,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Индонезия. Война за независимость
0
Расположенная на 13000 островов 200-миллионная Индонезия провозгласила независимость вскоре после Второй Мировой войны. Несмотря на свою молодость, эта страна имеет весьма бурную историю. Войны, конфликты, мятежи сепаратистов и антиправительственных повстанцев почти непрерывно сотрясали ее за прошедшие полвека, хотя о многих из них известно лишь особо дотошным историкам да оставшимся в живых ветеранам. Между тем, в свое время "индонезийские дела" неоднократно находились в центре внимания мировой общественности, не покидая первых полос ведущих газет и журналов. Надо отметить, что авиация во многих из этих событий играла далеко не последнюю, а иногда и решающую роль.

Когда в феврале - марте 1942 года японские войска завоевали Голландскую Ост-Индию, лишь немногие из аборигенов поддержали старых хозяев, сражаясь против новых захватчиков в рядах колониальной армии. Большинство же яванцев, суматранцев и других "туземцев" видели в солдатах микадо освободителей, радостно приветствовали их, помогая добивать остатки голландских войск на островах и надеясь, что Токио предоставит им независимость.

Однако, как это часто бывает, реальность оказалась совсем иной. Умело эксплуатируя лозунг "Азия для азиатов!", оккупационные власти сумели образно говоря "запрячь в одну упряжку" с собой местное население, особенно молодежь, сформировав ряд рабочих и военизированных формирований, наиболее значительным из которых была ПЕТА (Пембела танах аир - Добровольческая армия защитников родины), насчитывавшая порядка 120 тысяч человек и вооруженная легким стрелковым оружием.

Достаточно быстро выяснилось, что "хрен редьки не слаще", а вместо независимости японцы принесли в Индонезию новое рабство. Поэтому неудивительно, что отдельные батальоны ПЕТА неоднократно поднимались на вооруженную борьбу с оккупантами: несмотря на усиленную идеологическую обработку, "множились и крепли" идеи индонезийского национализма.

Тем временем на фронтах дела у японцев шли все хуже и хуже, отвлекать войска на борьбу с партизанами становилось все труднее, поэтому токийские власти начали склонялся, пусть даже и исходя из своих интересов, к предоставлению независимости Голландской Ост-Индии. Однако сделать этот шаг они не успели. 15 августа 1945 года император Хирохито объявил о безоговорочной капитуляции Японии.

Индонезийские патриоты поняли, что их час пробил и пришло время решительных действий. Уже 17 августа лидер местных националистов доктор (или, как он сам любил себя называть, - инженер) Ахмад Сукарно объявил о создании на территории бывшей Голландской Ост-Индии независимой Республики Индонезии. Началось формирование институтов нового государства, прежде всего вооруженных сил, базой для которых стала ПЕТА, "разбавленная" индонезийцами, ранее служившими в бывшей колониальной армии и освобожденными по завершении войны из лагерей. Среди нихбыли и авиаторы. Они составили костяк новорожденных индонезийских ВВС.

К моменту капитуляции Японии на аэродромах Суматры и Явы находилось немало японских самолетов, в том числе и вполне исправных. В итоге к концу 1945 года на подконтрольных индонезийцам аэродромах было собрано до 50 трофейных машин. Среди них повстанцам досталось шесть боеспособных истребителей "Накадзима" Ки-43 "Хаябуса" ("Оскар") из состава 33-го сентая (авиаполка) ВВС японской императорской армии, а также - шесть более современных истребителей Ки-61. Кроме того, из нескольких неисправных машин, собранных на аэродромах Джакарты и Сурабаи, собрали еще два таких самолета, вполне пригодных к полетам. Руководил работами лейтенант Меза.

Из бомбардировщиков можно отметить наличие по одному "Мицубиси" Ки-21 ("Сэлли") и Ки-48 ("Лили"). Из разведчиков в воздух могли подняться четыре японских аналога "Москито" - скеростных (по крайней мере, на момент создания) "Мицубиси" Ки-46 ("Дайна"). Также в состав индонезийской авиации вошло несколько одномоторных бомбардировщиков "Татикава" Ки-30 и "Мицу-биси" Ки-51б ("Сони"). Эта техника послужила материальной базой для формирования 9 апреля 1946 года AURI (Angkatan Udara Republic Indonesia - ВВС Республики Индонезия).

Для подготовки летного состава BAURI широко применялись самолеты, выпущенные компанией "Татикава": четыре биплана Ки-9 ("Спрюс"), способных также брать по две 50-кг бомбы, и три низкоплана Ки-55 ("Ида"). Их дополняли несколько "Рикюгюн" Ки-79. В наследство от ВВС Императорских ВМС досталось много (по некоторым данным до 70 штук) учебно-тренировочных "Йоко-сука" K5Y1 ("Уиллоуз") и большая четырехмоторная летающая лодка "Каваниси" Н6К5 ("Мэйвис").

Впрочем, вся эта техника была порядком изношена и по большому счету могла лишь играть роль морального фактора, укреплявшего боевой дух индонезийской армии.

Попадались и вовсе "раритеты". Так, на острове Калидати индонезийцам достался английский бомбардировщик "Бленхейм", захваченный японцами еще в 1941 году и оснащенный двигателями Накадзима "Сакае" от истребителя "Зеро". Однако повоевать ему не пришлось. При первой же попытке взлететь этот "гибрид" разбился.

Необходимость приобретения оружия за рубежом побудила индонезийцев позаботиться о создании транспортного компонента воздушных сил. Помогли зарубежные "благожелатели". Первым в этом списке числится австралийский пилот X. Кигэн, предоставивший в распоряжение AURI свой личный "двухмотор-ник" Авро "Энсон".

Затем, 2 июня 1947 года, американский пилот Боб Фригберг пригнал с Филиппин С-47, получивший по прибытии местную регистрацию RI-002. Еще одна "Дакота" была приобретена в Индии на деньги, собранные среди населения, жившего на подконтрольной правительству территории. В Индонезии самолет сменил обозначение VR-HEC на RI-001. Индекс RI-003 получил одномоторный Стинсон L-5 "Сентинел", который пригнал австралиец Кобли. Следующий номер присвоили второму "Энсону", появившемуся в апреле 1947 года.

Президенту Сукарно также удалось приобрести две "Каталины". Из этих машин поначалу сформировали авиакомпанию "Индонезиан Эйруэйз", несколько позже преобразованную во 2-ю эскадрилью AURI. Кроме того, на один - два рейса фрахтовались самолеты частных "воздушных извозчиков".

И планеры, и самолет использовались для обучения летчиков, в которых молодое государство испытывало острую нехватку. Голландские колонизаторы не очень-то приветствовали обучение туземцев летному делу. Среди тех немногих, кто все же сумел получить при голландцах пилотское свидетельство и офицерские погоны, был ПОЛКОВНИКА. Ади-сутжипто, который еще до войны служил в ВВС Голландской Ост-Индии. При новой власти он стал главнокомандующим воздушными силами. Другим опытным летчиком был Халим Педанакусума, совершивший во время Второй Мировой около сорока боевых вылетов на английском бомбардировщике. Также ощущался дефицит квалифицированных наземных кадров и проблемы с материально-техническим обеспечением. Часть трофейных японских машин вскоре пошла на запчасти.

Первый полет в истории индонезийской авиации состоялся 10 октября 1945 года, когда полковник Адисутджипто поднял в воздух отремонтированный японский Ки-9. А уже через пару месяцев в городе Джокьярта (не путать с Джакартой) начались плановые учебные полеты все тех же Ки-9.

Таким образом, молодые ВВС Индонезии начинали "становиться на крыло".

АНГЛИЙСКИЙ ЭТАП

Что бы ни предпринимали после краха Японии индонезийцы, в Голландии по-прежнему считали, что не может быть и речи ни о какой независимости для туземцев, а в Ост-Индию должен вернуться "старый добрый" колониальный порядок. Однако силенок для его наведения было маловато. Срочно потребовалось большое количество войск и вооружений, которыми крохотная Голландия попросту не располагала.

И здесь на помощь "стратегическому союзнику" пришел Лондон. До того момента, пока голландцам не удастся наскрести необходимые силы, англичане брали на себя функции как тогда любили говаривать "обеспечения внутренней безопасности". Кроме того, британцы имели еще и собственный интерес: согласно так называемой "Программе возвращения союзных военнопленных и интернированных" они должны были обеспечить эвакуацию тысяч освобожденных из японских лагерей солдат и офицеров, а также гражданских лиц, с которыми оккупанты обошлись далеко не лучшим образом. Кроме того, было необходимо вернуть на родину капитулировавших японцев.

Помимо "естественных" препятствий (большие расстояния,нехватка транспортных средств и неразвитая дорожная сеть), дело осложнялось вооруженными столкновениями с отрядами индонезийцев.

Эти столкновения то и дело вспыхивали по нескольким причинам. Су-карно, по всей видимости, хотел использовать бывших военнопленных как козырь в своих отношениях с Западом. Кроме того, на этой обширной территории действовала еще масса вооруженных формирований, которые не подчинялись никому, кроме собственных "полевых командиров". Они действовали по простому принципу, сформулированному в свое время Василием Ивановичем в фильме "Чапаев": "Хорошая жизнь, Петька, настанет тогда, когда всех белых перебьем!"

Первые английские части высадились в Батавии (так тогда именовалась Джакарта) 29 сентября 1945 года. Командующий войсками Её Величества генерал Кристинсон, не желая иметь лишних проблем и намереваясь как можно быстрее выполнить задачу по эвакуации пленных, признал де-факто правительство Республики Индонезия и неоднократно вступал в переговоры с администрацией Сукарно "по взаимно интересующим вопросам". Однако дела порою складывались так, что переговоры шли на языке винтовок. А высадившиеся 4 октября в той же Батавии голландцы вообще не желали вступать ни в какие дебаты с аборигенами, разве что об условиях капитуляции "мятежников".

Количество вооруженных инцидентов стало расти как на дрожжах. Нередко индонезийцы задерживали пленных, а британцам приходилось силой отбивать их. 10 октября попал в засаду и был уничтожен английский патруль. Стало ясно, что начинается крупномасштабная война.

Первые голландские самолеты (бомбардировщики В-25 "Митчелл" из 18-й эскадрильи военной авиации Королевской Армии Нидерландской Индии - ML-KNIL) начали приземляться на Батавском аэродроме Кемад-жорам еще в конце сентября, однако и в воздухе, и на земле основная роль пока отводилась англичанам.

Поначалу речь шла лишь о транспортных перевозках. Необходимо было организовать снабжение британских войск на Яве и Суматре, перебрасывать солдат в угрожаемые районы и выполнять основную задачу - эвакуировать бывших пленных из внутренних районов Явы в Батавию, откуда они морем отправлялись в Европу.

Первой заметной авиатранспортной операцией стала переброска в Батавию небольшого отряда десантников, осуществленная 8 октября "Дакотами" из 31-й эскадрильи Королевских ВВС. Те же "Дугласы" занимались и доставкой предметов снабжения. Так, только для британских авиачастей, действовавших на Яве, каждый день три "Дакоты" привозили из Бирмы различные грузы. Самолеты 31-й аэ еженедельно перебрасывали 425 тонн боеприпасов, снаряжения, медикаментов и почты.

Восемь "Дакот" ежедневно летали по маршруту Батавия - Бандунг -Батавия, вывозя бывших военнопленных и других эвакуируемых европейцев. Весь путь по воздуху занимал лишь 35 минут, тогда как наземная дорога петляла через леса и горы, заполненные партизанами. Каждый самолет делал в день по четыре рейса. За подобную регулярность транспортники получили от англичан прозвище "Бандунгский экспресс", а от голландцев - "Бан-дунгская автобусная служба".

Последних репатриантов эвакуировали 20 мая 1946 года, и на этом работа 31-й эскадрильи закончилась, хотя матчасть оставалась в Ост-Индии до конца ноября. Всего же за довольно короткий период "Дакоты" совершили более 11000 вылетов, перевезли 26 тысяч тонн грузов и 127800 человек, потеряв в катастрофах всего две машины.

Тем временем нашлось занятие и для английских боевых самолетов. Первыми в Индонезии появились "Спитфайры" из 28-й эскадрильи, переброшенные из Бирмы на авиабазу Медан на острове Суматра. Оттуда они начали совершать полеты на так называемое "вооруженное патрулирование" (то есть, летчики самостоятельно отыскивали цели для атаки). В январе 1946-го к боевой работе подключились "восьмерки" из 155-й аэ, действовавшие первоначально с сингапурской базы Тенга над Суматрой и прилегающими островами. В феврале эту авиачасть также перебросили в Медан, что значительно повысило ее эффективность.

26 февраля эскадрилья понесла первые и единственные в ходе этой войны потери: в воздухе столкнулись самолеты сержанта Дэйна, который сумел выпрыгнуть с парашютом, и уоррент-офицера Эндерсона, которому спастись не удалось.

Между тем, партизанская война разгорелась не только на Суматре, но и на Яве, где она приобрела наибольший размах. Поэтому и концентрация английских войск здесь была более значительной. Одними из первых туда в октябре 1945 года перебросили из Бирмы "Тандерболты" 60-й и 81 -и эскадрилий, летчики которых имели солидный боевой опыт. Из них сформировали 904-е авиакрыло, а местом его базирования стала авиабаза Кемаджоран, что под Бандунгом. В декабре в это авиакрыло включили матчасть и личный состав расформированных 131-й и 258-й эскадрилий. В октябре же сюда прибыло и звено "Москито" 110-й аэ.

В январе 1946-го произошла ротация сил Королевских ВВС на индонезийском ТВД. 60-ю аэ перевели в Сурабаю, где находились машины 47-й аэ и звено "Остеров" из 656-й. 904-е авиакрыло пополнилось 84-й эскадрильей на "Бофайтерах". Все эти силы подчинялись Воздушному командованию Нидерландской Ост-Индии, организованному еще в сентябре 1945 года. Кроме того, не остались в стороне от боевых действий и части, базировавшиеся на сингапурских и малайских аэродромах.

У голландцев впервые после 1942 года перебазировались на Яву самолеты 321-й аэ Морской Авиаслужбы (Marine Luchtvaart Dienst). Эта смешанная эскадрилья летала как на тяжелых бомбардировщиках В-24 "Либерейтор", так и на гидросамолетах "Каталина". Поначалу она размещалась в Кемаджороне, занималась патрулированием прибрежных вод и борьбой с индонезийской морской контрабандой оружия. К началу 1946-го "Либерей-торы" пришлось возвратить в США, а сама авиачасть перебралась в Сурабаю. Воздушную связь с метрополией с конца ноября 1945 года поддерживали четырехмоторные DC-4 авиакомпании KLM (правда, камуфлированные и несшие эмблемы ВВС), которые совершали по два рейса в неделю. Каждый рейс занимал целых пять дней (чистое полетное время - 45 часов).

Естественно, такое положение вещей не устраивало представителей голландского командования, и они старались по возможности как-то сократить время в пути. Так, в частности, поступил командующий голландскими войсками на Яве генерал С. Споор, отправившийся на ро-дину 28 июля 1946 года на борту B-25J уже упоминавшейся 18-йаэ. Экипаж в составе первого лейтенанта К. Меркельбаха провел свою машину по маршруту Кемаджоран - Бангкок - Нью-Дели - Карачи - Басра - Каир - Валькенбург "всего" за 38 часов 45 минут, чем привел "кээлэмовское" руководство в состояние черной зависти...

Тем временем, индонезийский конфликт разрастался, переходя от мелких стычек к масштабным боям и сражениям. Уже 10 октября "вооруженные интернированные лица" (попросту японские военнопленные, вооруженные англичанами и руководимые британскими офицерами) начали штурм города Семаранг, находившегося под контролем индонезийцев. После пяти дней упорных боев индонезийцы отступили в джунгли.

Но основные события "английского периода войны" развернулись вокруг города Сурабая. 25 октября в него вступила английская пехотная бригада с задачей разоружения индонезийских отрядов. Однако "мятежники" не собиралисьдобровольно расставаться с оружием. Вскоре стычки и перестрелки переросли в полномасштабные уличные бои.Через два дня английское командование объявило о введении в городе осадного положения, о чем население и повстанцы были извещены в многочисленных листовках, разбросанных с британских самолетов. А 28-го в Сурабаю вступили голландские колониальные части.Вот тогда и началась настоящая война, перемежаемая соглашениями о перемирии, постоянно нарушаемыми обеими сторонами. 9 ноября в соответствии с тактикой "убивать азиатов руками азиатов" собственно британские части сменились индийскими колониальными войсками (Индия тогда еще входила в состав Британской империи). С этого момента вся тяжесть боевых действий легла на индусов.

Уже на следующий день союзники предприняли генеральный штурм города. Поначалу в 6.00 корабельная артиллерия начала обстрел, а затем "эстафету" подхватили Королевские ВВС: восьмерка "Тандерболтов" и пара "Москито" нанесли удар по кварталам, удерживаемым индонезийцами. Летчики заявили о 10 попаданиях во вражеские объекты.

Ожесточенные бои за Сурабаю продолжались до 25 ноября. Все это время авиация оказывала существенную поддержку атакующим, являясь едва ли не основным фактором воздействия, заставившим бойцов Су-карно в конце концов уйти в джунгли.

В ходе этих боев англичане понесли и первые потери в самолетах. 23 ноября одна из "Дакот" из-за технических неисправностей вынуждена была почти сразу после взлета сесть в восьми километрах от Ке-маджорана. С авиабазы срочно отправили помощь, но она опоздала: повстанцы захватили самолет и убили всех, кто находился на его борту. Вэтотжедень"Тандерболт" 81-йаэ неудачно атаковал какое-то судно недалеко от Джакарты. В результате самолет был потерян (то ли сбит, то ли разбился из-за ошибки пилота), а о судьбе пилота ничего не сообщалось.

На следующий день RAF провели акцию возмездия: "Москито" нанесли удары по индонезийским радиостанциям в Джокьярте и Кемаджоране, полностью уничтожив их.

Еще один "Тандерболт" из той же 81-йаэ индонезийцы сбили в декабре. Раненый летчик, флайт-сержант Э. Дэвидсон выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Ему относительно повезло: с ним хорошо обращались и даже пригласили работать инструктором в индонезийских ВВС по окончании войны, причем Дэвидсон был готов согласиться. Но в апреле 1946-го его вернули к своим.

Еще одной крупной операцией, проведенной при активном содействии Королевских ВВС, стала высадка морского десанта на остров Бали 3 марта 1946 года. К этому времени в боях все чаще принимали участие и голландские самолеты.

Активность же AURI, наоборот, была весьма низкой. В основном совершались учебные, связные и разведывательные полеты. В одном из них 23 апреля 1946 года разбился Ки-55. Через несколько недель на пути с Суматры в Джокьярту индонезийцы потеряли Ки-9.

Поскольку к весне 1946-го голландцы успели достаточно "нарастить мускулы" в строптивой колонии, а все пленные европейцы были эвакуированы, англичане стали постепенно сворачивать свое военное присутствие в регионе. К ноябрю большая часть британского контингента была выведена. "Миротворческая акция" обошлась ему в 556 человек убитыми и 1393 ранеными, подавляющее большинство из которых составляли индусы. Что касается потерь Королевских ВВС, то, помимо трех уже упомянутых машин, англичанам пришлось вычеркнуть из списков одну "Каталину" с экипажем.

Итак, британский лев покинул беспокойные острова с чувством исполненного долга, предоставив старым хозяевам и коренному населению самим разбираться друг с другом.

"ПОЛИЦЕЙСКИЕ АКЦИИ"

После ухода англичан голландцы принялись самостоятельно решать возникшую проблему, используя как политические, так и военные методы. Группировка колониальных войск в Индонезии к февралю 1946-го насчитывала уже 100 тысяч "штыков" и продолжала наращиваться. В ее состав входил и достаточно сильный авиационный компонент. Наиболее многочисленной группой (а стоит сказать, что все виды вооруженных сил имели авиационные части) была ML-KNIL, насчитывавшая до 150 самолетов различных типов.

Большая часть из них базировалась на яванских аэродромах. Под Батавией и в Чилилитане находилась 18-я аэ на B-25D, 121-я истребительная на Р-51D и часть 20-й транспортной на ТВ-25 и С-47. В Сурабае "сидела" 120-я аэ со своими "Киттихо-ками". Суматра стала "вотчиной" "Мустангов" 122-й эскадрильи и "Митчеллов" из 16-й. Работали они с аэродромов Медан и Палембанг. Кроме того, по различным аэродромам и полевым площадкам были разбросаны легкомоторные "Пайпер Кэбы"17-й аэ.

В сентябре-октябре 1947 года из метрополии прибыло подкрепление - 322-я авиаэскадрилья и ее 20 "Спитфайров" Mk.lX. Местом базирования для нее избрали Калибатенг. Она должна была сменить 120-ю, чьи "Киттихоки", прошедшие горнило войны с японцами на Новой Гвинее, находились на грани полного износа. Кроме того, сюда прибыли "Дакоты" 19-й аэ.

Морская авиация на первых порах была представлена уже известной нам 321-й аэ, летавшей на "Каталинах" и базировавшейся на Морокре-баганеи. Основной ее задачей являлось осуществление морской блокады побережий. В октябре 1946 года в район боев на борту авианосца "Карел Доорман" прибыли 15 "Файрф-лаев" 860-й эскадрильи. Поначалу они базировались на Кемаджоран, а затем перебрались в Сурабаю. И,наконец, армейская(или "артиллерийская") авиация. От нее на островах действовали "Остеры" 6-й эскадрильи.

Что касается индонезийцев, то они по-прежнему продолжали возиться со своим японским "металлоломом", судорожно пытаясь закупить авиатехнику по всему миру.

Военно-политическая обстановка в Ост-Индии складывалась следующим образом.С октября 1946 года колониальная администрация и правительство Индонезийской федерации вели переговоры, завершившиеся 25 марта 1947 года подписанием так называемых Лингаджатских соглашений, согласно которым прекращались боевые действия между сторонами. В ходе переговорного процесса индонезийцы настаивали на распространении республиканской юрисдикции по всей территории колонии. Голландцы же "гнули линию" на формирование так называемых Соединенных Штатов Индонезии (конфедеративного государства, состоящего из четырех частей, подчиненность которых Центру была бы чисто номинальной). Соглашение де-факто признавало Индонезийскую республику, граница которой проходила всего в 18 км к востоку от Батавии.

Индонезийцы, междутем, провели некоторые реформы в области военного строительства. В начале 1946 года Сукарно своим декретом преобразовал подчинявшиеся ему вооруженные силы из Армии Народной безопасности в Национальную Армию Индонезии, а в июне следующего года другим декретом предписал всем вооруженным формированиям войти в состав этой армии. Однако дальнейшее развитие событий сорвало выполнение данного мероприятия.

В конце мая 1947 года генерал-губернатор Нидерландской Ост-Индии предъявил Сукарно ультиматум о фактической передаче военно-политического контроля над всей территорией страны,мотивируя это постоянными нарушениями индонезийцами условий мирного соглашения. В Джокьярте разразился правительственный кризис, но в конечном итоге Сукарно отклонил требования ван Моока. Тогда 20 июля Гаага разорвала Лингаджатские соглашения, и в тот же день колониальные войска общей численностью 120 тысяч человек обрушились на подконтрольные индонезийцам территории. Началось то, что в нидерландской историографии назвали "первой поцейской акцией", а в советской и индонезийской - "первой колониальной войной".

Три дивизии на Яве и три бригады на Суматре повели при поддержке танков, артиллерии и авиации наступление вдоль железных и шоссейных дорог. Вскоре им удалось захватить основные районы выращивания риса, а также нефтедобычи и нефтепереработки, составлявшие основу экономики республики. Национальная армия, со своей стороны, приняла тактику активной обороны, азатем перешла к традиционной партизанской войне.

Уже в первый день операции голландская авиация нанесла удары по ряду индонезийских объектов. В первую очередь бомбардировкам подверглись аэродромы Мадиун, Маланг и Мангуно. В результате на земле было сожжено 20 самолетов. Не осталась без внимания и столица республиканцев Джокьярта, а также столичный аэродром, где было уничтожено еще восемь самолетов. Об интенсивности действий авиации говорит такой факт: только за один день 22 июля голландцы совершили 15 налетов на город Черибон.

Республиканская авиация тоже пыталась вмешаться в события, нанося эпизодические удары по голландским войскам. Правда, данных о ее боевой работе немного. Известно, что утром 29 июля одиночный Ки-516 отбомбился по Семарангу. Поднятая на перехват пара Р-40 устремилась вдогонку, но вместо бомбардировщика голландские летчики обнаружили летящую "Дакоту". Решив, что именно она занималась бомбардировкой, пилоты атаковали ее и сбили. Однако на самом деле произошла ужасная ошибка: это был индийский пассажирский лайнер! Все находившиеся на борту погибли, в том числе первый главком AURI и два британских офицера.

Междутем, "полицейская акция" продолжалась. 4 августа в 16:45 под прикрытием боевых самолетов голландцы выбросили парашютный десант западнее города Демак в центре Явы. На следующий день ВВС провели разведку боем позиций противника к югу от города Маланг. Да и в других районах Явы и Суматры колониальная авиация не давала покоя индонезийским бойцам. Тем не менее, республиканцы оказались "крепким орешком", нанося противнику чувствительные удары. В частности, им за короткий срок удалось сбить три "Файрфлая".

17 декабря впервые вступили в бой голландские "Спитфайры": в районе города Чибатоэ они сымитировали атаку на один из партизанских отрядов, вынудив его к сдаче.

Республиканская авиация тем временем испытывала острый кризис: ввиду полного израсходования ресурса и отсутствия запчастей на прикол встали все японские боевые самолеты. Единственное, с чем еще справлялись остатки индонезийских ВВС, были транспортные перевозки. 10 декабря в ходе одного из таких рейсов разбился зафрахтованный индонезийцами австралийский "Эн-сон". Погиб экипаж и все пассажиры, в том числе пилот австралиец Киген и уже упоминавшийся Халим Перда-накусума.

К началу 1948 года "полицейская акция" начала пробуксовывать: республиканцы, хотя и потерявшие ряд территорий, вовсе не собирались прекращать сопротивление. Голландцы втягивались в изнурительную партизанскую войну, что изначально не входило в их планы. Обе стороны нуждались в передышке. При посредничестве созданной ООН так называемой "Комиссии добрых услуг" на нейтральной территории,каковой оказалась палуба американского быстроходного десантного транспорта "Ренвилл", начались переговоры. Они завершились подписанием 17 января 1948 года соглашения, названного по имени корабля Ренвилльским. Соглашением фиксировался "статус кво": под контролем голландцев оставалась вся захваченная в ходе "акции" территория, на которой проживало большинство населения(30,6 миллиона человек против 19,2 в республиканской зоне). Границей служила "линия ван Моока", соединявшая пункты максимального продвижения колониальных войск.

Хотя боевые действия и прекратились, голландцы продолжали морскую блокаду Индонезии, поэтому для транспортной авиации AURI работы хватало.

Между тем, тяжелые потери в ходе "первой колониальной войны" привели к усилению разногласий в республиканском лагере, следствием чего стали так называемые "мади-унские события". 18 сентября 1948 года в городе Мадиун произошло восстание вооруженных формирований компартии Индонезии, быстро подавленное морской пехотой и дивизией "Силиванги". В результате "ответных действий" правительства компартия была разгромлена, погибло почти все ее руководство, в том числе и председатель, он же премьер-министр страны Шарифуддин.

Голландцы, наблюдая "разброд и шатания" в стане противника, решили, что настало время покончить с "бунтовщиками". 19 декабря они приступили к осуществлению "второй полицейской акции", то есть для индонезийцев началась "вторая колониальная война".

В 6.45 на аэродром Магуво (Пла-гуво), что в 6 км от Джокьярты, был высажен голландский десант. "Дакоты" доставили 2600 человек, 80 джипов и множество различных грузов. Высадка оказалась для индонезийцев полной неожиданностью, поэтому никакого сопротивления они оказать не успели.

Десантникам удалось захватить несколько самолетов, в том числе "Дакоту", "Энсон", одну из "Каталин" и гражданский "Де Хэвилленд" DH-86c британской регистрацией G-ADYH. А в одном из ангаров обнаружили даже четырехмоторную японскую летающую лодку "Мэвис". В воздухе у города Джамби была расстреляна вторая индонезийская "Каталина", как раз прибывшая с новой партией оружия. Погиб экипаж из четырех человек, в том числе и пилотировавший ее австралиец Кобли (по другим данным - самолет "без посторонней помощи" разбился при посадке).

Одновременно голландцы нанесли ряд воздушных ударов по индонезийским военным и гражданским объектам. Например, пара "Спит-файров" расстреляла радиостанцию в городе Соло.

В 15.00 голландцы захватили и саму индонезийскую столицу, где им удалось пленить практически все высшее руководство страны во главе с президентом Сукарно. Его немедленно посадили на "Митчелл" и доставили в Батавию.

В этот же день морской и воздушный десанты одновременно высадились на северном побережье Явы, к западу от города Пекаланган. В последующие дни наступление голландцев развивалось стремительно, и к исходу 24 декабря вся Ява находилась под их контролем.

На Суматре наступление началось 20 декабря. 23-го с "Каталин", приводнившихся на озере Тоба, был высажен воздушный десант, захвативший город Балиге. Благодаря этому к утру 25 декабря голландцы оккупировали половину Суматры.

"Колониальный блицкриг" удался, однако индонезийское руководство предусмотрело подобный вариант развития событий и заранее разработало соответствующий план. Поэтому сразу поле ареста Сукарно на свободной территории Суматры всю власть взял Чрезвычайный кабинет, выполнявший функции временного правительства.

На Яве движение сопротивления возглавил генерал Насутион. Подего руководством здесь началась эффективная партизанская война. В результате уже к февралю голландские гарнизоны оказались запертыми в городах. В последующие месяцы ряд из них также пришлось оставить, несмотря на всемерную поддержку авиации. Правда, на Суматре деладля республиканцев складывались хуже, однако основным ТВД все-таки была Ява.

В конце концов успехи генерала Насутиона, а также давление со стороны международного сообщества сделали свое дело. Арестованное руководство Индонезии было освобождено, и с ним голландцам пришлось вступить в переговоры о прекращении военных действий. Вскоре перемирие формально вступило в силу: 1 августа - на Яве, а 15-го - на Суматре.

Сразу же после подписания соглашения о перемирии деятельность голландской авиации свелась к транспортным перевозкам. "Дакоты" снабжали свои гарнизоны и ряд населенных пунктов продовольствием и медикаментами,сбрасывая их на парашютах. В полетах их сопровождали "Спитфайры", зачастую бравшие тюки с грузами на подкрыльевые бомбодержатели. Также самолеты 322-й эскадрильи осуществляли воздушное прикрытие эвакуации наземных войск из Джокьярты и Магуво. А 1 сентября 1949 года все воздушные операции были официально прекращены.

В период с 23 августа по 2 ноября в Гааге состоялась "конференция круглого стола". В соответствии с ее решением 27 декабря Индонезийская республика признавалась независимым государством, правда, в предложенной голландцами форме Соединенных Штатов Индонезии. Под юрисдикцию республиканского правительства отходила практически вся территория бывшей Нидерландской Ост-Индии, за исключением западной части острова Новая Гвинея, именуемой индонезийцами Ириан Джая (Западный Ириан). Этутерри-торию, согласно все тем же договоренностям, голландцы обязались передать через год.

Война за освобождение Индонезии завершилась. Она обошлась голландцам в 25 тысяч убитых и раненых военнослужащих, их противникам - примерно в 80 тысяч.





Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх