,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ, часть 2
  • 23 августа 2010 |
  • 14:08 |
  • Ded Pixto |
  • Просмотров: 22864
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
0
РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ, часть 2



Татарское иго. Инвентаризация нелепостей

Итак, предварительные объяснения закончены. Приступаем к историческому детективу, посвященному расследованию так называемого «татарского ига».
Это иго наступило якобы в результате нашествия завоевателей. А завоеватели эти вторглись на Русь с территории огромной империи Чингизхана. Сама же эта легендарная империя была создана монголами после завоевания ими Китая, всей Средней Азии, Ирана, Кавказа.
Массы кочевников монголов вдруг объединились в огромные орды в сотни тысяч всадников, и пошли в великий завоевательный поход. Собственно татарское иго на Руси это уже завершающая стадия данного похода.
Такова вкратце несколько упрощенная фабула предыстории татарского ига.
И уже эта предыстория не выдерживает никакой критики. Она противоречит не только здравому смыслу, но и законам Природы.
В самом деле, кочевники, живущие в сухих степях просто физически не способны сконцентрироваться. Вся система кочевого хозяйства предполагает рассредоточение по территории. Более или менее крупное и длительное сосредоточение кочевников тут же вызовет дефицит корма для скота. На этот факт обращают внимание довольно многие критики мифа о монгольских завоеваниях.
Но «не хлебом единым». Такое сосредоточение привело бы к гораздо более катастрофическим последствиям. А именно к мгновенному исчерпанию воды в колодцах на месте сосредоточения. Жажда посильнее голода. Ни один оазис не выдержит несколько сот тысяч коней и людей даже в течении одного-двух дней. Так и хочется спросить иных историков традиционалистов: «А вы, господа, никогда не пробовали утолить жажду глинистой жижей из вычерпанного колодца? А знаете, как легко и быстро он вычерпывается в степи, а тем более в пустыне?».
И огромная армия монголов, если бы она действительно собралась, тут же разбежалась бы в поисках воды и травы для коней.
А ведь эта армия должна была бы простоять в одном месте довольно долго. Ибо эту массу коней и людей надо было бы, как говорят теперь «построить». То есть структурировать, договориться о порядке связи между подразделениями, обеспечить все подразделения «офицерами-направленцами» и т.д. и т.п.
Нет, не могли монголы собрать такую армию. Физически не могли.
«А может быть район сосредоточения был большой? Не обязательно на одном оазисе, или степной речке?». Не будем утомлять читателя цифрами. Но элементарные расчеты, основанные на норме потребления одной лошади, соотношения съеденной и вытоптанной травы, запасе биомассы растительности в степи и т.п. показывают следующее.
Армия даже из одной сотни тысяч всадников (а это как минимум триста тысяч коней) в условиях даже не пустыни Гоби, а относительно благодатной лесостепи Северной Монголии рассосредоточилась бы в районе площадью около полутора тысяч квадратных километров и смогла простоять там не более пяти дней.
Можно спросить любого военного специалиста, можно ли за пять дней такую массу на такой площади хоть как то структурировать, «выстроить», не имея иных средств связи, кроме конных гонцов, которые не могут перемещаться быстрее ста километров в день, даже используя «заводных» коней? Ответ будет отрицательным.
А если это не Северная Монголия, а Центральная? Тогда площадь сосредоточения надо увеличить еще в два-три раза. И задача формирования армии становится вообще нереальной, даже теоретически.
Кстати, знаете, читатель, отчего закончилась карьера известного деятеля Белого движения барона Унгерна? Он вознамерился вести свою Азиатскую дивизию, в которой насчитывалось менее 4 тысяч всадников через Гоби. Дивизия восстала, посчитав барона сумасшедшим, который задумал не поход, а массовое самоубийство. Интересно, что эта дивизия на две трети состояла из монголов. Которые хорошо знали те места, где якобы собрались, а потом якобы шли через пустыни сотни тысяч воинов Чингизхана.
Так вот, монгольские всадники Унгерна считали безумием марш через пустыню 4-х тысяч кавалеристов. Только 4-х, а не 40-ка или, тем более, 300.
Но откуда вообще в средневековой Монголии такой призывной контингент? Демографическая структура патриархального кочевого сообщества отличается многодетностью. В такой ситуации для того, чтобы выставить сто тысяч здоровых всадников призывного возраста надо иметь население в полмиллиона.
В современной Монголии население около 1 миллиона человек. Вообще-то с тех пор население в большинстве стран мира выросло не менее, чем в десять раз. Если не считать Монголию чудесным исключением, то во времена Чингизхана все население страны не должно было превышать ста тысяч человек. Так что о сотне тысяч всадников надо забыть. Да даже и о 30 тысячах тоже. А тех, кто всерьез когда-либо говорил о стотысячных армиях Чингизхана не стоит далее слушать как безграмотных болванов, не знающих арифметики.
Да, кстати, а чем были вооружены эти массы всадников? Железо ведь в те времена получалось в основном из болотных руд (об этом мы скажем ниже, а пока просим читателя поверить нам на слово). Так вот, в Монголии таких руд нет. И, следовательно, железо в большом дефиците.
Это, кстати, подтверждается и историческими данными. В Китае было запрещено продавать кочевникам с севера железо и железные изделия. Ибо железа у кочевников в степях Монголии было очень мало. И получить его они могли в основном из Китая (популярное изложение этого факта можно прочесть в статье А. Волкова в журнале «Знание-сила» № 10 за 2004 год). Так что ограничение на экспорт железа и любых изделий из него было, по мнению правителей Китая, мерой сдерживающей возможности вооружения кочевников.
Вот насколько зависели жители Монголии от экспорта железа. А нас пытаются уверить, что монголы могли довольно хорошо вооружить стотысячное (а то и 300-тысячное!) войско. Для такого проекта надо было последовательно копить железо несколько десятилетий. При этом координируя экономическую деятельность в рамках всей Монголии.
Это невозможно было сделать в те годы в принципе. Тем более невозможно, вот так, в одночасье, выбрать «великого вождя», и за несколько лет решив чисто политические проблемы, многотысячным войском обрушиться на Китай.
С палками, что ли, обрушиться?
Вообще с мифами о «государствах кочевников» что-то не в порядке с самого начала. Эти мифы многими ставятся под сомнение. Почему-то именно империи кочевников не оставили никаких следов ни в материальной, ни в духовной культуре. Эти сомнения высказаны во всех трудах творцов альтернативной истории. В том числе тех, кого мы упоминали выше.
Но нам бы хотелось решить этот вопрос раз и навсегда по существу. И мы заявляем, что государство – это структура основанная на насилии, это структура, возникающая в условиях большой концентрации людей. Мы упоминали обо всем этом в первой главе.
Но никто добровольно под кнут или топор не пойдет. Если есть возможности насилия избежать – его избегают. И у кочевников в этом отношении наилучшие возможности. Отдельные кочевые народы не смогли загнать в колхозный социализм сталинской империи даже в XX веке с пулеметами и аэропланами. Уйгуры, например, просто откочевали в Синьцзян. А иные северные народы десятилетиями скитались по тундре, успешно убегая от ретивых советских бюрократов.
Тем более, невозможно даже допустить, чтобы кочевники вдруг добровольно объединились в стотысячные массы и терпеливо ждали бы, сидя на голодном пайке, и допивая глинистую жижу из вычерпанных колодцев, когда их соизволят организовать некие «вожди». Да и сама система кочевого хозяйства, основным принципом которой является рассредоточение по территории, принципиально противоречит практике государственного строительства в древности и Средневековье, базирующейся на концентрации людей на как можно меньшей территории (подробнее об этом можно прочитать в нашей предыдущей книге «Свои и чужие»).
Так что правы критики мифов о «кочевых империях». Но не в частностях тут дело. Кочевники принципиально не могут организоваться в государство. Системообразующие признаки кочевого хозяйства не совместимы с системообразующими признаками государственного управления. Кочевникам государство можно только навязать. Да и то они становятся самыми неуправляемыми подданными.
Скажем больше. Если рассматривать хозяйственную деятельность с самых общих позиций, как взаимоотношение Человека и Природы, то признаки «кочевничества» можно найти и сейчас в иных экономических и социальных институтах. Недаром одно время на Западе так моден был термин «новые кочевники». Но вот что интересно. Чем сильнее тенденции «кочевничества», тем слабее государственные институты.
Иного не бывает.
Так что не могли мифические кочевники монголы времен мифического Чингизхана объединиться в империю.
А чтобы еще усилить все вышеприведенные тезисы, вспомним, что уже в XX веке, при наличии еще не развитых в той же Монголии, но все же имеющихся пусть и в небольшом количестве, средствах связи, а также располагая небольшим авиаотрядом, упоминаемый выше барон Унгерн сумел сформировать только четырехтысячный конный корпус (значительную часть которого составляли не монголы, а белые эмигранты и забайкальские казаки). А ведь он был фактическим правителем Монголии и ее военным министром. И обладал большим авторитетом, как спаситель этого государства от китайской агрессии. Да и население Монголии было в это время побольше, чем во времена Чингизхана.
И тем не менее. При всех этих возможностях только четырехтысячный корпус. Так что если у легендарного Чингиза и был некий реальный прообраз, то он мог быть разве что предводителем крупной банды из нескольких сот всадников. Максимум из тысячи.
И вот с такими «ордами» он завоевал полмира!? Не смешите меня, господа.
Но, тем не менее, допустим, эта банда двинулась в поход. На многие тысячи километров. Не имея карт, и, в сущности, не зная куда идти. Но, опять же, допустим невероятное, пошли пятьсот бандитов куда глаза глядят. Пятьсот это не пятьсот тысяч. Для такой орды, если как-то знать ближайший маршрут, можно найти и корм для коней, и подходящие колодцы.
Кстати, заметим, эта банда не может сильно увеличиваться, вовлекая в свои ряды представителей неких «покоренных» народов. Как только ее состав превысит несколько тысяч, она не сможет передвигаться компактно по сухим степям, а тем более пустыням, из-за отсутствия должного количества воды и корма для коней. А при рассредоточении «покоренные» просто разбегутся.
Так что эта орда остается небольшой. Но, допустим, энергичной и целеустремленной, как и в начале похода. И, идет она, если хоть в малейшей степени следовать официальной версии, весьма споро, проходя по пустыням сотни километров, потом вступая в бои, потом снова пускаясь в поход. И так несколько лет подряд. С учетом того, что шли отнюдь не по прямой, прошли в итоге не менее пятнадцати тысяч километров, изрядно поколесив по Монголии, Синьцзяну, Средней Азии, территории современного Казахстана (пять с половиной тысяч километров, если бы шли строго по прямой, как самолет из Центральной Монголии к берегам Волги).
Можно ли поверить в такое?
Увы, нет. Более того, в нашей недавней истории есть прецедент, характеризующий физические возможности и ограничения такого рода маневров. В 1935 году туркменские конники совершили поход по маршруту Ашхабад - Москва. Конников было всего несколько десятков. Их поход обеспечивали радисты и авиаторы, а затем и грузовики с фуражом и продовольствием.
Разумеется, кони были самые лучшие.
Так вот, дойдя до Москвы, кони были не в состоянии двигаться дальше и возвращались в Ашхабад поездом. Сама команда конников была крайне утомлена и тот факт, что они дошли до Москвы, считался спортивным подвигом «беспримерным во всемирной истории», как писала тогда газета «Известия».
Теперь представьте себе, что этот же маршрут пройден с боями, без поддержки всеми видами современного транспорта и связи. А потом эти конники должны еще с марша вступать в большое сражение в районе Москвы.
Все это, разумеется, не реально. Но именно из таких вот эпизодов – марш в тысячу-другую километров по пустыням и сухим степям, а потом победоносное сражение с превосходящими свежими силами якобы «покоренных», состоит весь мифический поход Чингисхана.
Поверить в это невозможно. Это сказка. Сказка злая и неумная.
Но опять допустим невероятное. Худо ли бедно ли, но банда в пятьсот сабель завоевала полмира. И как поют батыры Чингизхана в мифических фэнтэзи В. Яна: «Пески сорока пустынь за нами кровью трусов обагрены» (в реальности они были бы обагрены не кровью трусов, а костями самих этих «воинов», сдохших от жажды в первом же переходе).
И вот сокровища половины мира собраны в казну завоевателя. Десятки тысяч рабов чего-то строят в его резиденциях, территория империи пронизана сетью весьма хорошо содержащихся дорог.
Где следы всего этого?
Дороги Римской империи сохранились до наших дней. Следы гораздо более скромных сокровищниц тоже. Ну а о дворцовых постройках и говорить нечего.
А вот от империи Чингизхана всего этого не осталось. Ни малейшего следа.
Не осталось, потому, что не было этой империи. Не было и не могло быть по законам Природы. И хватит дальше муссировать данную легенду.
Впрочем, тем, кто не может обойтись без более подробного анализа сказок, можем порекомендовать книгу А. Бушкова «Россия, которой не было – 3» М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004 – 394 с. В этой книге подробно анализируются немногие (их всего семь) исходные рассказы об империи Чингизхана и показывается, что это действительно сказки. Причем в некоторых из них сказания об этой «империи» соседствуют с вполне знакомыми нам сказками из … Тысячи и одной ночи. Например, сказке о птице Рух. Вот так, великий Чингизхан и гигантская птица Рух, таскающая в когтях слонов, из одного сборника сказок.
Нам, однако, эти доказательства лживости истории Чингизхана представляются излишними. Повторим и подчеркнем, хватит того, что история этой империи противоречит законам Природы.

Итак, если следовать жанру детектива, следует обратить внимание читателя, что тотальная ложь лежит в самой основе, уже в предыстории так называемого «татарского ига». Что, господа присяжные, говорит не в пользу творцов этой версии русской истории. Что-то будет дальше?
А дальше следует рассмотреть эпизод, носящий название «битвы на Калке». Но … мы его рассматривать не будем. В самом деле, что связывает Калку и Батыево нашествие? Легенда о том, что и краткий рейд на Русь, закончившийся эпизодом на Калке, и Батыево нашествие исходили из империи Чингизхана. Но этой империи, как мы только что показали, не было. Значит легенда о Калке это просто одна из второстепенных «подпорок» мифа о татарском иге. И эта «подпорка» несет только одну смысловую нагрузку – лишний раз связать Батыево нашествие и мифическую монгольскую империю. Но, опровергнув миф об империи Чингизхана в целом, мы не нуждаемся в критическом рассмотрении одного маленького эпизода этого мифа.
Хотя следует отметить, что само по себе традиционное описание эпизода на Калке полно противоречий и неувязок. Это прекрасно показано в упомянутой выше книге А. Бушкова. Однако, мы не можем отвлекаться на рассмотрение каждой из нелепиц официозной истории. Нас интересует, прежде всего, Батыево нашествие и его последствия.
Впрочем, мы оставляем за собой право при рассмотрении битвы на Калке, считать, что нет дыма без огня, и «что-то там действительно было». Однако мы вправе отбрасывать все детали и нелепицы этого мифа. И рассматривать это событие в самых общих чертах. Фигурально выражаясь, даже не «с высоты птичьего полета», а «из космоса».
Однако, вернемся к изложению нашей главной темы.

Согласно официальной версии Батыево нашествие началось с зимнего похода 1237 года. Неведомо откуда взявшиеся полчища кочевников (а если отбросить миф о Чингизхане, они действительно неведомо откуда взялись) вторглись на Русь. В кратчайшие сроки была взята Рязань, а потом Владимир, Суздаль и иные города Владимиро-Суздальского княжества. На реке Сить были разгромлены войска великого князя владимирского Юрия. Затем татары пошли на Новгород, но с трудом взяв небольшой Торжок, повернули назад. Двинулись в пределы Черниговского княжества. Долго осаждали маленький Козельск и с большим трудом взяли его.
Потом они «ушли в степь». Привели себя в порядок и затем, в ближайшие два года захватили города Черниговского и Киевского княжеств. А в 1240 году татары двинулись в Европу.
На этом пока остановимся и рассмотрим перипетии начала Батыева похода. Итак, кочевники начинают кампанию зимой. Странно, конной армии сподручнее действовать летом, когда есть подножный корм для коней. Ведь никто не гонит Батыя. Стратегическая инициатива на его стороне.
Но он зачем-то начинает поход зимой. Разумеется, согласно официальной легенде (пардон, истории) зимнее наступление ведут огромные полчища в несколько сот тысяч всадников. Это полный бред. Мы показали, что и летом, притом не в лесах, а в привычных для кочевников степях такое число всадников сконцентрировать невозможно.
Интересно, что традиционные историки долго «держали оборону» в этом вопросе, но потом эта «оборона» рухнула. В итоге «сошлись» на 30 тысячах.
Увы, господа. Не могло быть у Батыя войско такой численности. Военная история поставила, что называется, «натурный эксперимент» по данной проблеме. Зимой 1942-1943 года после окружения немцев под Сталинградом и прорыва сплошного немецкого фронта, несколько кавалерийских соединений Советской Армии ушли в глубокий рейд. Советские конники, имея в своих рядах отдельные автомобильные подразделения и поддержку с воздуха, дошли до Дебальцева. Отдельные разъезды появились даже в окрестностях Запорожья.
Немецкое командование было весьма озабочено этим. А советское прекрасно понимало перспективы развития операции. Была идея наращивать усилия в этом направлении и даже сформировать конную армию. Увы, не удалось.
Потому что такие массы коней в зимних условиях нечем было кормить. Трофейного фуража (со складов миллионных немецких армий!) не хватало. Доходило до того, что фураж доставляли самолетами. Но этого было явно недостаточно.
Поэтому рейдовую операцию пришлось свернуть. Она продолжалась не более трех месяцев. А максимальная концентрация кавалеристов на одном участке не превышала десяти тысяч. Разумеется, координация действий частей, разбросанных от Донца до Днепра (кстати, территория, сравнимая по размерам с территорией, где проходила первая кампания Батыева нашествия), осуществлялась по радио.
Так что даже с такими возможностями, что Батыю и не снились, не удалось сконцентрировать 30 тысяч кавалеристов. Для взятия Запорожья, например. Или гулять с боями по тылам врага пять-шесть месяцев.
Так что версия о зимнем рейде кочевников, не знакомых с театром военных действий, не имеющих соответствующей связи и транспорта, оперирующих не в открытой степи, а в густых лесах совершенно не проходит. Разумеется, банда в пятьсот, а то и в тысячу сабель, могла вторгнуться на Русь. Но вот покорить несколько княжеств одно за одним, не смогла бы.
Да что там покорить. Просто осуществить такой зимний поход даже в качестве туристов.
Но, допустим, что это были не кочевники неизвестно откуда, а весьма хорошо знавшие театр военных действий, агрессоры. Тогда наше сильное утверждение о «туристах» не проходит. Такая конная группировка уже имела реальные шансы вторгнуться на территорию Руси довольно глубоко. Примерно так же как советские конные корпуса прорвались от Волги до Дебальцева зимой 1942-1943 годов. Но, внимание, именно вторгнуться, быстро проведя достаточно краткосрочный рейд. Именно так после Батыя вторгались на Русь крымские татары. Именно так взял Москву Тохтамыш.
Отметим одну важную деталь. И при вторжениях крымских татар, и при вторжении Тохтамыша, соотношение сил степных агрессоров и русских князей не намного отличалось от такового при вторжении Батыя. Татарам Тохтамыша противостояли в основном силы Владимиро-Суздальской Руси. А при набегах крымцев во времена того же Грозного силы формально объединенной Руси тоже были распылены. Шла Ливонская война при одновременной внутренней разборке, носящей название опричнины. Так что раздробленность русских сил не была эксклюзивной характеристикой ситуации Батыева нашествия.
Более того, разумно предположить, что при набеге того же Тохтамыша, например, прекрасно осведомленные о театре военных действий и силах противника, татары имели оптимальную структуру сил вторжения.
И, тем не менее, все эти кампании носили характер рейда, набега. Более того, когда вторгающиеся теряли преимущества в мобильности и внезапности, они, не втягиваясь в затяжные бои, поворачивали назад.
Так что не мог Батый всю зиму колесить по Руси, круша княжества одно за одним.
И все же попытаемся реконструировать картину, когда Батыево нашествие, описанное в официальной версии истории, было бы максимально правдоподобно с военно-технической точки зрения.
И здесь оказывается, что мы можем опираться на множество весьма известных аналогов. Эти аналоги всем известны, но как-то не приходят в голову. Впору еще раз вспомнить о детективном жанре, и напомнить слова Холмса Ватсону: «Вы смотрите, но не видите».
Дело в том, что население степной зоны, при этом совсем не обязательно кочевники, при прочих равных, в условиях Средневековья было более мобильно, чем население лесов. В силу структуры хозяйства и большей обеспеченностью лошадьми. Подробнее мы разовьем этот тезис в следующей главе. Но здесь достаточно просто напомнить об этом, в общем, очевидном, факте.
В силу таких особенностей вооруженные силы степняков, русских ли казаков, половцев, татар и кого угодно были более подвижны и могли мобилизовываться быстрее. Этим пользовались русские князья, а затем цари. Но не только они. Пользовались этим и поляки, и даже шведы и французы. Напомним, что запорожцы дрались под Дюнкерком на стороне Франции в войне с Испанией. И там, согласно некоторым данным, и начал свою военную карьеру Богдан Хмельницкий.
Участие быстро мобилизуемых контингентов половцев, татар, казаков в различных войнах на территории Руси, Литвы и Польши было обычным делом и до Батыева нашествия и гораздо позднее. Но, внимание, длительность участия степняков в подобных войнах и глубина их проникновения на территорию Руси, Литвы или Польши прямо зависела от потенциальных возможностей «приглашающих».
В данном случае это были не рейды-набеги на полностью враждебную территорию, а действия в составе сил одной из противоборствующих группировок внутри самой Руси, Литвы или Польши. И тогда задачи обеспечения брала на себя «принимающая сторона». Чем больше были ее возможности, чем разветвленнее сеть баз снабжения, тем дольше могли действовать степные контингенты в глубине чуждой им территории и тем большими они могли быть.
Так что теоретически Батыево нашествие вполне возможно себе представить. Но:
1. Это было не нашествие неких кочевников, приблизившихся к территории Руси издалека.
2. Это было нашествие армии, собранной в степных регионах, непосредственно примыкающих к Руси.
3. Это было нашествие, проводящееся в рамках некоей военно-политической акции самих русских князей. Вернее одной их части, против другой.
Впрочем, почему только князей? В «приглашении» и обеспечении нашествия могли принимать участие любые элитные группировки, имеющие для этого возможности и желания.
На этом пока остановимся.
Итак. С точки зрения здравого смысла и элементарного профессионализма можно предположить только два варианта.
Первое. Или Батыево нашествие такой же миф, как создание империи Чингизхана.
Или, второе. Батыево нашествие было элементом политики самих русских элитных группировок, использовавших армию степняков в своих целях.
Отрицать сам факт этого нашествия не стоит. О нем есть достоверные сведения не только в донельзя лживых и «отредактированных» российских летописях, но и в иностранных источниках. Значит, нашествие было вспомогательной военной операцией в большой военно-политической игре неких сил в самой Руси.
Несколько забегая вперед, заметим, что к этому выводу приходят многие. Различные по форме, но единые по сути утверждения сводятся к тому, что есть некое единство, установившегося после нашествия режима на Руси, и Орды. Причем это не единство победителя и побежденного, а некий симбиоз.
Но если это так, должна быть выигравшая от нашествия элитная группировка на Руси. Или несколько группировок. И они есть.
Во-первых, в целом выиграл княжеский род потомков Всеволода Большое гнездо.
Во-вторых, в рамках этого рода выиграла младшая ветвь – потомки княжившего в Переславле Залесском князя Ярослава.
В-третьих, значительно укрепилась и экономически и политически православная церковь.
Что характерно, эти утверждения практически никем не оспариваются. Просто историки-традиционалисты утверждают, что подобное развитие событий обусловлено дипломатическими талантами Ярослава, его сына Александра Невского, а потом московских князей Юрия и Ивана Калиты.
А сторонники нового взгляда на историю, скептически ухмыляясь, говорят, что так не бывает. Никогда завоеватель не укрепляет режим завоеванной страны. Никогда завоеватель не вооружает завоеванных в массовом масштабе. Никогда завоеватель не укрепляет туземную идеологическую базу в завоеванной стране.
И если посмотреть на Батыево нашествие и последующие события по существу, то становится очевидным, что татары как будто специально затеяли все это нашествие, чтобы продолжить политическую линию Всеволода Большое гнездо на завоевание единоличной власти на Руси.
При этом татары после установления своей власти никогда не действуют в одиночку. Они только поддерживают акции потомков Невского против его политических противников.
Выиграла, или как минимум не пострадала от нашествия и православная церковь. Но это слишком интересная тема и мы пока ограничимся всем известными констатациями того факта, что татары покровительствовали церкви и пресекали грабежи церковного имущества (отдельные, естественные на войне эксцессы не в счет).
Ну а в целом, с точки зрения системы ценностей классических «россиян», Батыево нашествие вроде бы вообще не имело никаких отрицательных последствий для политической системы Руси.
Так, в 1826 году Императорская академия наук России объявила конкурс на тему: «Какие последствия произвело господство монголов в России, какое имело оно влияние на политические связи государства, на образ правления и на внутреннее управление оного, равно как на просвещение и образование народа?». Срок сдачи 1 января 1829 года. В итоге была представлена всего одна работа на немецком языке, признанная не заслуживающей награды.
В 1832 году объявили новый конкурс. Срок сдачи работ 1 августа 1835 года. Опять за три года только одна работа на немецком языке. Опять не заслужившая награды.
Итак, с точки зрения внутриэлитной борьбы в самой Руси последствия Батыева нашествия налицо. Но на режиме в целом оно никак не отразилось. По мнению тех, кто имеет определенный взгляд на политические ценности (а именно к таковым относились деятели официозной науки императорской России), многозначительно добавим мы. Но об этом потом.
А пока вернемся к данному тезису. Вернее к его нелепости. Не бывает завоеваний, не отражающихся на политическом режиме завоеванных. Норманны изменили все в завоеванной Англии. Поменялись владельцы земель, изменились социальные и политические институты, изменился даже язык. Разумеется, сменилась династия.
Аналогично изменились империи инков и ацтеков после завоевания их испанцами. Аналогично обстояли дела в Индии после английского завоевания. Да и русские «мягкие» по мнению многих, завоевания на Востоке не оставили ни Казанского, ни Астраханского ханств, ни ханства Кучума, ни даурских княжеств.
А вот «альтруист» Батый просто откорректировал персональный состав в верхушке Владимиро-Суздальского княжества, а потом начал всячески укреплять его.
Так завоеватели себя не ведут.
Поэтому еще и еще раз подчеркнем, нашествие Батыя – не завоевание.
Иной эмоциональный читатель на этом месте может возмутиться. «Как же иначе можно назвать разорение городов, массовый увод пленных и тому подобные эксцессы?». Автор вполне согласен с данной эмоциональной оценкой. Но реалии Средневековья, увы, далеки от современных понятий цивилизованности.
Не будем упоминать здесь многочисленные, никем не отрицаемые мерзости поведения самих русских князей в периоды междоусобиц еще до Батыева нашествия. Масса таких эпизодов есть в русских летописях. Да, кстати, и не только в русских. Тому, кто хочет почитать о примерах подобного поведения, рекомендуем всю ту же интереснейшую книгу А. Бушкова «Россия, которой не было – 3».
Здесь же процитируем отрывок, характеризующий поведение возвращающихся из похода казаков по отношению к христианскому населению, подданным союзной, «пригласившей» этих воинов стороны.
«А когда казаки назад на Низ поехали, то великие убытки селам и городам делали, женщин, девиц, детей и лошадей с собой брали; один казак вел лошадей 8, 10, 12, детей 3,4, женщин или девиц 4 или 3». Это польская летопись о событиях 1603 года, цитируется по книге С. Валянский, Д. Калюжный «Другая история Руси», М.: «Вече», 2001 – 494 с.
«Польская клевета на казачество», - скажет иной «убежденный» читатель. Ах, вы «патриоты» мои дорогие. До чего же многие из вас тупы. Вспомните тогда народную южнорусскую песню про «Галю молодую». Уж это произведение никак не отнесешь к «западной пропаганде». И то сказать, с каким чувством поет ее весьма патриотичный Кубанский академический казачий народный хор.
А помните, что сделали с Галей, возвращающиеся домой казаки («ехали казаки ой с Дону до дому…»)? Сначала «пидманули» и забрали с собою. А потом, вдоволь натешившись с девушкой, привязали к дереву и сожгли. «Пидпалили сосну с доверху до низу».
И для того, чтобы так себя вести, не надо быть монструозным не крещенным «маовитяниным». Так поступают с русской христианской девушкой возвращающиеся домой крещенные по всем правилам русские казаки.
Так что все описанные в летописях ужасы Батыева вторжения никак не опровергают версию о том, что никакого нашествия неведомых кочевников и покорения ими Руси не было. Просто некто, весьма влиятельный в самой Руси, пригласил сборную армию степняков для обеспечения собственной военно-политической интриги. Ну, а то, что при этом пострадал народ, верхушку не интересовало. Тогда, в Средневековье, это было в порядке вещей.
Хуже другое. В результате этой блестяще проведенной спецоперации сложилась ситуация, когда в России это осталось в порядке вещей и после Средневековья.

Неверные выводы из верных посылок. Исторический детектив или «Браво Бушков!». Вопросы без ответов.

А пока констатируем, все, кто смотрит на историю с позиций здравого смысла и с привлечением хотя бы в минимальной степени данных точных и естественных наук, соглашаются с тезисом, что так называемого татарского ига не было.
Пожалуй, первым достаточно известным исследователем, кто заявил об этом в недавнем прошлом (более ранние попытки такого рода автору не известны, хотя они вполне могут иметь место) был Л.Н. Гумилев. Он привел блестящие подтверждения тезиса о том, что Батыево нашествие только укрепило княжескую власть на Руси, и в итоге усилило централизацию и милитаризацию режима.
Иго, по мнению Гумилева, не было обычным завоеванием, ибо «поставило в строй» и дало в руки оружие множеству русских. Что, справедливо полагал Гумилев, не свойственно завоевателям.
Однако Л.Н. Гумилев не пошел дальше этого тезиса. Мифический характер империи Чингизхана он не отметил. Наоборот, пытался подтвердить концентрацию кочевников гипотезой о засухе. Которая …, заставила их объединиться. Весьма странный для ученого-естественника вывод. Засуха заставила бы кочевников разбежаться в разные стороны, а не собраться у высыхающих колодцев.
Максимум, на что способны кочевники в подобной ситуации – это начать войну на взаимное уничтожение с целью приведения численность стад и людей в соответствие с ресурсами кормов и воды. Но это не создает государства, а наоборот расшатывает даже уже имеющиеся. Так было, например, в Сахеле (южном подбрюшье Сахары) в недавнем прошлом во второй половине ХХ века.
Да, засуха может способствовать концентрации кочевников. Но в совершенно определенной, уникальной ситуации, которая была, например, в конце неолита в Египте и Месопотамии. Кстати, после такой концентрации кочевники перестают быть таковыми, а становятся совершенно не мобильными земледельцами, накрепко привязанными к территории, где имели несчастье собраться.
Мы подробно объясняли это в «Своих и чужих» и отсылаем любознательного читателя к этой книге. Здесь лишь отметим, что такой ситуации и близко не было в полупустынях Монголии. И быть не могло в принципе.
Но по Гумилеву, мифическая империя Чингизхана все же была создана. А ее приемники решили ни с того, ни с сего облагодетельствовать Русь, укрепив ее государственность.
Впрочем, не стоит многого ожидать от человека, творившего в СССР в середине ХХ века. По тем временам само выдвижение тезиса об отсутствии ига в его традиционном понимании было крупным шагом вперед.
Группа всем известного ныне А.Т. Фоменко тоже нашла массу убедительнейших фактов того, что ига не было. Однако, академик Фоменко, склонный отождествлять в одну фигуру многих исторических деятелей, решил проблему отсутствия признаков традиционного ига предельно просто и экстравагантно. Он утверждает, что Русь и Орда одно и то же. А Невский и Батый, либо отец Невского и Батый, это одна и та же личность.
Выше мы уже писали о своем отношении к работам академика Фоменко, и не будем повторяться. По нашему мнению в данной гипотезе слишком много натяжек. Она, несомненно, смела. Но в то же время как-то излишне проста. Даже упрощенна.
Кроме того, если исходить из жанра этой главы, жанра исторического детектива, гипотеза Фоменко слишком груба и просто неинтересна. Была де, некая огромная русско-татарская империя от океана до океана, где все было просто великолепно. Потом с чего-то вдруг в этой такой хорошей империи все друг с другом разодрались (это по Фоменко эпоха правления Грозного). В итоге к власти пришли злые западники Романовы, и придумали историю про иго, чтобы дискредитировать «русско-ордынскую» династию.
Так и хочется задать пару простейших вопросов, типа, что же это ваша такая хорошая империя, не имевшая никаких врагов, равных ей по мощи, вот так просто рухнула на ровном месте? Как вы это объясните?
Повторим. Не в силах опровергнуть критику академиком Фоменко официальной истории, его противники очень убедительны в критике его собственных построений. В качестве примера можно привести книгу «Ложь новых хронологий», М.: «Псаломникъ», 2001. – 175 с. Но не будем пересказывать критиков Фоменко.
Здесь нам бы хотелось обратить внимание на совершенно неожиданный аспект. В своей концепции суперимперии «Русь-орда» Фоменко как-то по-советски топорен. Его теория некрасива и неизящна. А как показывает история науки, некрасивые теории, как правило, неправильны.
На этом остановимся. В конце концов, данная глава пишется уже в жанре исторического детектива. И подобных аргументов нам пока достаточно. Образно говоря, не тех «убийц» и не тех «убитых» подсовывает нам Фоменко. Мы найдем и истинных жертв и истинных преступников. И тогда автоматически снимется вопрос полемики с «Империей» уважаемого академика.
«Хронотронщики» С. Валянский и Д. Калюжный тоже очень убедительно опровергают традиционную версию татарского ига. Но выдвигают совершенно невероятную гипотезу о том, что Орда это рыцарский орден, а Батый это папа Римский. Совершенно нелепое предположение. Ибо Батый, «покорив» Русь тут же пошел походом в Европу и громил как раз верных союзников папы. Более того, сейчас можно считать доказанным, что Батый координировал свои действия со смертельным врагом папы императором Фридрихом Гогенштауфеном.
Так что в гипотезе «хронотронщиков» папа совершает прямо-таки «самострел». Что, разумеется, нелепо.
Почему, тем не менее, мы упомянули всех этих авторов, коли не согласны с ними? А затем, чтобы показать, что исследователи с принципиально разными взглядами, идейными установками, и просто вкусами, находят каждый свои аргументы, доказывая, что ига не было.
Дальше всех в расследовании данной загадки продвинулся А. Бушков. В своей книге «Россия, которой не было – 3» он убедительно подводит читателей к выводу о том, что ига действительно не было. Отчасти его аргументы совпадают с нашими. Теми, что были приведены в предыдущем разделе. Однако любознательному читателю мы все же рекомендуем прочитать Бушкова, ибо он приводит соответствующую аргументацию гораздо более развернуто.
Характерно, что построения Бушкова гораздо более изящны, лаконичны и оптимальны, нежели всех вышеперечисленных авторов. Более того, он не скрывает, что подобное изящество изложения и аргументации (столь ценимое, кстати, в любой науке) достигается как раз за счет следования законам детективного жанра.
Итак, Бушков, как и мы, считает, что не было никакого нашествия неведомых кочевников из неведомой империи, а была организация некоего войска из ближайших степных соседей Руси для участия в княжеской междоусобице.
Однако дальше расследование Бушкова буксует.
И мы продолжим его, образно говоря, на том месте, где Бушков остановился.
В самом деле, коль скоро Батыево нашествие лишь один из эпизодов привлечения степняков для решения внутри русских проблем, то чем оно выделяется?
Масштабом. Но ранее мы показали, что масштаб привлечения степных формирований в «разборки» внутри Руси зависел от возможностей «приглашающей стороны». Кто же эта «приглашающая сторона»? Тот, кто больше всего выиграл от нашествия и возвысился в результате него.
А это Ярослав, княживший в небольшом Переславле Залесском и его сын Александр, будущий Невский, бывший тогда выборным князем Новгорода (не столь уж завидная по тем временам должность). Кстати, Невский, в силу выборности своей должности, не имел больших подконтрольных только ему собственных ресурсов.
Таким образом, возможности этих князей были довольно скромны. Не было у них ни денег для предоплаты проекта, ни разветвленной сети баз. И совершенно нереально, чтобы некто стал собирать большое дорогостоящее войско лишь в надежде на обещания третьестепенных князьков. Да и потом, без разветвленной опоры внутри Руси вторжение вылилось бы в обычный рейд-набег.
Так что Ярослав и Александр конечно же подходят на роль энергичных и заинтересованных исполнителей проекта. Но никак не подходят на роль его организаторов. Попробуем тогда сформулировать основные требования, которым должен был удовлетворять инициатор и организатор проекта.
1. Это должна была быть сила, которая имела значительные средства для оплаты больших предварительных расходов по сбору войска.
2. Это должна была быть сила, имеющая разветвленную сеть опорных пунктов по всей Руси, желательно во всех ее княжествах.
Теоретически, этим требованиям мог удовлетворять любой из великих князей, у которого имелась агентура влияния в соседних княжествах. Но, строго говоря, в гораздо большей степени этому соответствовала бы коалиция великих князей. Однако, версия о коалиции не проходит сразу. Не могли в проекте установления единовластия на Руси участвовать сразу несколько равнозначных претендентов. Это напоминало бы известный афоризм о невозможности ужиться в одной берлоге двум медведям.
Не находится и ни одного великого князя, который был бы таковым к моменту начала нашествия и в итоге выиграл от него. Значит, великие князья отпадают.
Поищем в другом направлении.
Первому пункту, строго говоря, могли удовлетворять и внешние игроки на русской политической арене, заинтересованные в определенном развитии русской политики. И версия о внешнем участнике проекта весьма правдоподобна.
В самом деле, сразу после завершения операции на Руси, Батый вторгся в Европу и самым активным образом громил сторонников папы Римского, фактически выполняя союзнические обязательства по отношению к германскому императору Фридриху Гогенштауфену, смертельно враждовавшему с папой.
Однако, внешний участник проекта не мог иметь сети опорных баз на Руси. Это не значит, что такого участника не было. Но это значит, что без влиятельного русского союзника он не мог действовать.
Так кто же этот могучий и вездесущий союзник внутри Руси? Кто, удовлетворяя выше сформулированным требованиям 1. и 2., имел еще и достаточно тесные связи с внешним миром. Причем с силами, которые обладали большими деньгами (тогда этот и так богатый русский участник мог бы не платить сам, а лишь выступить «кассиром» внешнего игрока). Кто был так сильно заинтересован в то время в войне с папой Римским?
Мы ответим на эти вопросы.
Но позже.

А кто, собственно, убит? От Руси к России.

А пока зададимся другим вопросом, уместном в любом детективе. А кто, собственно, был убит в результате Батыева нашествия. Разумеется, убитых русских людей было множество. Но кто убит, так сказать, в историческом масштабе.
Вопрос уместный. В этой связи вспоминается известный детектив Агаты Кристи, где хитроумный Пуаро старается всячески оградить от покушений некую особу. А в итоге оказывается, что все покушения инсценированы, а убитой реально оказывается родственница главной героини. Убитой, якобы по недоразумению. Однако убийцей оказывается сама героиня. Которая мнимыми покушениями на себя маскировала свой преступный замысел.
Наш сюжет в чем-то близок данному роману Кристи. Большая часть недоумений по поводу Батыева нашествия обусловлена как раз тем, что не желают видеть реального убитого – Русь. В этой связи весьма характерно приведенное выше недоразумение с конкурсом Императорской академии наук. Ибо с точки зрения российской ученой публики позапрошлого века, официозной и сервильной, никаких особенных последствий иго не имело.
Мало того, тот же Л.Н. Гумилев в своей известной книге «От Руси к России» убедительно показал, что становление России в ее самых общих чертах, сохранившихся до наших дней, как раз и обусловлено русско-ордынским симбиозом. Так что, с точки зрения России ничего особенного не произошло. И недоумение многих исследователей и идеологов правомерно.
В самом деле, коль скоро ига не было, Россия только выиграла в перспективном плане, то для чего стоило проливать столько крови и затевать нашествие?
Но эти рассуждения верны лишь в случае, если считать, что Россия есть наследница Руси. Ее дитя. А вот в этом позвольте усомниться.
Ибо даже само «…название «Россия» искусственного происхождения; оно было составлено, по-видимому, духовенством ….. и начало входить в царский титул лишь в XVI веке. … Искусственность его видна в том, что прежние названия «Русь», «Русия» были заменены в нем византийским (выделено нами) «Россия»». (Д.Н. Анучин «Великорусы» статья в словаре Брокгауза и Эфрона, том 10, СПб, 1892).
Итак, Россия искусственное название, навязанное православным византийствующим духовенством вместо органичного национального названия Русь. И это не просто смена названия, это перемена самой сути страны.
Ибо Русь отличается от России как небо и земля.
На Руси было одно из самых мягких законодательств. Русская Правда Ярослава Мудрого один из самых гуманных уголовных кодексов в мире. Можно сомневаться в подлинности Русской Правды, как и других летописных источников. Но нет дыма без огня. Публичные, а тем более массовые казни появились в России. На Руси их не было (военные эксцессы на поле боя не в счет).
На Руси было городское самоуправление, гораздо более развитое, нежели в Европе. Вечевые колокола были в каждом крупном русском городе. Ниже мы покажем, что это вполне естественно с точки зрения магистральных тенденций развития цивилизации и специфики их проявлений на Руси. Но в России вечевые колокола были уничтожены. Любое самоуправление задавлено.
На Руси была свобода вероисповедания. Ниже мы обоснуем этот тезис. Сейчас лишь отметим, что эта свобода долгое время сохранялась в тех землях Руси, которые не попали под власть России-Орды. В землях Великого княжества Литовского и Русского. В России этой свободы не было.
Русь была частью Европы. Частью неотъемлемой и органичной. Более того, в определенной степени именно на Руси зародились те цивилизационные тенденции, которые стали потом базой для современной европейской цивилизации. Россия стала вечным врагом и оппонентом Европы. А в цивилизационном плане, страной с постоянными циклами «догоняющей» модернизации. Стала, духовной наследницей издохшей без славы Византийской империи. Через посредство России изжившие себя антицивилизационные имперские традиции вновь пытаются внедриться в мир при каждом цивилизационном кризисе мирового масштаба.
В этой связи хочется привести, возможно второстепенный, но, тем не менее, весьма характерный, штрих. В тех случаях, когда русские князья брали в жены иностранок, они брали в основном представительниц западноевропейских дворов. Брали в жены католичек. В этой связи достаточно вспомнить наиболее известные случаи, например, жену Ярослава Мудрого, шведскую принцессу Ингигерду. Аналогично и дочери русских князей частенько выходили замуж за католических западноевропейских королей и герцогов. Наиболее известны здесь примеры Анны Ярославны, королевы Франции и Евпраксии, жены германского императора Генриха IV, того самого, что стоял в Каноссе.
Это самые яркие примеры. Однако в упоминаемой нами выше книге С. Валянского и Д. Калюжного собраны гораздо более многочисленные примеры подобного рода.
Такое положение не могло быть случайным. Русь была частью Европы. Русская знать была частью общеевропейской знати.
Россия-Орда перестала быть частью Европы. Количество браков представителей российской знати и знати западноевропейской резко сократилось.

Даже в самом обыденном смысле Русь и Россия совершенно разные государства. Русские имена в основном славянские – Мстислав, Ярослав, Владимир, Вячеслав, Первослава, Светлана, Ярослава. Российские имена имеют церковное происхождение – Иван, Василий, Мария.
И все эти изменения имиджа и менталитета страны произошли по историческим меркам почти в одночасье.
После Батыева нашествия.
Когда была убита Русь.
И на ее месте стала строиться Россия, которая не может быть наследницей Руси. Ибо не может считаться законным наследником ограбленного и убитого его убийца. Но Боги знают Правду.

My Webpage

Продолжение следует



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх