,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Русская и украинская идея в Австрии. Часть 2
  • 8 октября 2010 |
  • 23:10 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 49988
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
II


Кроме государственно-правовой политической стороны, нам предстоит познакомиться в конце этого очерка с чисто культурной, литературной, этнографической и филологической сторонами. Опять буду держаться объективного метода изложения. Сначала поговорим о терминологии.

Слово "Ruthenus" - греческого происхождения, но употреблялось в латинском языке, откуда и было заимствовано русофобами Галиции. Но в русский язык это слово не перешло. Замещающее в русском языке слово "Ruthenus" - имя существительное единственного числа "Russin" (русин) значит один русс, или русский. Русские летописцы образовали это слово прибавлением к корню русс окончания in, обозначающего единственное число. Подобно тому, как в русском языке существуют слова болгарин, израильтянин и т.д. для обозначения одного лица известной национальности, и один русский стал называться "русин", вся нация получила название "русь", а область, которую населяет этот народ, именуется "Россия". Прилагательное того же корня - "русский". Это образование имени прилагательного также вполне грамматически правильно, так как имена прилагательные качественные образуются через прибавление к корню окончания -ский; например, говорят: польский, сербский, а не сербинский, полинский или русинский.

Эта правильная, нормальная и исторически обоснованная терминология получила у народа полное право гражданства. Все, как великороссы, так и малороссы или белорусы, употребляют для выражения немецкого термина Russisch, Russischer только одно-единственное слово - русский. Также и крестьяне в Галиции, в Буковине и в Венгрии не говорят никогда иначе, как по-русски; женщина или ребенок не называют себя иначе, как русска, в немецком переводе Russische. Эти наименования везде одни и те же - в Москве, в Минске, в Белоруссии (где, впрочем, тоже начинает возникать стремление к сепаратизму) и во Львове. Ни один политический деятель, ни один филолог не услышит из уст крестьянина ответ, что он говорит по-украински, по-малорусски или по-белорусски.

Выражение "русин" не употребляется ни в русском, ни в малороссийском языке.

Подобно тому как в латинском языке слово "Teuto" (тевтон) есть правильное выражение для обозначения немца, слово "Ruthenus" (русин) на латинском языке правильно употребляется для перевода слова "русский". Но ни один немец не станет называть себя "тевтонцем". Следовательно, никогда нельзя называть "русином" никакого русского - ни великоросса, ни белоруса, на малоросса.

В таком же положении находятся и литература и наука. Подобно тому как первые основания для великолепной немецкой литературы были положены в Нижней Германии и написаны на нижнегерманском наречии (Reinecke de Vos, Sachsenspiegel), русская литература, также обширная и великолепная, получила первые основания и поддержку в Малороссии. Наболее выдающиеся литературные памятники и произведения средних веков появились в так называемой теперь Малороссии - в Киеве, Остроге, Львове.

Если изучать образование русского литературного языка без всякой тенденции, с точки зрения не пристрастного политика, а совершенно объективного ученого, то приходится удивляться, каким образом малороссы сумели оказать такие громадные услуги единству и красоте нынешнего русского литературного языка, несмотря на преследования, которым народ этот подвергался во времена векового чужеземного владычества. Первая напечатанная Федоровым книга появилась во Львове в 1573 году, а родиной первой русско-славянской грамматики Смотрицкого, появившейся тоже около этого времени, была также Галиция.

Грамматика эта являлась главным руководством в правописании, настольной книгой русских до времен Ломоносова. Наиболее выдающиеся современники Петра Великого, которые помогали Великому Преобразователю насаждать культуру в России, просвещать страну, были большею частью малороссами по происхождению. Наиболее известные между ними - Славинецкий, Полоцкий, Яворский, Прокопович.

Основанием академий в Петрограде и Москве, началом в России драматургии, возникновением педагогики, народного образования и всякой иной отрасли наук русские также были главным образом обязаны киевским и галицким ученым. Трудами этих малороссов и целого ряда других писателей была облегчена задача основателя русского литературного языка - знаменитого Ломоносова. Он создал современный русский язык из того материала, который ему оставили в своих произведениях вышеупомянутые малороссийские писатели. Не менее богато и продуктивно участие малороссов в новой и в новейшей русской литературе: Богданович, Нелединский, Нахимов, Гнедич, Хмельницкий, Милонов, Раич, братья Тумановские, Подолинский, Ключников, Гребенка, Щербина, Ковалевский, Григорович, Крестовский, Г. Данилевский, Гоголь (великий художник слова, основатель русского романа), Короленко, Потапенко, Данченко, Сергеенко и другие.

Это имена только наиболее известных поэтов и беллетристов. К ним необходимо прибавить много ученых, из которых я назову только некоторых: Калайдович, Максимович, Срезневский, Терещенко, Балудянский (из Венгрии), Костомаров, Никитенко, Н. Данилевский, Кулиш, Шубинский, Голубинский, Эварницкий, Антонович, Коялович, Пташицкий, Городецкий, Петров, Малышевский, Дашкевич, Головацкий (из Галиции). Венелин (из Венгрии), Будилович, Флоринский, Житецкий, Потебня, Соболевский, Тимановский, Новицкий, Юркевич, Михневич и многие другие.

Считаю своим долгом обратить при этом внимание читателей на следующий в высшей степени интересный факт. Все наиболее выдающиеся малороссийские поэты и писатели, которые, по мнению своих крайних последователей, являлись основателями наблюдаемого в новейшее время литературного обособления Галиции от России, сами писали на русском языке и, несмотря на их так называемое украинофильское (а следовательно, и антирусское) направление, любили русский язык не меньше самих великороссов. Украинский поэт Шевченко, который, впрочем, как известно, не получил основательного всестороннего образования, написал на русском языке свое чудное стихотворение "Тризна" и несколько рассказов. То же приходится сказать и про обоих других корифеев украинского антирусского движения. П. Кулиш и Николай Костомаров, которые в свое время мечтали о федерации славянских государств (Союз св. Кирилла и Мефодия), писали свои научные произведения исключительно по-русски. Даже украинофил последнего времени Мордовцев писал свои романы по-русски, а на малороссийском языке издал только некоторые свои брошюры чисто политического характера. Исходя из вышеизложенной точки зрения, приходится признать, что нельзя отделить чисто русскую культуру и литературу от малороссийской или белорусской (белорусов в России в настоящее время свыше семи миллионов). Найти точную границу участия, с одной стороны, великороссов, а с другой - всех остальных русских в создании богатейшей русской литературы было бы очень трудно, почти невозможно.

Разделение этой общей культурной работы было бы глупостью, варварством. Только эта, а не какая-либо иная причина побудила ученых, специалистов по славянским языкам, объявить бесцельным и даже безумным стремление к полной литературной обособленности Галиции от России, поскольку эти русофобские стремления не служат узким местным партийным интересам, а преследуют план создания отдельной новой культуры. Не говоря уже о нескольких менее популярных ученых, назовем известного русского ученого А. Н. Пыпина и хорошо знакомого всем венцам надворного советника И. В. Ягича, давно уже и решительно высказавших свое авторитетное мнение об этом предмете с научной точки зрения.

Не привожу мнения других ученых, но укажу, что Пыпин и Ягич признавали малороссийский язык только особым наречием русского языка, стоящим по родству и единству с русским языком несравненно ближе к нему, чем нижнегерманский диалект стоит к верхнегерманскому.

А если дело обстоит так, то не остается никакого другого выбора, как предоставить развитию и культуре народа полную свободу.

Малороссийское наречие как средство просвещения необразованных масс в Галиции и Буковине не должно и не может быть бесцеремонно вытравлено.

Подобно тому как известный народный писатель Иван Наумович фактически разбудил галицко-русских крестьян от столетнего сна своими в высшей степени популярно составленными рассказами, написанными на галицко-русском наречии, и дал первые основы для дальнейшего народного просвещения, так и эпигоны его должны будут продолжать его труд и пропагандировать дальнейшее культурное сближение Галиции с Россией.

Так будет продолжаться в Галиции до тех пор, пока в тамошних учебных заведениях не будет официально введен литературный русский язык. Поэтому все стремления разумных русофилов Галиции, направленные в настоящее время к тому, чтобы добиться для начала открытия в университетах Галиции и Буковины, по примеру Германии, кафедр по русскому языку и литературе, вполне своевременны, понятны и целесообразны. Изучение русского языка тем более полезно для нас, что мы за последнее время прилагаем все усилия к тому, чтобы занять господствующее положение на рынке России.

Давно пора сепаратистам, так называемым украинцам, то есть русофобам, отказаться от намерения искусственно и насильственно ввести и распространить в Галиции южнорусский малороссийский язык. Эта цель никогда не будет иметь реального успеха, а если бы она и была достигнута, произошло бы настоящее столпотворение Вавилонское: если малороссы, находящиеся под вековым игом польских магнатов, клерикалов и иноземцев, и отвыкли от русского языка, то в такой же степени чуждым и непонятным для народных масс в Галиции, особенно для горцев, для буковинцев или венгерских малороссов, является и южнорусский малороссийский язык.

Вследствие этого всякий галичанин, будь то образованный человек или интеллигентный крестьянин, станет упорно всеми силами противодействовать попыткам украинизировать Галицию.

Может быть, в идее украинофильства много воспоминаний исторического национального малороссийского романтизма, может быть, в ней много освободительных, политических и социальных тенденций, но мы никогда не станем помогать украинофилам в создании, хотя бы и без помощи Пруссии, нового республиканского государства, организованного на тех же началах, о которых некогда мечтал Мазепа.

Русофилы имеют еще менее оснований надеяться на нашу помощь в деле пропаганды против русской культуры. Иначе говоря, мы никогда не согласимся принести в жертву ложно национальной химере, влекущей гибель страны, прекрасную русскую литературу, живопись и все другие искусства. Мы, русофилы, вовсе не стремимся к партийной борьбе, лозунгом нашим является не разрушение, не нарушение нормального строя жизни, не уничтожение культурной работы, а, наоборот, созидательная деятельность: мы считаем своей задачей, своей целью быть пионерами культуры, посредниками между западными славянами и Россией, пионерами австрийского государства, большею частью заселенного славянами западными и южными. Нам предстоит со временем, при развитии торговых сношений Австрии с Россией, выдающаяся роль. Назвать эту культурно-политическую работу панрусизмом было бы не только бесчестно, но и политически недальновидно.

В настоящее время такие политики, при демократизации и стремлении к лояльности современной мировой политики, не могут устрашить меня или привлечь мое сочувствие. Наоборот, я дам им искренний совет: вместо борьбы с русским культурным влиянием в Галиции лучше познакомиться с теми быстрыми шагами вперед, которые сделала немецкая культурная работа и немецкое культурное могущество. Не 8 или 16 различных наречий поставили просвещение в Германия так высоко и осчастливили весь мир германской культурой, но, наоборот, единство литературного языка. А между тем Лютер для создания литературного языка воспользовался не одним из разговорных диалектов, а взял язык, употреблявшийся только в придворных канцеляриях; он обработал так называемое верхнегерманское наречие.

Эта реформа языка недешево обошлась Лютеру. Он боролся с упорством и редким мужеством не только со своими врагами, но и со своими земляками, с немцами. В борьбе Лютер не отступал ни перед чем и мог бы послужить прекрасным примером всем русским.

Лютеру принадлежит прекрасная фраза, обращенная к врагам: "Отнимите от нас, немцев, жизнь, имущество, детей и жен, но души вы у нас не сможете похитить".

Я думаю, что и живую душу русского народа нелегко будет загубить. Всякая культура, славянская или иная, не является достоянием только отдельного лица, она не составляет собственности даже какого-нибудь отдельного народа.

Культура принадлежит всему мыслящему человечеству. Добавлю напоследок: всякий, кто хочет препятствовать развитию культуры и становится поперек ее пути, погибнет в этой борьбе. Не мешает нашим врагам об этом помнить!

1911 год


Марков Дмитрий Андреевич (1868–1938)русский публицист и политический деятель Галиции. Окончил юридический факультет Инсбрукского университета. Получил степень доктора юриспруденции. Активный борец с «украинством». Руководил русским движением в Галиции. По венскому процессу 1915 года осужден за государственную измену Австрии.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх