,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Маршал Тухачевский
  • 6 сентября 2010 |
  • 00:09 |
  • INKVIZITOR |
  • Просмотров: 19970
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Корифей
Бытует мнение, что неудачи РККА в начальном периоде Великой Отечественной войны - результат репрессий военных кадров в 1937-1938 годах. Из рядов РККА в 1937-1939 годах было уволено 37 тысяч командиров, из них большинство по политическим мотивам. Из них 3-4 тысячи были расстреляны как заговорщики, 6-8 приговорены к различным срокам заключения. К 1941 году в армию было возвращено около 13 тысяч командиров. Так что перед войной армия, имевшая 580 тысяч командиров, потеряла всего около 4% своего состава, что не могло существенно сказаться на ее боеспособности.

Тем не менее, начиная с хрущевского разоблачения культа личности Сталина на 20 съезде КПСС, возник устойчивый миф о том, что чуть ли не основной причиной поражений Красной армии в начале войны явились массовые репрессии среди высшего командного состава РККА. Согласно этой версии, Сталиным были уничтожены самые талантливые советские полководцы, армия обезглавлена. Именно поэтому при планировании, а также в начале войны были допущены грубейшие ошибки. Вот если бы во главе Красной Армии был маршал Тухачевский, тогда мы показали бы фашистам, где раки зимуют.

Использование сослагательного наклонения в этой ситуации дает большой простор для всякого рода предположений и построения самых невероятных альтернативных концепций истории Великой отечественной войны. Тем не менее, попытаемся ответить на вопрос: есть ли основания полагать, что, будь Тухачевский во главе Красной Армии, он не допустил бы тех досадных ошибок, которые совершили руководители РККА?

Ретроспективно можно сказать, что самой главной проблемой для Красной Армии в начале войны была проблема грамотной организации стратегической активной обороны наших западных рубежей. Достаточно хорошо известно, что Тухачевский являлся сторонником наступательной стратегии и был увлечен идеей организации глубоких наступательных операций. А вот как он относился к обороне, известно гораздо меньше, однако, Михаил Николаевич даже написал специальную статью «Об обороне». Статью более чем любопытную. Вот несколько выдержек из нее:

«Теперь попробуем охарактеризовать методы обороны, которые вытекают из всего вышеизложенного. Мы знаем двоякую оборону: активную и пассивную. Активная оборона предполагает не только удержание за собой известного рубежа или участка, но и нанесение противнику поражения переходом в наступление. Пассивная оборона скромно ограничивается удержанием своего рубежа, покуда хватит сил...

Отвечает ли активная оборона этой своей основной задаче? Конечно, нет. Ведь она, кроме общего задания задержать противника, должна еще и нанести ему поражение. Как этого можно достигнуть, если наступление вообще выгоднее обороны? Очевидно, только при превосходстве в силах и, в крайнем случае, при равенстве сил. Совершенно очевидно, что активная оборона была бы ни к селу ни к городу как связующее противника звено в наступательной операции. Тогда лучше было бы наступать и на этом участке.

Задачам связующих участков более всего соответствует пассивная оборона. Она выигрывает время и максимально экономит силы...

На войне нерешительность больше чем где бы то ни было заедает людей. Под всяким благовидным предлогом она старается проникнуть в план боевых действий. И в таких условиях активная оборона, как имеющая эффективную форму, находит себе обширное применение. Но мы не должны закрывать глаза на ее подлую сущность и должны всеми мерами вытравлять ее из тактического обихода наших командиров всех степеней».

Таким образом «выдающийся» военный теоретик в принципе отрицал целесообразность применения активной обороны как таковой и к тому же раскрыл всему миру глаза на ее «подлую» сущность. Нетрудно представить себе, к каким трагическим последствиям на начальном этапе войны привело бы Красную армию следование этим принципам. Ведь именно стратегия активной, а не пассивной обороны позволила нашим войскам сорвать план блицкрига и остановить фашистские полчища.

Одним из слабейших мест в технической политике РККА являлась недооценка роли радиосвязи в войсках. А ведь Тухачевский долгое время был начальником управления вооружения РККА и именно он был ответственен за формирование технической политики в армии. Поэтому представляет особый интерес его отношение к радиосвязи. В своей статье «Вопросы управления» маршал целый раздел посвятил вопросам организации связи, однако при этом ни разу даже не упомянул о радиосвязи!

По мнению Тухачевского, связь в батальонах должна была строиться путем последовательного использования следующих средств: личного общения, светосигнальной техники, собак, делегатов связи и телефона. Для того чтобы читатель мог сам убедиться в исключительной гениальности логических умозаключений военного теоретика, приведем довольно объемную цитату из его статьи без сокращений:

«Комбат установил командный пункт и организует связь;

как обеспечить непрерывность управления.

Нам представляется такой примерно практический путь организации управления в этом случае.

К моменту, когда комбат принял решение на развертывание, он может собрать к себе командиров рот (батарей) и лично дать приказ на развертывание.

После этого комбат потеряет на некоторое время возможность общения со своими подчиненными, так как командиры рот лично поведут роты на исходное положение, а телефона с ними не будет до того, пока они не выйдут на свое исходное положение.

Надо, следовательно, обеспечить возможность управления на время этого перерыва. Здесь и нужно определить, какими средствами обеспечить это управление.

Прежде всего нужно ответить на вопрос, какие задачи придется решать средствам связи в этот промежуток времени.

Так как задачи командирам рот поставлены, комбат должен знать, выполняется ли задача так, как указано в данном случае, правильно ли и в срок ли выходят все подразделения на исходное положение; в этом случае вмешательство комбата не потребуется.

Если обстановка после отдачи приказа меняется или подразделения неправильно выполняют приказ, потребуются от комбата новые распоряжения.

Таким образом, на промежуток времени от отдачи комбатом приказа на развертывание до выхода рот на исходное положение связь должна обеспечить комбату возможность:

а) получать донесения от подразделений;

б) если потребуется, отдать новые распоряжения.

Исходя из этого, последовательность использования средств связи в этом случае будет такая. Комбат принял решение:

«Батальону развернуться, главными силами достичь рощи А, откуда атаковать противника на Б».

По этому решению комбат отдает приказ, для чего может отдать его лично командирам подразделений.

До выхода подразделений к роще А (соответственно пулеметы и артиллерия на свои позиции) новых задач ставить не нужно, если не изменится обстановка.

Телефонную связь в подразделения дать к роще А к моменту подхода туда рот. Новые задачи для атаки будут переданы по телефону.

Пока роты выходят к роще А, с ними поддерживается связь:

светосигнальная - при ее помощи комбат будет получать донесения совершенно надежно о порядке движения рот к роще А и может отдать простейшее распоряжение;

собаки - может отдать любые распоряжения (сколько же было нужно иметь в РККА специально обученных собак, чтобы осуществлять подобную связь на уровне роты? - Ю.Ж.).

Наконец, можно отдачу распоряжений в случае необходимости сдублировать посылкой кого-либо из командиров штаба батальона.

Итак, получается последовательность использования средств связи: личное общение, светосигнальная связь, собаки, делегаты связи, телефон».

Прежде всего бросается в глаза, что автор этого прожекта совсем забыл о необходимости организации связи батальона с полком, но самое главное - в его схеме вообще нет места для радиосвязи!

А вот как представлял Тухачевский работу общевойсковых штабов в условиях маневренного боя в своей статье «Боевое искусство»:

«Работа общевойсковых штабов должна в значительной мере перенестись на самолет. Только этот живой метод может позволять своевременно вмешиваться в ход действий и направлять их в соответствии с общей обстановкой. В частности, должен получить самое широкое применение способ управления путем «наведения» авиацией. В быстротечном бою не хватает времени на формулировку распоряжений, передачу радиограмм, на принятие и изучение этих распоряжений. Гораздо проще условными знаками с самолета показать новое направление наступления, где-либо создающуюся угрозу со стороны противника и проч.».

Известно, что Михаил Николаевич был тонким ценителем оперы и балета. Надо полагать, что именно оттуда он и почерпнул бредовую идею дирижирования войсками с помощью самолета... А как же радиосвязь? Так это уже в прошлом. Роль радио маршал видит совсем в ином:

«В империалистическую войну радио применялось исключительно как средство связи. В будущих войнах радио будет применяться и как непосредственное боевое средство: взрывы на расстояниях, управление танками, самолетами и прочее».

Как говорится, мечтать не вредно, но для начала надо было бы подумать, как посыльных собак заменить рациями. Однако эта проза жизни была явно ниже уровня выдающегося военного теоретика.

А теперь зададим себе вопрос: почему начальный период войны с фашистами был похож на драку слепого со зрячим и был ли в этом виноват человек, долгое время возглавлявший Управление вооружения РККА?

Вообще взгляды Тухачевского на военную технику частенько бывали весьма оригинальны. Вот, например, как сформулировал он в статье «Новые вопросы войны» более чем спорный тезис: «При прочих равных условиях колесно-гусеничный танк имеет преимущества перед гусеничным». Нужно ли говорить, что вся история танкостроения опровергла этот тезис, взять хотя бы наши знаменитые Т-34 или КВ. Однако Тухачевский - это же авторитетище. Сказал и продавил производство аж восьми тысяч танков серии БТ (быстроходный танк), израсходовав на это значительные людские и материальные ресурсы страны.

Почему Тухачевский так настаивал на преимуществе колесно-гусеничных танков? Причина этого была предельно проста. В Европе прекрасные дороги. Снял с танков гусеницы, вывел их на шоссе и гони аж до самого Берлина со скоростью 85 км/час. Это же было новое слово военной науки: кавалерийский наскок на танках. Надо ли говорить, что гусеницы с танков БТ во время войны практически никто никогда не снимал.

Одна лишь беда: эти никому ненужные 85 км/час просто так не давались. Для достижения такой скорости приходилось жертвовать другими жизненно важными характеристиками танка. Прежде всего, для этого требовался более мощный мотор, а, следовательно, увеличивалась стоимость танка, потребление топлива, вес мотора. Требовались дополнительные громоздкие и тяжелые колесные редукторы. Одновременно приходилось снижать вес танка за счет уменьшения его бронезащиты.

Так можно ли считать, что, окажись Михаил Николаевич во главе Красной Армии, он не допустил бы в 1941 году тех досадных ошибок, которые совершили руководители РККА? Вопрос чисто риторический. Опубликованные труды Тухачевского свидетельствуют, что авторитет его был явно дутым, а военная квалификация - определенно ниже квалификации других героев Гражданской войны.

Так что оставим хрущевские мифы о репрессиях 1937 года как чуть ли не основной причине поражений Красной Армии в 1941 году. Причины низкой бое-способности РККА коренились гораздо глубже. Во-первых, в отсталости царской военной школы начала 20 столетия. Во-вторых, в возникшем в 1917 году разрыве поступательного развития государства и армии. В уничтожении во время Первой мировой и Гражданской войн, а также последующим рассеянии по миру русского офицерского корпуса, а вместе с ним и боевых традиций русской армии.

По существу, в 1930-х годах строительство современной армии в СССР началось практиче?ски с нуля. Революционное красное офицерство, сложившееся во время Гражданской войны, ярким представителем которого был и Тухачевский, далеко не всегда годилось на роль станового хребта нарождающейся советской армии. Тем не менее, на пути строительства новых Вооруженных сил СССР достиг действительно выдающихся успехов. Хотя при этом советским военно-политиче?ским руководством были допущены вполне естественные в таких случаях ошибки роста.

К 1941 году фактически вчерне был построен каркас РККА. Начали складываться традиции оперативной и боевой подготовки, обогащенной опытом конфликтов 1939-1940 годов. Произошло осознание необходимости дальнейшей реорганизации армии и введения новых современных видов оружия. Красной Армии надо было иметь в запасе еще хотя бы несколько лет относительно спокойного развития, плановой боевой учебы, терпеливого воспитания и выращивания элиты армии, крепких средних и младших командиров, сержантского состава. Но доучиваться пришлось уже в ходе сражений, оплачивая науку большой кровью.

Взято тут



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх