,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Авиация в гражданской войне в Китае в 45-50 гг.
0
После окончания Второй Мировой в Китае с новой силой вспыхнула кровопролитная гражданская война между сторонниками правящей партии Гоминдан и коммунистами. Не обошлось и без участия авиации. Но войны в воздухе как таковой не было, да и не могло быть, поскольку боевой авиацией обладали только гоминдановцы.

Похоже, это был единственный в XX веке конфликт такого масштаба, в котором одна из воюющих сторон - многомиллионная армия коммунистов вообще не имела поддержки с воздуха и, тем не менее - одержала решительную победу!

Руководители компартии Китая (КПК) понимали значение боевой авиации еще в 20-е годы. В многочисленных региональных конфликтах тех лет достаточно было появиться в воздухе одному-двум самолетам, чтобы солдаты противника, никогда не видевшие "железных птиц, кидающих бомбы и изрыгающих огонь", в панике разбежались.

Когда в январе 1925 г. революционное правительство провинции Гуан-дун создало авиационную школу, среди курсантов оказалось несколько коммунистов. Пятерых из них вскоре отправили на учебу в Советский Союз.

В 1927 году, после разрыва отношений с лидером партии Гоминдан Чан Кайши, коммунисты отобрали еще 19 человек из числа китайцев, обучавшихся в СССР, и направили в советские авиашколы. Большинство из них потом вернулось в Китай.

"Овеществленной мечтой" руководства КПК о собственной боевой авиации стали два трофейных аэроплана. В 1930 г. связной "Корсар" 02W4 из 4-й авиагруппы ВВС Гоминдана по пути из Кайфына в Ухань в тумане сбился с курса и совершил вынужденную посадку в провинции Хубэй, находившейся под контролем коммунистических повстанцев. Летчика Лун Вэньгуана без особого труда уговорили вступить в Красную Армию.

Самолет назвали "Ленин", а на крыльях нарисовали пять красных звезд. "Корсар" летал на разведку и разбрасывал листовки. В декабре 1931 г. "Ленин" участвовал в боях по окружению Хуананя, бомбил командный пункт 9-й дивизии Гоминдана и содействовал взятию в плен 5000 солдат во главе с самим командиром дивизии.

В июле 1932 г. при отступлении войск КПК самолет разобрали и спрятали где-то в пещере (возможно, там он и лежит до сих пор), а летчика гоминдановцы поймали и казнили.

В апреле того же года Красная Армия захватила на аэродроме Чжан-чжоу (провинция Фуцзянь) легкий тренировочный биплан DH-60 "Мот". Какое то время он летал на разведку, но вскоре из-за отсутствия запчастей, по выражению современного китайского летописца, - "превратился в хлам". После этого самолеты у китайских коммунистов появились только спустя 13 лет.

В марте 1938 г. КПК начала готовить для себя авиационные кадры в авиашколе Урумчи, где проходила трасса поставок авиатехники из СССР и было немало советских летчиков и специалистов. В Урумчи прибыли 43 курсанта с необходимым образованием. Из них создали две группы: летную из 25 человек и техническую из 18 механиков. С 8 апреля начались учебные полеты. Начинали на У-2, затем шли Р-5, УТИ-4 и боевые машины. В среднем каждый курсант налетал по 300 часов - не так уж мало по тем временам. Летчики закончили курс в 1942 году. Но к этому времени русские советники покинули Урумчи, а командир гарнизона города Шэн Шицай встал на сторону Гоминдана и выступил против КПК. В ноябре пилотов-коммунистов посадили в тюрьму и, говорят, даже пытали. Освободить их, несмотря на неоднократные попытки, удалось только летом 1946-го.

После капитуляции Японии летчики-японцы из 4-й учебной эскадрильи 2-го авиаполка Гуандунской армии, возглавляемые Линь Ми И Лан (так звучит его имя в китайской транскрипции), попытались под видом беженцев вернуться на родину. Они бродили полосам более 10 дней, но в конце концов были схвачены коммунистами. Летчикам предложили заняться обучением китайских курсантов.

"Предложение", очевидно, прозвучало в такой форме, что отказаться было никак невозможно. Зато после согласия командиру даже вернули личное оружие.

В январе 1946 г. под руководством пленных японских авиаторов в городе Тунхуа началась подготовка к открытию авиашколы. В лютые морозы по всей округе собирали брошенную и разбитую авиатехнику. С помощью местного населения в Тунхуа притащили 120 самолетов, около 200 двигателей, более 100 ящиков приборов, 1000 бочек с топливом и т.д.

Тогда же гоминдановцы под видом курсанта заслали в школу своего агента, который с помощью одного из японцев попытался поднять мятеж. Основной целью намечался захват и уничтожение самолетов. Но заговор раскрыли, машины удалось спасти, а заговорщики были расстреляны.

Школа официально начала свою работу 1 марта 1946 г. Сначала в ней числился 631 человек. Из 120 найденных самолетов отобрали 30 - 40, еще способных подняться в воздух. В июне первая группа курсантов начала учебные полеты.

Обучение сопровождалось многочисленными авариями. После того как в том же июне инструктор -японец разбил единственный учебный биплан, возникли серьезные проблемы с начальной подготовкой. Обычно курсантов в китайских авиашколах учили в три этапа на трех типах самолетов. Но так как тренировочных самолетов начального и среднего уровня попросту не было, курсанты начинали обучение сразу на самолете "высшего класса" - Ki.55. Этих машин насчитывалось более 30. Кроме них использовали также разведчики Ki.46, три легких бомбардировщика Ki.30, четыре истребителя Ki.43, три Ki.44 и несколько двухмоторных истребителей Ki.45. Из них до появления в 1949 году первой боевой авиачасти КПК дожили лишь два Ki.43, два Ki.46 и три Ki.45.Еще во время подготовки к первым полетам гоминдановцы развернули наступление, и в мае 1946 г. школу эвакуировали на север, в Муданцзян. Спустя некоторое время этот район стал подвергаться воздушным налетам, и в ноябре школу перевели еще дальше - в Дунань. В феврале 1947 г. туда прибыли летчики, освобожденные из тюрьмы в Урумчи. Они пополнили преподавательский состав, и работа продолжалась. Самолеты в авиашколе поначалу летали с гоминдановской символикой, позже "зебру" на хвосте сделали красно-белой, а вместо бело-голубых "солнц" нарисовали красные звезды с вписанным в центр иероглифом "Китай", похожим на русскую букву "Ф".

Обстановка в школе была крайне тяжелой. Не хватало буквально всего - запчастей, оборудования, горючего, продовольствия, обмундирования. Из-за отсутствия бензина самолеты заправляли спиртом. Самолетные шины приходилось накачивать велосипедными насосами! В тридцатиградусные морозы летчики и механики использовали в качестве рабочей одежды ... мешки из-под муки с прорезями для рук и головы. Вдобавок ко всему, из-за постоянно менявшейся линии фронта в 1946-1949 годах авиашкола перебазировалась пять раз. И тем не менее, к октябрю 1949-го она подготовила 560 авиаторов, в том числе 126 летчиков, 24 штурмана, 322 механика, 88 аэродромных специалистов и штабных офицеров.

В гоминдановских ВВС обстановка была совсем иной. После капитуляции Японии им достались почти все авиационные трофеи. Поскольку Чан Кайши тогда еще считался официальным и международно признанным правителем Китая, советское командование в Манчжурии передало его представителям всю захваченную японскую авиатехнику. Так же поступили и американцы. Армия Гоминдана получила 1797 самолетов (правда, по большей части неисправных и устаревших, так что в боях их почти не использовали), 4,6 тыс. тонн бензина, 25,4 млн. патронов и снарядов для авиапушек, более 210 тыс. авиабомб различных калибров и много другого имущества.

В конце апреля 1946 г. части Советской Армии покинули Маньчжурию. С молчаливого согласия Советского Союза освобожденные территории тотчас же заняли китайские коммунисты. Но вскоре армия Гоминдана попыталась отбить эти районы. В районе Мукдена завязались ожесточенные бои. Гоминдановцы бросили на врага авиацию.

Всего в ВВС Гоминдана по штату числилось более 600 самолетов и 129700 человек личного состава. Наиболее боеспособными подразделениями считались 3-я, 4-я, 5-я и 11 -я истребительные авиагруппы (иаг).

На бомбардировщиках летали три авиагруппы - 1 -я, 2-я (обе на В-25) и 8-я (В-24М). 8 апреля 1946 г. 3-ю аэ из 1-й аг перебросили в Пекин для боев с коммунистами. 2-ю бомбардировочную авиагруппу после победы над японцами начали переучивать на С-46, и 1 мая 1946 г. ее переименовали во 2-ю транспортную. 8-я тяжело-бомбардировочная авиагруппа после переучивания в США на "Либерейторы" вернулась в Китай в сентябре 1945 г. и сперва базировалась в Шанхае. Весь 1946 год она почему-то оставалась не удел, но с марта 1947-го - начала совершать налеты на северные районы провинции Шаньси, контролируемые КПК.

Отдельная 12-я разведэскадрилья в июне 1945 г. вернулась в Китай из США на 14 F-5E (разведывательный вариант истребителя Р-38 "Лайтнинг"). В марте 1946 г. ее разместили в Нанкине, затем одно звено направили в Пекин для наблюдения за действиями войск КПК на северо-востоке.

Для приемки трофейных японских самолетов в октябре 1945 г. в Нанкине вновь создали 6-ю авиагруппу в составе 5-й, 18-й и 19-й эскадрилий. Затем летный состав отправили в Пекин, где с ноября 1945 г. размещался штаб авиагруппы. Всего в авиагруппе насчитывалось 48 "японцев" - по нескольку истребителей Ki.43, Ki.44, Ki.61, Ki.84 и до 30 штурмовиков-бомбардировщиков Ki.48. Все они в течение нескольких месяцев участвовали в гражданской войне, пока не были списаны из-за отсутствия запчастей. Сведений о боевых потерях нет, известно только, что 12 апреля 1946 г. один Ki.48 разбился из-за отказа двигателя в тренировочном полете, экипаж погиб. В августе 6-ю авиагруппу расформировали из-за невозможности дальнейшей эксплуатации устаревшей и изношенной трофейной авиатехники.

Вместе с японскими самолетами в гражданской войне на стороне гоминдановцев немного поучаствовали и уцелевшие в огне Второй Мировой советские СБ. Несколько самолетов входили в смешанную эскадрилью, базировавшуюся в Тихуа на северо-западе Китая. В ноябре - декабре 1945 г. они бомбили войска коммунистов, окружившие город Паотао и сбрасывали грузы осажденным. Последние китайские СБ закончили свою карьеру где-то в начале 1946-го.

В апреле-мае 1946 г. все учреждения гоминдановского правительства переехали из Чунцина в Нанкин. В июне 1946 г. Авиационный Комитет переименовали в Главный Штаб ВВС. В сентябре того же года в Китае создали пять авиационных округов, их штабы базировались в Пекине, Мукдене, Сиане, Ухане и Чунцине. В составе вооруженных сил Гоминдана числилось на тот момент 556 самолетов, сведенных в восемь авиагрупп - четыре истребительных, по одной группе средних и тяжелых бомбардировщиков, две транспортных, и отдельная разведэскадрилья.

Для войны с коммунистами США значительно усилили ВВС Гоминдана. Всего за время гражданской войны Чан Кайши получил около 1000 американских самолетов, среди них 261 истребитель P-51D/K и примерно сотню "Тандерболтов". Общее число "Митчеллов" в 1-й и 2-й авиагруппах довели до 64. Кроме того, командование китайских ВВС проявило большой интерес к канадским "Москито". Канадцы "ответили взаимностью" и поставили в Китай 205 таких самолетов, главным образом, модификаций FB26 и Т.29 (учебно-тренировочный вариант). Все машины доставили морем в Шанхай, туда же прибыли канадские инструкторы.

Освоение "Москито" сопровождалось множеством аварий. В процессе обучения по крайней мере 60 самолетов были разбиты. Несмотря на это, машина китайцам в общем понравилась, получив у летчиков прозвище "Лин Тай Ю", что можно перевести как "прекрасная, но опасная".

Об участии "Москито" в гражданской войне на территории Китая известно мало. Есть только данные о нескольких самолетах, сбитых зенитной артиллерией коммунистов. В мае 1949 г. четыре эскадрильи "Лин Тай Ю" отправили на Тайвань, где из-за влажного климата эти деревянные машины быстро пришли в негодность.

Большое количество легких связных самолетов L-5 "Сентинел", оставшихся после Второй Мировой войны, американцы Китаю просто подарили. Неприхотливость в обслуживании и высокие взлетно-посадочные свойства способствовали их широкому использованию в качестве "сверхлегких" бомбардировщиков. К участию в налетах гоминдановцы привлекали и учебно-тренировочные самолеты АТ-6 "Тексан".

В конце 1945 г. в Китай на пассажирском С-54 "Скаймастер" прилетел главнокомандующий американской армией генерал Джордж Маршалл с предложениями военной помощи в борьбе с КПК. Самолет стал дипломатическим подарком Чан Кайши, который в дальнейшем часто летал на этой машине. Ей даже присвоили имя жены генералиссимуса Сун Мэйлин.В июне 1946 г. армия Гоминдана, насчитывавшая около 4,3 млн. солдат и офицеров, развернула широкомасштабное наступление на коммунистические районы Китая. В это время, как пишут историки из КНР, "ВВС гоминдана были мощной, хорошо вооруженной и хорошо обученной силой, они обладали господством в воздухе на всей территории Китая. Гоминдановская авиация действовала на всех фронтах Китая - проводила разведку, бомбардировки, прикрытие наземных войск с воздуха, осуществляла перевозки и патрулирование и т.д. Самолеты поддерживали все боевые операции наземных войск."

Но, хотя в 1945-1949 гг. "воздушная армада" Чан Кайши всецело господствовала в небе Китая, эффективной ее работу назвать трудно. Сказывались плохая выучка и невысокий моральный дух уставших от многолетней войны китайских летчиков, а также неграмотная эксплуатация самолетов.

Сейчас даже трудно определить, от чего гоминдановцы понесли больше потерь - от огня зенитчиков КПК или же от аварий и катастроф. К примеру, вот хроника потерь в гражданской войне 7-й истребительной эскадрильи. 23 февраля 1946 г. коммунисты сбили первый Р-51. 29 июля того же года был подбит и пошел на вынужденную еще один "Мустанг". 11 ноября после выполнения боевого задания при возвращении на базу разбился по неизвестной причине очередной Р-51. 1 июля 1948 г. красные зенитчики "завалили" следующего, летчик погиб. Наконец, 1 апреля 1949 г. истребитель разбился сразу после взлета.

17-ю истребительную эскадрилью после окончания войны с Японией отправили воевать с коммунистами в Нанкин. Первую потерю она понесла 20 июля 1946 года: из-за неисправности разбился Р-51. 12 и 22 декабря два самолета сбили зенитки. Еще один истребитель потерпел аварию 27 мая 1948 г. при возвращении с боевого задания. 11 января 1949 г. во время боевого вылета был сбит самолет комэска Тан Ханя. Пилот выпрыгнул с парашютом, его дальнейшая судьба неизвестна. Во время налета на Аньхуй пропал без вести командир звена Ван Гоань. 19 апреля 1949 г. в тренировочном полете на авиабазе Тайюань на Тайване столкнулись и погибли двое летчиков.

Примерно так же обстояли дела и в других частях ВВС Гоминдана. 23 июля 1948 г. огнем с парусного (!) корабля коммунистов был сбит "Мустанг", летевший из Пекина на разведку вдоль реки Юйдин. Летчик сел на вынужденную и попал в плен. 15 августа Р-51 в тумане врезался в дерево. 28 октября в районе моста Фаншэнь был сбит Р-51 из 21-йаэ.

В 22-й аэ при перелете в Пекин 27 декабря 1945 г. пропал без вести зам. Комэска Ян Эньпин. 16 октября 1948г. Р-51 атаковал окруженные в Цзинь-чжоу войска коммунистов. Подбитый зенитками, он на обратном пути загорелся и упал на окраине аэродрома Байши. 15 декабря 1948 г. летчик 22-й аэ из Циндао совершал налет на Тяньцзинь, но из-за отказа мотора погиб при вынужденной посадке.

В 1947 г. во время налета на Даху-шань был подбит в воздушном бою и загорелся Р-51. Это единственный случай за всю войну, который тайваньские источники относят на счет самолета противника. Подробностей никаких не приводится, коммунистические историки тоже ничего не пишут об этом эпизоде. Зато достоверно известно, что ни одного самолета КПК (не только истребителя, а вообще ни одного самолета) в тот момент на фронте не было! Так что, скорее всего пожар на борту истребителя возник в результате аварии. Или же (что менее вероятно) "Мустанг" по ошибке сбил кто-то из своих.

41-я аэ первой среди китайских летчиков пересела на P-47D, полученные от американцев в Нанкине. 19 апреля 1947 г. она получила приказ атаковать вражеские позиции в районе Шаньси. По дороге к цели пилоты заметили большое стадо скота и решили "поупражняться в стрельбе". Для одного из летчиков эта забава кончилась плачевно. Увлекшись расстрелом коров с бреющего полета, он был сбит. До конца войны эскадрилья потеряла от зенитного огня еще три "Тандерболта".

43-ю аэ, расквартированную в Сиане, стали перевооружать на P-47D с начала 1946 г. 12 ноября был сбит Р-47, сопровождавший две "Дакоты", летевшие с продовольствием в город Юннань. Летчик погиб, в память о нем жители города возвели кумирню (часовню). Общие потери эскадрильи в войне составили четырех сбитых и еще двух погибших в авариях.

44-я аэ дольше всех воевала на "Киттихоках". Действуя, как и все остальные, против наземных целей, она потеряла в 1946-47 годах пять самолетов Бомбардировщики воевали не многим более удачно. Аварии и катастрофы следовали одна за другой. Так, 17 мая 1946 г. В-25 из 4-й аэ перевозил военное имущество в Учан. Во время взлета отказал один из двигателей, на вынужденной посадке самолет разбился. 14 июля того же года командир звена из 1-й аэ Хуан Вэньлян полетел на "Митчелле" бомбить войска коммунистов в Дэн-сяне. На малой высоте самолет врезался в дерево, экипаж погиб. 1 августа В-25 заместителя командира 3-й эскадрильи Чэнь Цзяжана должен был атаковать войска КПК в Инсяне, но еще до взлета самолет по непонятной причине взорвался. Вместе с машиной погиб радист. 15 ноября 1947 г. у В-25 из 4-й аэ, летевшего бомбить вражеские артбатареи, на высоте 300 м отказало управление, весь экипаж погиб. 10 марта 1948 г. очередной "бомбер" из той же эскадрильи разбился при посадке.

Ничего не известно о боевых потерях среди "Либерейторов". Скорее всего эти четырехмоторные машины, бомбившие с больших высот, оказались "не по зубам" зенитной артиллерии коммунистов Есть сведения только о катастрофе 14 марта 1947 г., когда В-24М из 35-й аэ, возвращавшийся из Гуанчжоу в Шанхай, из-за какой-то неисправности разбился при посадке.С-46 и С-47 применялись не только для перевозки грузов. Транспортные машины активно использовали как "бомберов", благо истребителей у коммунистов все равно не было. Но зенитчики Мао Цзедуна хорошо знали свою работу. 10 июля 1948 г. над Цзинчжоу был сбит С-47 из 101-й аэ, экипаж погиб. 14 октября на этот город упали еще две сбитые "Дакоты". 17 ноября 1948 г. во время ночной бомбежки пропал без вести С-46 ╧ 309.

Говоря об участвующих в гражданской войне транспортниках, нельзя не упомянуть бывшего командира "летающих тигров" Клэра Шэнно. Уволенный по состоянию здоровья 1 августа 1945 г. из армии США 55-летний генерал вернулся в Америку и с начала 1946 г. занялся воздушными перевозками. Но в октябре он вновь прибыл в Китай, подписал договор с гоминдановским правительством и без труда получил кредит в 3 млн. долл. на организацию транспортной авиакомпании. Клэру Шэнно предоставили очень широкие возможности - беспрепятственно приземляться на любом аэродроме, ставить там свои радиостанции, перевозить пассажиров и грузы по всему Китаю (разумеется, кроме районов, занятых коммунистами).

Всего в компании Шенно служило около 650 человек, из них примерно 100 американцев. Их главной задачей была доставка американского оружия для ведения гражданской войны. По словам современных китайских историков, "тигры" также возили контрабандное золото, иностранные лекарства и предметы роскоши, а попутно разорили местную авиакомпанию "Великий Китай". В конце войны они даже непосредственно участвовали в военных действиях, перебрасывая на фронт войска Гоминдана. Но ни абсолютное господство в воздухе, ни активная помощь американцев не помогли гоминдановцам добиться победы в гражданской войне. Коммунисты медленно, но верно вытесняли их с территории Китая. В армии Чан Кайши росло число дезертиров и перебежчиков. В 1947-1948 гг. воинство Гоминдана потеряло убитыми и ранеными около 400 тысяч человек, а в плен сдалось более миллиона.

Еще полтора миллиона числилось "в бегах". По мере того, как коммунисты занимали одну провинцию за другой, участились случаи дезертирства и среди летчиков.

Первый случай перелета гоминдановского самолета на сторону коммунистов отмечен 26 июня 1946 г. Командир экипажа "Либерейтора" из 8-й аг Лю Шаньбэнь во время перелета из Куньмина в Чэнду приземлился в занятой коммунистами Яньнани. О своем решении он объявил экипажу только в полете, пообещав каждому летчику свободу выбора после приземления. Несогласных не было.

Встреча в Яньнани превратилась в праздник и широкую пропагандистскую кампанию, но, насколько известно, бомбардировщик коммунисты в боях не использовали. По некоторым данным, он был поврежден гоминдановскими "Мустангами" при штурмовке аэродрома и не восстанавливался. Лю Шаньбэня назначили заместителем начальника авиашколы. В конце 1948 - начале 1949 гг. на захваченный коммунистами аэродром Наньюань сели еще два В-24М. Их решили использовать для бомбардировки кораблей Гоминдана в провинции Шаньдун. Но из-за отсутствия запчастей планы остались на бумаге, корабли - в море, а "Либерейторы" - на земле.

С середины 1946 г. и до 1 октября 1949 г. известно 22 случая перелета самолетов ВВС Гоминдана на сторону КПК. На них прибыли 62 человека, в том числе наземный персонал, а также офицеры и солдаты из частей ВДВ. Большинство перебежчиков в дальнейшем активно включились в создание ВВС КНР. Вероятно, к числу перелетов на сторону КПК относится и какая-то часть пропавших без вести.

Обратный перелет от коммунистов к гоминдановцам за всю войну зарегистрирован всего один. 20 сентября 1948 г. С-47 из 104-й аэ проводил разведку в районе, где произошел бунт в гоминдановской армии. Несколько частей перешло на сторону КПК. После приземления ничего не подозревавшего экипажа "Дакоты" восставшие захватили самолет и арестовали летчиков. Но несмотря на строгий контроль, авиаторам удалось бежать и на своем самолете вернуться в Чэнду.

В начале 1949 г. у коммунистов, наконец, появилась возможность создать собственную боевую авиацию. Технической базой для этого стали самолеты, захваченные на аэродроме Наньюань под Пекином. "Спецоперацию" по захвату авиатехники возглавил Фэн Хуа, бывший летчик, имевший опыт полетов на советских самолетах. В группу вошли 30 офицеров, сколько из них имели летную подготовку - неясно. В начале декабря 1948 г. в американской форме на семи джипах они без особого труда пересекли линию фронта, проследовали по вражеским тылам и въехали на территорию аэродрома. Многочисленная охрана не оказала им никакого сопротивления (характерный пример, свидетельствующий о моральном состоянии гоминдановской армии).Технический персонал аэродрома вскоре начал помогать спецназу сберечь самолеты и сохранить авиационное имущество от налетов гоминдановских "Мустангов". Для противовоздушной обороны спецназовцы сняли пулеметы с одного из В-25 и привязали к стволам деревьев, объединив управление огнем на одну "гашетку" (веревку). Плотность огня оказалась достаточной, а меткость - естественно - нет. Но и таких "пугачей" вполне хватило, чтобы отбить у гоминдановских летчиков охоту штурмовать аэродром. Вскоре начались переговоры о капитуляции гоминдановской армии, окруженной в районе Пекина. Это стало причиной того, что чанкайшисты не предпринимали попыток отбить аэродром, а просто соорудили неподалеку временную полосу, вырубив вековые деревья в парке Тянь-тань. Здесь, пролетая над Наньюанем, приземлялись транспортники, снабжавшие гоминдановцев боеприпасами и продовольствием. Пока шли переговоры о капитуляции, на захваченном аэродроме сели два "Либерейтора", экипажи которых решили перейти на сторону коммунистов.

22 января 1949 года гарнизон Пекина капитулировал. Практически без сопротивления в плен сдалось около 200 000 солдат и офицеров. Это стало очередным свидетельством нарастающего развала гоминдановской армии. К маю на аэродроме Наньюань отремонтировали и привели в летное состояние три "Мустанга", два "Москито" и по одному В-24, В-25, С-46 и С-47. Они стали основой "первой народной эскадрильи", созданной после того, как 4 мая шесть "Либерейторов" бомбили Наньюань, вызвав серьезные разрушения и потери. К сентябрю в эскадрилью входили уже два истребительных звена и одно бомбардировочное, всего 10 самолетов: шесть Р-51, два "Москито" и два РТ-19. Летчиков было также 10 человек, наземного персонала - свыше 40. Затем прибыли еще 19 летчиков и 13 самолетов (в основном - Р-51, "Москито" и В-25), угнанных перебежчиками из гоминдановских ВВС. Несмотря на то, что с 5 сентября эскадрилья заступила на боевое дежурство, ни одного заслуживающего доверия упоминания о воздушных боях между самолетами КПК и Гоминдана пока не найдено.

При форсировании реки Янцзы и наступлении на Нанкин коммунисты собирались прикрыть наземные войска с воздуха истребителями Р-51 и старыми японскими Ki.43, которых к тому времени сохранилось аж четыре штуки.

Но по неизвестной причине (скорее всего - из-за отсутствия реальной необходимости) самолеты с красными звездами над Янцзы так и не появились. Впрочем, операция и без них прошла успешно."1-я народная эскадрилья" оставалась единственной коммунистической боевой авиачастью вплоть до официального образования ВВС КНР.

11 ноября 1949 г. Она принимала участие в воздушном параде в честь образования КНР, состоявшемся 1 октября 1949 г. над площадью Тяньаньмэнь в Пекине. Тщательная подготовка к этому мероприятию была фактически единственной задачей эскадрильи на протяжении нескольких месяцев. Для парада отобрали 17 самолетов различных типов, в том числе девять "Мустангов".

Во время подготовки провели четыре совместных тренировки и две генеральные репетиции. На самолетах нарисовали новые эмблемы - красные звезды на фоне красных полос, символизирующих знамя. Во время парада угроза воздушного налета сохранялась (во время одной из репетиций в здании, где заседал Военный Совет ЦК КПК, из-за шума моторов даже возникла легкая паника). Для отражения возможной атаки пулеметы у четырех из девяти "Мустангов" были заряжены.

Но парад прошел без неожиданностей. Гоминдановские бомбардировщики над Пекином больше не появлялись. В 16.30 над площадью, где собралась огромная толпа, промчалась девятка "Мустангов", за ней - остальные машины. "Мустанги" сделали и второй проход, замкнув "кольцо" и создав впечатление, что самолетов было не 17, а 26. Сотни тысяч зрителей, в том числе и руководство КПК, во все глаза глядели в небо, кричали от восторга и махали руками.

Весной 1949 года коммунисты провели беспрецедентную по размаху наступательную операцию, полностью разгромив трехмиллионную армию Гоминдана в центральном Китае, захватив города Нанкин, Нанчан, Шанхай и множество других. Это означало, что окончательный крах Гоминдана уже не за горами.

После трехмесячного перерыва, вызванного сезоном дождей, наступление возобновилось. В октябре войска КПК очистили от противника провинции Гуйчжоу и Сычуань, 30 ноября пал Чунцин. Остатки гоминдановской армии в панике разбегались, многие офицеры и даже генералы заявили о своем переходе на сторону коммунистов. В декабре Чан Кайши с оставшимися верными ему войсками эвакуировался на остров Тайвань, под защиту американского флота. Туда же перелетели и некоторые авиачасти. Несмотря на то, что в юго-западных районах Китая разрозненные отряды антикоммунистов еще продолжали оказывать сопротивление, полномасштабная гражданская война фактически завершилась.

В наследство от гоминдановцев новообразованные ВВС НОАК (Народно-освободительной Армии Китая) получили немало авиационного имущества. Для сбора и учета трофеев в освобожденных городах Пекин, Цзи-нань, Наньчан, Чанша, Ханькоу, Шанхай и Сиань были созданы авиаканцелярии, а в Тяньцзине, Суйчжоу, Цин-дао, Ханьчжоу, Нанкине, Тайюане и Чжанцзякоу - авиационные станции. К концу октября 1949 г. эти структуры приняли на баланс 113 самолетов, 1278 авиамоторов, авиаприборы, 4000 т горючего и много боеприпасов. К ним перешли 542 аэродрома, где находилось 1712 единиц наземной техники, 32 ремонтных и сборочных завода, завод по производству запчастей, радиозавод и т.д. Все это имущество стало исходной базой развития авиации в новом Китае. На службу в ВВС НОАК перешли 2267 бывших гоминдановских летчиков и наземных специалистов.

Вскоре открылись четыре авиалинии, связавшие Пекин с периферийными районами Китая. Летали на 12 транспортниках С-47 и С-46, ранее принадлежавших гоминдановским авиакомпаниям "Центр" и "Великий Китай".

Весной 1950 г. транспортным самолетам пришлось вновь заняться военными перевозками. Вытеснив гоминдановцев на острова, ЦК КПК решил занять последний неподконтрольный ему регион Китая - Тибет, закончив тем самым объединение страны. Операция в высокогорном Кандин-Тибетском районе оказалась чрезвычайно сложной из-за тяжелых природных условий и практически полного отсутствия дорожной сети.

24 марта войска начали наступление на Кандин. Автомобильных дорог не было, вьючных животных не хватало и почти все снаряжение приходилось нести на себе. Уже через несколько дней солдаты ощутили нехватку продовольствия. Положение усугублялось сильными морозами и недостатком зимнего обмундирования.

Коммунисты все же одержали победу в битве при Сичане, открывшую дорогу в глубь Тибета, но армия стала нести потери от голода и болезней. Уже 29 марта командование запросило помощи продовольствием и медикаментами. Единственным путем быстрой доставки такой помощи был воздушный. На следующий день вышел приказ срочно направить самолеты для доставки продуктов. 2 апреля на аэродром Синь-цзинь (Чэнду) прибыла "Дакота" и два "Командо" - наименее изношенные машины авиатранспортного отряда. Из Пекина и Синаня пригнали еще семь С-46.

Кандин-Тибетское нагорье называют "крышей мира", оно находится на высоте более 4000 м над уровнем моря. Высота горы Кандин - свыше 6000 м, на вершине снег лежит круглый год, низко стелятся облака, погода очень переменчива. Перелететь Кандинский перевал на тяжело груженном самолете можно было лишь по узкой трассе вдоль ущелья, почти всегда закрытого облачностью.

Первые полеты выполнил командир отряда Се Хайфэнь, бывший летчик-инструктор гоминдановских ВВС, перелетевший в январе 1948-го к коммунистам.

3 апреля полет прошел успешно, но на следующий день погода ухудшилась. Встретив на пути густую облачность, Хайфэнь повернул обратно, чтобы не врезаться в горы. Так же безрезультатно закончились третий и четвертый полеты.

Между тем, время шло и положение наземных войск стало критическим. Лишь в пятом полете 15 апреля Се Хайфэнь сумел пролететь сквозь "ворота" между двумя вершинами и вошел в ущелье над Кандинским перевалом. Вскоре он обнаружил сигналы, обозначающие площадку сброса грузов. Радости солдат, получивших, наконец, возможность утолить голод, не было предела. Наступление на Чанду продолжалось. Начиная с 3 мая самолеты воздушно-транспортного отряда совершили еще девять полетов, сбросив 23 т продовольствия.

В октябре, после победы в боях за Чанду началось наступление на столицу Тибета Лхасу. Потребности у наступавших войск увеличивались, и в ВВС создали новые авиалинии, увеличив интенсивность полетов и объем перевозимых грузов. В Ганьцзы построили аэродром, ставший главной базой для переброски грузов по воздуху и обеспечивший успех наступления.

К тому времени в соответствии с договоренностью между правительствами КНР и СССР в Китай прибыли первые группы советских летчиков и зенитчиков, а также инструкторы, технические специалисты и военные советники, призванные помочь становлению и развитию военно-воздушных сил нового социалистического государства. Но это уже другая страница истории.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх