,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Финский «русский язык»
  • 17 октября 2010 |
  • 11:10 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 54450
  • |
  • Комментарии: 30
  • |
Финский «русский язык»

"Скажи мне кудесник"


В большинстве финно-угорских языков нет особой формы для выражения будущего времени. Им свойственна многопадежность: в мадьярском (венгерском) языке — 22 падежа, пермском — 18, финском — 17, удмуртском — 15, эстонском — 14, коми — 10. В отличие от индоевропейских языков, финно-угорские при одних и тех же падежных окончаниях различают два вида склонения существи­тельных: основное и притяжательное. Среди служебных частей речи отсутствуют предлоги, вместо них употребляются послелоги. Подлежащее, выраженное личным местоимением первых двух лиц, как правило, опускается: марийское «тольым», финское «tulin» — «я пришел» — вместо «мый тольым», «mina tulin*. Финские языки не знают глагола «иметь», и вместо него употребляется «быть». Сказуемое в предложении, как правило, ставится в самом конце.\

Наконец, финские языки — это окающие языки, и этот окающий акцент сразу выдает любого финно-угра, на каком бы языке он ни говорил: на русском, английском или немецком. Оканье создается специфической мелодикой языка, выделяющей ударно звуки «о» (мелодика «причитания»). Когда комики «русские бабки» или персонажи якобы «исторических» фильмов об «истории Руси» уси­ленно окают, тем самым они не свою «русскость» показывают, а «финскость». «Оканье» — это и есть акцент эрзи, коми и прочих финнов, говорящих на русском языке.

Все указанные особенности чрезвычайно сильно выражены в русском языке, что кардинально отличает его от беларуского, украинского, вообще от всех славянских и индоевропейских языков. И это позволяет утверждать, что русский — не славянский язык, а финно-славянский.

Следует добавить и то обстоятельство, что так называемые «русские маты» — это именно финно-угорские маты. Забавный факт — в современных «Заповедях российских казаков» сказано: «Знай: мат еще в XIII веке придумали враги русского народа для оскорбления наших Матерей и Веры». Это неправда, так как маты «изобрели» славянизированные финны Московии, и притом задолго до XIII века. В Европе единственным народом, употребляющим в речи МАТЫ являлись венгры. Они ушли с Волги в Центральную Европу задолго до нашествия татар и до крещения местных народов.

В Средние Века беларусы и украинцы не знали матов (как и все славяне вообще). Матерные выражения употребляли только финно-угры (или, возможно, одни угры) Волго-Камья, а также выходцы оттуда — венгры. Предположительно, еще и болгары, которые раньше жили в том же регионе, ниже Казани: ученые пока спорят, являлись предки болгар тюрками или уграми. Как считают исследователи вопроса, маты сформировались в финно-угорской (либо в чисто угорской) среде еще в период первобытного общества. Они служили вовсе не оскорблением, а выражением доминирования. Точно так же у обезьян и дикарей показ половых органов либо имитация соития означает демонстрацию своего превосходства в социальной иерархии. Следует добавить, что маты найдены и на берестяных грамотах Новгорода XI—XII веков, написанных местной чудью — то есть финнами. Так что «враги русского народа» не виноваты: маты — местное изобретение.

Доктор филологических наук, профессор В.К. Журавлев анализировал в журнале «Русская речь» (№ 3. 1972) финскую составную в русском языке. Он писал, что русский этнос — это в огромной мере этнос русифицированных финнов, из которых многие народности (Мурома, Меря, Мещера и т.д.) полностью русифицировались, не оставив даже своих языков. Журавлев отмечал: «Группа лингвистов (Б.А. Серебренников, В.И. Лыткин, П.С. Кузнецов, А.М. Селшцев и др.) видит объяснение некоторых специфических особенностей русского языка именно в финно-угорском влиянии. М. Фасмер, крупнейший специалист по русской этимологии и славянским древностям, подчеркивал, что финно-угорское влияние особенно ярко проявляется в русском устном народном творчестве. Не отвергал финно-угорского влияния на русский язык и академик А.А. Шахматов. Около полувека назад немецкий языковед Э. Леви выдвинул теорию финно-угорского субстрата (языковой подосновы) русского языка».

Как видим, по мнению специалистов, русский язык возник на основе финно-угорских языков, в процессе славянизации финно-угров. Этот научный факт потому и не афишируется в России, что он полностью опровергает имперский миф относительно общего происхождения русского языка, беларуского и украинского. Два последних никакого финно-угорского субстрата (языковой подосновы) в себе не содержат.

Профессор Журавлев перечислил основные финские черты в русском языке: неразличение «а» и «о» в безударном положении; неразличение «ц» и «ч»; противопоставление твердых и мягких со­гласных в русском языке; переход «е» в «о», особенно в безударном положении («несу» — «нес», а по говорам и «н'осу» — «н'ос»}: «Русский язык, в отличие от других индоевропейских и славянских языков, не только не сократил число падежных форм, но, наоборот, у нас наблюдается тенденция увеличения их числа: появляются как бы два родительных падежа (вкус чая и стакан чаю) и два предложных (живу в лесу и пою о лесе). А из всех языков мира именно финно-угорские характеризуются большим числом падежей: в венгерском — 21—22, в пермском — 17-18, в финском — 15—17. Это дает основание и здесь видеть финно-угорское влияние.

Полагают также, что и частица «-то», употребляемая изредка в русском литературном языке («а рыба-то жареная») и весьма ши­роко в русских народных говорах, обязана своим происхождением финно-угорскому влиянию. Нечто похожее обнаруживается, на­пример, в марийском и коми языках (Б.А. Серебренников). Считается, что и частица «-ка» в повелительном наклонении (взгляни-ка! запишемтесь-ка!) связана с финно-угорским влиянием. Аналогично — в коми-пермяцком, где частица «-ко» выражает значение слабой просьбы (В.И. Лыткин).

Кардинальное отличие синтаксиса русского языка от синтаксиса других славянских языков заключается в весьма широком распространении так называемых номинативных предложений типа «Ночь. Зима.». Даже то обстоятельство, что в русском языке глагол в форме прошедшего времени не изменяется по лицам, лингвисты склонны объяснять финно-угорским влиянием (Р. Готьо, В. Скаличка).

Конструкции «я имею» в других индоевропейских и славянских языках соответствует русская конструкция «у меня есть». Этот обо­рот свойственен финно-угорским языкам, и его распространение в русском языке тоже объясняют их влиянием». Вот проверьте сами себя — русскоязычные читатели: вы обяза­тельно скажете в рамках грамматики финского языка, не знающей глагола «иметь» — «у меня есть семья». А все славяне (беларусы, украинцы, поляки, чехи и прочие) и все индоевропейцы (немцы, англичане, французы и пр.) на своих языках говорят «я имею семью». Почему вы говорите согласно финской грамматике, а не индоевропейской, употребляя глагол «быть» вместо «иметь» (которо­го нет у финнов)? Потому, что русский язык — вариант финского.

Всего сказанного выше более чем достаточно для лингвистиче­ского подтверждения факта, установленного генетиками, что русские — славянизированные финны. И что русский язык — не славянский, но результат смешения финно-угорских языков с болгарским книжным (церковно-славянским).

Вадим Ростов

Источник






Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх