,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Правда о Второй Мировой войне (часть 3)
  • 6 сентября 2010 |
  • 20:09 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 55820
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Одним из самых «убойных» аргументов в качестве доказательства тезиса о «вредности» Пакта Молотова-Риббентропа у демократов используется, как правило, такое умозаключение: «пакт был вреден, поскольку Германия, напавшая на СССР в 1941, была гораздо сильнее Германии, напавшей на Польшу в 1939».

В последний раз сей довод воспроизвел какой-то великий демократический историк в чине аж доктора наук в шоу-программе «Суд истории» на 5-м канале российского телевидения.

Отсюда маститый демократ, сделал, разумеется, простой вывод – «а вот если бы СССР вступил в войну в 1939, то это было бы во всех отношениях выгоднее…»

Ну, что касается «выгод» от такого поведения, то мы о них уже говорили выше – даже в случае победы (невесть еще какой кровью достигнутой, но об этом чуть позже) СССР при таком варианте развития событий не получил бы НИЧЕГО.

Но это ладно… Интереснее другое…

Автору этих строк не раз приходилось участвовать в многочисленных Интернет-дискуссиях на тему «пакта и протокола»… И всякий раз демократов ставил в тупик простейший вопрос: «А из чего следует, что Иосиф Сталин собирался соблюдать пакт?»

Самые сообразительные из них «парировали» этот вопрос встречным: «А из чего следует, что собирался нарушить?» - и тут же впадали в ступор. Почему?

Потому что в ответ им предлагалось ознакомиться с простенькой табличкой про изменение численности Красной Армии (которая, кстати, тоже секретом не является, поскольку приведена в книжке Алексея Исаева «АнтиСуворов. Большая ложь маленького человечка»

Правда о Второй Мировой войне (часть 3)


Когда смотришь на эту табличку, то сразу возникает некоторое изумление: оказывается, что в Красной Армии к моменту вступления в Польшу в 1939 году было под ружьем на 200 с лишним тысяч человек больше, чем в РККА июня 1941 года! Как сей казус объяснить?

Если СССР в 1939 году собирался только остатки Польши подобрать с полного на то согласия Германии, то зачем, спрашивается так резко (всего за три недели!) увеличивать армию с 2-х миллионов человек до пяти? Это ж дорогущее удовольствие - столько мужиков под ружье ставить в самый разгар сбора урожая! Так – зачем?

Чтобы с поляками воевать? А зачем – немцы их и так разгромят, для такого похода много сил не надо.

Но если предположить, что воевать предполагается не столько с ляхами, сколько с самой Германией, то такой размер армии становится очень даже понятен.

Потому как пакт - пактом, а обстоятельства - обстоятельствами.

А ну как все-таки англо-французы выполнят свои обязательства перед Польшей – и начнут наступление вдоль Рейна прямо на Рурский промышленный район – индустриальное сердце Германии? В таком случае немцы начнут перебрасывать войска из Польши на Запад… и тут-то можно будет франкам и подсобить, вдарив по Германии с Востока… А заодно можно будет и начать с оными франками переговоры на предмет официального заключения военного союза и вознаграждения за оказанную помощь.

Скажете – нереальный вариант? Ничего подобного – очень даже реальный. Кто не верит – пусть почитает книжку английского историка Джона Кимхе «Несостоявшаяся битва», в которой четко написано про то, каким перевесом в силах располагали французы на франко-германской границе в сентябре 1939 года. Если кратко – на каждую немецкую дивизию там тогда приходилось 5 французских, на каждую немецкую пушку – 7 французских, на каждый танк…

Впрочем, чего это все перечислять, если французы так с места и не двинулись? Единственной «боевой операцией» доблестных союзников Польши было такое вот «наступление»…

7 сентября французские поисковые группы впервые пересекли германскую границу западнее Саарбрюккена. Не встречая сопротивления германских войск, которым было приказано уклоняться от боя, французы продвинулись на 7-8 километров, после чего 12 сентября получили приказ прекратить наступление и начать отход.

Этой небольшой прогулкой вся «война» на Западном фронте и ограничилась… а товарищ Сталин к середине сентября 1939 года окончательно убедился, что ввязываться в драку при таком раскладе бессмысленно: Польшу такие «союзники» сдали, стало быть… надо подождать. До тех пор, пока обстоятельства (в виде германского наступления) не заставят их воевать по-настоящему за свое родное империалистическое отечество.

Поэтому, когда 10 мая 1940 немцы начали наступление в Бельгии, численность РККА (уменьшившаяся было после окончания войны с Финляндией на полмиллиона человек) снова стала расти – и достигла к началу июня 1940 года 4 миллионов солдат и офицеров.

Момент для вступления в войну тогда был, прямо скажем, чрезвычайно подходящий – германский заслон на востоке оставался жиденький, спасение Франции (пришедшее, как и в 1914 году от России) неминуемо вызвало бы резкий взлет просоветских и прокоммунистических настроений, заключение выгодного для СССР формального союза стало бы неизбежным… если бы СССР поторопился.

Но… товарищ Сталин никак не мог предположить, что Франция (обладавшая, как считалось, сильнейшей в Европе сухопутной армией) сдуется за полтора месяца – и военные приготовления Советского Союза просто опоздали: уже 14 июна немцы без боя вошли в Париж, а еще через неделю Франция капитулировала.

Предположить, что разгром Франции будет столь стремительным, Сталин не смог…Впрочем, вообразить такое было вообще никому не под силу. До такой степени не под силу, что сэр Уинстон Черчилль приказал британскому средиземноморскому флоту 3 июля 1940 на всякий случай атаковать и потопить французскую эскадру, стоявшую в алжирской гавани Мерс-эль-Кебир. А то вдруг немцам достанется…

Шаг этот со стороны англичан был почти безумным - в результате только что капитулировавшее перед Германией правительство Петэна разорвало дипломатические отношения с Англией, «сдало в аренду» немцам Тунис, а французские войска в прочих колониях (например – в Сирии) вступили в боевые столкновения с английскими, а затем (в ноябре 1942) – и с американскими. Таким образом, вишистская Франция в 1940-1942 оказалась фактическим союзникам в Германии – но кто из демократов о том помнит…

В результате Иосиф Сталин оказался один на один с Адольфом Гитлером…. Дальнейшее известно. Но опять –таки не все и не всем.

Дело в том, что ситуация «один на один» была еще не самой худшей: в 1941 году СССР мог получить войну и на два фронта: с Германией и Японией одновременно. Мог бы… если бы опять-таки не пакт 1939 года.

Дело в том, что Германия и Япония были связаны «Антикоминтерновским пактом», который предусматривал, что стороны не станут заключать с СССР никаких политических соглашений.

Поэтому заключение пакта о ненападении между СССР и Германией в Токио восприняли если и не как полную «измену общему делу», то как повод сосредоточиться на собственных проектах.

А таких в Японии было два: «северный» (то есть нападение на СССР в союзе с Германией) и «южный» (нападение на США и Англию при попутном захвате «бесхозных» франко-голландских колоний).

После разгрома на Халхин-Голе и последующих долгих дебатов, в Токио решили, что «южный» вариант предпочтительнее, поскольку сулит немедленные выгоды, а с «северным» следует погодить… по крайней мере до тех пор пока победа Германии в войне с СССР не станет очевидной.

Результатом такого решения стало то, что 13 апреля 1941 года министр иностранных дел Японии Ёсуке Мацуока подписал в Москве «Пакт о нейтралитете»… На который тоже очень любят ссылаться господа демократы: вот, дескать, какой нехороший Сталин – подписал в 1941 году пакт с Японией на пять лет, а объявил Японии войну в 1945…

Нехорошо-с…

При этом никто из обличителей Иосифа Сталина, разумеется, не вспоминает о том, что обещание о вступлении в войну против Японии через три месяца после капитуляции Германии от Сталина добились на Потсдамской конференции 1945 года те же англичане и американцы. Это во-первых.

А во-вторых… Во-вторых стоит отметить, что сталинская дипломатия свое дело знала – и подписала с Японией пакт не просто о ненападении, а о НЕЙТРАЛИТЕТЕ.

В частности, в нем был пункт 2: «в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет продолжение всего конфликта».

А нейтралитет – понятие более широкое, он подразумевает не только не-нападение на партнера по договору, но и НЕУЧАСТИЕ ВО ВРАЖДЕБНЫХ КОАЛИЦИЯХ.

Поэтому любой знаток международного права скажет – это условие нейтралитета Япония НЕ ВЫПОЛНИЛА. Нейтралитет был ею нарушен 7 декабря 1941 года - в тот момент, когда японские силы атаковали союзных СССР англичан и американцев.

О более мелких японских шалостях (вроде десятков захватов советских судов с американскими грузами в Тихом Океане) даже и говорить не стоит.

После этого жаловаться на несоблюдение «Пакта о нейтралитете» со стороны СССР Японии не приходится.

Впрочем, это уже совсем другая история…

Андрей Михайлов



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх