,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Правда о Мазепе (часть вторая)
  • 10 июля 2010 |
  • 18:07 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 91011
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
Годовщине Полтавской битвы посвящается

Правда о Мазепе (часть первая)

Перед решающей схваткой

Прежде чем продолжить рассказ о судьбе и измене Ивана Мазепы, надо коснуться обстоятельств, в которых она стала реальностью.

А обстоятельства эти были таковы – в начале 1708 года положение шведского короля Карла ХII казалось твердым, как никогда: про-русский король Польши Август II отрекся от престола и сбежал в родную Саксонию, русские войска после серии поражений от шведов и столкновений с отрядами шведского ставленника Станислава Лещинского отступили из Польши и готовились к обороне в глубине России. Петр I даже приказал в случае приближения неприятеля к Москве вывезти ценности из Кремля далеко на север - в Белоозеро. О том, что такой приказ был отдан не просто так свидетельствует и то, что весной 1708 года спешно укреплялись также Серпухов, Тверь и Можайск.

Опасения не были напрасны – перед вступившими в марте 1708 года в Гродно шведскими войсками открывались три дороги – на север, к Петербургу, на восток – к Москве и на юг – на Украину.

Путь на север был, строго говоря, наиболее разумным – двинувшись в Прибалтику Карл ХII мог бы рассчитывать на соединение своей 45-тысячной армии с корпусами Адама Левенгаупта (16 тысяч человек) в Латгалии и Георга Либекера (14 тысяч) в Финляндии. Этих сил вполне могло бы хватить для того, чтобы восстановить шведский контроль над всей Эстляндией и Латгалией, разрушить недавно основанный Петербург и полностью восстановить довоенное положение.

Однако после блестящих побед в Дании и Польше такой «ничейный» результат войны шведского короля уже не устраивал.

Карл ХII успел уверовать в свою «счастливую звезду» и желал либо «ссадить» своего противника с престола (как Августа II в Польше) заняв его главный город - Москву, либо отхватить от его владений какой-нибудь особо вкусный кусок.

После нескольких столкновений с русской армией в Белоруссии Карл ХII выбрал в летом 1708 года, как известно, южный путь. Не последнюю роль в этом выборе сыграли сведения о скорой измене Ивана Мазепы…

О вреде расчетов на предателей

Однако эта измена, в конечном счете, не то что принесла Карлу ХII больше вреда, чем пользы, но и просто стала одной из причин гибели его армии.

Во-первых, ради «броска на Украину» Карл ХII пренебрег самым элементарным правилом военной науки о необходимости сосредоточения сил и не стал дожидаться подхода корпуса Адама Левенгаупта из Риги. В результате чего тот был 9 октября 1708 года разбит у деревни Лесной, потеряв половину солдат и весь огромный обоз с припасами на полгода. Во-вторых, надежды шведского короля на получение благожелательного приема и крепкого тыла на Украине очень скоро пошли прахом…

Дело в том, что Иван Мазепа вовсе не горел желанием проливать кровь и за Швецию. Он намеревался тихо-спокойно дождаться решительного сражения между русской и шведской армией – а уж потом примкнуть к победителю, напав на малочисленные русские гарнизоны. Поэтому известие о движении шведской от Могилева на юг, гетмана, мягко говоря, не обрадовали: «Черт его, видно, несет! – негодовал он в своем кругу - Он обратит в пепел мои планы и потянет за собой русских!»

Тем не менее, вплоть до начала ноября 1708 года Иван Мазепа все еще выжидал – не переходил на сторону шведов открыто, но и не оказывал никакой помощи русским войскам, ссылаясь на возраст и тяжкие болезни. Только перспектива скорой встречи с разгневанным такой позицией Алексеем Меншиковым «излечила» Ивана Мазепу – 4 ноября 1708 года «умирающий» гетман резко выздоровел, снялся с насиженного места в своем лагере, а на другой день переправился с 2000 казаков через Десну в районе Копра и присоединился к шведам.

Надо сказать, что ценность этой «помощи» для шведов с самого начала оказалась не то что нулевой, а отрицательной – уже на следующий день эти казаки во время столкновения шведов с русскими не только не приняли никакого участия в бою, но и разграбили под шумок лагерь своих новых «союзников».

В дальнейшем состав мазепинского «войска» постоянно менялся – одни отряды казаков к Ивану Мазепе иногда приходили, зато другие то и дело «отъезжали». Для шведских военных, привыкших командовать регулярной кавалерией, такая картина была чем-то совершенно невообразимым – и от боевого использования «мазепинцев» они старались воздерживаться.

Не получили шведы от Ивана Мазепы даже провианта – созданные гетманом запасы продовольствия в Батурине, Ромнах, Гадяче, Прилуках и Лохвице либо достались русским, либо были уничтожены в ходе диверсионных рейдов кавалерией Алексея Меншикова. А попытки Карла ХII снабдить армию продовольствием за счет «местных ресурсов» (то есть путем грабежа населения) вызвали массовое сопротивление захватчикам.

В результате Карл ХII оказался в охваченной народной войной стране, а все надежды на «недовольство казаков властью Москвы» оказались призрачными – столкнувшись с настоящими оккупантами лицом к лицу, украинцы тут же забыли про свои былые обиды на русского царя и, подчиняясь естественному чувству патриотизма, принялись прятать продовольствие и уничтожать команды шведских фуражиров. Уже в конце сентября отношение к «освободителям от московского ига» было столь однозначным, что шведские солдаты вынуждены были сами жать и обмолачивать хлеб, а к концу 1708 года шведская армия окончательно села на голодный паек. «Никогда у нас еще не было такого печального Рождества», - писал один из шведов в дневнике в конце года.

Бесславный конец Запорожской Сечи

Между тем, события на Украине шли своим чередом – вместо Ивана Мазепы новым гетманом на съезде старшин в Глухове в ноябре 1708 года был избран Иван Скоропадский, а сам «герой» 18 ноября был проклят киевским митрополитом. Партизанская война против шведов разгоралась…

Но если украинский народ за Иваном Мазепой не пошел, то разбойная вольница в Запорожской Сечи – вот казус-то! – вполне незадачливого гетмана поддержала. В марте 1709 года там появились первые посланники Ивана Мазепы, которые привезли с собой письма о том, что русские власти будто бы собираются переселить всех казаков за Волгу (впоследствии ту же самую незатейливую страшилку используют в 1944 году пропагандисты Йозефа Геббельса, а следом за ними – и особо свидомые «украинские историки»).

Провокация Ивана Мазепы тогда удалась – запорожцы (которых гетман еще совсем недавно иначе как «псами» не называл) решили выступить на его стороне против Петра I - и напали на местечко Царичевка, где захватили в плен несколько десятков русских солдат. Пленных казаки пригнали в ставку Карла ХII в Будищах и с большой помпой продемонстрировали ему как свидетельство своих военных успехов.

Однако этот успех запорожцев оказался и единственным – уже в апреле к Сечи двинулся полк Петра Яковлева. 22 мая он достиг Сечи, а 25 мая начал ее штурм. Первый приступ казаками был отбит, но в разгар боя на помощь полку Петра Яковлева прибыл отряд драгун из дивизии князя Григория Волконского. Запорожцы приняли русских кавалеристов за идущих к себе на подмогу крымских татар – и произвели вылазку.

Результат ее был плачевен – регулярные драгуны легко опрокинули запорожцев и, воспользовавшись возникшей в их рядах паникой, ворвались в Сечь. Одновременно предпринял новую атаку и полк Петра Яковлева… Разгром сечевиков был полным – 156 запорожцев было убито, 250 казаков (в том числе 26 куренных атамана) попали в плен, вся запорожская артиллерия и запасы пороха досталась победителям, укрепления были Сечи были разрушены, а все здания – сожжены. Так бесславно закончилась история Запорожской Сечи…

Иван Мазепа и тут выступил в роли «Мидаса наоборот» - всё, к чему он, Иван Мазепа, прикасался - шло прахом...

Неизвестная Полтава

Но если помощь «мазепинцев» шведам была величиной призрачной, то вот действия его противников оказались более чем значимыми. Весной 1709 года Карл ХII решил вновь перейти к активным действиям. Он решил пробиваться через силы русских на еще не затронутый войной восток Украины, а оттуда, через Харьков и Курск идти на Москву. Для выполнения этого плана шведскому королю требовалось всего ничего – овладеть крепостями по реке Ворскла, в том числе и укрепленным городком Полтавой.

Между тем, еще в январе 1709 года город был занят отрядом полковника Алексея Келина, насчитывавшим 4200 солдат при 28 пушках. Когда к городу подошли шведы, ряды его защитников пополнили еще 2600 городских обывателей. Гарнизон в 6800 штыков для такого городка был бы немалым… если бы защищаться пришлось от крымских татар. А против 35-тысячной армии шведов, которой доводилось бать крепости и посильнее, силы были явно малы..

Однако с Полтавой нашла коса на камень. Раз за разом шведы шли на приступ – и раз за разом откатывались. Особенно упорные бой на стенах Полтавы произошел 2 и 3 июля, когда шведам даже удалось было ворваться в город. Но… произошло чудо: уже истощенные нехваткой продовольствия защитники города предприняли отчаянную контратаку… и сбросили шведов с городского вала. Полтава вновь устояла, а спустя пять дней произошло и генеральное сражение, исход которого всем известен по присказке: «погиб, как швед под Полтавой». Впрочем. Мазепинские казаки в нем все равно, как водится, не участвовали – а когда исход сражения стал ясен, то и просто разбежались кто куда.

И вот ведь что любопытно – если во всем провалившийся Иван Мазепа ходит на незалежной в «национальных героях», то имя подлинного героя обороны Полтавы Алексея Келина не говорит никому и ничего… в том числе – увы! - и в России.

Аз воздам…

Дальнейшее, в общем, известно - Карл ХII и Иван Мазепа с большим трудом успели сбежать в Турцию. Шведский король несколько лет прожил при дворе султана, но со временем сумел вернуться в Стокгольм… и был некоторое время спустя убит шальной пулей при осаде какой-то крепостицы в современной Норвегии. Редкая (и достойная) смерть для коронованной особы… И если Карла ХII и можно считать плохим королем, то в военном таланте и личной храбрости отказать ему невозможно.

А что же Иван Мазепа? Он прибыл в Турцию уже политическим трупом – и содержался там, что называется, Христа (или Аллаха?) ради. И чем дальше – тем хуже становились эти условия. Кончилось тем, что Мазепа просто обовшивел. До такой степени обовшивел, что даже видавшие турецкие могильщики, присланные похоронить гяура, по первости оробели оттого, что волосы на мертвом теле Ивана Мазепы… шевелились. Не от посмертного раскаяния, конечно - от обилия вшей.

Эту милую деталь кончины гетмана, потом долго рассказывали анекдоты в Петербургских ассамблеях – мол «гетмана вши заели».

Не возражали против такой трактовки кончины изменника и в самой церкви, что и понятно – вряд ли можно было бы найти лучшее свидетельство тому, что анафема Ивану Мазепе оказалась действенной – и всевышний покарал предателя способом, вызывающим прямые ассоциации с «казнями египетскими»?

А и поделом – в конце концов, сам Иван Мазепа призывал: «А если бы захотелось мне сделать сие по своему капризу, пусть покарает меня Бог душой и телом». Вот Бог и покарал…

Если чему сейчас и следует удивляться, так это превознесению Ивана Мазепы в современной украинской историографии. Поневоле закрадывается мысль – а не потому ли не все так хорошо, как хотелось бы, что в «национальных героях» ходят такие Богом проклятые персонажи?

Андрей Михайлов



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх