,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ, часть 3
  • 24 августа 2010 |
  • 11:08 |
  • Ded Pixto |
  • Просмотров: 26009
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0
РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ, часть 3


Кто выиграл, или кому выгодно?

Классический вопрос в расследовании преступлений. Кому выгодно? Разумеется, второстепенным князьям Владимиро-Суздальского княжеского дома, потомкам Всеволода Большое гнездо – Ярославу и его сыну Александру. Их активнейшее участи в проекте очевидно. Оно очевидно настолько, что почти все исследователи проблемы отмечают тождество политики Батыя и Невского. Только традиционалисты объясняют это исключительным влиянием Невского на своего приемного отца – Батыя (Невский согласно официальной версии был приемным сыном Батыя, тот еще пример отношений якобы «завоевателя» и якобы «завоеванного»).
Дальше всех пошел в этом, как всегда А.Т. Фоменко, просто отождествив Невского и Батыя. А то и всех троих сразу – Ярослава, Невского и Батыя. Симптоматично, что даже ироничный и скептический Бушков с некоторым сомнением задается вопросом, а может Фоменко действительно прав? Такова поразительная схожесть действий Батыя и Невского.
Но отбросим пока частности. В рамках любой версии Ярослав и Невский перед нашествием Батыя не более, чем некие «авторитеты» средней руки, не представляющие никого, кроме самих себя. Они выиграли в результате нашествия колоссально. Но они лично.
Орду затем поддержало довольно много русских князей второго эшелона. Но это произошло автоматически. В любой элите всегда существуют различные уровни. И всегда в периоды резких кризисов находятся очень много представителей второго эшелона, которые поддерживают развитие кризиса, надеясь стать первыми.
Не так ли на наших глазах не так давно поддержали перестройку вторые секретари обкомов КПСС, возжаждавшие стать первыми? А чем князья КПСС отличались от князей средневековых? По большому счету ничем.
Итак, процесс стихийной поддержки Батыева нашествия частью «второго эшелона» князей можно было предугадать. Но нельзя было на эту тенденцию опираться заранее, ибо процесс этот в значительной степени стихийный. И набирает силу только после первых политических успехов проекта «перестройки».
Следовательно, князья второго эшелона вовремя поддержавшие Батыя и Невского выиграли. Им нашествие было выгодно. Но на роль тех, кто планировал и начинал убийство Руси, они не подходят.
Кто же, являясь организованной большой силой, больше всего выиграл от нашествия, как социальный институт, как корпорация?
Не будем томить читателя далее. Православная церковь. Этого никто не отрицает. Даже самые ортодоксальные традиционалисты. Общеизвестно, что татары строжайше следили за неприкосновенностью церковного имущества (отдельные эксцессы не в счет). Церковь расширила сферу своего влияния (открыта новая епархия в Орде). Церковь значительно укрепилась относительно других элитных группировок, сильно пострадавших от нашествия. Церковь получила от ордынского режима многочисленные экономические преференции, в частности полное освобождение от налогов. Это признается всеми.
Отмечается даже такая, на первый взгляд второстепенная, деталь. Язык богослужения упорядочился и отточился за время, последовавшее сразу за Батыевым нашествием. Но язык не мог развиваться в отрыве от среды своего применения. Следовательно, вполне логично утверждать, что упорядочилось и унифицировалось и само богослужение. А значит … православная церковь активно развивалась и совершенствовалась в период, последовавший сразу за Батыевым нашествием.
Симптоматично, что по летописным данным большинство владык от нашествия не пострадало. Характерно, что это касается даже епископов наиболее пострадавших от нашествия земель. Так, черниговский епископ загодя уехал в отдаленный городок. Как и его ростовский коллега. А епископ разоренной дотла Рязани, Рязани, где в результате нашествия погибла княжеская семья, вообще уехал, уже когда «орда окружила град».
Значит, все они были предупреждены и оберегаемы. Иного объяснения данным фактам нет.
На первый взгляд исключением является митрополит Иосиф, который странным образом исчез. Но Иосиф был ставленником Константинопольского патриарха. Который в то время контролировался взявшими Константинополь католиками-крестоносцами. То есть, и патриарх и митрополит были нежелательными фигурами в рамках далеко идущего антикатолического проекта.
Вполне логично, что Иосиф исчез, а его место занял ставленник Невского. Человек, представляющий инициаторов проекта под названием «Батыево нашествие».
Все это смущает, и смущало наиболее искренних патриотов России и адептов православия, которые даже самим себе бояться признаться, что нашествие не было чисто внешней агрессией. А было чем-то иным.
Так, еще в начале ХХ века профессор Московской духовной академии Е.Е. Голубинский растеряно писал: «Если полагать, что обязанность высшего духовенства … долженствовала … в том, чтобы одушевлять князей и всех граждан к мужественному сопротивлению врагам … то летописи не дают нам право сказать, что епископы оказались на высоте своего положения. … Они не говорят нам, чтобы … раздавался по стране этот одушевляющий святительский голос».
Растерянность г-на Голубинского можно понять. Она была бы еще большей, вспомни он, что по некоторым данным, представители духовенства наоборот сеяли панические слухи и уговаривали защитников крупных городов к капитуляции.
Кстати, весьма характерно, что даже принятие мусульманства поначалу никак не отразилось на положении православия в Орде. Известные события православно-мусульманского противостояния относятся к временам, непосредственно предшествующим Куликовской битве, что было гораздо позже принятия мусульманства в Орде, а тем более Батыева нашествия.
И ниже мы еще не раз подкрепим тезис об уникальном улучшении положения православной церкви в результате как раз Батыева нашествия. А здесь лишь отметим, что православная церковь полностью соответствует образу идеального организатора этого нашествия.
Она: а) имела значительные средства, б) имела сеть опорных баз на всей территории Руси, в) имела связи с влиятельнейшей и богатейшей внешней силой – православной церковью Византии. Вернее той части Византийской империи, которая сохранилась после взятия Константинополя крестоносцами (Никейская империя). И, наконец, православная церковь была втянута в борьбу с папой Римским. И получила возможность участвовать в этой борьбе, когда после установления власти Орды и Невского на Руси, все силы объединенного в результате Батыева нашествия государства, были брошены в поход против европейских союзников римского папы.
Итак, православная церковь Руси:
Больше всех выиграла от Батыева нашествия.
Была единственной силой на Руси, которая это нашествие могла
организовать «технически».
Виновна, или нет?
Ваше решение, господа присяжные.


План и ход кампании. Объяснение первых странностей.

Итак, остатки Византии после взятия Константинополя крестоносцами в 1204 году, консолидируются в так называемую Никейскую империю, небольшое государство в северной и центральной частях Малой Азии. Главным врагом этот остаток империи считает католический Запад.
У византийцев остаются гигантские богатства (есть основание считать, что их успели вывезти перед взятием Константинополя), дипломатическая сеть и агентурная сеть спецслужб, говоря современным языком. Сильной стороной этой недобитой империи является ее право выступать от имени византийского православия. Константинопольского патриарха при этом можно объявить «пленником» крестоносцев.
И все. Больше сильных сторон у этой наследницы Византии нет. Ибо армия Никеи слаба, население истощено, производственный потенциал ничтожен.
Следовательно, необходимо нанести удар по противнику Никеи, используя те возможности, какие есть в наличии. Где лучше всего это делать? Разумеется не на границе западного и византийского мира и не своими слабыми военными силами, уже разгромленными католическим Западом. Бить католический Запад лучше в самое сердце чужими руками. Для этого надо, используя деньги, дипломатию и агентуру искать исполнителей на самом Западе и на его границах.
Лучше всего, чтобы этих исполнителей было несколько. Есть ли таковые в Европе?
Есть. Это Фридрих II Гогенштауфен. Потомок враждовавшего с папой германского императора Генриха VI. Отлученного, кстати, от церкви. Так что вражда с папой у Гогенштауфенов, что называется, наследственная. Кстати, Генрих, а затем и Фридрих враждуют с городами и опираются на знать. То есть в стратегическом плане «классово близкие» византийщине.
Но Фридрих пока только король (с 1212 года). А императоров в Германской империи (вернее Священной римской империи германской нации) выбирают владетельные князья. А любые выборы стоят немало денег. Между тем батюшка Фридриха поиздержался в третьем крестовом походе.
Но … в 1220 году Фридрих становится императором. Деньги откуда-то появились. Уж не из Никеи ли?
Но силенок бороться с папой в одиночку у Фридриха маловато. Нужен еще один союзник, который бы нанес удар с другой стороны. Не попробовать ли раскачать Русь с помощью Никеи?
Вероятно, первая мысль об этом и эскизный план интриги возник именно тогда. И в … 1223 году (почти сразу после избрания Фридриха!) состоялась репетиция Батыева вторжения. Полулегендарная битва на Калке. История с этой битвой темная, противоречивая и непонятная. Многие историки-альтернативщики любят ее подробно анализировать. Мы этого делать не будем.
Для нас важно всего два момента, которые трудно оспорить в любой из версий истории. В 1223 году, сразу после не совсем логичного и объяснимого триумфа Фридриха, произошло нечто, похожее на попытку Батыева нашествия.
Попытка не удалась. Возможно, потому, что была предпринята экспромтом, без достаточной подготовки. Можно сказать, шаблонно. «Татары» и бродники были собраны летом, когда можно ожидать активизации любых авантюр из Степи. Сама кампания проведена на территории той же Степи. И хотя согласно официальной версии объединенные силы русских и половецких князей были разгромлены, «татары» почему-то после такой блестящей победы …. отступают за Волгу. И по некоторым данным на переправе их сильно треплют … «татары» казанские. Извините, не татары, а волжские булгары. В общем, все непонятно и неправильно.
Да и начало кампании очень коряво. Сборное «татарское» войско еще в степи разодралось с «половецкими» князьями. Потеряно время, расконспирирована агентура влияния. В общем, за такое планирование военно-политических провокаций в приличных разведшколах ставят незачет.
Да, господа из Никеи. Это вам не выборы в Европе покупать на корню. Понадеялись на деньги. А деньги на Руси тогда решали далеко не все. Это вам Белая арийская Русь. Русь мастеров и рыцарей. А не Россияния образца 2004 года. Но ничего, потерпите. Вы еще превратите чистую честную Русь в коррумпированную Россиянию. Надо только не спешить и получше подготовиться.
Наверное, все это поняли в Никее. И подготовились гораздо основательнее.
В 1237 году силы вторжения были собраны зимой перед самыми границами Руси. Среди русских княжеств и князей было найдено «слабое звено» – владение потомков Всеволода Большое гнездо, «социально близкого», который хотел установить византийщину на Руси по собственной инициативе. В самой семейке его потомков нашли наиболее сговорчивых младших членов, согласных ради неограниченной власти продать родного брата. В прямом смысле этого слова.
Совершенно очевидно, что и русскую церковь побудили активнее участвовать в проекте. Вернее сделали основным его партнером внутри Руси.
Откуда могла начаться атака на Владимиро-Суздальскую Русь? Лучше всего, конечно с востока. Ибо на первый взгляд, можно найти среди булгар много врагов Владимирского княжества. Уж очень часто оно воевало с Булгарией.
Но, как показал опыт Калки, шаблонные решения на Руси к успеху не приводят. Булгары, непримиримые противники проекта. Курьезно, но «татары» противники проекта установления «татарского ига»! Они уже раз после Калки изрядно потрепали предшественников Батыя.
А главное, в Волжской Булгарии не столь влиятельно византийское православие. В Булгарии можно увязнуть. Так же как увязли в половецких княжествах в 1223 году. Кстати, не потому ли, что там было не так много христиан византийского толка? Степняки были язычниками, христианами-несторианами, и христианами-арианцами.
Поэтому армию вторжения решено собрать в степи у самых границ Руси. Между половецкими землями и землями Рязанского княжества. На «ничейной нейтральной полосе» Зимой жизнь в степи не то, чтобы совсем замирает, но заметно снижает активность. Зимняя степь, где люди сидят по зимним стоянкам, что ночной город, где люди не показываются на улицы из домов.
А южная граница Рязанского княжества это к тому же не обычная граница. Это граница собственно Руси и Степи, «половецких», или казачьих, или как кому будет угодно называть, земель. На таких границах в Средневековье, в «мертвый сезон» вообще полное затишье. И можно незаметно собрать довольно большую силу.
Правда, ее надо сразу бросать в бой. Иначе нечем станет кормить коней и людей.
Вероятно, это было самой трудной задачей. Незаметно, отдельными группами, обходя крупные населенные пункты, собрать «орду». Но на этот раз все было продумано максимально тщательно. Византийских денег, наверное, было дано не меряно. И все маргинальные элиты Степи были консолидированы.
Кроме того, коль скоро православная церковь была «в деле», очевидно при сборе сил Орды не последнюю роль сыграли православные монастыри юга Руси, как некие базы. Можно дискутировать о том, как много было этих монастырей на границе Степи и Рязанского княжества, но они, несомненно, были, и идеально подходили в качестве баз при сборе Орды.
Итак, Орда была собрана и немедленно обрушилась на Рязань. Ярость штурма Рязани Батыем вполне объяснима. Не удайся этот штурм и проект провалится. Армия разбредется. А вооруженные силы уважающих себя степных князей уничтожат разбегающийся сброд. Как это сделали булгары после Калки.
Но Рязань пала. Наверняка к этому приложил руку и рязанский епископ, который остался жив здоров после рязанской резни и благополучно «покинул град». Вы можете себе представить читатель, что, например, после окружения и взятия Киева немцами в 1941 году, когда было уничтожено все военное руководство окруженной группировки, некий первый секретарь Киевского горкома КПСС «благополучно покинул град»?
Автор подобного безобразия представить себе не может. А если бы подобное случилось, мы бы сказали что этот первый секретарь – немецкий шпион. Вот и рязанский первый секретарь, пардон, епископ, обычный батыев шпион.
Однако рязанские князья в проекте не участвовали. И потому княжеская семья погибла.
Получив в свое распоряжение рязанские запасы фуража, продовольствия, а также трофейное вооружение, Батыева рать устремилась на север. Поведение великого князя Владимирского в этой обстановке весьма противоречиво и непонятно. Еще можно понять, почему он не пришел на помощь Рязани.
Хотя уже это весьма двусмысленно, если придерживаться официальной версии. Уж на что Черниговское княжество дальше, а и то оттуда поспешил на помощь Рязани отряд Евпатия Коловрата.
Когда я пишу эти строки, у меня сжимает горло. Коловрат, языческий знак Солнца. И воевода с таким именем спешит на верную смерть. Он идет бить сброд, собранный на грязные византийские деньги. И изрядно треплет Батыево воинство. Эх, если бы вся Русь тогда состояла из Коловратов. Которые бы, сражаясь под этим арийским солярным знаком, не допустили бы имперскую грязь на нашу чистую Русь.
Но, византийское православие уже изрядно отравило Русь. Она ослабла и не может должным образом сопротивляться. Вот и великий князь Владимирский Юрий. Вероятно, он отчасти посвящен в проект. На помощь Рязани не приходит. Может быть, вообще ему что-то обещали? А потом «кинули»?
Очень похоже, что так.
Поэтому он весьма удивлен темпами продвижения Батыева воинства, а главное, его маршрутом. Еще бы, теперь на землях Владимирского княжества Батыю помогает и церковь и агентура братца Ярослава. Батый идет по Владимирской земле, как на параде, продвигаясь не куда-нибудь, а к самой столице Юрия, городу Владимиру.
При этом Батый не спешит признать права Юрия и вообще не демонстрирует благость своих намерений в отношении него. Юрий в замешательстве. Он в панике покидает Владимир. Потом шлет на подмогу городу отряд из трех тысяч воинов. Отряд к городу не пробился. Юрий мечется. Вероятно, понимает, что предан, и находит свой конец на реке Сить.
Тоже мутная история. На этой реке вроде бы была битва Юрия с Ордой. Но князь убит … собственным дружинником! Так что это, возможно, не столько битва, сколько измена собственного войска перед лицом врага.
А почему бы и нет? Войско Юрия православное. И его православные воины в нужный момент послушали попов, а не князя.
Не правдоподобно?
Еще как правдоподобно! И имеет аналоги. Так, многие историки с недоумением описывают разгром 4-х тысячным отрядом войск Ивана III 40-тысячной новгородской армии на р. Шелоне. И говорят что-то типа, вот ведь как царские москвичи превосходили демократических новгородцев.
А на самом деле все было гораздо проще. Попы сагитировали новгородскую конницу (ударную силу тех времен) не участвовать в битве. И неожиданно подставили новгородскую пехоту под удар московской конницы. Что и решило исход дела.
Может быть, что-то подобное было и на Сити? Вполне правдоподобно.
Не будем анализировать известные из истории детали поведения Юрия. Но, если посмотреть на них в самом общем плане, то сразу видно, что это не поведение опытного правителя, а поведение человека, которого «кинули». Причем, кинули люди, которым он должно быть доверял.
Не доверяй кому не надо, княже. Ты же правитель, должен разбираться в людях. В ваше время и при вашей специальности профессиональная непригодность заканчивается печально.
Итак, Юрий убит. Но … вполне по-человечески похоронен во Владимире. Сам Владимир, конечно же, разорен, но не уничтожен так же тотально, как Рязань. Нет и таких же, как в Рязани душещипательных описаний гибели княжеской семьи. Все это говорит, что рязанские князья – это враги нашествия, а Юрий – обманутый «в интересах дела» один из его организаторов или пассивных сообщников.
Итак, княжество покорено в рекордно короткие сроки. Поразительно, но чем больше города, тем слабее сопротивление. Но это поразительно только на первый взгляд. На самом деле, чем больше города, тем больше там церковников, которые являются агентурой Батыя и Ярослава. Кроме того, вероятно, в больших городах Ярослав смог организовать еще и свою агентуру из служивых маргиналов. Которых он и его потомки будут всячески возвышать.
В малых же городах, даже в своем родном княжестве, такую густую сеть агентуры трудно создать. Но это не важно. Имея базы в больших городах, и поддержку православной церкви, Батый завоевывает Великое княжество Владимирское почти мгновенно.
Монастыри, церкви и православное духовенство берутся под охрану. Напомним, это признается всеми. Но господа традиционалисты объясняют это «веротерпимостью» татар. Ох, господа, господа. Что же эта поразительная веротерпимость куда-то делась через три года, во время рейда Батыя по Европе?
Впрочем, об этом потом.
Что же касается взятия под строжайшую охрану церквей и монастырей, то это очень напоминает приказ по союзной, интернациональной армии в отношении союзника в тылу врага. Столь важный участник операции должен быть соответственно прикрыт. И, не надеясь на догадливость и ответственность командиров младшего и среднего звена, им громогласно открыто приказывают защищать данные объекты. А не просто «оставить в покое» или «воздержаться от грабежей».
А пока малые города возросшая армия Батыя просто берет штурмом. Дело в том, что теперь, при поддержке Ярослава и присоединения к орде его людей, армия вторжения стремительно растет. И руководство операцией может позволить разделение ее на отдельные отряды, которые, базируясь на покоренные крупные города, берут более мелкие города, штурмуя их превосходящими силами.
Факт присоединения нового пополнения и роста «татарской орды» сквозь зубы признается традиционалистами. По их мнению, это полупленники полусолдаты. Нечто вроде средневекового штрафбата. Но альтернативщики жизнерадостно вопрошают, не слишком ли велик этот «штрафбат», который после покорения Владимирского княжества, похоже, составляет уже большинство Батыева войска.
Да что там «штрафбат»! Имеются данные, что даже личная стража Батыя состояла из русских воинов. (А.В. Полюх «2013 год. Воспоминания о будущем» М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005 – 284 с.).
Впрочем, об этом пишет не один А. Полюх. Гораздо более уважаемый исследователь Л.Н. Гумилев упоминает о «русской гвардии» Батыя практически во всех своих работах, где он затрагивает проблему Батыева нашествия и татарского ига.
Вполне правдоподобно и логично. Фиктивный руководитель и наемный участник проекта Батый должен был находиться под неусыпным присмотром представителей «ответственного исполнителя», каковым был сначала Ярослав, а потом Александр Невский.
Симптоматично, что имеются даже косвенные данные о том, что существовало некое «письмо Батыя» Невскому, где Батый просит его взять на воспитание своего сына и сделать из него настоящего воина. (А.В. Полюх «2013 год. Воспоминания о будущем» М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005 – 284 с.).
Видно впечатлили Батыя приставленные к нему телохранители, этакие «особисты» Невского.
Кстати, еще одно яркое опровержение татарского «ига» и «завоевания». Вдумайтесь, читатель, «победитель» просит «побежденного» о воспитании «настоящего воина» из его сына?! Значит, никакой он не победитель, а младший союзник, который с уважением просит о такой услуге союзника старшего.
Однако, вернемся к нашему изложению. Само «батыево» войско уже воюет типично по-русски, умело маневрируя в зимних условиях по замерзшим рекам и, зная, где находятся ближайшие базы снабжения.
Однако, надо идти дальше. В Новгороде правит сын Ярослава Александр. Будущий Невский. И армия спешит в новгородские земли, чтобы повторить владимирский опыт.
Но тут случается первый сбой в дотоле безупречно идущем проекте. Маленький городок Новгородской земли Торжок сопротивляется две недели. Становится очевидным, что в землях свободного Новгорода владимирские схемы не проходят. Сын Ярослава Александр, выборный князь Новгорода не сумел создать дееспособной агентуры. А влияние византийской церкви в максимально развитом, свободном Новгороде не столь велико.
А может в Новгороде вообще церковь пока не византийская? Ведь вплоть до Ивана Грозного, то есть еще 350 лет Новгород будет источником всяческих «ересей». Наверное, именно так. И руководство операцией видит, что без значительной поддержки в тылу противника, батыев сброд, даже пополненный владимирцами и суздальцами не столь уж боеспособен. Тем более, что новгородцы не так давно в 1216 году при Липице весьма успешно били войска владимирских князей. Били так, что потом продавали пленных, дешевле, чем овец, по две ногаты (что-то типа более поздней копейки) за голову.
А между тем, уже имеется прецедент действий в тылу черниговского отряда Коловрата. Надо поворачивать назад и крепить тыл со стороны Чернигова. Именно этим, а не мифической распутицей, которая в те годы наступала не раньше апреля (а батыево войско прекратило движение на Новгород в начале марта) объясняется «стоп-приказ» по армии вторжения.
Батый поворачивает на юг.
Однако не все так просто. Александр сохраняет власть в Новгороде. Очевидно, он не засветился в качестве агента влияния Батыя и своего собственного отца. И вполне оправданный с военной точки зрения интересами как раз Батыя и Ярослава поворот на юг, Александру, скорее всего, удается приписать собственным дипломатическим талантам.
Здесь лежат истоки мифа о его гениальных дипломатических способностях. Весьма грамотный, кстати, ход с точки зрения руководства проекта. В самом деле, свой человек, пользующийся доверием у новгородцев, очень нужен. С другой стороны, новгородцы не знают того, что знает Ярослав и Батый. Они не могут оценить их реальные силы. И не могут оценить степень опасности Батыя для себя. Как и не могут оценить степень свой угрозы для самого Батыя.
В этой ситуации чисто информационной войны византисты в Новгороде не столь уж малосильны. Если не можешь открыть ворота врагу, то хотя бы слух запусти. А вот это как раз в их силах - способствовать созданию мифа о том, что «непобедимые» татары (всей массой не могшие две недели взять маленький Торжок) обошли Новгород стороной только благодаря дипломатическим талантам Александра.
Итак, Александр контролирует Новгород, обеспечив его нейтралитет. Для Батыя и Ярослава этого пока достаточно. Отметим, что этого больше, чем достаточно. Опыт Торжка, опыт Коловрата и последующий опыт Козельска и Смоленска говорят о том, что если бы новгородская рать была спровоцирована на выступление, у Батыя и Ярослава были бы крупные проблемы.
Итак, Ярослав и Батый идут в земли Черниговского княжества.
Подчеркнем это. Именно Ярослав и Батый. А не наоборот. Просто поразительно, как умеют наши идейные «патриотические» историки в упор не видеть фактов, которые известны даже вопреки многовековой поповской и имперской цензуре.
Ибо согласно даже официозной истории, как только Батый ушел в свой поход на Запад, Ярослав пошел в поход на земли Михаила Черниговского. Взял город Каменец и пленил жену князя. Сам же Михаил сумел пока избежать плена.
Так что, координация действий Ярослава и Батыя прослеживается с первых же месяцев ордынского вторжения на Русь.
Кстати Черниговское княжество это отнюдь не нынешняя Черниговская область. Восточная граница княжества проходила по известной подмосковной речке Лопасне. Всего в 77 километрах к юго-западу от Москвы.
И тут случается новый сбой в проекте. Маленький городок Черниговского княжества Козельск орда осаждает 7 недель. Сброд снова показывает свою недееспособность, если не имеет в тылу противника агентуры. Если об этом узнают другие потенциальные жертвы, сопротивление возрастет многократно. Поэтому Козельск берут, не считаясь с ценой. И уничтожают.
И, кстати, вот теперь распутица действительно в разгаре. Пора завершать первую фазу кампании.
Согласно официальной истории, Батый уходит «в степи». Полная чушь, кстати. Очередная чушь официальной версии. В разгар распутицы он никуда не может уйти в принципе. Тем более, навстречу распутице, на юг. А если бы и мог, то не ушел бы, имея за спиной врагов. Если «штрафбат» уже превышает собственное войско.
Значит, за спиной не враги, а союзники.
И Батый просто отходит (кстати, пятясь от распутицы) на северо-восток на базы в княжестве, где теперь правит участник проекта, Ярослав. Приведя в порядок, и еще пополнив владимирцами, суздальцами и рязанцами войска, он начинает поход на Чернигов, Киев и Карпаты.
Очень интересен анализ этой кампании. Крупные города Киевского и Черниговского княжеств берутся легко. Иные аналитики склонны объяснять это разорением Киевского княжества в результате усобиц. Но такое объяснение не проходит. Усобицы были везде. Но сдаются почти без боя почему-то только крупные города, где сильно влияние византийского православия. В Киевском и Черниговском княжестве оно преобладает. И огромный город Киев, где, кстати, несколько сот церквей, сдается в три дня.
А вот города Галицкого княжества, князь и король (единственный в истории Руси) Даниил постоянно лавирует между католичеством и православием, и держит византийских попов на коротком поводке, не сдаются. И «татары» терпят там поражения. В итоге сопротивление Даниила все же сломят объединенными силами всей, попавшей «под иго» Руси (нет, уже России). Но это будет через несколько лет.
А вот сопротивление Киева и Чернигова сломят всего за несколько дней.
«Почувствуйте разницу», как говорят на российском ТВ.
Особое место в этой коллизии занимает Смоленск. Орда так и не смогла его взять. Имеются смутные упоминания о неких стычках на окраине княжества. И легенда о том, что некий витязь настолько впечатлил татар, что те предпочли закончить дело миром.
Но Смоленск в те годы вообще наполовину католический город, все теснее сближающийся с Великим княжеством Литовским и Русским (ядром которого, кстати, была не Литва, а нынешняя Белоруссия).
Вот Батый с Ярославом туда и не суются. Им хватает Галицкого княжества, чтобы полностью «занять руки».
Да и вообще Ярослав опасается князей смоленского дома. Ибо наверняка помнит, как разгромил его в 1216 году один из них, Мстислав Удалой.
Вообще, первый год Батыева нашествия, производит впечатление какого-то дежавю из жизни Ярослава.
Батый начинает с разгрома Рязани. Но Владимиро-Суздальские князья, и Ярослав в их числе многократно громили Рязань.
Батый с трудом берет новгородский Торжок. Но Ярослав в своих более ранних многократных попытках силой принудить Новгород к своему избранию тоже громит Торжок.
Ярослав враждует с киевскими и черниговскими князьями. Но первая инициатива наступательного сопротивления игу – это рейд черниговского воеводы Евпатия Коловрата. А первая же внешняя экспансия Ярослава и Батыя после установления их власти во Владимиро-Суздальской княжестве и обеспечении тыла со стороны Новгорода, это агрессия в земли Черниговского княжества. Агрессия, захлебнувшаяся в маленьком героическом Козельске.
И, наконец, Смоленск. Трусливый зондаж вторжения на родину Мстислава Удалого, которого Ярослав все еще боится даже мертвого. И при первой же демонстрации сопротивления поворачивает назад.
И все же, в целом Ярослав во главе Владимиро-Суздальского княжества после якобы «погрома» Батыем этого княжества, действует, преследуя свои давние геополитические интересы, гораздо результативнее, чем до «погрома». Действует так, как будто «погром» только усилил его, а отнюдь не ослабил. Как ослабил бы, если бы это действительно был «погром».
И он единственный «счастливец», кому Батыево нашествие так помогло. У остальных жертв этого нашествия все обстоит совсем наоборот. Там действительно имеет место разорение и ослабление, естественное для жертв победоносной агрессии.
Значит, для Владимиро-Суздальского княжества никакого погрома, агрессии и разорения не было.
Да, беспристрастный анализ событий позволяет однозначно утверждать – Батый лишь инструмент по достижению стратегических целей Ярослава, а не какой не завоеватель. С помощью Батыя делается только то, что Ярослав пытался делать раньше, но не смог сделать до конца без посторонней помощи.
Так что истинный завоеватель Ярослав.
В свою очередь являющийся орудием православных попов.

Эндшпиль. Кампания на Западе. Борьба с папством в интересах православия


Но вот большая часть Руси все же покорена. Покоренные князья, кто добровольно, кто притворно, признали власть единственного теперь на Руси Великого князя Ярослава. Они платят дань и поставляют рекрутов в ордынское войско. Сформирован огромный якобы «штрафбат» из чисто русского контингента (кстати, именно отсюда и пошла дурная традиция формирования российской армии методом насильственного призыва).
Власть византийского православия установлена в новой России. От былой веротерпимости не осталось и следа. В Европе активизируется Фридрих.
И в 1241 году орда вторгается в Европу. Она завоевывает Польшу, громит Чехию и Венгрию. Несмотря на некоторые частные неудачи в Чехии, в целом кампания идет блестяще. Разгромлены главные союзники папы и враги Фридриха.
С военно-политической, военно-технической и военно-экономической точек зрения ошеломляющие успехи Батыя вполне объяснимы. Напомним, в те годы Русь все еще цивилизационный лидер на завершающем этапе железной НТР. И эту мощь Ярослав и Батый концентрируют с помощью византийских имперских политических технологий. Сплав потрясающий.
Разумеется, за кадром остается то, что изуродованная имперской системой страна больше никогда не будет цивилизационным лидером, что в этой кампании она последний раз демонстрирует такую ошеломляющую мощь. Которая далась как бы сама собой. В последующем тоже будет неоднократно демонстрироваться мощь. Но доставаться она будет со все большим и большим надрывом. А сейчас все идет как по маслу.
Но об этом не задумываются византийцы. Как варвары они разбили улей, чтобы достать мед. И теперь этим медом буквально обжираются.
И вот пройдя всю Европу с севера на юг, орда выходит на восточные берега Адриатики. Но по каким-то причинам так и не переправляется в Италию. Хотя совершенно определенно нацеливается туда. Батый возвращается назад.
Не скроем, нам пока не ясно почему. Лежащих на поверхности версий только три. Первая, удар по Невскому Ливонского (кстати, именно Ливонского, а отнюдь не Тевтонского, как в официальной версии) ордена, который хоть и закончился неудачно для рыцарей известным Ледовым побоищем, но все же продемонстрировал угрозу тылам Орды.
И вторая. На Руси еще остались очаги сопротивления, которое активизировалось с уходом Батыя на запад.
Третья версия. Активизировалась языческая Литва, которая в те времена воевала и католиками и с Русью. И вполне могла усилить давление на земли Ярослава.
Впрочем, поворот Батыя в целом логичен. Орда оторвалась от тыловых баз. А соприкосновение с союзником Фридрихом так и не произошло. Почему? Кто в этом виноват? Нам не известно. Но факт остается фактом. И потом, военное счастье переменчиво. Могло произойти просто накопление ошибок и сбоев, возможное в любой войне.
Так или иначе, в такой стратегической ситуации поворот Батыя вполне логичен, оправдан военной необходимостью и не требует никаких экзотических объяснений. Типа «вызова» Батыя на мифический курултай.
Однако, вернемся к базовым моментам кампании 1240-1242 годов.
Что говорят нам традиционные историки насчет вторжения в Европу? Это де грабительский или завоевательный поход Батыя. Но если бы Батый хотел грабить, он бы пошел после Польши на Германию. Во владения Фридриха, где на равнинах Северной Германии его конные орды могли бы развернуться от души.
Но Батый не идет на Фридриха, а громит его врага, Чехию. А потом еще одного врага, Венгрию. Да и Фридрих ведет себя так, как будто совершенно не опасается орд Батыя. В Европе, кроме того, существует четкая уверенность, что Фридрих имеет связь с Батыем и координирует с ним свои действия.
Так что версия о походе ради грабежа не проходит. Не проходит версия и о походе ради захвата. Орда нигде не устанавливает свою администрацию. Просто идет и грабит. Но еще больше просто уничтожает потенциал противника. Типичный рейд с целью максимально ослабить врага.
Да, кстати, и от «веротерпимости татар» ничего не остается. Орда просто уничтожает по ходу дела католических священников и оскверняет храмы. Так что это типичная борьба с католичеством.
И, наконец, самое неприятное для русского человека. В «орде» почти совершенно нет тюрок. Типично русские лица, типично русская одежда, типично русское вооружение. В этой связи очень показательно изображение «татарина» с гробницы погибшего в битве с «татарами» при Лигнице герцога Генриха II. Увы, типично русское бородатое лицо, русский кафтан, русская шапка и русская сабля.
Это изображение обошло все книги историков-альтернативщиков. Желающие могут посмотреть его и у Фоменко и у Бушкова.
Можно, конечно, восхититься силой русского оружия, залившего кровью пол Европы, которая до той поры не делала русским зла, похожего по масштабам. Но «кровь постылая обуза мужицкому сыну …». Не в характере русского человека, не в характере Мастера, первым научившегося ковать железо, гордиться пролитой походя кровью невинных людей.
И если в нынешней Россиянии сейчас полно ублюдков, которые могут этим гордиться, то мы должны благодарить за это милую православную церковь, ее святого князя Александра Невского и его папашу, братоубийцу Ярослава.
Но если мы все еще, как во времена первокузнеца Сварога, народ творцов, мастеров и тружеников, мы должны сами, своими руками уничтожить в своих рядах кровопийц и вырожденцев. Потому, что никто не страдал и не страдает от них больше, чем сам русский народ.
Впрочем, мы отвлеклись.
Итак, хотя поход Батыя как бы остался не завершенным, позиции папы, позиции католической церкви, были существенно подорваны. Фридрих с новыми силами повел свою борьбу, фактически раскалывая католический Запад.
Пользуясь этим разбродом в стане противника, в 1261 византийцы отвоевывают Константинополь у крестоносцев.
Византийская интрига была завершена. Можно сказать с блеском.
Мы далее не будем рассматривать последствия этой интриги вне Руси. Завершая тему, заметим лишь, что после всего этого о примирении католичества с византийским православием не могло быть и речи.
Что касается Гогенштауфенов, то Европа возненавидела их, как чуждых себе отщепенцев, пошедших на союз с Дьяволом. В итоге они потерпели поражение. И вопреки всем правилам ведения европейских войн, их царственный род был физически уничтожен. И это многим кажется удивительным.
Однако удивляться не надо. Своей политикой они сами поставили себя вне Европы, ее культуры и ее традиций. И с ними поступили не как с представителями европейского царственного дома, а как с опасными монстрами. Как с «чужими», сказали бы мы, используя терминологию, обоснованную нами в «Своих и чужих».
Хотя, что нам до этих немецких императоров. Ненависть к ним не распространилась на их подданных.
А с нами было гораздо хуже. Мы, русские, стоящие можно сказать, у истоков современной цивилизации, выпали из европейской семьи цивилизованных народов. И надолго остались для них монстрами, заключившими союз с Дьяволом.
Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Подведение итогов. Батый и Невский, Симеон и Грозный. Важность моральных аспектов. «Не татарское» иго. Номенклатурный Каракорум.


После европейского похода Батыя Русь отделяется от Европы и превращается в Россию. Которая полностью занимается своими внутренними делами, укрепляя новый режим. Но, похоже, все идет не так гладко. История пестрит сведениями о татарских походах в уже вроде бы покоренную Россию. Особенно отличается некто Олекса Неврюй. Кстати, христианин, носящий отнюдь не татарское имя. Да и прозвище Неврюй не имеет аналогов в тюркских языках.
Во всех этих походах принимают активное участие русские князья. Похоже, Русь пока еще не сдалась. Идет ее усмирение.
И тут в 1255 году умирает Батый. По некоторым данным он был убит в бою. По другим отравлен. Как-то очень быстро умирает и его сын, христианин, побратим Невского. Вероятно, это политическое проявление начавшихся экономических неурядиц, неизбежных при таком развитии событий. Предположение вполне логичное, ибо в 1257 году вводится институт так называемых баскаков.
Баскаки – это сборщики неких новых налогов. Но официальная версия опять (в который раз!) идет вразрез со здравым смыслом. В самом деле, захватчики-татары отчего-то сразу не обложили Русь данью, а делают это только через 15 лет после завоевания. Что-то долго раскачиваются «алчные захватчики».
Гораздо более вероятно, что деньги понадобились на покрытие вдруг образовавшегося дефицита. Но откуда он возник? Наиболее простое объяснение – это необходимость финансирования затянувшейся войны с собственным народом. Других объяснений нет. Ибо извне никто России не грозит. Все вокруг заняты истребительной войной друг с другом. Европа все еще не оправилась от страха «татарского» нашествия. Да и награблено в походе 1241-1242 годов столько, что купола церквей стали золотить. Кстати, это делается только в России. Вот сколько хапнули!
Заметим, в отличие от мифической добычи Чингизхана, эта добыча, привезенная из европейского похода, налицо. Она до сих пор сияет на куполах российских православных церквей.
Так что, вроде дополнительные налоги с точки зрения здравого смысла все же как-то не кстати. Это или запредельное хищничество опьяненного от единоличной власти Невского, или проявление хозяйственной деградации, неизбежной после долгой череды насилий и принятия имперской модели.
Пока наиболее вероятно, все же второе. Да и по времени все совпадает. Как раз за 15 лет бесконечных разборок и карательных экспедиций добычу должны были промотать.
Впрочем, может, есть еще одна причина внезапного возникновения бюджетного дефицита? Может быть, может быть … Тогда интересно будет эту причину рассмотреть. Но об этом потом. А пока вернемся к изложению событий.
По официальной версии баскаками были татары. Но если до нас доходят конкретные сведения о баскаках, то сплошь и рядом ими оказываются русские, причем зачастую духовного звания. Еще один довод в пользу нашей версии об «иге Невского» и православных попов, а отнюдь не татар.
Однако, баскаки просуществовали недолго. Против них поднялось всеобщее восстание, возглавляемое князьями. Далее сообщается, что Невский оперативно съездил в Орду, быстро уладил дело, и с тех пор налоги стали собирать сами князья. Кроме того, был отменен рекрутский набор «в орду» (первый в истории России случай отказа от формирования армии по призыву, вырванный у государства народным сопротивлением).
Вскоре после этого, в 1263 году, Невский умер. По некоторым данным, был отравлен. Но, и это главное, несомненно, умер насильственной смертью. Кстати, а может, отравился сам? Посмотрим.
Вся версия с баскаками совершенно неправдоподобная. Если после некоего восстания, а избиение баскаков это именно восстание, удовлетворяются требования восставших, значит это победа восстания и смена режима. Насильственная смена режима. А так как мы знаем, что никакого ига не было, а была диктатура Невского, то его смерть сразу после успеха восстания последовала как раз вследствие этого восстания.
Отмена института баскаков это поражение Невского. И в этой ситуации впору побыстрее отравиться, пока не разорвали на части, как древляне князя Игоря, в несколько аналогичной ситуации.
Кстати, как легко в это описание событий ложатся данные и даты вполне официальной истории. 1242 год – возвращение Батые из Европы. Потом череда карательных нашествий. Всеобщее разорение при неуклонном росте влияния и процветании православной церкви. 1255 год убийство Батыя, а вскоре и его сына, несомненно свидетельствующие о кризисе режима. 1257 год введение института баскаков. Явно неудачное. Закончившееся для Невского поражением и вынужденным самоубийством.
Ничего нового в плане фактов и дат не надо придумывать. Просто надо взглянуть на все это несколько под другим углом.
Впрочем, есть некоторые уточнения, которые делают нашу реконструкцию совершенно бесспорной, очевидной и в то же время сенсационной. Так, по данным уже упоминаемого нами Лызлова институт баскаков был введен не в 1257, а в 1261 году. Здесь вообще все ясно. Стихийное восстание, закончившееся успехом, свержение администрации Невского и его убийство или самоубийство. Если принять за начало «работы» баскаков 1261 год, то даже чисто физически не остается времени ни для каких мифов о дипломатии Невского в орде. Это помимо того, что упомянутые мифы совершенно неправдоподобны.
Впрочем, хронометраж событий интересен сам по себе. В самом деле, все общественно-политические процессы в те времена шли достаточно инерционно. С учетом этого начнем наш хронометраж. 1261 год – баскаки начинают работать. Стихийное возмущение от их действий появляется немедленно. Но восстание не может начаться мгновенно после этого. Тем более восстание одновременное и успешное, а значит, скоординированное. Значит, начало восстания 1262 год. Несомненный успех восстания 1263 год. Год устранения Невского или его благоразумного самоубийства.
Все сходится идеально.
Но датировка начала деятельности баскаков в 1261 году исчерпывающим образом объясняет и причину возникновения бюджетного дефицита!!!
Ибо в 1261 году византийцами взят Константинополь. В услугах Невского больше не нуждаются. И перестают оказывать ему финансовую поддержку. Между тем Русь еще далека от полного покорения. Война требует денег. Тем более, что Невского поддерживает самая продажная и подлая сволочь. А европейская добыча уже растрачена (в значительной степени на нужды церкви, которая за период с 1242 по 1261 построила массу новых храмов и монастырей, да еще и купола золотить начала).
Невский пытается ввести новые налоги и собирать их в рамках чрезвычайных мер. Но даже ранее поддержавшие его князья, не хотят финансировать войну с собратьями за свой счет. «Так не договаривались», - судя по всему, возмущаются представители продавшихся Батыю и Невскому региональных элит. Мгновенно достигается единство мнений в регионах и сплоченная коалиция князей свергает Невского.
В этом месте иной читатель может упрекнуть нас в отсутствии логики. В самом деле, мы постоянно говорим о Невском, его отце, интриге византийского православия, но, тем не менее, не отрицаем Батыя и его наследников. Которые формально возглавляют режим «ига».
А ведь на иной вкус, если быть до конца последовательным, надо попытаться как-то исключить фигуру Батыя. Она вроде бы лишняя. И, например, отождествить его с тем же Невским, или его отцом. В стиле Фоменко.
А зачем это делать? – спросим мы. Что разве только в наше время появились различные зиц-председатели и прочие подставные фигуры? Нет, это был политический прием, существовавший издавна. Напомним, как «передавал» (чисто формально) Иван Грозный власть некоему татарскому «царю» Симеону Бекбулатовичу. Вполне реальному, а не мифическому, лицу. С вполне конкретной биографией (который, кстати, плохо кончил, был ослеплен и умер на Соловках).
И, тем не менее, Грозный оставался самовластным правителем России. А потом взял и отставил этого «царя», когда захотел.
Это официальная версия истории. Но если ее принять, то почему бы не принять и версию о совершенно аналогичной «подставке» Батыя? Пара Грозный – Симеон по всем системообразующим признакам совершенно аналогична паре Невский – Батый, а на начальном этапе «ига» Ярослав – Батый.
Характерно, что описание поведения Невского в период формального царствования Батыя во многом аналогично описанию поведения Грозного. Они действуют. А Батый и Симеон присутствуют где-то за кадром.
Кстати, не только отдельные лица в данной коллизии действуют, а другие лишь присутствуют за кадром. Но и в целом на международной арене, пусть и в меньшей степени, чем до 1242 года, но Русь действует. А Орда остается где-то за ее спиной и никак себя самостоятельно не проявляет.
Поэтому при расследовании исторических интриг не стоит множить фантастику. Ибо вполне можно обойтись без нее. Батый действительно был. И, кстати, он отнюдь не может быть одним лицом с Невским или Ярославом. В то время как Батый гулял по Европе, Невский воевал со шведами и немцами в Прибалтике, а его отец Ярослав отстраивал новый режим, превращая Русь в Россию.
Так что не мог Батый быть одновременно и на Адриатике, и в Новгороде и во Владимире.
А с другой стороны, Батый, да и вообще «татары» очень нужны начинающим самодержцам. Ведь то, что они делают в компании с православной церковью, отвергается народом. Отвергается элитой, еще не успевшей растратить рыцарственность, благородство и аристократизм. В те времена моральный аспект, моральная легитимность власти много значила. Игнорировать эти факторы было как минимум неосмотрительно.
В такой ситуации целесообразно свалить наиболее грязные поступки на другого. На подставную фигуру Батыя или других ордынских «царей».
Да и внешних контрагентов неплохо шантажировать некими ужасными татарами, стоящими якобы за твоей спиной. Внутреннюю оппозицию, кстати, тоже.
В этой ситуации совершенно логично как можно сильнее раздувать миф о татарах, об их необъятной империи, об их силах. И в то же время, по возможности обелять себя, выставляя этаким «реальным политиком», олицетворяющим «меньшее зло».
Поэтому представляется наиболее правдоподобным, что политические процессы идут следующим образом. Ярослав, Невский, а затем их потомки последовательно, но не без труда, завоевывают Русь. И устанавливают там с помощью православной церкви самодержавный режим по византийскому образцу. Подробнее об этом мы поговорим ниже.
Степные районы остаются резервом Невского. Оттуда он черпает силы для поддержки своих карательных акций на Руси. Однако было бы крайне неосмотрительно оставлять ситуацию в Степи такой, как это было до Калки. Когда там могли существовать силы с разными политическими интересами и намерениями. В Степи тоже должна идти некоторая централизация, исключающая возможную поддержку оттуда русского сопротивления.
Но если на Руси инструментом политики Невского становятся насилие и церковь, то в Степи православная церковь не столь влиятельна. Поэтому там и насилие будет не столь успешно (некому бить в спину участникам потенциального сопротивления). Остаются деньги. Итак, формула покорения Степи - деньги плюс насилие. Недовольные же, в отличие от Руси, были более мобильны и могли уходить за пределы сферы влияния Батыя.
Кстати, не так ли гораздо позднее, уходили запорожцы и донские казаки (т.н. «некрасовцы», по имени атамана Некрасова) из России в Турцию.
Именно эти переселенческие волны могли быть зафиксированы позднее как исход из Степи половцев. Но, этот процесс, исходя из здравого смысла и политической логики, был растянут во времени.
У Невского, Батыя и их последователей деньги были. Сначала византийский «аванс», потом награбленные в Европе, потом «византийская пенсия» до 1261 года плюс награбленные попутно на Руси.
Что же в итоге получается?
Степь помогает централизовывать Русь. Но и Русь помогает централизовывать Степь. Действительно получается некий симбиоз. В котором фактическая власть принадлежит поначалу Руси, а формальная, а скорее, просто декоративная, Степи.
Кстати, определимся с терминами. То, что мы называем Степью, или совокупность южных регионов Русской равнины, фигурирует под именем Орда, или Золотая Орда. Стоит, однако, отметить, что слово «орда» употребляется отнюдь не только по отношению к татарам. В русских источниках можно встретить, например, «шведскую орду».
Так что орда это скорее способ формирования войска. В отличие, например, от дружины. И по этому способу формирования войск Степи, ее государственные образования названы Ордой. И поехать в Орду, это поехать к степным контрагентам по неким делам.
Возвращаясь к финансовым аспектам симбиоза, отметим, что по мере ослабления экономики Севера и сокращения (а потом прекращения) византийской поддержки, финансирование поддержания стабильности в Степи становится все более обременительным для Руси.
Но повторим еще и еще раз. Является ли такое положение «игом» в классическом понимании этого слова? Причем игом татарским. Нет. Это именно симбиоз, в котором участниками со стороны Степи являются пока не слишком затронутые тюркским и мусульманским влиянием родственные русским по крови народы.
Разумеется это симбиоз элит. Или даже части элит. И большой вопрос, нужен ли он соответствующим народам. Прежде всего, народу русскому. Но это отдельная проблема, о которой мы поговорим ниже.
Сейчас лишь заметим, для нас очевидно, что лучше бы это масштабное «государственное строительство» по образу и подобию издыхающей Византийской империи не начиналось. Ибо оно имело катастрофические последствия для русского народа и русской цивилизации. И по большому счету это именно иго. Но не классическое «татарское иго», а гнет монструозного имперского государства, построенного самыми подлыми из русских князей по заказу православных попов. Гнет, который мы не изжили по сю пору.
Впрочем, о злободневных аспектах данного вопроса несколько ниже. А пока вернемся к рассмотрению реалий конца XIII века.
Возражения против предложенной нами реконструкции могут базироваться только на следующих моментах, которые мы сейчас и рассмотрим.
Первое. После Батыева нашествия в делах Руси принимают активное участие различные «татары». Из чего следует, что это татары? Да из их имен. Кавдыгай, Дедюня, Неврюй и т.п.
Но во многих книгах приводятся имена заведомо русских людей, которые звучат как татарские. Заметим, это не имена, а прозвища. Но в описываемый период большинство людей проходили не под своими крестильными именами, а под прозвищами. Причем людей отнюдь не простых. Например, князь Пронский звался Турунтаем.
Итак, люди, носящие имена Канчей, Тютяй (Тюхтяй), Турунтай, Олекса Неврюй, Колмак, Ермак, Ходырь, Шеболлда (Шаболда), Шабан, Шавыря – это татары или русские? По большей части русские. Но их прозвища заимствованы из тюркского, - скажут оппоненты. Не всегда. По большей части в тюркских языках таких корней нет. И на том же современном татарском они бессмысленны. Но звучат эти прозвища немного созвучно татарским.
Однако это особенности бытового русского языка того времени, где проявилось влияние имевшего места двуязычия.
Так что православного карателя Олексу Неврюя, залившего кровью пол Руси, можно скорее уж отождествить с тем же Александром (Олекса) Невским (Неврюй), чем с неким гипотетическим «татарским царевичем».
Так что имена деятелей того времени ничего не говорят в пользу версии о татарском иге. А говорят они о другом. Вместо русской родовой аристократии в высший слой России Невский в массовом порядке рекрутировал представителей простонародья, носивших клички, зачастую лишь созвучные неким тюркским словам. Не более того.
И такая политика продолжалась и его приемниками. Так делали московские князья, так делали Иван III и Иван Грозный, так делал Петр I, так делали Ленин и Сталин. Вот только привлеченные во власть уголовники в более поздние времена проходили в документах не под кличками типа Турунтай или Тюхтяй, а «согласно паспортным данным».
Только и всего.
Второе. Тезис о формальной власти Степи, при фактической власти Севера трудно принять чисто эмоционально. Хороша фактическая власть, когда платится дань власти формальной. Так может она и не формальная вовсе?
Логика в этом есть. Но примитивная. Ведь тот же Путин сейчас тоже фактически платит дань Чечне, да и всему Северному Кавказу, кстати. Ведь что такое «формирование бюджета северокавказских республик на 85% за счет дотаций»? Это, если назвать своими именами, дань. Только называется это в наши дни федеральной помощью и дотациями из федерального бюджета. Но не в названии дело. Все-таки не Кадыров или Алханов сейчас правят Россией, хоть и получают с нее дань.
Да и советская империя платила за счет России по 50 миллиардов долларов в год дотаций республикам СССР и по 30 миллиардов союзничкам за границей. И ничего, вассалами России вроде бы были они, а не наоборот.
Да и потом, дань в виде обязательных «подарков» крымскому хану платили еще во времена Ивана Грозного, а отчасти и Петра Первого. Уж в самостоятельности этих-то самодержцев никто не сомневается.
Но и это еще не все. Представляется, что имперская модель вообще частенько показывает свою полную импотентность, которую готова прикрыть деньгами, вырванными у собственного народа. Та же Византия кому только не платила дани, покупая мир на своих границах. Похоже плата дани энергичным полусоюзникам, полушантажистам это вообще неотъемлемая черта с виду таких мощных, но внутренне всегда гнилых, империй. Но никто из-за этого в суверенности императоров не сомневается.
Так что не в дани дело.
А вот фактическая власть Севера проявляется в массе эпизодов. Например, известного убийства тверского князя Михаила в Орде. Вдумаемся, русского князя судят русские же князья. Никакого «утверждения приговора» верховной ордынской властью нет. Русский же приводят приговор в исполнение.
А представитель Орды Кавдыгай сначала пытается смягчить наказание. А потом просит не оставлять тело голым. И русский князь Юрий разрешает Кавдыгаю накрыть тело плащом.
Такова иллюстрация реальной власти Орды по отношению к русским князьям.
«Но почему же для подобных дел князья ездили все же в Орду?» - спросит иной читатель. Это элементарно, так и хочется сказать, Ватсон. Такие разборки надо проводить на нейтральной территории. А иначе, князь, во владениях которого они происходят в данный момент, приобретает непропорционально большое влияние на принимаемые решения. Он-то будет у себя дома среди своей дружины и своих подданных. А Орда при прочих равных была все же гораздо более нейтральна и беспристрастна, чем любой из русских князей.
«Хорошо, - не соглашается иной читатель, - но разве власти Орды совсем не влияли на результаты княжеских сходок на своей территории?». Разумеется, влияли. В конце концов, они тоже были участниками «симбиоза» и им было не все равно, что происходит на Руси. И случаи, когда это влияние на принимаемые решения было заметным, стали основанием для утверждений о том, что Орда «управляла» Русью.
Но с точки зрения современных теорий управления это утверждение неверно. Не управляла. А влияла (почувствуйте разницу!) на принимаемые решения. Как влияет в меру своих сил и поныне любое государство на политику стран, где оно имеет свои интересы. Однако с этих позиций Русь тоже влияла на Орду. И Литва влияла тоже, хотя и в меньшей степени.
В конце концов, известный из официальной истории факт. Голоса донских казаков стали решающими в критической ситуации на выборах царя после Смутного времени. Значит ли это, что донские казаки «назначили» царем Михаила Романова по своему усмотрению? «Дали ему ярлык на царство». Разумеется, нет. Но посмотрим, отрешившись от стереотипов, как все это по сути похоже на ситуацию с «назначением» князей в Орде.
В самом деле, казаки живут на территории, где располагалась, согласно историческому официозу Орда. Кстати Орда это и название некоего государства, и название войска. Но политические объединения, можно сказать, государства, казаков тоже назывались «войсками». Войско Донское, например.
Экономическая, административная, военная структура казаков очень близка той, которой характеризуется Орда. И вот эта казачья Орда, или Войско, как кому угодно, оказывается силой, решившей выбор династии.
Почему бы, повторимся, не сказать в этом случае что-то типа: «Войско Донское назначило Михаила Романова государем». Или: «Донская Орда дала в обход более родовитым претендентам ярлык на царство боярину Михаилу Романову, не имевшему на это легитимных прав, ибо он не был княжеского рода».
Однако в данном случае мы почему-то так не говорим. А в совершенно аналогичных ситуациях более давнего прошлого, говорим. Однако, наверное, в случае с Романовым мы более осведомлены (он ближе нам по времени). Значит, надо пользоваться этими, более достоверными, оценками по сути стандартных ситуаций.
Да, Орда влияла, зачастую, решающим образом, на дела на Руси. Но влиять, не значит управлять. Тем более, управлять самовластно. Как некая азиатская деспотия управляет своей провинцией.
И, как мы видели на примере с расправой над Михаилом Тверским, влияние Орды было не всегда столь значительным. И это закономерно. Реальным лидером в русско-ордынском тандеме была более развитая в экономическом и военно-техническом отношении Русь.
И в завершении темы. Куда же кроме Орды так часто ездили русские князья? Да и многие ордынские ханы тоже? В некий Каракорум в далекую Монголию. Причем ездили иногда довольно часто. И, как кажется по некоторым косвенным данным, охотно.
Как мы показали выше, никаких Монгольских империй не было. Как не было и ее мифических столиц. Так что забудем о Каракоруме в Монголии. Но вот А. Бушков остроумно подметил, что если вчитаться в название Каракорум повнимательнее, зная тюркские языки, то это легендарное название может переводиться как Черный Крым, или Северный Крым.
А ведь все сходится! Как и первые секретари советской империи, так и князья и ханы империи Батыя – Невского не могли не испытывать тяги к отдыху в Крыму. Только они собирались на Южном берегу, а их предшественники где-то в районе Феодосии. А может и восхитительного Кара-Дага. И место этого элитного (или номенклатурного) регулярного саммита (курултая, сходняка; ненужное зачеркнуть) так и называлось – Черный Крым.
Или Каракорум.
И ездят туда охотно. Причем обставляют все именно как деловое совещание владетельных особ. Дела, понимаешь ли, государственные.
Так и видится следующая сцена. Теплый вечер в Коктебеле. Некий князь (хан) собирается на полуофициальное мероприятие в рамках идущего саммита. Его духовник с неодобрением наблюдает за сборами.
- Что за характер встречи? – спрашивает он.
- Пьянка с девочками, - рассеяно отвечает князь (хан).
- Пьянка?! - в ужасе восклицает мулла, обращаясь к хану.
- С девочками?! – заламывает руки православный монах, обращаясь к князю.
Понимая, что спорол чушь, князь (хан) принимает строгий вид.
- Мы не можем навязывать наши стереотипы другим участникам саммита. Для пользы дела необходимо с пониманием принимать их традиции. Это в интересах государства.
Государства!!! Понятно?!
- Понятно, - опускает очи долу духовник.
- Надеюсь, Бог (Аллах) простит мне эту жертву во имя процветания Родины? – с нажимом произносит князь (хан).
- Бог (Аллах) милостив, - смиренно отвечает духовник.
Ну, как можно пропускать такие саммиты в Каракоруме?
Тех, кого покоробили наши объяснения на этот счет, просим считать их шуткой.

My Webpage






Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх