,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Партизанская фантастика
  • 27 октября 2010 |
  • 11:10 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 53961
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Сам себя похвалишь...



Наглядным примером может служить открытое письмо бывшего участника партизанского движения Николая Струтинского, направленное им в адрес Института истории партии, ЦК КП Украины 26 марта 1966 г. Ветеран обнаружил в книге «Поединок», написанной одним из руководителей Ровенского подполья, Героем Советского Союза Терентием Новаком, удивительные вещи. Терентий Фёдорович без зазрения совести присвоил себе идею о подрыве немецкой столовой в городе Ровно в 1943 году, тогда как, по словам Струтинского, это была задумка некоего бойца Афонина. Жертвы взрыва автор также, мягко говоря, преувеличил. «Новак доложил командиру отряда, что взрывом мины было уничтожено несколько немецких генералов, много офицеров и солдат.

Теперь он конкретизировал цифру. Выступая 7 июня 1965 г. по львовскому телевидению, Новак сказал, что в этой столовой были убиты три генерала, четыре подполковника и 80 офицеров, – пишет в письме Струтинский. – Со всей ответственностью заявляю, что это наглая ложь. В солдатской столовой немецкие генералы и офицеры не питались. Не было их там и в момент взрыва. На самом деле в результате взрыва мины были тяжело ранены всего двое: рядовой солдат-власовец и Червинский, который исполнял наши задания в комендатуре города, где он работал сапожником, время от времени посещая «Солдатен гейм».

А вот что писали на имя директора Института марксизма и ленинизма бывшие партизаны отряда Дмитрия Медведева, действовавшего в том же регионе, Василий Багров, Михаил Нессен и Михаил Сапир, лично знавшие руководителя ровенского подполья: «Новак – по своей натуре человек крайне трусливый, очень корыстолюбивый, карьерист. Написанные им и изданные на Украине воспоминания «Поединок» – это полная ложь и бред. Он приписывает себе много того, чего совсем не было, а также присваивает себе многие эпизоды из деятельности легендарного разведчика Николая Кузнецова. Изданная книга вызывает у нас, бывших партизан и читателей, возмущение и жалость. Это надругательство над святой памятью тех, кто честно боролся и погиб. Поймите нас, ведь этот человек в период немецкой оккупации не уничтожил ни одного немца и бандита».

Не отставал от своего коллеги и Александр Кривец – командир партизанского отряда им. Щорса на Черниговщине. В 1973 г. тиражом в двести тысяч экземпляров вышла его книга «Багряными дорогами». Доблесть автора в произведении описана яркими красками. Правда, о настоящих партизанах Черниговской области, где действовал отряд, в книге почти не упоминается, геройские поступки в повествовании приписываются только друзьям, родственникам автора и, конечно же, самому командиру.

Исследователи партизанской деятельности Кривца Павлина Березовская и Нина Дяченко пишут о его мемуарах: «Уже с первых страниц этого издания на головы читателей падает «горящий бомбардировщик» (Кривец сначала был лётчиком) и выскакивает из него на ходу будущий командир. А далее – безжалостная борьба с многочисленными «диверсантами» и «шпионами», которые почему-то, как мошкара, тучей обседают «механизированное соединение», насчитывавшее даже весной 1943 г. аж сто душ строевых. Взрываются многочисленные военные эшелоны, уничтожаются тысячами гитлеровцы. И, естественно, всё это под мудрым руководством героического 22-летнего вундеркинда, который перед этим также искусно воевал в воздухе».

Павлина Березовская вспоминала: «Скажу только, что не случайно свидетелей любого из описанных Кривцом «подвигов», содеянных им самим, Натальей, его сестрой Галей и другими родственниками, ко времени выхода книги уже не было в живых. Таким образом, никто из них уже не мог опротестовать это враньё. А что там наворочено, – прямо скажу, не всякому фантасту под силу. Барон Мюнхгаузен – жалкий неудачник по сравнению с нашим «лётчиком». Читая книгу, мы с моими друзьями-партизанами сначала удивлялись, потом обижались, а в конце концов уже просто смеялись до слёз».


Дурная слава



В своих книгах партизанские командиры ловко обходили острые моменты во взаимоотношениях между подпольем и украинскими крестьянами. Как правило, в мемуарах писали о боевом духе, уставных отношениях и взаимопомощи между партизанами и местным населением. На самом деле всё было совсем не так гладко. Часто отряды красных партизан нападали на деревни, отбирали последние продукты, насиловали женщин. Бывали и пьяные склоки между бойцами и даже целыми отрядами, часто приводившие к печальным последствиям.

Например, Алексей Фёдоров в своих воспоминаниях «Подпольный обком действует» рассказывает о помощи украинским крестьянам. Между тем командование Ровенского партизанского соединения №2 в ноябре 1943 г. в своём письме уведомляло Фёдорова, что его бойцы ведут незаконную деятельность на грани явного мародёрства. Отряд им. Ванды Василевской, двигаясь через село Привитовка, подверг население этой деревни форменному грабежу. «Бойцы отряда, – говорилось в письме, – безо всякого контроля и руководства ходили по деревне и требовали всё что попало. Брали обувь, бельё, одежду (не только мужскую, но и женскую, детскую), посуду, сопровождая свои действия руганью, угрозами и применением оружия, стреляя из винтовок и автоматов. Требовали самогон и, получая ответ: «Нету», угрожали: «А что если найдём?» Используя это как предлог, искали и брали всё, что попалось под руку. Доходило до того, что искали под печками».

Следует отметить, что в отношении крестьян так вели себя не только бойцы Фёдорова, но и других партизанских соединений. «В район нашей деятельности прибыл 7-й батальон отряда Сабурова, партизаны которого совершают постоянные грабежи, занимаются бандитизмом, пьют, разъезжают по сёлам в форме немецких солдат. Жителей, убегающих от них в лес, расстреливают. Население, которое ненавидит немцев и которое мы подготовили к восстанию, в панике», – говорится в отчёте агента НКВД находившегося в тылу противника в районе города Ровно.

Героями партизанских мемуаров зачастую становились люди, которые не имели ни малейшего отношения к борьбе с немецкими оккупантами и попали на страницы книг благодаря знакомству с авторами. Естественно, всё это вызывало негодование партизан. Они писали гневные письма в разные инстанции, требуя справедливости. Однако запущенный конвейер не так-то легко было остановить. Сделав это, КПСС выставила бы в не очень хорошем свете канонизированных героев, а иногда даже дважды Героев Советского Союза. Поэтому приходившие в письменном виде возражения отправлялись в архивные фонды, где они и хранятся до сих пор.


My Webpage




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх