические мифологии. Одним из ключевых шагов на этом пути предстоит изучение настроений белорусского общества по этому вопросу до начала немецко-советской войны. Это позволит понять основания тех или иных поведения населения в условиях немецкой оккупации, определить наличие или отсутствие первоначальной ориентации на сотрудничество с новой властью до момента ее непосредственного установления и предполагаемые условия этого сотрудничества.

Интересной базой для таких исследований есть документы, хранящиеся в Национальном архиве Республики Беларусь в фонде Центрального комитета Компартии Белоруссии (фонд 4). Здесь можно найти многочисленные информационные письма и отчеты руководства НКВД БССР на имя руководства ЦК КПБ, в которых под грифом "совершенно секретно" часто изображалась настоящая ситуация в стране и настоящие настроения общества, резко контрастировала с безудержным оптимизмом и лозунговым советским патриотизмом тогдашних газетных статей и "открытых" партийных документов. Естественно, к этим, как и ко всем другим, источников надо относиться критически, но, по степени отражения реального, а не парадного, жизни в довоенной БССР и настоящих, а не "для начальства", мыслей ее жителей, документы из бывшего секретного архива особого сектора ЦК КПБ есть одними из наиболее ценных источников по истории нашей страны в советское время.

Из них мы, например, можем узнать, что 18 января 1939 г. на Минском главпочтамте был задержан милицией Петр Исаакович Лебедев, "который сидел в операционном зале и сочинял антисоветские листовки фашистского характера" 10. Задержан был 17-летним грамотным белорусом (окончил васьмигодку), который приехал в Минск в поисках работы из деревни Низголава Сакоравскага сельсовета Бешенковичского района. Правда, содержание листовки показывает, что на формирование личности молодого человека больше повлияло религиозная литература, чем советские учебники. Тем не менее рука его выводила не какие другие, а именно такие слова (тексты листовок здесь и далее приводятся в языке оригиналов):

Граждане! Волей Бога и силой указа всевышнего императора Европы Гитлер сразу После переписи (очевидно, имеется в виду перепись населения 1939 г. - И.Л.) начинается всемирная война, огонь которой Будет разить на советской земле11.


Дальнейшая судьба Петра Лебедева, наверное, был незавидный, однако в Минске хватало его более фартовых единомышленников. Об этом свидетельствует хотя бы то, что в том же января 1939 г. и.о. наркома внутренних дел БССР Масленников еще как минимум два раза был вынужден побеспокоить первого секретаря ЦК КП (б) Б Пономарева сообщениями о находках подобных листовок в столице Советской Белоруссии. Одна из них была найдена на заводе "Беларусь" и содержало обращение к рабочим:

Т. рабочие, поднимайте забастовку, вооружайтесь револьверами, винтовками, свергайте власть - она Вас доведет до голода, холода, до безработицы, до нищенства. От шпионского центра правых 1–00. Привет от г. ГИТЛЕРА12.

Здравствуйте, дорогие рабочие. Шлем вам привет от германского правительства. Центр шпионской организации просит всех рабочих и служащих о немедленном вооруженном восстании против самодержавия, которое ведет ваш советский народ к голоду, нищете, безработице, а вашу армию в скором будущем ваше командование поведет на пушнину, потому что Ваше командование уже продалось за деньги. Просим от всего руководства Украинского и Белорусского центра передавать всем рабочим о недовольстве, которое настало в этот момент. Если Вы рабочие и крестьяне совместно поднимитесь, вооружайтесь, убивайте своих начальников и т.д. Дороговизна вас доведет, да к тому среди крестьян проводим и об’ясняем жизнь германского народа13.


"По горячим следам" авторов (или автора?) Этих листовок отыскать не удалось. А о том, что подобные явления не были случайными в довоенном Минске, убедительно свидетельствуют и другие отчеты НКВДистских руководителей (советую, например, обратить внимание на недавно опубликованные отчеты о настроениях столичных жителей в связи с началом Второй мировой вайны14), и более позднее искреннее удивление минского городского комиссара в 1944 г. Беккер от того, "что 8000 жителей города добровольно, без принуждения вышли на построение укреплений вокруг города перед наступлением Красной Армии" 15.

Однако прогерманские листовки (как и соответствующие настроения) не были в то время характерными только для столицы БССР. 1 апреля 1939 г. первый секретарь Камаринская райкома КП (б) Б Бейненсон писал такую докладную записку на имя Пономаренко и первого секретаря Полесского обкома Маркина: "Довожу до Вашего сведения, что сегодня, 1.4.39, я получил от парторга первичной парторганизации колхоза" Красный Борец "Асарэвицкого сельсовета тов. Шеина пакет, в котором он переслал найденное в сельсовете 31.3.39 обращение контрреволюционного характера (копию которой при этом прилагаю), это обращение якобы была найдена на улице одним учеником. По получении этого письма мною был вызван нач. РО НКВД и предложено срочно выехать в Асарэвицки сельсовет пяти человекам [с] райпартактиву (в том числе 2 работникам райкома КП (б) Б) для проведения палитмассовой работы на 4 дня объяснения решений 18-го съезда ВКП (б) [и] подготовки к севу, ничего не говоря про этот листок. О чем ставлю Вас в известность. О результатах проверки сообщу дополнительно. Оригинал листовки переданы нач. РО НКВД. Прошу сообщить о необходимых мероприятиях [, которые нужно] провести в этом районе, кроме принятых мною "16. Причиной этих узрушанняв был следующий "крик души" на листе из ученической тетради:

Таварищи! Все из вас знают, в какой обстановке находится наша жизнь. Канечно, наша жизнь представляет скудную жизнь, как колхозникав, так и одноособникав. Нужно вот что сказать, что советское правительство мало обращает внимания на нашу плохую жизнь. Эта все отрыгнется им на ихних сердцах в будущай войне, котора неминуема, так как это ослабляет тыл. Поэтаму товарыщи, призываем: в случае нападения на Совецкий Союз со стораны капиталистических стран (Германия, Италия, Япония, Польша, Англия, Франция и другие), то нужно им оказать помощь: как силой, так и харчами и всеми возможными средствами, только нужно освободится от ига советской империи 17.


На этот раз органы НКВД сработали оперативно, и уже через месяц, 7 мая 1939 г., нарком внутренних дел БССР Цанава смог назвать Пономареву имена тех, кто подготовил эту листовку:

"1. АНДРАЛОВИЧ Степан Григорьевич, 1912 г. р., Уроженец Смолевичского р-на, из крестьян, отец его в прошлом служил управляющим у помещика. АНДРАЛОВИЧ С.Р. в настоящее время работает в сапожной артели и живет в с. Асаревичи. Вторая Огородники Филипп Федосович, уроженец Брагинского р-на, по профессии сапожник, работает с АНДРАЛОВИЧАМ в сапожной артели, живет в с. Асаревичи. Третий Ефименко Степан Иванович, 1892 г. р., Уроженец и житель д.. Асаревичи, в прошлом зажиточный крестьянин, в 1933 г. судился Комаринский Нарсудом за вредительство в колхозе, в данное время сторож колхоза. Четвёртое ПЕСКАВЫ Петр Яковлевич, 1912 г. р., Уроженец д.. Асаревичи, из крестьян, был осужден на 3 года лишения свободы за хищение колхозное имущества. Сейчас живет в г. Минске, работает в прамбудтрэсце. Пятый Концевой Марк Филимонович, 1896 г. р., Уроженец и житель д.. Асаревичи, бывший кулак и церковный пономарь, имеет двух братьев, осужденных за к-р деятельность. Шестой Пинчук Андрей Минавич, уроженец и житель д.. Асаревичи, из крестьян, состоит в колхозе "18. Эта же докладная записка шефа НКВД донесла до нас высказывания асарэвицких крестьян, в которых отразились их предвоенные настроения и чаяния. Вот, например, мнение Степана Андраловича:

"Нами правят коммунисты и евреи, и нас душат в колхозах, но придет время, когда в России с коммунистами и евреями расправятся так, как Гитлер в Германии. В ближайшее время обязательно будет война с Советским Союзом, и Германия в этой войне уничтожить Советский Союз. Нам необходимо быть готовыми на момент начала войны выступить в тылу Советской власти и помочь Гитлеру уничтожить Советский Союз "19


Эту готовность выступить на стороне Германии против Советов разделял и Марк Концевой:

"Нам надо сохранить лошадей и накопить хотя бы охотничьих ружей. Как только заполыхает война, мы выступим с тыла против Советской власти и поможем нашим друзьям уничтожить Советскую власть и открыть нам светлую жизнь "20.


Одним из наиболее "политически грамотных" жителей Асарэвичав был, по-видимому, Степан Ефименко, который во время кампании по так называемых выборах в Верховный Совет БССР объяснял односельчанам:

"Как не одобряете Советскую власть, она не долго будет существовать, она будет уничтожена Германией, как и Австрия, и Чехословакия. За рубежом лучше живется, чем у нас, и если бы Советская власть не мешала, то большинство народа выехала бы за границу. Посмотрите, наших руководителей партии и правительства в ближайшее время разгонит как мышей. Сейчас все сильные государства непосредственно подчиняются Гитлеру, и они разработали общий план уничтожения Советской власти, а мы, крестьяне, только на это и ждем "21


Асарэвицкая группа, как мы знаем, была вскрыта НКВД, и вряд ли ее друзья дождались предсказанного ими быстрого начала немецко-советской войны. Однако было бы ошибкой считать их взгляды и ожидания единичной и случайной явлением в тогдашнем крестьянским дискурсе в Беларуси. Насильственная сталинская коллективизация и сопутствующие ей массовые репрессии в белорусском селе (только за 1938 г. и только по "антисоветским" делам были осуждены, в основном на смерть, 1844 "кулаки", 1762 колхозники, 640 единоличников и 50 рабочих МТС22) никак не могли привести к снижению числа тех, кто ждал прихода немцев как избавления.

Зафиксированы, независимо одни от других, как в большом городе, так и в деревне, тогдашние прогерманские настроения естественно, не могли обойти и городок. Это подтверждают и архивные источники. Так, 31 января 1939 года в ЦК КП (б) на имя Пономаренко поступило спецуведомление от наркома НКВД Цанавы, который доводил до сведения партийного начальника, что "в Лоевской средней школе того же района бывшими комсомольцами-учениками Плющев Михаилом Ивановичем и ЗАХАРЭВСКАЙ Натальей Николаевной, как внутри школы, так и в местечке Лоеве, распространялись к.-р. листовки фашистского содержания. В листовках восхвалялись Гитлер и Троцкий, а также распространялись провокационные слухи, что вроде бы скоро будет война. Плющ распространил одну, а ЗАХАРЭВСКАЯ семь листовок "23. Оба "главные герои" этого спецуведомления были учениками 9 класса, имели по 16-17 лет и, вероятно, составляли листовки в соответствии со своими политическими взглядами. Интересно, что при этом они не были одинокими даже в своем классе!

События, которые происходили в той же школе, через несколько месяцев стали поводом написания докладной записки первым секретарем ЦК ЛКСМБ Королевым первому секретарю ЦК КП (б) Б Пономаренко. В этом документе комсомольский деятель предоставляет такую хронологию событий: "4.4.1939 г. проходил районный комсомольский актив по итогам 18 съезда ВКП (б). После актива в школе были обнаружены около вешалок написаны чернилами на фотобумаге 2 фашистские свастики [...] 5.4.39 г. в коридоре школы были обнаружены 2 пакета, в которых были запечатаны контрреволюционные листовки, написанные от руки печатным шрифтом. 6.4.39 г. в ящики для газет и писем были обнаружены 4 пакеты, адресованные на имя:

1) Директора школы тов. Кильчевский,
2) Секретарю КСМ комитета т. Гофман,
3) Зав. учебной частью тов. Туман и
4) Нам. секретаря КСМ комитета т. Гаравцову.

Во всех пакетах были листовки, писанные печатным шрифтом от руки, контрреволюционного содержания, и на каждой листовке был напечатан фашистская свастика специально сделанным штампом "24.
Содержание этих листовок позволял бы квалифицировать акцию их авторов и распространителей скорее как хулиганской выходки не лучших учеников, если бы не явный отпечаток определенной политической ангажированности этих подростков. И действительно, здесь был такой, например, обращение к директору школы:

Смотри брат, кулацкая Абдулла, береги свою шкуру, Долго не будешь властителем школы, на тебя уже отточенный нож и просит подаяния ранить в Ключевского [Кильчевский?] Час, а тебе, ехидно пижон, тумелевская шкура свинцовая пуля просит милости пробить лысую чарапъянку . Ачкастым дураком, предсядацелям комсомола Гофману и Горэвцову ученики выбьют из башки политику, хотя ночью из-за угла, или летом на оддыхе25.


Было и обращение к ученикам:

Ученики, помните заветы народа - если старших кровопийцев меньшинство, надо вынуждать их большинством, организуюя подпольные кружки, пишите листовки и разбрасывайте их по школе, не слушайте своих учителей и их прихлебателей. Ученики, доставайте оружие, делайте самострелы, сплотитесь в партию, будьте готовы, скоро будет вам свобода от германского народа, пусть живет Гитлер26.


Наименее хулиганская и наиболее политически четкая листовка гласила:

Скоро придет Гитлер, товарищи учителя и ученики, помогут выкорчевать гадов среди Вас. Вам будет воля и свобода от германского народа. Да здравствует Гитлер27.


Более уверенно про политическую подоплеку это дела позволяют говорить биографии авторов этих листовок, еще по-мальчишески короткие, но уже очень четкие. Вот как они предстают в изложении Цанавы в его спецуведомлении для Пономаренко: . Якименко Владимир Александрович, 1923 рождения, 16 июня, уроженец гор. Гомеля, отец которого в 1938 г. арестован за к.-р. деятельность и осужден на 10 лет. Вторая Лапковский Константин Александрович, 1922 рождения, урожай. Речицкого р-на, по происхождению - из семьи религиозного культа . Отец его в 1937 г. арестован органами НКВД и выслан. Третий Гунько Иван Алексеевич, 1922 рождения, урожай. м. Лоева, из крестьян-середняков "двадцать восьмой Видимо, и этим парням в борьбе против советской власти, которая лишила их родителей, единственным возможным союзником представлялся немецкий фюрер ...

Таким образом не будет преувеличением вывод, что накануне Второй мировой войны в СССР действительно существовали ярко выраженные прогерманские и даже профашистские настроения. Как свидетельствуют документы, они были расширены среди групп населения, отличающихся как по месту жительства (крупный город, поселок, деревня), так и по возрасту (взрослые асарэвицкия крестьяне и юные Лоевский школьники). Не думаю, что к истокам таких настроений можно отнести деятельность немецкой резидентуры, или восприятие белорусским населением идей национал-социализма (в этом лично меня убеждают вышеприведенные тексты листовок). Не похожи упомянутые выше случаи на результаты провокаций НКВД.

Эта "пранямецкасць" или "прафашысцкасць" части жителей БССР была всего лишь сублимации их глубокой ненависти к тогдашней большевистской власти, которую они справедливо считали виновной в своем бедственном материальном состоянии и ответственной за массовое унижение и уничтожение людей. Как это ни странно, но возникновению именно таких настроений значительно способствовала и советская пропаганда. Документы показывают, что список потенциальных "избавителями" от Советов полностью соответствует советскому пропагандистской перечне "врагов народа": тут и "шпионские центры правых", и "капиталистическое окружение" (причем, совершенно в духе советской пропаганды, через запятую перечисляются и Германия с Италией , и Англия с Францией, и соседняя Польша), и Лев Троцкий. Прекрасная иллюстрация буквального восприятия массами известной максимы "враги наших врагов есть нашими друзьями"!

Тезис о сублиматывном характере профашистских настроений в БССР можно подтвердить и ссылкой на их распространенность среди таких слоев населения, которые почти не имели других источников информации, кроме официальной. Примечательно, что среди гуманитарной интеллигенции, которая была настроена не менее по-антисоветски, чем рабочие или крестьяне, но обладала значительно более широким кругозором и знаниями, симпатии к немецким нацистам не отмечалось. Для примера приведу зафиксированые сексотов НКВД в том самом 1939 высказывания некоторых из тогдашних белорусских историков:

Николай Михайлович Никольский:


"Большевизм есть фашизм наизнанку, в СССР ученые не могут открыто излагать свои взгляды, и в случае войны я не хотел бы остаться на территории СССР" 29.


Владимир Николаевич Перцев:

Если бы население бывшей царской России оказалась в таком материальном положении, в котором находятся при Советской власти, то революция произошла бы намного раньше семнадцатый год. Какой-то политический переворот необходим и сейчас, потому что политика партии и Советской власти все хуже и хуже давит на население. Большевики как не стремятся поддержать авторитет партии, но во всех о ней сложилось самое плохое мнение, даже природные пролетарии относятся пренебрежительно, и это вполне естественно, так как жизнь при их руководстве есть самое тягостное 30.


Владимир Иванович Пичета:

Я с политикой Советской власти не согласен и никогда не соглашусь, и терпеть ее (власть) не могу. Вокруг хамы и больше ничего. Советский Союз - это фашистская застенках, а не социализм. Все то, что пишут в газетах - самохвальство и идиотизм 31.


Высказанные выше мнения подтверждают и тот факт, что после августовского 1939 г., когда гитлеровская Германия и Советский Союз превратились из врагов в союзников, и до самого начала немецко-советской войны в июне 1941 . прогерманские настроения в БССР идут на спад, по крайней мере документы с фиксацией таких настроений в этот период лично мною не обнаружены.

В заключение два вывода, которые могут подтолкнуть исследователей к более активному изучению поставленной в этой статье проблемы:

1. Похоже на то, что в начале немецко-советской войны 1941 - 45 г. значительная часть населения Беларуси, в силу своего враждебного отношения к Советской власти, была психологически готова к поддержке нового режима, установкой которого сопровождался вступление немецких войск на территорию края. Потенциал этой готовности не был и не мог быть достаточно использован немецкими нацистами по причине кардинальных расхождений их идеологии и целей в этой войне с идеологией и целями белорусов, однако и советское партизанское движение в 1941-44 г. никогда не пользовался поддержкой большинства жителей Беларуси.

2. Вторая Тезис о "извечной советскости" белорусской нации и ее постоянной приверженности социалистическим ценностям, которая в последнее время активно разрабатывается авторами разных политических ориентациях не выдерживает проверки фактами.


---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1. Кудзелька Дз., Шахоцька Л. Перапісы насельніцтва // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т.5. Мінск, 1999. С. 465.
2. Як пішуць Дз. Кудзелька і Л. Шахоцька, „характэрнай рысай дынамікі ўзроставай структуры насельніцтва [у Беларусі] з’яўляецца памяншэнне долі дзяцей“ (Тамсама).
3. Пасэ У. Вялікая Айчынная вайна 1941-45 // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т.2. Мінск, 1994. С. 429.
4. Гл.: Калинин П. Партизанская республика. 2–е изд. Минск, 1968. С. 367.
5. Тозік А. Патрыятычнае падполле ў Вялікую Айчынную вайну // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т.5. Мінск, 1999. С. 436.
6. Лемяшонак У. Партызанскі рух у Вялікую Айчынную вайну // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Т.5. Мінск, 1999. С. 414.
7. Туронак Ю. Беларусь пад нямецкай акупацыяй. Мінск, 1993. С. 188.
8. Тамсама. С. 186.
9. Гл.: Тамсама. С. 201.
10. Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь (далей - НАРБ), Ф.4, воп.21, спр.1676, арк.117.
11. НАРБ, Ф.4, воп.21, спр.1676, арк.116.
12. Тамсама, арк.117.
13. Тамсама, арк.126.
14. Гл.: Лялькоў І. Гарачая восень 1939 году: погляд зь Менску // Спадчына. 1999. №4. С. 98-103.
15. Туронак Ю. Беларусь пад нямецкай акупацыяй. С. 188.
16. НАРБ, Ф.4, воп.21, спр.1576, арк.20.
17. Тамсама, арк.21.
18. Тамсама, спр.1678, арк.143-144.
19. Тамсама, арк.141.
20. Тамсама, арк.142.
21. НАРБ, Ф.4, воп.21, спр.1678, арк.142-143.
22. Процька Т. Вынішчэнне сялянства. Вёска Ўсходняй Беларусі пад цяжарам бальшавіцкіх рэпрэсіяў 30-х гадоў. Мінск, 1998. С. 98.
23. НАРБ, Ф.4, воп.21, спр.1676, арк. 143.
24. Тамсама, спр.1596, арк.19.
25. НАРБ, Ф.4, воп.21, спр.1576, арк.44.
26. Тамсама.
27. Тамсама, спр.1678, арк.83.
28. Тамсама, арк.84.
29. НАРБ, Ф.4, воп.21, спр.1689, арк.147.
30. Тамсама, арк.233-234.
31. Тамсама, спр.1691, арк.338.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх