,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


"Конфронтация" - необъявленная война
0
Успех ирианской кампании укрепил позиции Индонезии в регионе и реноме страны и ее лидера в странах "третьего мира".

Однако с точки зрения Сукарно рано было "почивать на лаврах". Как раз в этот период под эгидой Лондона шла кропотливая работа по созданию на базе старых британских колоний в Юго-Восточной Азии - Малайской федерации, Сингапура, султаната Бруней, княжеств Сабах и Саравак - нового государственного федеративного образования, позже получившего название Федерация Малайзии. В Джакарте усмотрели в этом угрозу для своих интересов, плод очередных происков "коварного Альбиона". Поэтому нет ничего удивительно в том, что одним из основных направлений внешнеполитической деятельности Индонезии было, поначалу, недопущение создания новой федерации, а затем - ее уничтожение. Главным путем осуществления поставленной задачи был избран военный.


Восстание в Брунее.


Султанат Бруней, британский протекторат на о. Борнео (Калимантан) из всех предполагаемых субъектов будущей федерации выглядел наиболее слабым звеном. Местный правитель несмотря на активное давление как со стороны Лондона, так и Куала-Лумпур, колебался и выставлял условия, малоприемлемые для отцов-основателей унии. Одной из основных причин нежелания присоединяться было стремление султана не делиться с Центром доходами от продажи нефти, являющейся основным богатством брунейских недр.

Естественно, что именно с Брунея Сукарно решил начать анти-малайзийскую кампанию. Ставка была сделана на военное крыло оппозиционной партии "Ракъят" - Национальную армию Северного Калимантана. Последняя находилась под сильным влиянием Джакарты и ее боевики проходили военную подготовку на индонезийской территории. На декабрь 1962 года в составе этой "армии" насчитывалось 4000 человек, однако не более тысячи из них были вооружены относительно современным стрелковым оружием, а вооружение остальных составляли луки, бамбуковые копья и старые ружья.

Повстанцы приступили к активным боевым действиям 8 декабря 1962 года. С утра они завязали бои на улицах столицы, г. Бруней - Таун. Были атакованы и захвачены полицейское управление, городская тюрьма и ряд других стратегических объектов. Однако нападение на королевский дворец было отбито охраной. Восстание быстро перекинулось на другие районы султаната, в результате чего в руках повстанцев оказался ряд городов, в том числе и центр нефтедобычи - г. Серия.

Естественно, Лондон не остался безучастным к происходящим событиям и началось срочное наращивание сил, как по морю, так и по воздуху. Основным пунктом доставки подкреплений по воздух стала авиабаза на о. Лабуан (вблизи брунейских берегов). На начало конфликта здесь находилось всего шесть двухмоторных легких транспортников "Туин Пайниэр" 209-й эскадрильи. Их основной задачей были действия против пиратов, которыми, как известно, по сей день кишат тамошние воды.

Сюда прибыли четыре "хантера" 20-й эскадрильи, три "транспортника" "Биверли" 34-й аэ, несколько "остеров" и "биверов" 14-го звена 656-й аэ армейской авиации.

"Биверли" на острове долго не задержались, сразу же отправившись в столицу. Уже вечером все того же 8 декабря на местном аэродроме приземлился самолет комэска скуадрон - лидера М. Дж. Беннета, доставивший первую волну десантников - роту Собственных Её Величества горцев 1-го батальона 17-й дивизии гуркхов. В 20:30 приземлился второй "биверли" (на его борту кроме личного состава были и лендроверы), а ночью - третий. Горцы быстро очистили повстанцев аэродром и город, а самолеты улетели на Лабуан за новыми подкреплениями.

Надо сказать, что напрямую в столицу перебрасывать войска крупными машинами типа "Британия" или "Комета" было нельзя из-за того, что полоса была очень короткой. Поэтому дополнительные контингенты из Сингапура перегружались на Лабуане. Причем вскорости "Биверли" стало не хватать и к переброскам стали привлекать "геркулесы" австралийских ВВС и "фрейтеры" новозеландских ВВС.

Ударный компонент был дополнен парой "канберр" 45-й эскадрильи, перелетевшей на Лабуан 9 декабря.

Следующим шагом британское командование наметило отвоевание Серии. Было решено высадить тактические десанты на аэродромы Андуки и Панаг в окрестностях города. На рассвете 10 декабря в Андуки приземлился "Биверли" флайт - лейтенанта Финна. Летчик после касания грунта не стал глушить двигатели, организовав высадку десанта через открытый грузолюк в хвостовой части машины. Едва машину покинул последний солдат, как "грузовик" прошел мимо вышки управления полетами, откуда был обстрелян из пулемета. Несколько пуль прошили обшивку.

Одновременно был доставлен десант и в Панагу. Горцы быстро захватили оба аэродрома и при поддержке "хантеров" пошли в наступление. Вскоре все было окончено - город был отбит, а повстанцы разбежались по окрестным джунглям.

Точку в выступлении повстанцев поставил морской десант, высаженный 12 декабря недалеко от Лимбанга.

На следующий день в Сингапур из Портсмута прибыл вертолетоносец "Альбион", на борту которого находилось 14 "Уэссексов" и "уирлуиндов". Отсюда корабль взял курс на протекторат и через шесть дней "вертушки" перелетели на сухопутные площадки в районах гг. Кучинг, Мири, Серия, Бруней-Таун и, естественно, на Лабуан. Вертолетоносец находился в местных водах 26 дней и за это время вертолетчики совершили порядка 1200 вылетов различного характера. Да и после ухода "Альбиона" "уэссексы" 845-й аэ остались на Лабуане, где поработали еще месяц, выполняя поисково - спасательные полеты в ходе борьбы с последствиями наводнения.

Также в середине декабря прибыл авианосец "Гермес". На его палубе находились более значительные силы - авиакрыло общей численностью 22 самолета. Это была "сборная солянка" из "Си Виксенов", "Симитеров" и "Гэннетов", поддержанная 8 вертолетами "уэссекс".

Действовали в районе и вертолеты, принадлежавшие ВВС: в Кучин (на западном побережье Саравака) с Сембаванга прилетели три "бельведера" 66-й аэ, а в столицу были дсотавлены несколько "сикаморов" 110-й. Все они приняли активное участие в завершающей фазе боев с "нацармейцами". К 17 декабря с ними было покончено - причем особенно усердствовали летчики "хантеров". Боевые действия перешли в вялотекущую фазу.

12 апреля 1963 года сторонники Сукарно решили взять реванш - отряд повстанцев (фактически регулярное подразделение индонезийской армии) атаковали полицейский пост в н.п. Тебеду (запад Саравака). Но переброшенные вертолетами 846-й аэ морпехи и гурки не оставили им никаких шансов.

Помимо прочего продолжалась и борьба с пиратами, которые, кроме всего прочего, занимались также перевозками оружия и боеприпасов (понятное дело, не от большой любви к Сукарно и не за "спасибо"). Так, в начале 1963 года "Шэклтон" 205-й морской аэ в водах о. Банги к северу от Борнео обнаружил пиратский катер. Экипаж навел катер морской полиции в короткой схватке из 12 пиратов один был убит и еще два ранены. Остальные же посчитали не зазорным для себя прыгнуть в воду и вплавь добраться до Банги. Полиции же достался солидный груз оружия и боеприпасов. После этого инцидента "потрясатели морей" лишь при одном виде патрульных самолетов и вертолетов меняли курс, срочно избавлялись от груза и покидали свои суденышки.

После того, как поставки извне были ограничены восстание в Брунее сошло на нет само собой. Тем не менее брунейский султан предпринял ряд шагом, обезопасивших его государство в будущем. Прежде всего он окончательно решил не вступать в федерацию, а кроме того была объявлена амнистия. Впоследствии он настолько повысил благосостояние своих подданных (конечно, за счет баснословных доходов от продажи нефти), чем обезопасил себя от дальнейших внутренних потрясений..

Что касается потерь англичан в ходе подавления восстания, то они были крайне незначительны в людях и вообще отсутствовали в матчасти. Самолеты и вертолеты получали лишь легкие боевые повреждения. Зато в авариях и катастрофах было потеряно достаточно большое количество техники.

4 мая 1963 года пои взлете с площадки у н.п. Ба-Келалан (что на границе Саравака с Индонезией) разбился "Бельведер" (борт XG 473). Погибли все находившиеся на борту. А через два дня над Сараваком разбился "Сикамор" (о потерях не сообщалось).

В декабре над Малайей разбился Глостер "Джавелин" командира 60-й аэ уинг-коммандера Питера Смита. Для него и его штурмана Френка Джолиффа все закончилось благополучно. Комэск был найден в этот же день экипажем "бельведера" 66-й аэ. А штурмана нашли через три дня - к этому моменту он самостоятельно вышел к восточному побережью, где его подобрали гуркхи. Стоит сказать, что успешное спасение во многом было обеспечено действиями "шеклтона" 205-й аэ, получавшего постоянные сигналы от аварийного передатчика.

В августе последовала очередная атака индонезийцев - на этот раз у н.п.Сенг, также отбитая британцами. Однако она ни на что не повлияла и 16 сентября на стадионе в Куала-Лумпур при большом стечении народа торжественно провозглашено о создании нового государства - Федерации Малайзии, в состав которой вошли Малайя, Саравак, Сабах (Северное Борнео) и Сингапур (вышел из Федерации 9 августа 1965 года). Таким образом, худшие опасения президента Сукарно сбылись и по его мнению предстояла длительная борьба.


"Сокрушить Малайзию!"


Как уже отмечалось, индонезийцы давно уже готовились к подобному развитию событий - то есть прямому столкновению с Британией. Так, еще 1 февраля 1963 года начальник штаба индонезийской армии генерал Яни заявил, что "армия только ждет приказа о выступлении в поддержку народа Северного Калимантана, борющегося за независимость". Примерно в эти же дни ВВС начали осуществлять операцию "Лунный свет" - воздушное патрулирование над Малаккским проливом и границы с Северным Калимантаном. В марте начался набор добровольцев, изъявивших желание сражаться с англичанами и малайзийцами на Калимантане. Естественно, одновременно началась их подготовка силами армейских инструкторов.

Стоит сказать, что имевшиеся дипломатические перспективы разрешения конфликта использованы не были. Прежде всего Сукарно нужна была маленькая победоносная война из-за неблестящего состояния экономики. А участие армии в конфликте за пределами отвлекало ее от внутренних проблем (а не секрет, что в странах "третьего мира" военные играют огромную роль в политике). Немалую роль в эскалации напряженности в регионе играло усиливающееся сближение Джакарты и Пекина. Тогдашнее руководство КНР в свете теорий "антиимпериалистической борьбы" подталкивало Сукарно к осуществлению как можно более жесткой политики по отношению к соседям.

Официальное название политики, проводимой Сукарно звучало как "конфронтация", то есть противоборство. Основная роль отводилась мерам военного характера. И в свете этого в массы был брошен лозунг: "Сокрушим Англию, сокрушим Малайзию!".

Сразу после провозглашения Федерации по Индонезии прокатилась волна антибританских выступлений - отмечен ряд нападений на работников британских учереждений, включая посольство. Масла в огонь подлило решение Сукарно о конфискации и национализации собственности подданных британской короны.

В конечном итоге это вынудило Лондон начать экстренную эвакуацию своих граждан. 19 сентября три "аргоси" и несколько "Гастингсов" приземлились в столичном аэропорту Джакарты. Сама операция прошла не без проблем - при заходе на посадку и при взлете британских самолетов против совершали так называемые "психические атаки" несколько МиГ-21. Тем не менее, все обошлось без жертв и беженцы благополучно прибыли в Сингапур.

28 сентября политика "конфронтации" перешла в активную фазу - индонезийский отряд численностью порядка двухсот "штыков" пересек границу в Сараваке и атаковал находившийся в 80 км от ее линии пост Лонг-Джави. Хотя гарнизон и составляли гуркхи, пограничники и полицейские, но их было всего тридцать человек. Англичане, потеряв пятерых убитыми, были вынуждены отступить. После удачного рейда, нападавшие отправились назад, при том тем же маршрутом, что было грубейшей ошибкой. Англичане смогли просчитать его и "уэссексы" перебросили в джунгли несколько взводов 1-го батальона 2-го полка гуркхов. В течение последующих двенадцати дней почти все индонезийцы были истреблены.

Итак, первый серьезный шаг Джакартой был сделан. В Юго-Восточной Азии наряду с Вьетнамом возник еще один очаг напряженности. Несмотря на малую интенсивность существовала вероятность втягивания в конфликт великих держав, как то СССР, США и КНР.

"Конфронтация" имела двойственный характер - несмотря на активные боевые действия Джакарта и Лондон не разорвали дипломатических отношений.

Индонезийцы сразу же начали массированную высадку морских и воздушных десантов как в малайзийской части Калимантана, так и на Малайский полуостров и Сингапур. Кроме того, армейцы провели несколько рейдов в Саравак и Сабах. Кроме того, отмечены случаи спорадических налетов на отдельные объекты противника.

Противная сторона занималась морским и воздушным патрулированием, проведением противопартизанских и противодесантных "мероприятий". Плюс ответными рейдами вглубь индонезийской части Калимантана.

Развитие событий привело к тому, что в их круговорот помимо Англии и Малайзии были втянуты также Австралия и Новая Зеландия, направившие свои контингенты (в том числе и авиационные) на театр боевых действий.


Операция "Двикора"


Весь комплекс военных мероприятий, проводившихся индонезийцами в рамках конфронтации получил кодовое название "Операция "Двикора". В ней в той или иной степени были задействованы все виды вооруженных сил, однако основную роль играли уже упоминавшиеся отряды десантников - добровольцев. У этих вооруженных формирований по сравнению с регулярной армией значительно хромала дисциплина и подготовка, зато подчинялись они премьер - министру Скбандарио. И соответственно снабжались они лучше, оклады у них были повыше чем у военных. Сей факт служил основной для серьезного антагонизма между "добровольцами" и "регулярами".

Что касается ВВС, то они насчитывали до двухсот боевых и вспомогательных самолетов и вертолетов различных типов. Однако, естественно, не все они были привлечены к участию в "Двикоре". Прежде всего очень широко применялась военно - транспортная авиация, причем основную тяжесть вынесли С-47, в меньшей степени С-130, Ан-12 и Ил-14. Из боевых машинх отмечено участие прежде всего "старичков" времен Второй Мировой - "мустангов", "митчеллов" и "инвейдеров". Не остались в стороне и морские разведчики - "гэннеты" и "альбатросы".



Реактивные самолеты, полученные из Восточной Европы фактически не использовались и причин тому несколько. Во-первых, эта матчасть так и не была хорошо освоена местными летчиками. Во-вторых, на Калимантане не было аэродромов, пригодных для базирования например, тех же МиГ-21 или Ил-28 (не говоря уже о Ту-16). В-третьих, индонезийское командование хотело максимально избежать боевых потерь достаточно дорогих самолетов. И наконец, советское руководство неодобрительно отнеслось к начинаниям Сукарно и фактически не дало разрешение на использование советской техники и привлечения инструкторов к боевым действиям на Калимантане.

Поначалу индонезийцы ограничились сухопутными рейдами на территорию Саравака и Сабаха (самым значительным событием стала атака н.п. Калабакан 28 декабря). В этот период действия авиации были чисто символическими - с начала ноября В-25 под прикрытием "мустангов" стали совершать полеты над Сараваком, без применения оружия. В 1964 году активность несколько возросла, но продолжала оставаться на крайне низком уровне.

Работала и транспортная авиация. И если поначалу ее применение ограничивалось полетами к приграничным зонам, то уже в марте отмечены перелеты самолетов по ту сторону "ленточки". Так, одномоторные "оттеры" совершали посадки на полевых площадках в местах расположения своих рейдирующих подразделений, доставляя оружие, боеприпасы, а обратными рейсами забирали на "большую землю" раненных. С "дакот" в ходе подобных вылетов десантировались парашютисты и грузы. " Геркулесы" летали дальше - в район полуострова Малакка, пользуясь разрывом в британском радиолокационном поле, существовавшим до поры - до времени между авиабазой Баттеруэрт и островом Букит - Гомбак.

Самая масштабная операция была проведена 2 сентября, когда со столичной базы "Халим Перданакусума" вылетела пара С-130 с десантниками на борту и взяли курс на Западную Малайзию, в одном из районов которой 17 августа с моря было высажено около сотни "добровольцев". На маршруте "геркулесы" совершили промежуточную посадку на авиабазе Медан (Суматра), где дозаправились. Вскоре после взлета один из "транспортников" повернул назад (без объяснения причины), зато второй прибыл в нужный район и сбросил 96 парашютистов. Однако и этой машине не повезло и на базу она не вернулась (судьба экипажа по сей день остается загадкой).

В целом же британцами только за вторую половину года зафиксировано порядка сорока случаев, связанных с нарушением самолетами AURI воздушного пространства Малайзии. Сюда входят простые полеты, случаи выброски с парашютом, посадки самолетов на территории Саравака и Сабаха, воздушные налеты и прочее.

На уровень активности индонезийской авиации оказывало влияние эмбарго на поставку вооружений, а также запчастей, объявленное США, Канадой, и естественно, все той же Великобритании. В частности, канадцы потребовали прекратить использование закупленных у нее "оттеров" для полетов в Малайзию. При этом стоит отметить, что американские поставки были прекращены не сразу - еще в конце 1963 года Вашингтон продал Джакарте партию запчастей для транспортных самолетов на сумму 80 млн долларов.

Большие надежды возлагались индонезийцами на поставку из СССР Ан-12, которые должны были частично заменить "геркулесы". Передача первых шести "Анов" состоялась 29 сентября на авиабазе "Хусейн" (г.Бандунг). Церемония была очень торжественной, в числе прочих гостей на ней присутствовал командующий ВВС маршал Омар Дани.

Правда, 16 октября при заходе на посадку в аэропорту Палембанг взорвался Ан-12, похоронив под своими обломками 13 человек. В числе возможных причин рассматривалась прежде всего диверсия, однако к конкретным выводам комиссия так и не пришла.

В 1965 году все продолжалось в прежнем ключе: демонстрационные полеты, транспортные вылеты с воздушным или посадочным десантированием, воздушная разведка над Малаккским проливом. Однако с 1 сентября в действиях индонезийцев появились новые черты: они приступили к нанесению ударов одиночными машинами по отдельным деревням в приграничной полосе, а также постам, придерживаясь тактики "ударил и удрал". Как правило, атакующий самолет появлялся на малой высоте, сбрасывал несколько бомб, проводил обстрел из бортовых пулеметов и после двух (от силы - трех) заходов, уходил. Как правило, жертвы и разрушения были незначительны, больший эффект имело моральное воздействие.

Боеготовность самолетного парка удавалось поддерживать благодаря разукомплектации некоторых самолетов, а также приобретению необходимых запчастей на международном "черном" и "сером" рынке вооружений.

На Калимантане отмечено появление нескольких МиГ-17, которые стали привлекаться к патрульным вылетам. Позже в различных изданиях стал фигурировать случай якобы имевшего место воздушного боя между британским "хантером" и МиГом, в ходе которого, правда, стороны ограничилось маневрированием и в конечно итоге разошлись с миром. Правда, на официальном уровне этот случай не прокомментировала ни одна из сторон конфликта.

Несколько слов стоит сказать и о морской разведке. Как уже говорилось велась она в интересах подготовки морских десантных операций. Кроме того, не забывали и о борьбе с пиратами. А кроме того, индонезийцы опасались высадки с моря британских диверсионных групп.

В ходе подобного рода вылетов случались разные ситуации. Так, однажды у индонезийского "альбатроса" возникли неисправности и экипаж совершил вынужденную посадку на британской авиабазе Чанги. Как уже говорилось, стороны формально не находились в состоянии войны, что и предопределило линию поведения британцев - индонезийские летчики были встречены как гости, получили необходимую помощь и отпущены восвояси.

Неоднократно упоминаемые трудности с запчастями привели к тому, что индонезийцы ввели в дело "новый персонаж" - Ту-16. Впервые над Малакксим проливом они появились 21 сентября 1965 года. Англичане спешно подняли перехватчики, которые любезно сопроводили Ту, пока самолет не покинул район.

После 30 сентября 1965 года, когда в Индонезии начались внутренние "нестроения", о чем будет сказано ниже, активность на земле, в воздухе и на море резко сократилась, а в 1966 году совсем сошла на нет. А 11 августа того же года в Бангкоке было подписано мирное соглашение. Никому не нужная война завершилась. В ходе нее индонезийские летчики получили определенный опыт полетов над горно - лесистой местностью и акваториями без ориентиров, а также преодоления системы ПВО противника. Единственные известные авторам потери были не связаны с воздействием противника, а понесены в результате летных происшествий (возможно, диверсий). Англичанам, несмотря на отдельные случаи перехвата, так и не удалось сбить ни одного самолета противника.


Противодействие.


Несмотря на утрату ведущих позиций в мире, Лондон имел достаточно сил для контроля ситуации "к востоку от Суэца". Естественно, нанести военное поражение такой стране как Индонезия, они не могли, но имели достаточный контингент для отражения рейдов индонезийских добровольцев. В крайнем случае, командование всегда могло рассчитывать на присылку подкреплений из метрополии.

Основу авиационного контингента в регионе составляли четырнадцать эскадрилий, которые в сумме насчитывали 140 летательных аппаратов. В ход пошло буквально все - дошло до того, что были реанимированы "метеоры", тягавшие конусы на одной из баз. Базировалось все это великолепие на трех сингапурских аэродромах - Селетар, Тенга и Чанги. Кроме того, для оперативного вмешательства на полевые площадки самолеты и вертолеты перебрасывались отдельными звеньями по четыре, а то и по два самолета.



Флот на время начала "конфронтации" располагал в дальневосточных водах авианосцами "Арк Роял" и "Виткориес", на борту которых находилось 76 самолетов и 8 вертолетов. Кроме того, несколько вертолетных эскадрилий моряков находились на суше.

Армейцы держали на аэродромах Кучинга и Бруней-Таун до 20 "остеров", "биверов" и легких вертолетов "скаут".

На всем протяжении конфликта в регион поступали дополнительные силы. В первую очередь, были предприняты конкретные меры по усилению ПВО. В рамках этого в январе 1964 года в Сингапур из Англии перелетела четверка "джавелинов" для пополнения 60-й аэ. По всей видимости, чтобы сбить с толку индонезийскую разведку на машины были нанесены эскадрильи 23-й эскадрильи. К концу 1964 года сюда прибыли два звена 64-й эскадрильи (еще 8 "джавелинов").

В конце же 1964 года на базе Селетар были развернуты 36 ПУ ЗРК "Бладхаунд"-2 65-й эскадрильи RAF. Кроме того, в районе развернули несколько полков легкой артиллерии, вооруженные 20-мм зенитными орудиями "Эрликон" и 40-мм "Бофорсами".

Боевая авиация была представлена в основном "хантерами" 28-й эскадрильи. Время от времени появлялись и стратегические бомбардировщики "Виктор".

Австралийцы держали в Малайзии (на своей базе Баттеруэрт) четыре эскадрильи (две - истребительные на "сейбрах", одна бомбардировочная - "канберры" и транспортная - "Геркулесы").

Бомбардировочную и транспортную эскадрильи держали в Сингапуре новозеландцы. Однако надо отметить, что союзники просто "показывали флаг", сказывалось наличие собственных (немалых) интересов в Индонезии. Однако с начала 1965 года они были вынуждены ограниченно поддержать британские операции на Калимантане.

В 1964 году появились первые части Королевских Малайзийских ВВС: три транспортные и одна вертолетная эскадрильи. Базируясь, соответственно, на Куала - Лумпур и Тавау, они постоянно держали по несколько машин на Лабуане.

Как уже отмечалось, перехват индонезийских самолетов был крайне затруднен, так как они проникали в воздушное пространство Малайзии на небольшую высоту, притом на малой высоте. Пока поступали донесения от наземных наблюдателей, пока то, да се, индонезийца и след простыл. Да и вооружение британских перехватчиков было неадекватным: так, "джавелины" несли от двух до четырех УР "Файрстрик" с ИК ГСН, которые слабо реагировали на выхлопы поршневых двигателей старых самолетов противника. Подобные же проблемы испытывали и пилоты флотских "си виксенов".

Правда, в нескольких случаях перехваты все же имели место. Так, во время высадки 17 августа индонезийский С-130 преследовался британскими самолетами. Есть предположение, что именно это и послужило причиной катастрофы: экипаж увел самолет на малую высоту и просто врезался в препятствие.

В другом случае "Джавелин" был выведен на "геркулес" на встречных курсах и прошел от него буквально в тридцати метрах. Британский летчик рассказывал потом, что успел увидеть удивленные и испуганные лица индонезийского экипажа. На этот раз все завершилось благополучно. Дело в том, что перехват состоялся в приграничной зоне и пока "Джавелин" развернулся для атаки с задней полусферы, "геркулес" успел уйти в нейтральное пространство.

Те же "Джавелины" использовались также для прикрытия транспортников, летавших с грузами снабжения в отдаленные районы Сабаха и Саравака. Хотя встреча с индонезийскими самолетами считалась маловероятной, однако перехватчики несли по две УР (вдруг можно будет перехватить нарушителей по наводке с земли).

Не всегда подобные вылеты были рутинной. Так, в один из дней начала 1965 года экипаж перехватчика увидел, что отряд гуркхов попал в передрягу - его окружили до 60 индонезийцев и потихоньку начали добивать непальцев. Летчик "Джавелина" не долго думая снизился до бреющего и одновременно включил форсаж, пройдя над противником. Эффект оказался потрясающим: индонезийцы побросали оружие и просто разбежались. Теперь уже гуркхи принялись отлавливать их по джунглям. Подобный эпизод повторялся впоследствии неоднократно.

Ударные задания выполнялись тоже небольшими силами - от одного до четырех самолетов. Этого было вполне достаточно, так как и противник действовал небольшими группами. После выброски уже упоминавшегося индонезийского десанта 2 сентября 1964 года его местонахождение было обнаружено (причем случайно - отличавшийся высокой остротой зрения наблюдатель обнаружил купол парашюта на верхушках крон деревьев). К обнаруженному месту высадки были направлены гуркхи и солдаты Королевского Малайского полка, которые начали преследование и загнали десантников в болота малайзийского штат Джлхор. Вскоре подоспели и "хантеры", которые и закончили разгром, совершив 14 боевых вылета. В конечно итоге, десант потерял три четверти первоначального состава и рассеялся.

23 декабря все того же года британцы провели операцию "Песня птицы", в которой для уничтожения очередной группы "инфильтрантов" были привлечены как "хантеры", так и "канберры", наведение которых осуществлялось "сикаморами". И на этот раз индонезийцы были разгромлены, но буквально на следующий день они частично расквитались, сбив при посадке на авиабазе Тенга "канберру".

В конце мая 1965 года 25 индонезийских командос высадились в восточной части Джохора, не далее чем в шестнадцати километрах от авиабазы Чанги. Причем закрепились в бывших японских укреплениях. Достаточно быстро их блокировали в этих же бункерах, однако рисковать не стали и вызвали авиацию. После атаки четверки "хантеров" 20-й эскадрильи моральный дух резко упал (хотя потерь они не понесли!) и группа в полном составе сдалась.

Примерно в это же время свой единственный вылет в качестве бомбардировщиков совершили "викторы" из 57-й эскадрильи. Пара таких монстров, взлетев с авиабазы Тенга, благополучно отбомбилась по предполагаемому месту концентрации "инфильтрантов". Скорее всего, вылет носил чисто пропагандистский характер и должно было показать реальность применения стратегических бомбардировщиков по индонезийским авиабазам (чем не раз Лондон угрожал Джакарте).

Официально англичане заявляли, что их действия не распространяются далее границ Калимантана, но реально спецчасти провели серию рейдов под кодовым названием "Кларет". В ходе них происходило проникновение на индонезийскую территорию глубиной до 20 км. Эти рейды были рассекречены только в середине 80-х годов. Причем участвовали в них и Королевские ВВС.

И если британцы тщательно это скрывали, то не молчали индонезийские СМИ. Так, официальное агентство АНТАРА сообщало: "5 июля 1964 года два английских самолета (реактивный истребитель и реактивный бомбардировщик) нарушили границу на северном Калимантане и обстреляли индонезийскую деревню Секуньит. Разрушено несколько сельских домов". Подобного рода инциденты случались неоднократно.

Гораздо больше использовали британцы военно - транспортную авиацию. Шутка ли, боевые действия велись на территории, по площади равной Италии, но покрытой малопроходимыми джунглями и с населением едва превышавшим миллион человек. Населенных пунктов было немало, а подходящих дорог еще меньше. Многие гарнизоны располагались в практически изолированных пунктах, снабжение которых зачастую осуществлялось исключительно по воздуху. При этом доставлялось все: от почты, лекарств, боеприпасов, продуктов и лекарств до колючей проволоки, с помощью которой оборудовалась местная граница.

Крупные машины ("Гастингсы", "Биверли", "Аргоси" и С-130 австралийцев) могли добраться практически любой точки Северного Борне, однако доставка была ограничена сбрасыванием на парашютах. О масштабах выполненных работ может служить хотя бы такой факт, что с тех же "биверли" ежемесячно сбрасывалось в среднем до 450 тонн различных грузов. Вместе с тем "пайниэры" и "твин паниэры" могли и садиться (причем практически на любую площадку), что позволяло часть грузов и личного состава доставлять более надежным - посадочным способом.

Помимо привычной "извозчичьей" работы, транспортная авиация выполняла и ряд других задач: патрулирование прибрежных вод и приграничной полосы, ведение аэрофотосъемки труднодоступных районов Сабаха и Саравака, выполнение спецзадач в ходе "психологической войны". Например, в октябре 1964 года "аргоси" и "гастингсы" летали над Индонезией и занимались разбрасыванием листовок, в которых кроме призыва прекратить вторжение были и угрозы ответного вторжения. Несколько "твайн пайэниров" оборудовали громкоговорящими установками. Эффект от их применения был просто потрясающим - туземцы, находящиеся по сути в каменном веке, были очень поражены голосом с неба и всячески помогали англичанам в их действиях против индонезийцев, выделяя, в частности, проводников и самостоятельно выслеживая боевиков.

На Борнео долетывали и свой век армейские "остеры", последовательно вытеснявшиеся вертолетами. Тем не менее они применялись в качестве корректировщиков, связников и даже в качестве патрульных самолетов. Чаще всего для патрулирования прибрежных вод применялись "остеры" 4-го Королевского танкового полка. Самолеты крутились в нейтральных водах, а наблюдатель с помощью мощного бинокля просматривал сопредельные воды. Благодаря такой практике было обнаружено несколько нарушителей, однако были и казусы. Дело в том, что армейцы достаточно поверхностно знали типы и классы кораблей, поэтому однажды экипаж доложил, что видит крейсер класса "Свердлов", направляющийся к берегам Борнео. Получив подобное сообщение (а разведка долаживала о наличии кораблей этого класса на вооружении индонезийских ВМФ), моряки в штабе, по их словам "попали в штопор", однако вскоре все стало на свои места - армейские летчики по простоте душевной приняли за крейсер свой же эсминец УРО "Кент", находившийся в радиолокационном дозоре:

"Конфронтация" стал одним из тех конфликтов, после которого вертолет стали рассматривать в качестве многопланового средства ведения вооруженной борьбы.

Союзный контингент генерал - майора Уолкера, насчитывавший около 18 тысяч солдат и офицеров в разные моменты поддерживался двадцатью британскими, австралийскими и малайзийскими вертолетными эскадрильями или более мелкими подразделениями, которые представляли все виды вооруженных сил: ВВС, ВМС и армию. Численность вертолетного парка составляла, в среднем, 80 - 100 машин.

В первую очередь "вертушки" выполняли различные транспортные задачи. При этом вертолеты доставляли не только людей и легкие грузы, "Бельведеры" брали на внешнюю подвеску разборные домики, легкую автотехнику и 105-мм горные гаубицы. Отмечались также факты эвакуации из джунглей вышедшей из строя авиатехники, как то "остеры" и "сикаморы".

Если говорить о боевом применении вертолетов, то стоит отметить их для переброски групп спецназначения. Англичане одними из первых (первенство принадлежит французам в Алжире) начали в ходе брунейской кампании привлекать вертолеты для огневой поддержки войск. В частности, для подобных целей применялись "уэссексы" 845-й эскадрильи. Они вооружались двумя ПТУР SS-11, двумя же ПУ НАР, а также 7.62-мм пулеметом МАГ, который устанавливался внутри фюзеляжа и стрелял через открытую дверь правого борта.

Одним из фактов применения таких "ганшипов" зафиксирован 7 марта 1964 года, когда два вертолета поддержали гуркхов 2-го батальона 10-го стрелкового полка, подвергшихся нападению солдат индонезийской регулярной армии. Бой был упорным, но в конечном итоге индонезийцы были отбиты.

Об интенсивности применения вертолетов приведем лишь несколько цифр. Так, 846-я вертолетная эскадрилья за год действий на Борнео налетала 3100 часов. Аналогичный показатель 845-й составили 1000 часов, перевезя 5000 человек и до 300 тонн различных грузов.

Разумеется, в эксплуатации вертолетов не все было безоблачно. Так, армейские легкие "скауты", для которых брунейская кампания была боевым крещением не могли подниматься в воздух без риска для жизни своих экипажей. Повышенная влажность, характерная для данного региона, приводила к расслоению деревянных хвостовых винтов. Пыль и песок создавали проблемы для втулок несущих роторов и рулевых тяг. Все усугблялось нехваткой запасных частей, что вынуждало эксплуатировать двигатели выше установленного срока. Дожидаясь вожделенных запчастей, британские вертолетчики были вынуждены снимать узлы, детали и агрегаты с одних вертолетов и устанавливать на другие.

Большую неприхотливость проявили восемь итальянских Аугуста - Белл 47, доставленные на Бруней в апреле 1965 года на борту авианосца "Бульварк". Несмотря на некоторые незначительные недостатки очень скоро вертолеты завоевали в войсках высокую репутацию. Они эксплуатировались со средним налетом 40 часов в месяц.

Естественно, что не бывает войн без потерь. Так было и в этот раз. О некоторых уже упоминалось. Но были и другие. Причины их были разными: огонь индонезийской ПВО, действия диверсантов противника, ну и многочисленные летные проишествия.

Первым потерянным в ходе "конфронтации" самолетов был "остер" Корпуса армейской авиации. 18 декабря 1963 года пилот сержант Теккерей перевозил из Лунду в Кучин католического священника, который должен был организовать рожденственнские празднества. Уже на подлете они внезапно попали под огонь индонезийских зениток. Падре получил смертельные ранения, а летчику оторвало руку. Однако несмотря на это британский летчик зажав ручку управления коленями и работая только правой рукой, смог дотянуть до Кучина и посадить машину "по-вертолетном".

В июне 1964 года индонезийским диверсантам удалось проникнуть на авиабазу Чанги и заложить в один из "шеклтонов" взрывное устройство, которое после срабатывания совершенно вывело самолет из строя.

Вообще, 1964 год был "богат" на летные проишествия и аварии. Англичане лишились шести самолетов и четырех вертолетов. Так, среди последних числится "скаут" Медицинского корпуса, пропавший в 30 км от Кучина. Судьбу "вертушки" разделил пилот, индонезийский пленный и конвоир. Буквально на следующий день у одного "Уирлуинда" на взлете отлетел хвостовой винт и снова погибло 5 человек. Среди других потерь - "Хантер", "остер", "Пайэнир", три "Твин Пайэнира", "Сикамор" и еще один "Уирлуинд".

В марте 1965 года чувствительные потери понесла авиагруппа авианосца "Игл": 24-го и 25-го в воды Малаккского пролива упали два вертолета "Уэссекс" 820-й аэ. В первом случае погибли два человека, во втором пострадал только один. Позже одна машина была извлечена водолазами для изучения причин катастрофы.

20 апреля по сообщению агентства АНТАРА индонезийская зенитная артиллерия сбила над Северным Калимантаном "один самолет - разведчик из трех нарушивших воздушное пространство. Погибли два человека, находившиеся на борту". Англичане ничего не говорят об этом инциденте. Мы же можем предположить, что это были армейские "остеры", заблудившиеся при перелете.

29 марта 1965 года конфликт приобрел международный резонанс. На острове Риу индонезийцы установили зенитные батареи и объявили данный район закрытым для полетов. А здесь проходили гражданские воздушные трассы, по которым самолеты ряда авиакомпаний летали в Сингапур. Таким образом Джакарта пошла на прямое нарушение Чикагской конвенции по гражданской авиации. Вскоре индонезийцы обстреляли лайнер, заходивший на снижение перед посадкой в Сингапуре. Все обошлось, однако ИКАО перенесло маршруты в более безопасные районы.

Несмотря на изменение военно - политической ситуации после 30 сентября и резкого снижения боевой активности индонезийских "добровольцев", отдельные инциденты продолжали время от времени происходить. В ходе одного из них, происшедшего в районе н.п. Стасс, огнем ПВО был сбит "Уирлуинд" (борт XR 480) из состава 103-й аэ. Это была последняя боевая потеря союзников в ходе конфликта. Кроме того, в летных проишествиях было потеряно еще несколько вертолетов этого типа.

:Уже 9 августа 1965 года Сингапур покинул федерацию, что вызвало ликование Джакарты, хотя данный шаг был осуществлен не результате силового давления, а в силу внутренних причин. Необъявленная война ударила прежде всего по самой Индонезии, по ее международному престижу. Боевые действия тяжким бременем легли на экономику страны - примерно 70 процентов ВПП шло на военные нужды. Из-за этого в стране и сложилась ситуация, которая привела к кровавым событиям 30 сентября. Лично Сукарно это стоило потери своего поста и проведения остатка своих дней под домашним арестом.

Если говорить о военных потерях, то они были небольшими. Так, по данным малайзийского министерства обороны потери индонезийцев составили к середине мая 1965 года 1300 человек, а для союзников - 241 человек. Англичане же признали потерю убитыми за время "конфронтации" 114 человек, главным образом гуркхов, аналогичные потери противника оценивались в 600 человек.




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх