,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ИСТОРИЯ КАК ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЫМЫСЕЛ.
  • 8 октября 2010 |
  • 23:10 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 58315
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
У произведения Василия Шкляра есть все шансы положить начало целой серии приключенческих романов. Количество банд, которые носились по территории нынешней Украины во время Гражданской войны, не поддается никакому учёту. Бери любую, объявляй её коллективом «борцов за независимость» – и путь открыт к успехам, как сказал бы солдат Швейк.


Группа западноукраинских писателей, не смотря ни на что считающих себя совестью украинской нации, продолжает самым щедрым образом делиться рецептами всенародного счастья. До сих пор монополия на миссионерскую деятельность принадлежала известному писателю Андруховичу, о существовании которого широкие массы узнали в результате сенсационных откровений литератора. Идеи об отделении Крыма и Донбасса во имя спасения Украины вызвали большой резонанс. И хотя сам Андрухович потом оправдывался, что его не так поняли – он, невольно выразивший надежды русских жителей указанных регионов, стал весьма популярной персоной.

Звезда уже взошедшая

Юрий Андрухович по-прежнему радует украинское общество своими интервью, в которых красочным образом сообщает крайне любопытную информацию. Благодаря господину Андруховичу, жители Украины могут узнать, что Львов – это не «какая-то рядовая провинциальность» вроде «одного из обычных областных центров Украины». Также Юрий Игоревич поведал, что «у западных украинцев – галичан – есть эта пассионарность, и она заключается в создании мифической Великой Украины, хотя самой Великой Украине эта идея, скажем грубо, «на хрен не нужна». Известная логика присутствует. Чтобы некий город мог предложить стране идею, которая, так сказать, очень не пользуется популярностью в этой же стране – и в самом деле, нужно быть крайне незаурядным городом. И в который уж раз возникает вопрос, кто кому мешает? Украина Львову или же наоборот? Писатель Андрухович выдал ценные рекомендации Германии относительно её внешней политики, указал на то, что немцам следует уделять большее внимание Украине, нежели развивающимся отношениям с Китаем, но оптимистично добавил, что этой болезнью Германия «должна переболеть». Также поклонники Юрия Игоревича будут рады узнать, что в творческих планах писателя – исторический роман о Захер-Мазохе-старшем, который обязательно поднимет украинскую культуру на новые высоты.

Звезда уж восходящая

Если где-то на Земле и остались отдельные учёные-энциклопедисты и литераторы-геополитики, то город Львов является подлинным заповедником таких талантов. Так, на литературном горизонте обнаружилась новая яркая звезда, до сих пор пребывавшая в тени. Писатель Василий Шкляр обладает репутацией, которая иногда превосходит даже лавры Андруховича. Неизвестные, но очень авторитетные эксперты отзываются о писателе самым комплиментарным образом: «Тексты Василия Шкляра часто называют аргументом в пользу существования украинской массовой литературы. Его считают отцом украинского бестселлера, одним из самых известных, читаемых и мистических современных авторов. Он не обделен литературными наградами, впрочем, его любимый титул, как ни парадоксально, – «автор, книги которого больше воруют в книжных магазинах». Снова никак не избавиться от мысли, что наряду с Украиной привычной существует ещё какая-то параллельная. Где Василий Шкляр считается автором бестселлеров, до того популярных, что граждане идут на преступления, лишь бы насладиться плодами его пера. Подобно Андруховичу, Шкляр обожает Львов вплоть до поражения в правах других городов Украины. «В организме Украины Галичина является левой рукой (ближе к сердцу), а Львов является большим пальцем на этой руке», – заявляет Василий. Тема анатомии вообще близка писателю Шкляру. Донецк и Крым он именует «раковыми опухолями». К тому же, в шедеврах данного литератора обильно представлена разнообразная полу-порнографическая физиология.

Возвышенная духовность русофобии

Как и все борцы за украинскую независимость, Василий Шкляр неимоверно страдал от тоталитаризма, учась в советских ВУЗах. И даже успел издать «более десяти книг». Разумеется, в полной тайне от советской карательной системы, уничтожавшей, как уверяют, любое проявление украинства. Столь же конспиративным образом Шкляр в 1978 году стал членом Союза писателей Украины, откуда боролся за независимость Украины до самого развала СССР. В условиях вольной Украины Василий Николаевич остро ощутил свою национальную идентичность. В 1998 году баллотировался в народные депутаты от блока «Народный фронт». А также отметился участием в «воссоздании» истинного творчества Николая Гоголя. Например, «правильный» Тарас Бульба, после вмешательства господина Шкляра, выражался весьма непривычным образом, все слова и выражения с упоминанием «русского» чудесным образом трансформировались в благозвучные «украинские».

Подобно другим выдающимся писателям Западной Украины, в полной мере Шкляр раскрыл свой талант в эпоху президента Ющенко. Как сообщают источники той самой параллельной Украины, роман Шкляра «Черный ворон» вызывал «особый общественный резонанс». По мнению автора, «роман воссоздаёт одну из самых драматичных и наиболее замалчиваемых страниц украинской истории – борьбу украинских повстанцев против оккупационных властей в 1920-х годах». Под героическими украинскими повстанцами Шкляр понимал ту буйную публику, которая состояла из мелкоуголовного контингента, изрядно разбавленного польской агентурой. Беспросветно русофобское произведение вызвало самую благожелательную реакцию официального Киева – роман удостоился даже восторженных комментариев в стенах Верховной Рады. «Роман «Черный ворон» не просто реставрирует большой период нашей истории, он фактически консолидирует Украину, потому что послевоенные подвиги воинов УПА за независимость сегодня дополняются тем, что Восточная Украина так же буквально до последнего боролась против советизации украинской жизни» – восхищался председатель комитета ВР по вопросам культуры и духовности, народный депутат от БЮТ Владимир Яворивский. О духовности, которая проистекает из творчества Шкляра, мы поговорим чуть ниже.

И двери архивов таинственным образом распахнулись перед ним...

Сам Шкляр повествует о своём романе так: «В 1921 году судьба четырехлетней войны, которую развязала Россия против Украинской Народной Республики (УНР), была решена в пользу захватчика. Армия УНР оказалась интернированной за колючую проволоку бывших польских союзников. Однако вооружённая борьба с оккупантами потом ещё целые годы проходила почти во всех регионах Украины. Особенно отчаянно российским оккупантам противостояли повстанцы Холодного Яра. На их черном боевом прапоре красовалась надпись: «Воля Украины или смерть». Если бы писатель Днепропетровска или Харькова решил создать произведение, в котором излагалась бы неприкрытая история «украинских повстанцев», – его мгновенно бы обвинили в провокации, желании «расколоть Украину» и прочих ужасах. А львовским писателям негласно разрешено писать вообще, что угодно.

Своего отношения Шкляр не скрывает: «Предусматривал, что некоторые прилизанные критики, искалеченные советскими стереотипами, обвинят меня в идеализации повстанцев-леших, которых еще недавно называли бандитами... К счастью, в чекистских архивах сохранилась вся хроника той борьбы».Ну вот. Кстати, при изучении документов ЧК легко убедиться в том, что никаких таких национальных мотивов в его деятельности по отношению к героизируемым бандформированиям не наблюдалось. Однако вообще сложно сказать, каким же образом писатель Шкляр смог проникнуть в учреждения, остающиеся недоступными для других популяризаторов «украинских повстанцев». Возможно, сказались навыки тайного сосуществования в «оккупантском» Союзе писателей. Потому как другие представители западноукраинской интеллигенции утверждают, что тоталитарная Россия не желает открывать архивы.

О «героях»

«Тех «леших», которые не сложили оружия и боролись с московской оккупационной властью до конца, сравнил с самураями известный критик и прозаик Михаил Слабошпицкий. Истинный самурай говорил: «Япония потерпела поражение, но я и дальше веду свою личную войну». Наши ребята также знали, что украинская армия интернирована поляками и никогда не вернется из-за колючей проволоки. Война проиграна. Но у них были свои счеты с врагом. И высшей доблестью они считали смерть в бою. Здесь можно говорить не о культуре, а скорее о философии одиночества». Душераздирающе. Даже если оставить в стороне совсем не очевидную тождественность поддерживающих Центральную Раду Грушевского вооружённых частей и всей Украины, вырисовывается странная ситуация. Украинскую армию интернировали поляки, а главным врагом считается Россия.

Насчет доблести, чести и прочих героических качеств. Нелегко найти среди западноукраинской интеллигенции человека, последовательного в отстаивании своих ценностей, какими бы они не были. Тот же «известный критик Михаил Слабошпицкий» при советской власти вовсю писал здравицы коммунистической партии, занимал должность секретаря правления Киевской организации Союза писателей Украины. Причём диссидент Данило Кулиняк утверждал, что в 1972 году Михаил Слабошпицкий содействовал своими показаниями осуждению другого диссидента – Владимира Рокецкого. Теперь же Слабошпицкий прозрел и клеймит советскую власть с энтузиазмом, который равен по масштабу недавней к ней любви. Василий Шкляр продолжает: «Наши последние герои, как и самураи, были, по сути, одинокими волками. Они остались верны своей идее и тогда, когда от них все отвернулись. Отвернулось крестьянство, за которое они клали головы, коварная власть временно разрешила селу похозяйничать, поторговать и пожить свободной жизнью». Вот до чего доходило коварство советской власти. Она подло улучшала положение крестьян, и те оставались равнодушными к идеалам бандитизма.

О психологическом трансвестизме

У произведения Василия Шкляра есть все шансы положить начало целой серии приключенческих романов. Количество банд, которые носились по территории нынешней Украины во время Гражданской войны, не поддается никакому учёту. Бери любую, объявляй её коллективом «борцов за независимость» – и путь открыт к успехам, как сказал бы солдат Швейк. Правда, согласно мемуарам атаманов тех же бандформирований, большинство участников упоминаемых событий не идентифицировали себя как исключительные расовые «украинцы». Куда чаще звучали понятия «хохлы», «малороссы», «русские» и «черниговцы». Кроме того, учитывая дружбу Шкляра с Андруховичем, все новые произведения гарантированно будут соответствовать украинским национальным ценностям. А также будут весьма познавательны с художественной точки зрения, ведь у автора, предпочитающего описывать эротические переживания с точки зрения противоположного пола, уже имеется опыт, как он говорит, «психологического трансвестизма. Чувства некой таинственной инициации». При всем этом «таинственно инициированный» Шкляр почитается украинскими властями как «писатель общенационального масштаба» и т. д. Интересно, каким образом можно сочетать декларируемую дружбу с Россией и настолько одиозный подход к культуре и духовности? Пользуясь метафорами писателя Шкляра, одной рукой дружим, другой нагнетаем чувство враждебности? Неужели двойственность, которая стала визитной карточкой украинской политики, совершенно не зависит от того, кто конкретно занимает руководящие посты в настоящее время? Ответов на эти вопросы, к сожалению, пока не обнаруживатся.

Андрей Полевой



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх