,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года
  • 31 августа 2010 |
  • 23:08 |
  • INKVIZITOR |
  • Просмотров: 359309
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
+1
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

68. Пограничники из состава резервной заставы С.Я. Христолюбова тренируются в метании гранат. Район озера Хасан, июль 1938 года (АВЛ).

Я помню, как смерть улыбалась сквозь ночь,
Помню запах её в тишине.
Ни шагу назад, сквозь ветер и дождь,
Мы были одни на земле.
Багровый закат предвещал славный бой,
Там каждый свой долг выполнял.
Но мы ошибались, то был не долг,
А прихоть твоя, генерал!

Нет! Мы будем помнить
Всё до конца!
Жизнь нашу в осколки,
В пыль превратила война!
Да! Слава мирская
Смоет кровь с твоих рук,
Но в самых страшных кошмарах
Ты услышишь сердец наших стук!!!

Справа и слева, кругом - лишь огонь
Лишь огонь, от огня не уйти.
Забыв про всё, не чувствуя боль,
Шли вперед - нет другого пути!
Зачем нас всегда сберегала судьба,
Для чего укрывала от пуль?
Нашей наградой стала земля,
В братской могиле уснуть...

Нет! Мы будем помнить
Всё до конца!
Жизнь нашу в осколки,
В пыль превратила война!
Да! Слава мирская
Смоет кровь с твоих рук,
Но в самых страшных кошмарах
Ты услышишь сердец наших стук!!!

Пусть Вам на банкете вручат ордена,
Генерал ресторанных боёв.
За ваши награды наша жизнь отдана,
За ваши звания - юная кровь.
Но каждую ночь полыхает земля
В том лесу где полк наш погиб.
И расправляет над миром крыла
Призрак войны!

Нет! Мы будем помнить
Всё до конца!
Жизнь нашу в осколки,
В пыль превратила война!
Да! Слава мирская
Смоет кровь с твоих рук,
Но в самых страшных кошмарах
Ты услышишь сердец наших стук!!!

(Ольви Отставной генерал)


_________________________________________________________________________________________________

69. Первые маршалы Советского Союза. Сидят (слева направо): М.Н. Тухачевский, К.Е. Ворошилов, А.И. Егоров. Стоят: С.М. Буденный и В.К. Блюхер. 1935 год (АВЛ).
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

Вечером 30 июля японская артиллерия обстреляла вершины сопок Заозерная и Безымянная, стараясь разрушить окопы пограничников и проволочные заграждения. С началом следующего дня – около 2.00, под прикрытием ночной темени японская пехота большими силами (до двух полков пехоты), цепь за цепью, начала атаку этих пограничных высот.


Бой за Заозерную и Безымянную отличался большими потерями у оборонявшихся и нападавших. Нападавших поддерживали своим огнем несколько артиллерийских батарей. Советские пограничники и красноармейцы не раз поднимались из окопов в штыковые контратаки, сбрасывая на склоны сопок вражеских пехотинцев, врывавшихся на их вершины. Обороной непосредственно руководил командир Посьетского пограничного отряда К.Е. Гребенник.


Однако силы сторон были явно не из равных. Оборонявшиеся несли потери от вражеских снарядов. К исходу дня сопки Заозерная и Безымянная оказалась в руках японцев, которые сразу же стали укреплять позиции.


В течение трех суток высоты покрылись паутиной глубоких траншей, перед которыми были установлены проволочные заграждения в 3-4 ряда. Спешно оборудовались пулеметные площадки, блиндажи, окопы, огневые позиции для артиллерии, противотанковые рвы, минировались подступы к сопкам. На высотах были установлены бронированные колпаки пулеметных и артиллерийских гнезд, минометы, наблюдательные пункты. Особенно много пулеметных гнезд было на высоте левее Заозерной, поэтому впоследствии ее назвали Пулеметной Сопкой (Горкой). За камнями притаились японские снайперы. На песчаных речных островах и за рекой Тумень-Ула разместилась тяжелая артиллерия. Противник держал под обстрелом все подступы к высотам.


Оставшиеся в строю защитники высот отступили на противоположный берег озера Хасан. Там они стали закрепляться на полевых позициях. Японцы их не преследовали и свой тактический успех развивать не стали. В планы их командования, по всей видимости, не входило продвижение дальше.


Противник только в районе высоты Заозерной потерял 257 солдат и офицеров. Из 94 пограничников, оборонявших сопки Заозерная и Безымянная, 13 человек были убиты и 70 ранены. Большинство из тех бойцов, которые получили боевые ранения, после перевязки оставались в строю. Помимо подлинной воинской доблести и готовности сражаться до конца этот первый бой за пограничные высоты продемонстрировал также пример иного рода.


Посланная на помощь сражающимся пограничникам рота 118-го стрелкового полка не только опоздала по времени, но прибыла к месту событий с холостыми патронами и деревянными гранатами. Ее командиры приняли боевую тревогу за обычную учебную и с таким "оружием" вступили в настоящий бой. Патронами для винтовок с армейцами поделились пограничники, хотя у них самих боезапас был уже на исходе.




70. Т-26 из состава танкового батальона 32-й стрелковой дивизии РККА. Танки замаскированы инженерными средствами. Район озера Хасан, август 1938 года (РГАКФД).
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

71. Командир танкового взвода БТ-7 лейтенант М.Т. Лебедев, награжденный за отличия в боях на озере Хасан орденом Красной Звезды. 2-я мехбригада, август 1938 года (АВЛ).


Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

БОИ У ОЗЕРА ХАСАН (2 – 4 августа 1938 года)



72. Замаскированные пучками травы в поле танки Т-26 танкового батальона 40-й стрелковой дивизии РККА. Район озера Хасан, август 1938 года (АВЛ).
БОИ У ОЗЕРА ХАСАН (2 – 4 августа 1938 года)
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года


1 августа 1938 года И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов по прямому проводу отдали приказ В.К. Блюхеру в короткий срок уничтожить японцев и их материальную часть. В соответствии с этим В.К. Блюхер приказал комкору Г.М. Штерну атаковать противника 1 августа, не ожидая подхода всех войск, силами 40-й стрелковой дивизии. Однако части дивизии, совершившие тяжелый марш, только к вечеру 1 августа заняли исходное для наступления положение. В результате атака не состоялась. Прибывший на командный пункт 40-й стрелковой дивизии Г.М. Штерн приказал перенести наступление на 2 августа. На подготовку атаки Заозерной и Безымянной командованию дивизии давалась только одна ночь.


Японцы провели первые бои силами своей 19-й пехотной дивизии Корейской армии, одновременно подтянув к участку Посьетского пограничного отряда еще и 15-ю и 20-ю пехотные дивизии, механизированную бригаду, кавалерийский полк, артиллерию – всего до 38 тыс. человек. Кроме того, для возможной огневой поддержки японских сухопутных войск (если боевые действия переместятся к югу, к морскому побережью) к устью пограничной реки Туманган подошел отряд японских кораблей в составе одного крейсера, 14 миноносцев и 15 военных катеров.


Наступление 40-й стрелковой дивизии на японские позиции на советской территории началось на рассвете 2 августа. Главный удар наносился с севера силами 119-го и 120-го стрелковых полков. Второй удар – вспомогательный наносился с юга силами 118-го стрелкового полка, который поддерживал танковый батальон. Главной целью атаки являлась высота Безымянная.


Стрелковым батальонам приходилось вести наступление по узкой болотистой полосе между озером Хасан и государственной границей. Это создавало большие трудности и влекло за собой лишние, неоправданные потери в людях. Но приказ на бой со всей строгостью требовал от командиров и бойцов: ни в коем случае не нарушать государственной границы Маньчжоу-Го.


Атака Заозерной и Безымянной была подготовлена наспех и велась без артиллерийской поддержки из-за опасения, что снаряды могут упасть по ту сторону государственной границы. К исходу дня 2 августа 119-й стрелковый полк, преодолев вброд и вплавь озеро Хасан, вышел под сильным огнем японцев на северовосточные скаты сопки Заозерная. Уставшие и промокшие красноармейцы под сильным огнем японцев (огонь вела их артиллерия) были вынуждены залечь и окопаться. Атака полка захлебнулась.


Такой же неудачной оказалась атака и 120-го стрелкового полка, который овладел восточными скатами сопки Безымянной. Не смог выполнить поставленную боевую задачу и 119-й стрелковый полк. Наступавшие понесли большие потери в людях. Участник Хасанских боев командир стрелкового батальона капитан Стеженко вспоминал об атаке 2 августа: "Наш батальон наступал на японцев через южный выступ, имея задачей занять Заозерную. Перед нами лежало пространство в 150 метров, сплошь оплетенное проволокой и находящееся под перекрестным огнем. В таком же положении находились наши части, наступавшие через северный выступ на Безымянную… Мы могли бы значительно быстрее расправиться с зарвавшимся врагом, если бы нарушили границу и овладели окопами, обходя их по маньчжурской территории. Но наши части точно исполнили приказ командования и действовали в пределах нашей территории"


На поле боя был найден "походный" дневник японского унтер-офицера "части Сато, подразделения Камура". Вот как он описывал бои на озере Хасан:


"1 августа.


Тяжелые снаряды противника беспрерывно рвутся на наших позициях. В 14.00 над нами появились самолеты противника и сбросили бомбы. Налетели тяжелые бомбардировщики, сбросили огромного размера бомбы.


2 августа.


Находясь на высоте Чашкуфу (Заозерная), всю ночь с 1 августа до 2 августа рыли окопы. На высоту начали атаку танки противника. В этот день было что-то ужасное. Беспрерывно рвались бомбы и снаряды. Мы то и дело перебегали, о еде и думать нельзя было. С полудня первого августа в течение полутора суток ничего не ели. Бой продолжался. Удалось поесть только огурцов и запить грязной водой. Сегодня солнечный день, но среди дня не было видно солнца. Настроение подавленное. Чувствую себя отвратительно. Так воевать невыносимо.


4 августа.


Рыли окопы. Во время записи разорвался снаряд. Сильно устал. Болела голова. Спал мало. Артиллерия противника вела ураганный огонь. Огромные снаряды рвутся на наших позициях…" (На этом дневниковая запись обрывается.)


Поспешность наступления 40-й стрелковой дивизии, которая еще не успела полностью подтянуться к государственной границе, диктовалась, прежде всего, частыми предписаниями свыше. Там не владели обстановкой на поле боя и торопились доложить в Москву, в Кремль, товарищу Сталину о победе на озере Хасан. Вот как оцениваются события 2 августа в "кратком описании Хасанской операции", составленном штабом Дальневоеточного военного округа:"…40-я стрелковая дивизия к утру 2 августа заканчивала свое сосредоточение и на 2 августа получила задачу нанести противнику удар и овладеть районом высота Безымянная – высота Заозерная. Здесь, несомненно, была проявлена поспешность. Сложившаяся обстановка не требовала столь быстрого действия, к тому же значительная часть командного состава как дивизионов (артиллерийских), так и танковых батальонов была лишена возможности произвести 1 августа засветло рекогносцировку и организовать взаимодействие на местности. В результате этой поспешности к 7 часам 2 августа (к часу начала наступления) часть артиллерии, прибывшей ночью, оказалась не готовой, положение противника, особенно его передний край, изучены не были; связь полностью развернуться не успела, левый фланг боевого порядка не мог начать наступление в назначенный приказом час…"‹10›


На следующий день, 3 августа, 40-я стрелковая дивизия, не добившись успеха, стала выходить из боя. Ее отход на исходные позиции происходил под сильным огнем японцев Лишь к 15 часам дня батальоны дивизии вышли в назначенные им районы сосредоточения.


В месте расположения отошедшей от высот стрелковой дивизии уже вовсю "действовал" начальник Главного политического управления РККА, он же заместитель наркома обороны Л. Мехлис. Полновластный сталинский эмиссар вмешивался в приказы командующего Дальневосточным фронтом, отдавая собственные распоряжения. А главное – Мехлис на скорую руку творил суд и расправу.


Тот же Мехлис еще 31 июня сообщил в Москву: "…в районе боев нужен настоящий диктатор, которому все было бы подчинено". "Засветившийся" маршал Советского Союза В.К. Блюхер для этой цели уже не подходил: судьба прославленного красного полководца Гражданской войны была предрешена.


Свидетельство тому все тот же приказ Народного комиссара обороны СССР маршала Советского Союза К.Е. Ворошилова № 0040 от 4 сентября 1938 года: "Даже после получения указания от Правительства о прекращении возни со всякими комиссиями и расследованиями… т. Блюхер не меняет своей пораженческой позиции и по-прежнему саботирует организацию вооруженного отпора японцам. Дело дошло до того, что 1 августа сего года при разговоре по прямому проводу тт. Сталина, Молотова и Ворошилова с т. Блюхером, тов. Сталин вынужден был задать ему вопрос: "Скажите, т. Блюхер, честно, – есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание – я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля".‹11›


3 августа нарком обороны Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов принимает решение возложить руководство боевыми действиями в районе озера Хасан на начальника штаба Дальневосточного фронта комкора Г.М. Штерна, назначив его по совместительству командиром 39-го стрелкового корпуса. Таким образом, командующий фронтом маршал В.К. Блюхер фактически был отстранен от непосредственного руководства боевыми действиями на государственной границе.


В состав 39-го стрелкового корпуса к тому времени входили 32, 40, 26, 39-я стрелковые дивизии и 2-я механизированная бригада, а также части корпусного усиления. Одновременно в боевую готовность приводилась вся 1-я общевойсковая армия, оборонявшая Приморье.




73. Группа летчиков 1-й Приморской армии, отличившихся в боях на озере Хасан. Август 1938 года (АВЛ).

Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

74. Заместитель командующего ДВФ no авиации комбриг П.В. Рычагов и полковник A.B. Володин осматривают места боев. Район озера Хасан, август 1938 года (АВЛ).
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

ОСВОБОЖДЕНИЕ ВЫСОТ ЗАОЗЕРНАЯ И БЕЗЫМЯННАЯ (6-11 августа 1938 года)



75. Японские позиции 150-мм орудий, брошенные противником в районе озера Хасан. Август 1938 года (АВЛ).
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

Возможность прекратить военный конфликт у озера Хасан мирными переговорами еще была. В Токио быстро поняли, что победный бой местного значения за две приграничные сопки может вылиться в гораздо более широкую вооруженную конфронтацию. Но главные силы императорской армии находились в то время не в Маньчжоу-Го, а вели военные действия против чанкайшистского Китая. Поэтому было принято решение локализовать пограничный вооруженный конфликт на выгодных для себя условиях.


4 августа японский посол в Москве М. Сигэмицу заявил Народному комиссару иностранных дел СССР – М.М. Литвинову о готовности правительства Японии приступить к переговорам по урегулированию пограничного конфликта. Посол Сигэмицу знал, что его империя вполне могла с позиции силы раздувать костер большой воины.


Советское правительство выразило готовность к таким переговорам, но при обязательном условии – японские войска должны быть выведены с захваченной пограничной территории. Нарком иностранных дел М.М. Литвинов заявил японскому послу:


"Под восстановлением положения я имел в виду положение, существовавшее до 29 июля, то есть до той даты, когда японские войска перешли границу и начали занимать высоты Безымянная и Заозерная…"


Токио, уверенное в своих силах, с такими условиями советской стороны не согласилось. Ее московский посол М. Сигэмицу предлагал вернуться к границе до 11 июля – то есть до появления пресловутых окопов на вершине Заозерной.


Однако такое предложение японской стороны запоздало по одной весомой причине. ТАСС уже передало официальное сообщение о том, что японские войска захватили советскую территорию "на глубину в 4 километра". Однако в действительности такой "глубины захвата" просто не было. По всей советской стране шли многолюдные митинги протеста, участники которых требовали обуздать зарвавшегося агрессора.


5 августа ТАСС распространило ответ народного комиссара иностранных дел М.М. Литвинова японскому послу в Москве: "Советские народы не станут мириться с пребыванием иностранных войск хотя бы на клочке советской земли и не будут останавливаться ни перед какими жертвами, чтобы освободить ее".


Стороны за считанные дни нарастили в месте боев большие силы. На 5 августа оборону на сопках Заозерная и Безымянная держали, имея в ближайшем тылу войска второго эшелона, японские 19-я пехотная дивизия, пехотная бригада, 2 артиллерийских полка и отдельные части усиления, в том числе 3 пулеметных батальона, – общей численностью до 20 тысяч человек. В случае необходимости эти силы могли быть значительно усилены.


Японцам в районе приграничных высот непосредственно противостояли советские 40-я и 32-я (командиры – полковники В.К.Базаров и Н.Э. Берзарин) стрелковые дивизии, 2-я отдельная механизированная бригада (командир – полковник А.П. Панфилов), стрелковый полк 39-й стрелковой дивизии, 121-й кавалерийский и 39-й корпусной артиллерийский полки. Всего в них насчитывалось 32 860 человек. В воздухе наступление советских войск были готовы поддержать 180 бомбардировщиков и 70 истребителей. В состоянии готовности находились корабли, авиация, береговая оборона и части тыла Тихоокеанского флота.


Наступательная операция на высоты Заозерная и Безымянная готовилась по всем правилам военного искусства. Москва в лице Сталина и Наркома обороны СССР Ворошилова торопила с ее проведением.


5 августа 1938 года была сформулирована и одобрена новая военная доктрина СССР. Взамен "малой крови и могучего удара" – "победа любой ценой". Хасанские события стали ее первой проверкой на практике.


В тот же день Народный комиссар обороны СССР маршал Ворошилов направил Блюхеру и Штерну директиву – выбить японские войска с высоты Заозерной, используя фланги. То есть войскам Дальневосточного фронта разрешалось в предстоящей наступательной операции перейти государственную границу. И, соответственно, вторгнуться на территорию сопредельного государства Маньчжоу-Го.


Генеральное наступление в районе высот Безымянной и Заозерной советское командование назначило на 6 августа (день 9-й годовщины ОКДВА. – Прим. авт.). Предусматривалось провести артподготовку силами трех артиллерийских полков, а также поддерживать и прикрывать наземные части с воздуха. Осуществление операции требовало, во-первых, тройного превосходства в численности нашей наступающей пехоты и средств подавления; во-вторых, – внезапной и одновременной атаки. Необходимо было определить наименее защищенные участки укрепленной полосы и овладеть ею по возможности обходным маневром, а не в лоб.


Сложность заключалась в том, что в ликвидации японской авантюры фактически участвовали только 2 стрелковые дивизии – 40-я и 32-я и поддерживающие их танки и САУ. За счет 6 полков этих дивизий нужно было выделить также силы для обеспечения обоих открытых флангов.


Боевой приказ командира 40-й стрелковой дивизии полковника В. Базарова, которая сражалась на озере Хасан с первого до последнего дня, был отдан полкам утром 6 августа Он гласил: "…40-я стрелковая дивизия, атакуя японо-маньчжур…, имеет основной задачей уничтожить противника совместно с 32-й стрелковой дивизией в районе Заозерной, овладеть и прочно закрепить за собой высоту Заозерную…"


Перед наступлением 32-я стрелковая дивизия обратилась к 40-й с призывом: "Для лучшего решения задачи вызываем 40-ю стрелковую дивизию на социалистическое соревнование: кто первый поставит советский флаг на сопке Заозерной, загрязненной самурайским сапогом".


На рассвете 6 августа советские штурмовые части заняли исходные позиции. Ночью под проливным дождем была проведена рекогносцировка местности, уточнено расположение японских позиций, отработаны вопросы взаимодействия стрелковых частей, артиллерии, танков и авиации.


Сигналом для наступления соединений 39-го стрелкового корпуса должны были послужить бомбовые удары нашей авиации. Однако из-за низкой облачности и дождя вылет самолетов в первой половине дня задержался. В связи с этим было перенесено и время атаки.


Когда небо стало чистым, и туман рассеялся, командование 39-го стрелкового корпуса заняло свои места на наблюдательном пункте, расположенном на высоте 194,0. Тут же находились В.К. Блюхер, начальник Политуправления РККА Л.З. Мехлис и член Военного совета фронта П.И. Мазепов.


Наступление советских войск на неприятельские позиции на Заозерной и Безымянной началось 6 августа в 16.00. Первый удар по ним нанесла советская авиация – 180 бомбардировщиков под прикрытием 70 истребителей. Операцией руководил комбриг П.В. Рычагов. С тяжелых бомбардировщиков ТБ-3 на неприятельские позиции на высотах и за ними было сброшено 1592 авиабомбы общим весом 122 тонны.


Вторую волну самолетов составляли десятки истребителей. С бреющего полета они приступили к обработке вражеских позиций. Советские летчики деморализовали противника, нанесли ему большие потери в живой силе и технике.


После налета авиации по высотам и по местам предполагаемого сосредоточения японских резервов был произведен огневой налет артиллерии. Тысячи снарядов обрушились на высоты, уничтожая огневые позиции японцев, разбивая блиндажи и укрытия, засыпая землей и камнями окопы и ходы сообщения.


Дивизион орудий береговой артиллерии Тихоокеанского флота под командованием лейтенанта Волгушева метким сосредоточенным огнем рассеял и частью уничтожил значительные скопления пехоты на склонах высот Заозерной и Безымянной.


В 17.00, после артиллерийской подготовки, при поддержке танковых батальонов 2-й механизированной бригады, стрелковые подразделения пошли в наступление и завязали бои за высоты. Вперед вырвались танкисты. Крутые каменные склоны затрудняли наступление, а два узких прохода (15 – 20 м в ширину) между озером и сопками стесняли маневрирование. Атакующих сразу же встретил сильный ружейно-пулеметный огонь. С корейской (поселок Хомоку) территории на небольшом участке завязавшегося боя сосредоточили свой огонь несколько вражеских артиллерийских батарей.


И все же танки упорно двигались вперед. Они шли по узкому, заболоченному перешейку между озером Хасан и рекой Тумень-Ула. Серьезным препятствием на их пути была сопка Безымянная. Отсюда, чтобы прикрыть подступы с фланга, противник вел сосредоточенный огонь из противотанковых орудий и станковых пулеметов. Японцы били по машинам прямой наводкой, но советские танки, используя неровности местности, продолжали двигаться к высоте. Огнем и гусеницами они уничтожали проволочные заграждения, врывались в расположение японцев, опрокидывая на ходу боевую технику, расстреливая пехоту.


Одновременно с танками стремительно продвигались вперед и батальоны 96-го стрелкового полка. В 18.00, в результате штыковой атаки, они заняли северо-восточные скаты Безымянной. Одновременно подразделения 118-го стрелкового полка при поддержке танков обогнули озеро Хасан с запада и атаковали Заозерную. В то же время 119-й стрелковый полк огибал Хасан с севера. Овладев восточными скатами Безымянной, он пошел в наступление на Заозерную. В 22.00 взвод лейтенанта Королева достиг ее подножия, а через полчаса атака полков с флангов завершилась стремительным штыковым ударом, и часть высоты Заозерной была освобождена от захватчиков.




Распределение и боевой состав танковых частей 39-го стрелкового корпуса на 6 августа 1938 года‹12›


Общевойсковые соединения | Танковые части и подразделения | Боевой состав танковых частей и подразделений (T-26 / БТ-5, БТ-7) | Всего танков ||


32 сд | 32 отб | 48 / – | 48 ||


32 сд | 3 тб 2 мбр | 50 / 6 | 56 ||


40 сд | 40 отб | 42 / – | 42 ||


40 сд | 2 тб 2 мбр | 51/ 6 | 57 ||


40 сд | танк. рота разведбат. 2 мбр | – / 19 | 19 ||


Резерв 39 ск | 2 мбр (без 2 и 3 тб и танк, роты разведбатальона) | 66 / 63 | 129||


Итого: | | 257 / 94 | 351||


*129 танков было оставлено в резерве командира корпуса, из них впоследствии привлекались к участию в боевых действиях 15 122-мм САУ СУ-5-2, а также группа управления 2 мбр во главе с полковником А.П. Панфиловым на танках БТ (радийные).




Однако, подтянув резервы, противник перешел в контратаку. Поредевшие части 40-й стрелковой дивизии с трудом отбивали ожесточенный натиск японцев. Создалось критическое положение. Тогда полковой комиссар З.Ф. Иванченко и начальник политотдела батальонный комиссар Н. Полушкин собрали все резервы дивизии и повели их в бой. Японцы отступили.


Ожесточенный бой на ближайших подступах к высотам и на скатах сопок продолжался до глубокой ночи.


О событиях 6 августа в "Кратком описании Хасанской операции", составленном штабом пограничных и внутренних войск Дальневосточного округа, говорится следующее: "Поскольку был положительно решен вопрос о вторжении на территорию противника, правый фланг наступающих частей 32-й стрелковой дивизии захватывал высоту Черная, а левый фланг 40-й стрелковой дивизии – Хомоку. В связи с плохой погодой вылет авиации задерживался, и наступление пехоты 6 августа фактически началось около 17 часов. Около полуночи подразделения 118-го стрелкового полка 32-й стрелковой дивизии вышли на южную часть гребня высоты Заозерная и водрузили на ней красный флаг (фотография его появилась на страницах всех центральных советских газет)… Противнику все же удалось в тот день удержать за собой северную часть гребня высоты Заозерная и гребень высоты Безымянная…"‹13›


На рассвете 7 августа бои за высоту Заозерную возобновились. Японцы пытались вернуть потерянные позиции. Подтянув значительные резервы, они в течение дня предприняли 20 ожесточенных контратак. Подпуская врага на 100 – 200 м, советские бойцы ураганным огнем сметали его цепи. "На Заозерной, – доносил Г.М. Штерн, – трудно поднять голову… Сейчас высота круглые сутки является основным центром притяжения всех видов огня японцев. Прошедшей ночью отбито 4 атаки на участке 118-го полка и 1 атака на участке 96-го полка. Сегодня днем тоже было несколько атак. Все они отбиты…".


В этот день противник понес значительные потери, но не добился успеха.


Бои за высоты продолжались 8 и 9 августа. На третий день боев части 40-й стрелковой дивизии овладели почти всем длинным гребнем (кроме его северной части) сопки Заозерной. На следующий день полки 32-й стрелковой дивизии, настойчиво атакуя, захватили высоту Безымянную. Японцы в районе боев удержали за собой только небольшие, хорошо укрепленные высоты Черная, Пулеметная Горка (высота получила такое название за обилие пулеметных гнезд на ней) и Богомольная. Артиллерийский огонь велся не только по японским позициям на высотах, но и по корейскому селению Хомоку, где на огневых позициях стояли вражеские батареи.




76. Японские позиции 150-мм орудий, брошенные противником в районе озера Хасан. Август 1938 года (АВЛ).

Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

Японское правительство запросило перемирия. Еще 7 августа 1938 года японский посол в Москве, посетив М.М. Литвинова, заверил его в намерениях японского правительства урегулировать инцидент в районе озера Хасан. М.М. Литвинов категорически отверг предложение японского посла установить границу по картам, которые представило командование Квантунской армии, указав при этом, что невозможно "никакое соглашение, если на советской территории останется хотя бы незначительная японская воинская часть". Он изложил наши условия: "Военные действия прекращаются после того, как обе стороны… отзовут свои войска, если бы таковые к моменту соглашения очутились по ту сторону этой линии. Такой линией признается граница, показанная на карте, приложенной к Хунчунскому соглашению, и таким образом будет восстановлено положение, которое существовало на 29 июля, то есть до первого вступления японских войск на советскую территорию. По наступлении спокойствия на границе туда выезжает двусторонняя комиссия и приступает на месте к редемаркации границы, установленной Хунчунским соглашением".


Однако японцы не приняли требований Советского правительства. Они стали подтягивать новые части к озеру Хасан. За несколько дней сюда было переброшено 46 эшелонов с войсками и техникой.


8 августа советскому командованию стало известно, что противник подтягивает силы, в том числе авиацию и танки, сосредоточивая их по линии границы на Приханкайском направлении.


Советские подразделения немедленно были усилены 115-м стрелковым полком с танковой ротой. 9 августа в район села Краскино были подтянуты 78-й Казанский Краснознаменный и 176-й стрелковые полки 26-й Златоустовской Краснознаменной стрелковой дивизии.


В этот день японские войска, получив подкрепления, планировали перейти в наступление в районе Заозерной. Однако войска Краснознаменного Дальневосточного фронта утром 8 августа, опередив врага, перешли в контрнаступление. Противник, бросив в атаку значительные силы, занял Заозерную. Но 96-й стрелковый полк контратаковал японцев и выбил их с высоты.




77. Советские командиры и специалисты-оружейники осматривают японское стрелковое оружие. Слева полковник одет в плащ-пальто для начсостава, введенное в 1931 году. Район озера Хасан, август 1938 года (РГАКФД).

Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

Об ожесточенных боях 9 августа на озере Хасан в сообщении штаба 1-й Приморской армии говорилось: "9 августа японские войска вновь предприняли ряд атак на высоту Заозерная (Чашкуфу), занимаемую нашими войсками. Японские войска были отброшены с большими для них потерями. Расположение наших войск проходит по линии границы, за исключением района высоты Безымянной, где японские войска вклиниваются в нашу территорию метров на двести, а наши войска в свою очередь вклиниваются в японо-маньчжурскую территорию метров на триста. На всем участке продолжается артиллерийская перестрелка".


Комкор Г.М. Штерн (репрессированный, как и командующий Дальневосточным фронтом маршал В.К. Блюхер. – Прим. авт.) писал о боях у озера Хасан, которые велись в неимоверно трудных условиях для наступающей стороны: "Скрыть место и направление нашей атаки не было никакой возможности… Владея Заозерной и Безымянной, японцы просматривали сверху вниз весь район расположения РККА и все пути к этому району. Они могли пересчитать каждое наше орудие, каждый танк, чуть ли не каждого человека. Возможность… вообще какого бы то ни было маневра для частей Красной Армии полностью отсутствовала… Атаковать можно было только… прямо в лоб японским позициям… В течение трех суток, с 7 по 9 августа, шли тяжелые бои по освобождению советской земли от захватчиков".


10 августа состоялась очередная встреча японского посла в Москве М. Сигэмицу с представителями Советского правительства. Конфликтующие стороны договорились по дипломатическим каналам прекратить огонь и восстановить статус-кво на границе СССР с Маньчжоу-Го. На следующий день, 11 августа, в 12 часов дня военные действия у озера Хасан были прекращены. Согласно договоренности советские войска, равно как и японские, оставались на линии, которую они занимали 10 августа в 24.00 по местному времени.


Первая встреча военных представителей обеих сторон для фиксации положения войск состоялась южнее высоты Заозерная того же 11 августа. Однако не обошлось и без накладок. В сообщении ТАСС по этому поводу говорилось:


"При первой встрече военных представителей СССР и Японии 11 августа сего года военными представителями СССР было заявлено, что, несмотря на прекращение в 13.30 11 августа (местного времени) боевых действий, часть японских войск нарушила соглашение о перемирии и, воспользовавшись перемирием, продвинулась вперед на 100 метров и заняла часть северного ската высоты Заозерной. Несмотря на протест военных представителей СССР и требование их о немедленном отводе японских войск на их прежние позиции, японские военные представители категорически отказались исполнить это законное требование. Ввиду того, что на указанном участке обе стороны сблизились до 4-5 метров, и вооруженное столкновение могло стихийно снова возникнуть в любой момент, военные представители обеих сторон на месте решили обоюдно отвести на этом участке на 80 метров назад войска каждой стороны. По получении об этом донесения советское командование на Дальнем Востоке в соответствии с заключенным соглашением о перемирии отдало распоряжение о немедленном возвращении наших частей на прежние позиции, которые они занимали в 24 часа 10 августа, и предложило потребовать от японских представителей отвода японских войск. Это распоряжение нашими войсками было точно выполнено…".


Военный конфликт у озера Хасана не получил продолжение. Свои войска с клочка захваченной советской территории японское командование отводило на удивление дипломатов двух государств крайне медленно. На северной части гребня высоты Заозерной японцы "задержались" до 13 августа. А на высотах – Пулеметной Горке, Черной и Богомольной до 15 августа. 13 августа состоялся взаимный обмен трупами погибших.




76. Слушатели Академии РККА имени М.В. Фрунзе (справа налево): Герой Советского Союза полковник Д.Д. Погодин, Герой Советского Союза полковник А.И. Родимцев и участник боев у озера Хасан орденоносец-лейтенант М.Ф. Потапов. Москва, осень 1938 года (АВЛ
Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года

ИТОГИ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА


Пограничный конфликт в районе озера Хасан в 1938 году по времени был скоротечен и не сопровождался большими потерями. Людские потери японских войск за время хасанских боев, по свидетельству японских источников, составляли 500 человек убитыми и 900 ранеными. Потери частей, непосредственно участвовавших в боях, составили 20 %. Передовые части потеряли половину своего состава и были лишены боеспособности.


Полные потери войск советского Краснознаменного Дальневосточного фронта, который был расформирован сразу же после окончания хасанских боев, долгое время скрывались под грифом "секретно". В начале 90-х годов гриф секретности с материалов о потерях Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах был снят.


До этого приводилась следующая цифра погибших – 236 человека. В секретном приказе Наркома обороны СССР маршала Клима Ворошилова за № 0040 фигурировали уже другие цифры – 408 убитых и 2807 раненых. Однако в действительности потери советских войск оказались более значительными.


Согласно рассекреченным данным, советские потери во время боев на озере Хасан составили 865 человек убитыми, 95 – пропало без вести или попало в плен, 3279 составили раненые, контуженные, обожженные и больные. Особенно велики оказались боевые потери среди командного состава и, прежде всего, в пехоте – "царице полей". Среди 865 погибших командиров (офицеров) оказалось 152 человек, младших командиров (сержантов) – 178 человек.‹14› Больше половины заболеваний в ходе боев были связаны с необеспеченностью действующих войск доброкачественной питьевой водой. Многочисленными были случаи заболевания малярией. Среди убитых оказался и "виновник" Хасанского конфликта – начальник инженерной службы Поетьетекого пограничного отряда В. Виневитин, сразивший из винтовки наповал японского жандарма на самой вершине сопки Заозерной. Лейтенант-сапер был убит по ошибке своим же советским солдатом из-за неразберихи с паролями.


Советское правительство высоко оценило мужество и воинскую доблесть участников боев на озере Хасан. 26 военнослужащих удостоились звания Героя Советского Союза, 95 бойцов и командиров были награждены орденом Ленина, 1985 – орденом Красного Знамени, всего 1935 – орденом Красной Звезды, 1326 – введенными осенью 1938 года медалями "За отвагу" и 1159 – медалями "За боевые Заслуги". За проявленное мужество и отвагу своих бойцов "главные действующие лица" Хасанских событий – 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, а 32-я стрелковая дивизия – орденом Красного Знамени.


Впоследствии все участники боев получили специальный памятный нагрудный знак.


В целях увековечения памяти героев Хасана Президиум Верховного Совета СССР Указом от 5 июля 1939 года переименовал приграничный Посьетский район Приморского края в Хасанский район.


Но были награды и другого рода. Приказом Наркома обороны СССР маршал В.К. Блюхер был отстранен от командования войсками Краснознаменного Дальневосточного фронта и вызван в Москву за назначением на последнюю свою "должность". Его обвиняли теперь не только в нежелании и неумении воевать на озере Хасан. В ворошиловском приказе № 0040 говорилось: "…После разоблачения и изъятия из армии изменников и шпионов т. Блюхер не сумел или не захотел по-настоящему реализовать очищение фронта от врагов народа. Под флагом особой бдительности он оставлял вопреки указаниям Главного военного совета и наркома незамещенными сотни должностей командиров и начальников частей и соединений, лишая, таким образом, войсковые части руководителей, оставляя штабы без работников, не способными к выполнению своих задач. Такое положение т. Блюхер объяснял отсутствием людей (что не отвечает правде) и тем самым культивировал огульное недоверие ко всем командно-начальствующим кадрам КДфронта…"


Бои на озере Хасан в 1938 году показали серьезные недостатки в боевой обученности войск РККА, которые выразились в ее конкретных действиях в ходе пограничного конфликта. В том секретном ворошиловском приказе № 0040 констатировалось:


"События этих немногих дней обнаружили огромные недочеты в состоянии КДВ фронта. Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказалась на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организовано. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь)…"‹15›


Боевые действия у озера Хасан стали преднамеренной пробой сил для японской императорской армии. По другому ее высшее командование и не смотрело на этот пограничный конфликт. О его преднамеренности свидетельствовала, в частности, телеграмма начальника штаба 19-й пехотной дивизии японской армии Накамуры. Поскольку его дивизия несла в боях за удержание захваченных высот большие потери, он просил начальника штаба японской Корейской армии генерала Китано "немедленно начать дипломатические переговоры", заявляя, что армия уже "продемонстрировала свою мощь… и пока есть выбор, нужно остановиться".


Противоборствующие стороны показали свою способность к активным и решительным боевым действиям и готовились вновь испытать собственные силы на других участках границы.

ПРИМЕЧАНИЯ И ССЫЛКИ


1. Горбунов Е.А. 20 августа 1939 года. М., Молодая гвардия, 1986, с. 40.


2. Там же, с. 41.


3. Вооруженные силы Японии / история и современность. М., Наука, главная редакция восточной литературы, 1985, с.ЗЗ.


4. Военная помощь СССР в освободительной войне китайского народа. М., 1975, с. 45.


5. Вооруженные силы Японии / история и современность. М., Наука, главная редакция восточной литературы, 1985, с. 38


6. Горбунов Е.А. 20 августа 1939 года. М., Молодая гвардия, 1986, с. 130-131.


7. ЦГАСА, ф. 35083, оп. I, д.100, л.40.


8. Шишов A.B. Россия и Япония / история современных конфликтов. М., Вече, 2000, с. 448-449.


9. Там же, с. 450-451.


10. Там же, с. 455-456.


11 Там же, с. 457.


12. ЦГАСА, ф. 35083, оп.1, д. 100, л. 163.


13. Янгузов З.Ш. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия на страже мира и безопасности СССР (1929-1938 гг.). Благовещенск, 1970, с. 197.


14. Россия и СССР в войнах XX века / потери вооруженных сил (статистическое исследование). Под общей редакцией генерал-полковника Кривошеева Г.Ф. М., Олма-Пресс, 2001, с 173-174.15. Шишов A.B. Россия и Япония / история современных конфликтов. М., Вече, 2000, с. 465.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА


1. ЦГАСА, ф. 35083, on. I, д. 100, ал. 40,163


2. Боевые эпизоды (сборник статей и материалов о событиях у озера Хасан). М., Государственное военное издательство Наркомата обороны СССР, 1939. 191 с.


3. Бои у Хасана (партийно-политическая работа в боевой обстановке). М., Государственное военное издательство Наркомата обороны СССР, 1939.390 с.


4. Военная помощь СССР в освободительной войне китайского народа. М., 1975. 230 с.


5. Вооруженные силы Японии / история и современность (к 40-летию разгрома милитаристской Японии во Второй Мировой войне). М., Наука, главная редакция восточной литературы, 1985. 324 с.


6. Как мы били японских самураев (сборник статей и документов). М., Молодая гвардия, 1938.165 с.


7. Россия и СССР в войнах XX века /потери вооруженных сил (статистическое исследование). Под общей редакцией генерал-полковника Кривошеева Г.Ф. М., Олма-Пресс, 2001. 572 с.


8. Горбунов Е.А. 20 августа 1939. М., Молодая гвардия, 1986. 236 с.


9. Мошляк И.Н. Вспомним мы пехоту. М., Воениздат, 1978. 268 с.


10. Шишов A.B. Россия и Япония / история современных конфликтов. М., Вече, 2000. 575 с.


11. Шкадов И.Н. Озеро Хасан /год 1938. М., Воениздат, 1988. 95 с.


12. Янгузов З.Ш. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия на страже мира и безо-


пасности СССР (1929-1938 гг.). Благовещенск, 1970. 240 с


13. Nakanishi R. Japaneze military uniforms (1930-1945). Dai Nihon Kaidga, 1991. 58 p.Tomczyk A.M. Japanese armor. AJ-Press, 2002. 120 p.

Бои у озера Хасан 29 июля – 11 августа 1938 года




ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх