,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ, часть 1
  • 22 августа 2010 |
  • 19:08 |
  • Ded Pixto |
  • Просмотров: 18213
  • |
  • Комментарии: 15
  • |
0
РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ, часть 1



РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ

Раскрытие самой большой тайны

Развенчание самого главного мифа

Разоблачение самой большой подлости

Русской истории


ИЛИ

ПОЧЕМУ ЖЕ РОССИЯ НЕ АМЕРИКА НА САМОМ ДЕЛЕ?




ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Уважаемые читатели, дорогие земляки! Спрошу Вас прямо, нравится ли Вам Ваша сегодняшняя жизнь? Не боюсь ошибиться, берясь предсказать ответ. Нет, не нравится. Причем весьма сильно не нравится. И для того, чтобы так сказать, не надо быть бомжом, калекой, человеком, потерявшим близких, и так далее и тому подобное. Чтобы испытывать стойкое отвращение к нашей нынешней действительности не обязательно быть жертвой неких из ряда вон плохих обстоятельств.
И это самое гнусное. Ибо вполне естественно, если человеку «плохо, когда ему плохо». Сегодня плохо, а завтра будет хорошо. Однако в сегодняшней России подавляющему большинству ее граждан отрицательное душевное самочувствие свойственно даже в периоды, когда все вроде бы вполне нормально. В том то и драматизм нашей сегодняшней жизни, что неудовлетворенность, неуверенность, страх и усталость испытывает и задавленный убогим бытом полунищий инженер, учитель, врач в российской глубинке и вроде бы процветающий бизнесмен, даже олигарх.
Автор лично знавал многих довольно преуспевающих сограждан, которые оценивают свою жизнь в весьма черных тонах. А еще о большем числе таких слышал. И то сказать, представьте себе жизнь миллиардера Ходорковского … Нет, не в тюремной камере, а, скажем, за полгода до ареста, когда все в сущности уже было и так ясно.
Ну, если даже миллиардеры (причем еще находящиеся на свободе) у нас могут быть несчастными, то что же говорить о сельских учителях, месяцами не получающих зарплату. Или о рабочих, живущих в глубинке, горбатящихся по 12 часов в сутки и получающих ровно столько, чтобы не умереть с голоду.
«Постойте, постойте!», - воскликнет иной сердитый читатель. Что же это, автор хочет сказать, что сейчас все плохо, а раньше было хорошо!?
Упаси, Боже, мой сердитый оппонент. С дрожью вспоминает автор многочасовые очереди, пустые прилавки магазинов, холод и вонь овощных баз, жуткие коммуналки и прочие прелести «развитого социализма». А главное, все ту же безысходность и тоску.
Но ведь не только мы и наши отцы так жили. Почитаем внимательно произведения великой русской литературы, и мы увидим только «униженных и оскорбленных», а кроме них еще разве что «лишних людей» из высших кругов, которым не в радость ни богатство, ни знатность. Уверенных, радостных героев, борцов, искателей, победителей, которых столь много в западной литературе, у наших поэтов писателей вы не встретите. Ни в «золотом» веке, ни в «серебряном».
Нет, земляки, пора во всем этом разобраться серьезно. Почему мы живем так тоскливо и гнусно из поколения в поколение. Кто наложил на нашу землю печать заклятия. Кого мы должны благодарить за такое «счастье». Ведь только ответив на эти вопросы, мы сможем по крайней мере понять, куда двигаться, чтобы выйти из этой ямы.
Задумавшись над всем этим, мы, тем не менее, не должны впадать в соблазн легких ответов. Слишком все одинаково было в личном восприятии бытия и у наших дедов, и у наших отцов, и у нас самих. При всей огромной разнице в жизни страны при царе, большевиках и нынешних «либералах». Так что копать надо глубже. Гораздо глубже.
Впрочем, это стоит делать только тем, кто чувствует те проблемы, о которых говорит автор, что называется, сердцем. И то правда. Может быть Вы, читатель работник кремлевской администрации, или сотрудник ГИБДД. Тогда у вас «все в шоколаде». И нечего забивать себе мозги грустными размышлениями какого-то профессоришки. Да еще и русского.
Как говорил один персонаж известного мультфильма: «Гаити, Таити … Нас и здесь неплохо кормят». Да, прав был этот кот. Вас и здесь неплохо кормят. Уже которое столетие …
Ну а нам, господа русские инженеры, пора ставить соответствующие задачи. А поставив, решать их. Пора раз и навсегда изгнать из нашей жизни … «Азиатчину!», - воскликнет иной догадливый читатель, которого автор даже записал бы в потенциальные единомышленники.
Но, мой возможный друг, здесь Вы не правы по существу. Не оскорбляйте Азию, приписывая ей источник россиянских мерзостей. Ни при чем тут Азия, на которую часто валят все российские горести.
«Но как же ни при чем? Мы же понимаем настроения автора. Разве все эти гнусности, которые он отрицает, не привнесены в нашу жизнь пресловутым татарским игом? Разве не ненавистные монгольские захватчики отбросили нас на два столетия назад? На те два столетия, которые мы все никак не можем наверстать, чтобы стать нормальными европейцами».
И да, и нет, дорогой читатель. Гнусности в нашу жизнь действительно привнесены примерно в то время, которое традиционные историки считают временем татарского ига. И именно эти гнусности мешают нам быть нормальными «белыми людьми» вот уже которое столетие.
Только вот ига никакого не было. И татары тут ни при чем.
А что же было?
На этот вопрос мы и попытаемся ответить в данной книге. Гарантируем, что наше расследование самой масштабной спецоперации в истории России, спецоперации гораздо более грандиозной, нежели даже пресловутый «великий» октябрь, будет интересным и даже захватывающим.
Вот только не поленитесь все же прочитать необходимые вводные замечания, без которых развертывание сюжета будет не до конца понятным.

. Методология здравого смысла. Урок христианского смирения для творцов новой хронологии

Иногда иные мелкие детали и “подсознательные” иносказания важнее развернутых прямых свидетельств. Например, в России в школах одни и те же учителя преподают взаимосвязанные предметы “русский язык и литературу”. В республиках СССР преподавались “родной язык и родная литература”. А, например, в Венгрии как один предмет преподают “венгерскую историю и литературу”. Аналогичная ситуация и в ряде других стран Европы.
Так что в подсознании иных народов история и литература не слишком отличаются. Одни мифы пересказаны в романах и поэмах, другие в псевдо объективных “исторических источниках”.
В то же время практика показывает, что даже миф не стоит отвергать. За ним несомненно есть что-то реальное. Однако обращаться с мифом можно достаточно вольно. В вагнеровском стиле: “Не ищите историческое в нибелунгах, ищите нибелунгово в истории”. Перефразируя это в рамках нашей темы, можно было бы сказать, что мы не будем искать реалии в исторических мифах, мы будем иллюстрировать наиболее вероятные реалии событий историческими мифами.
А с настоящей научной строгостью подойдем как раз к построению соответствующих ситуационных реконструкций.
Мы будем восстанавливать лишь последовательность цепи определенных событий и узловые звенья этой цепи. Звенья, сам факт существования которых бесспорен. И которые по объективным причинам геоэкологического, технологического и демографического характера в любом случае не могли быть пропущены. Но как раз в силу упомянутых объективных причин эти звенья (эпизоды) могли быть реализованы только на вполне определенных территориях и по вполне определенной последовательности.
В книге «Свои и чужие» с помощью подобных реконструкций нам удалось отследить на уровне самых общих тенденций те объективно обусловленные направления развития цивилизации, и государства как института, которые вызвали появление определенных проблем и перспектив белого человечества и русского народа, в частности.
Не будем лишний раз пересказывать эту книгу. Заметим лишь, что мы наглядно показали в ней, что при весьма широкой трактовке исторических мифов, от традиционной версии до самых экзотичных альтернативных вариантов, историческое развитие рисуется во всех этих версиях в определенном смысле одинаково. Оно протекало вполне закономерно и логично.
Если прибегнуть к аналогии, то это развитие можно сравнить с неким сложным маршрутом, где есть несколько критических точек, типа горных проходов или речных бродов. Можно гадать, как пролегал путь между этими точками, и строить разные варианты «маршрута». Но несомненно одно, двигаясь, условно говоря, «из пункта А в пункт Б» все эти точки были пройдены в совершенно определенной последовательности.
И самые интересные и захватывающие события происходили не между этими точками, а именно возле них «на переправах и перевалах».
Однако такой подход, успешный при самом общем взгляде на исторический процесс, недостаточен при исследовании пусть и скрытой в тумане, но вполне конкретной реальной интриги.
Так что же, «сдаться» и обращаться в этом случае к анализу мифов и дезинформационных кампаний прошедших политических баталий, как к основному методу исследования?
Ни в коем случае. Это напоминало бы расследование, построенное только на показаниях свидетелей и подозреваемых без привлечения вещественных доказательств, следственных экспериментов, судебно-медицинских и баллистических экспертиз, дактилоскопии и т.д. и т.п. Такие расследования, как показывает наше не столь уж давнее прошлое, могут приводить к любым результатам. За исключением установления истины.
Но если в определении общих направлений исторического процесса мы базировались в основном на данных естественных наук, то при расследовании крупномасштабных интриг прошлого мы будем базироваться на:
1. Установленных ранее общих закономерностях политического развития, о которых мы упомянем позже.
2. Внутренней логике, прагматике политических, военных и экономических мероприятий. Согласно этой логике, например, нельзя в голой степи двигаться стотысячной массе конников, собранных вместе, на расстояния в сотни километров. Эта масса либо рассосредоточится на многие километры и потеряет единство и управляемость. Либо авангард вытопчет всю траву и выпьет все колодцы, а шедшие сзади потеряют всех лошадей, сдохших от бескормицы и жажды.
А с точки зрения элементарной политической логики, невозможно, например, римскому папе через подчиненные ему организации укреплять … православие на Руси. Или христианам поощрять язычество. И т.д., и т.п.
Как это ни странно, но такой элементарный анализ с ходу разрушает большинство исторических мифов. Причем как традиционалистов, так и «альтернативщиков».
3. Некоторые политические процессы отдаленного прошлого, изложенные весьма путано можно объяснить и реконструировать прибегая к простейшим аналогиям с событиями тоже давними, но все же не столь давними. Особенно это касается взаимоотношений «Леса и Степи» на Руси. В самом деле, если есть сомнения, как это происходило в отдаленном прошлом, может быть повнимательнее посмотреть, как это было веком-другим позже. Когда ничего не изменилось принципиально ни в геополитике, ни в этнополитике, но о чем мы осведомлены гораздо подробнее.
И, наконец, последнее. Мы постараемся не вязнуть в ненужных частностях. Надо уметь использовать обработанную и обобщенную информацию. Сравнивая наше исследование с естественно-научной методологией, можно сказать, что «строить график по точкам» можно. Но лучше все же просто знать формулу соответствующей зависимости. Поэтому мы не будем ссылаться на «кубометры книг», как иные наши коллеги в жанре исторического расследования.
Нам достаточно гораздо меньшего количества информации для реконструкции событий. Прибегая к детективным аналогиям, мы не будем опрашивать сотни свидетелей, если по случаю оказавшаяся поблизости камера наблюдения крупным планом зафиксировала все происшедшее.
Вообще, все что излишне, то нездорово. И мы не будем грешить излишествами, которыми, увы, обременены не только всеми нелюбимые традиционалисты, но и альтернативщики. Именно поэтому мы не будем без самой крайней нужды обращаться к альтернативным версиям истории и новой хронологии.
Скажем больше. Для исследования политического развития России нам вполне достаточно критических выводов альтернативщиков, дающих основания сомневаться в добросовестности и беспристрастности летописцев и историков-традиционалистов.
Не более того.
И мы весьма скептически относимся к большинству собственных построений альтернативщиков, «хронотронщиков» и их коллег. Во всяком случае, автор имеет право как профессионал утверждать, что очень многие рассуждения групп А.Т. Фоменко, С.И. Валянского и Д.В. Калюжного и т.п. не выдерживают критики с точки зрения геоэкономики и технологии.
Например, мы гораздо осторожнее говорили бы о транспортной доступности тех или иных территорий в Средневековье. Ведь тогда в пределах Русской равнины передвигались в основном по рекам. Летом по воде, зимой по льду. А реки имели гораздо большую водность и глубину, чем теперь. Дороги же вне рек имели вспомогательное значение.
Кстати, миф о некой сети великолепных дорог на территории России в Средневековье – один из элементов не выдерживающего никакой критики мифа о татарском иге и Орде от океана до океана. Где эти дороги, якобы построенные в ордынской империи? Их нет. Для сравнения, дороги Римской империи сохранились до сих пор.
Исходя из этих соображений, вполне можно представить, что Новгород действительно имел все основания быть крупнейшим торговым центром на берегу большой судоходной реки, а не «захолустьем среди болот», как утверждает А.Т. Фоменко.
Кстати, наличие болот тогда, на первых этапах металлургии железа, было не минусом для экономики района, а несомненным плюсом. Ведь первые центры металлургии железа базировались на эксплуатации болотных руд. Поэтому Венгрия не могла быть центром ранней железной металлургии, как утверждают С.И. Валянский с Д.В. Калюжным, ибо там почти нет болот вообще. А вот «захолустный» по мнению А.Т. Фоменко Новгород, стоящий среди болот, действительно имел все предпосылки быть не только торговым, но и крупнейшим промышленным центром Средневековья.
И так далее и тому подобное. Не мог папа римский, курирующий рыцарские военно-духовные ордена, допустить завоевание Руси неким «Орденом», который потом … начал бороться с папой в союзе с германским императором. А между тем именно это вытекает из концепции С.И. Валянского и Д.В. Калюжного по поводу татарского (ордынского, «орденского», по их мнению) ига.
Но особенно одиозными представляются нам филологические изыски всех «альтернативщиков». На основании созвучий тех или иных слов и имен они делают такие выводы, что просто за голову хватаешься. Не буду утомлять читателя критикой подобных построений. Их слишком много у «альтернативщиков». Замечу лишь, что они напоминают автору выводы одного из участников московской около политической тусовки. Который на довольно серьезном обсуждении утверждал, что чеченцы пришли из … Центральной Америки. Родом они из известного древнего города Чечен Ица. И, следовательно, чеченцы наследники империи инков и ацтеков.
Но ведь совпадает только первое слово в названии, - пытались урезонить данного господина. Но совпадают буквально, - возражал он. А вторая часть названия могла быть со временем искажена. И вообще Чечен Ица в древности назывался Чечен Юрт.
Картина Репина «Приехали», как говорили у нас в полку.
Впрочем, критика историков-альтернативщиков не входит в наши задачи. В этой связи невольно всплывает такая аналогия. Каждый «походник» и «полевик» знает, что костер можно не разжечь, а наоборот завалить дровами. Многие усилия альтернативщиков видятся нам именно как «завал костра дровами». В этих построениях много излишеств и повторов, которые только уменьшают силу исходных критических аргументов и претензий к традиционной истории со стороны ученых-естественников, политтехнологов, военных, и вообще людей, обладающих здравым смыслом.
Так и хочется посоветовать иным коллегам быть поскромнее, в духе почти христианского смирения. Хотя сам автор относится к церковному юродству с отвращением. Но тем не менее. Иногда яд бывает неплохим лекарством в малых дозах.
Продолжая тему, скажем больше. Для опровержения некоторых наиболее одиозных исторических мифов, лежащих в основании идеологической базы большинства современных политических моделей, вообще нет нужды строить «альтернативы», путая имена, факты и даты. Вполне достаточно назвать эти мифы мифами. И относится к ним как к мифам.
А фактов, содержащихся даже в официальной, «подчищенной» многими поколениями идеологов и политтехнологов версии истории, вполне достаточно, чтобы прийти к совершенно неожиданным выводам, весьма неприятным для историков-традиционалистов.
Прямо как в детективе. Преступники никогда не могут скрыть всех следов своих преступлений. А политика во все времена была и остается занятием, увы, весьма грязным. И от вульгарных преступников политиков отличает только масштаб злодеяний.
Поэтому еще раз просим не причислять автора к числу «альтернативщиков», «хронотронщиков» и т.п. публике.
Для обоснования наших выводов достаточно и общеизвестного традиционного изложения событий критического для Руси XIII века. А тем более, последующих веков.
Однако сенсационности наших реконструкций от этого не убудет.

Епископ важнее генерала. Примат не силовых методов управления.

Очень многие исследователи устройства общества уделяют повышенное внимание насилию, как основному механизму формирования государства. И недаром. Ибо изначально государство сформировалось как чисто насильственная, людоедская структура.
Однако, одно дело сформироваться, а другое дело сохраниться. Голое насилие в итоге оказывается бесперспективным. Да и условия для его применения в чистом виде встречаются довольно редко. Это долина Нила, окруженная со всех сторон пустыней, морем и дикими лесами, населенными черными людоедами являла собой идеальный, самой природой созданный концлагерь.
Других таких мест на Земле, к счастью, не так уж много.
И многие исследователи, склонные к вдумчивой реконструкции исторических реалий, часто задавались следующим вопросом. То, что однажды произошло в долине Нила, затем, пусть и в ослабленном варианте, но распространилось и в другие места. Там складывались схожие системы рабовладельческого хозяйства.
Ладно, пусть все классические рабовладельческие земледельческие цивилизации и государства складывались в чем-то аналогичных Египту условиях, то есть в долинах тропических рек, протекавших среди пустынь и полупустынь. Но потом то они тоже “расползались” на окрестные территории.
И что же мешало людям бежать уже за пределами “естественного концлагеря”. Почему 100 человек с мотыгами, то есть палками с металлическими наконечниками слушаются одного с копьем, то есть такой же палкой с почти таким же наконечником. Пусть этот наконечник острее, а палка длиннее. Но ведь рабов сто, а надсмотрщик один.
Это самая упрощенная и намеренно обостренная постановка вопроса. Но, как оказалось, в более развитых обществах в более сложных ситуациях, если рассмотреть их внимательно, по большей части растут шансы не надсмотрщика, а невольника.
Но невольники не бегут. Вернее бегут, но гораздо меньше, чем могли бы.
Когда же в последние десятилетия стали появляться исследования по математическому моделированию поведения больших систем, то были получены вообще сенсационные выводы. Представим себе ситуацию. По улице бежит преступник, за ним гонится полицейский.
Вариант номер один. Прохожие помогают полицейскому.
Вариант номер два. Прохожие индифферентны.
Вариант номер три. Прохожие исподтишка мешают полицейскому.
Сколько надо полицейских в каждой ситуации, чтобы поймать одного преступника при прочих равных условиях? Оказалось, что во второй ситуации их надо приблизительно в 10 раз больше, чем в первой, а в третьей приблизительно в 10 раз больше, чем во второй, или в сто раз больше, чем в первой.
Курьезно, но многие наши соотечественники возмущаются тем, что жители США в массе своей активно помогают своей полиции. Да, стукачей в России не любят. А что самих полицаев разве любят?
Но, в Нью-Йорке в начале 1980-х годов было чуть больше 30 тысяч полицейских, а в это же время в Москве, где население было чуть меньше, чем в Нью-Йорке, 200 тысяч милиционеров. Вот вам почти десятикратная разница. А если взять на душу населения, то точно десятикратная.
В нынешней Москве число правоохранителей возросло, по сравнению с советскими временами многократно. Но отношение населения к “ментам” ухудшалось опережающими темпами. И эффективность их работы практически нулевая. Это полностью соответствует теории.
Ибо, как показывают исследования, после определенного предела враждебности населения к правоохранителям, бороться с преступностью невозможно в принципе. Раскрытие преступлений будет чисто случайным фактом. А попытки увеличить число полицейских просто упрутся в физические ограничения этого процесса. К чему, похоже, нынешняя Россия уже пришла. Впрочем, это тема для отдельного обсуждения.
Этот пример, только одна, причем не самая важная, иллюстрация того, что нельзя осуществлять государственное управление голым насилием. Сколь бы очевидным ни казалось то, что государство это в первую очередь насильник.
В популяционной биологии есть правило, что самый свирепый и результативный хищник, самый вирулентный и живучий микроорганизм, самый плодовитый и ядовитый паразит не выживают. Они уничтожают популяцию своей жертвы, а потом гибнут сами. “От бескормицы”.
Государство было изначально людоедом, и только людоедом. Не раз становилось оно людоедом и потом. В разное время и в разных местах. Но если бы оно осталось только людоедом, оно бы скоро сдохло, как некая “супер чума”. Уничтожив перед этим всех, кого оно осчастливило своим существованием.
Все эти проблемы наиболее полно и комплексно первым поставил и изучил А. Грамши в своих знаменитых “Тюремных тетрадях”. Грамши сформулировал в них, т.н. “теорию гегемонии”. Согласно этой теории, государство не может длительное время существовать, если большинство его подданных это государство отвергают.
При этом отнюдь не надо “идти на баррикады”. Можно просто не помогать этому государству, рассматривать его как бедствие. Или конкретно, в нашем примере с преступником и полицейским, слегка, как бы нечаянно, толкнуть бегущего полицейского, а не преступника.
Это массовое отторжение, это массовое отсутствие поддержки, скажется довольно быстро. А активных врагов у любого режима всегда достаточно, чтобы свалить его, когда он сгниет сам. Впрочем, не только персонифицированных врагов. Есть ведь и природно-обусловленные вызовы, и случайное стечение обстоятельств, которые по отдельности даже и вызовами то не являются.
Так что государство живо, пока поддерживается, хотя бы пассивно, большинством населения. Именно поддерживается, и именно большинством. Более того, со временем обеспечение этой поддержки становится гораздо важнее насилия. Ненасильственное обеспечение поддержки становится главной задачей властей, а массовое насилие направляется не на всех, а на выбранные в качестве жертвы слои и группы.
Современная действительность являет нам очень много способов обеспечения этой поддержки, найденных эмпирически, в процессе политической практики, или целенаправленно созданных по заказу властей в разное время в разных местах.
Но этот процесс поиска адекватных методов управления, не сводимых к голому насилию, начался давно. Подробно об этом рассказано в нашей книге «Свои и чужие».
Но если говорить предельно просто, то все эти цели и задачи ненасильственной политики сводились к двум весьма грубым установкам.
Первая. Массы оболванить.
Вторая. Верхушку сплотить.
Оболванивание происходило двумя путями. Первый путь сохранился до наших дней. Это классическая, можно сказать, государственная религия. Она базируется на внушении идеи могущества Бога, или Богов. Но главное в государственной религии - убедить паству, что Бог (Боги) на стороне власти.
Историческая память зафиксировала в основном довольно поздние варианты реализации данной задачи. Это словесное убеждение и специфический “религиозный театр” церковных служб. Между тем, в древности, данный театр был гораздо разнообразнее. И сопровождался гораздо большим количеством чудес. Многие из которых, были элементарными фокусами.
Кстати, обратим внимание читателя, что во многих европейских языках слова “цирк” и “церковь” однокоренные.
Первоначально, в государстве голого террора, “религиозный театр” в основном “ставил ужастики”. При этом спецэффекты достигались натуральными жертвоприношениями. Именно на этом этапе застали развитие религии испанцы в доколумбовой Америке.
Отметим, что цивилизации ирригационного земледелия и соответствующие империи доколумбовой Америки по многим системообразующим признакам сходны с Первой империей (под этим термином мы подразумеваем в итоге объединенные в единое государство «гидравлические» режимы Восточного Средиземноморья; далее мы будем пользоваться этим термином, называя так все государственные имперские образования этого региона, где метрополией поочередно выступали то Египет, то Вавилон, то Ассирия, то Византия). Поэтому можно предположить, что и методы управления там были схожи. Поэтому и религии этих цивилизаций были схожими, по большей части устрашающими.
Но Первая империя этот период прошла, а империи Америки нет. Хотя определенные тенденции к этому можно отметить. Как и почему все это произошло – вопрос отдельный. Он очень интересен, однако он не входит в наши задачи.
Констатируем лишь, что представление об исходной религии Первой империи могут дать религии стран, разгромленных Кортесом и Писсаро. Многих исследователей поражают элементы архитектурного сходства между культовыми сооружениями Египта и империй ацтеков и инков. И тут же сразу начинают фигурировать инопланетяне.
Но эти зловредные зверьки здесь ни при чем. Просто технические средства, выполняющие общие задачи, получаются обычно весьма похожими, даже если конструируются разными инженерами. А строительные сооружения входят в разнообразный спектр технических средств.
Да что там инженеры. В биологии есть понятия конвергентной эволюции. Это когда в итоге совершенно разные виды оказываются морфологически близки (близки по форме), если идеально приспособились к одним и тем же требованиям среды.
Так что устрашающие религии ирригационных империй вполне естественно имели сходные культовые сооружения. Уж очень специфические и сходные условия явились причиной их появления. Некоторые современные исследователи даже сейчас отмечают, что иные сооружения древних культов внушают безотчетный страх. Что ж, хорошо знали свое дело постановщики спецэффектов людоедских империй.
Но этот этап развития религии Первой империи не столь интересен. Пока религия была религией устрашения, она выполняла лишь вспомогательную функцию у аппарата насилия. Ни о каком достижении гегемонии не было и речи. Первая империя медленно деградировала в бесконечных и безрезультативных войнах и кампаниях внутреннего террора. Запугав до предела, до паралича, не только низы, но и верхи своего общества.
Еще раз подчеркнем, что данная конструкция опасно неустойчива. И это показали те же Кортес и Писсаро. Курьезно, но 200 конквистадоров разгромили 200 тысяч ацтеков. Совершенно очевидно, что здесь никакие лошади и мушкеты (которые надо заряжать несколько минут) не помогли бы. И победа была обеспечена, разумеется, не ими. Просто в помощь конквистадорам поднялись 300 тысяч повстанцев. Вот такая арифметика, показывающая сколь хрупко государство голого устрашения без гегемонии.
Но Первая империя нашла в себе силы сменить стратегию. И тогда государственная религия (в самом широком понимании этого слова) стала основой имперской политической модели. Но что же сменилось в самой религии с этой сменой курса?
Очень важную роль в древних богослужениях стали играть наркотические галлюцинации. Определенные экстрасенсорные методики, приемы психотехники, наркотические галлюцинации – все это создавало непоколебимую веру в идеи, внушаемые государственной религией. Веру, для подтверждения которой уже не надо было вынимать сердца у жертв на глазах у очумелых от ужаса толп.
Автор недаром обращает внимание на применение наркотиков в оболванивании. Отголоски этого нашли свое выражение во многих источниках. В некоторых апокрифических Евангелиях Христос прямо критикует официальную церковь, призывая, говоря современным языком не злоупотреблять одновременно и алкоголем, и опиатами при организации богослужений. Он настаивает ограничиться алкоголем.
Эти свидетельства приведены в работах Н.А. Морозова.
Если согласиться с версией Н.А. Морозова, то Христос несомненно поднимал очень важный вопрос (впрочем, Сын Божий второстепенные вопросы не поднимал вообще). Такой смесью можно не просто задурить толпу, но полностью лишить ее человеческого облика и в итоге уничтожить. Кстати, и Зороастр указывал на необходимость бороться со злоупотреблением “соммой” во время богослужений.
А сомма – это смесь алкоголя и легких опиатов, применяемая в службах огнепоклонников, к которым принадлежал Зороастр.
Характерно, что на такие богослужения приученная к наркотикам толпа стремилась сама. И когда ее лишали соответствующих подношений различных аналогов соммы, возмущалась.
Но эта проблема не только огнепоклонников. Напомним, что кровопролитнейшие гуситские войны в средневековой Европе велись за возможность пить вино причастия простым прихожанам. Относительные потери на душу населения Чехии, Южной Германии и Венгрии в этих войнах сравнимы с потерями во Второй мировой войне.
Хороший способ выяснения отношений по поводу возможности спокойно выпить в церкви простому человеку.
Впрочем, о том, что церковные службы ранних христиан сопровождались дружескими застольями прямо в церкви писал и вполне умеренный уважаемый современный церковный историк А. Мень. Мы не согласны с отцом Александром только в одном. Гораздо правдоподобнее предположить, что эта практика сложилась не у самих ранних христиан, а пришла к ним из более древних вариантов церковных служб в храмах государственной религии Первой империи.
Располагавшейся как раз на библейских землях.
Здесь самое время уместно сделать очень важное замечание. Автор, говоря о религии Первой империи имеет в виду отнюдь не христианство, иудаизм, мусульманство или даже зороастризм.
Мы не знаем, как назвать эту религию. Но косвенные свидетельства, что она была именно такой, имеются. А конкретному верующему конкретной религии мы можем только сказать, что именно основатели и пророки современных религий как раз активно боролись против замены веры в Бога, то есть сокровенного, глубоко личного пути познания возвышенного, грубым оболваниванием. И в этой борьбе как раз и родились современные мировые религии.
Боролся против этого в первую очередь Христос. Причем свидетельств этой борьбы много в каноническом Священном Писании, но еще больше в апокрифических Евангелиях. Боролся против этого Зороастр. Боролись многие римские папы в VIII – XI веках.
Но мы не собираемся здесь рассматривать вопросы религиоведения. Мы рассматриваем политтехнологии Первой империи. В которых религия, тогдашняя религия, была необходимой, если не главной, составной частью.
К сожалению для многих, религия и вера в Бога, вещи все же не совсем тождественные. Государственная церковь не может не быть, помимо всего прочего, политической структурой. И выполняя политические функции, она не может не использовать зарекомендовавшие себя политтехнологии. В противном случае она перестанет быть элементом политической системы.
Поэтому, технологии, отработанные в религиозных структурах первой, весьма далекой от святости, империи не могли, хотя бы частично не войти во все церкви, которые были созданы потом на территориях, когда-то принадлежащих Первой империи. Если эти церкви становились государственными.
Иного и быть не могло. Коль скоро в государственной практике были живы отголоски Первой империи, они были живы и в практике государственных церквей. Хотя во многих случаях церковь возможно и пыталась смягчить государственные нравы.
Однако, так или иначе, в имперской модели организации общества церковь становится становым хребтом этой модели. Классическая «социалистическая империя» не мыслима без церкви. Но и наиболее ортодоксальная церковь не мыслима без «социалистической империи».
Пусть не удивляется читатель нашей терминологии. В предпоследней классической социалистической империи, СССР (последняя – Китай) все функции церкви выполняла коммунистическая партия.
Впрочем, не будем отвлекаться. А отметим лишь, что как раз в силу такой связки ортодоксальной церкви и ортодоксального государства, церковь может выступать инициатором имперских проектов наряду с бюрократией. Особенно велика роль церкви в проектах сохранения империи. Ибо как раз для сохранения империй и создаются церкви, когда голое насилие исчерпывает себя.
И церковь сохраняет империю. Сохраняет и тогда, когда армия империи разбита. Сохраняет любой ценой. Она в этом заинтересована, и она это умеет делать.
Запомним этот тезис.

My Webpage

Продолжение следует



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх