,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Оккупация или революция? К 70-летию присоединения Прибалтики к СССР
  • 18 июня 2010 |
  • 13:06 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 64005
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
+1
В июне 1940 года начались события, которые раньше называли «добровольным вхождением народов Прибалтики в состав СССР», а с конца 1980-х всё чаще именуют «советской оккупацией стран Балтии». В годы горбачёвской «перестройки» стала внедряться новая историческая схема. Согласно ей Советский Союз оккупировал и насильственно присоединил к себе три независимые демократические прибалтийские республики.

Между тем, Литва, Латвия и Эстония к лету 1940 года были отнюдь не демократическими. Причём давно. Что касается их независимости, то она была довольно призрачной с момента её объявления в 1918 году.


1. Миф о демократии в межвоенной Прибалтике


Поначалу Литва, Латвия и Эстония были парламентскими республиками. Но недолго. Внутренние процессы, в первую очередь – рост влияния левых сил, стремившихся «сделать, как в советской России», привели к ответной консолидации правых. Впрочем, и этот недолгий период парламентской демократии был отмечен репрессивной политикой верхов. Так, после неудачного восстания, устроенного коммунистами в Эстонии в 1924 году, там было казнено более 400 человек. Для маленькой Эстонии – цифра значительная.

17 декабря 1926 года в Литве партии националистов и христианских демократов, опираясь на верные им группы офицеров, осуществили государственный переворот. Путчистов вдохновлял пример соседней Польши, где основатель государства Йозеф Пилсудский чуть ранее в том же году установил свою единоличную власть. Литовский сейм был распущен. Во главе государства встал Антанас Сметона, лидер националистов, бывший первым президентом Литвы. В 1928 году он был официально провозглашён «вождём нации», в его руках сосредотачивались неограниченные полномочия. В 1936 году все партии в Литве, кроме партии националистов, были запрещены.

В Латвии и Эстонии право-авторитарные режимы установились несколько позже. 12 марта 1934 года государственный старейшина – глава исполнительной власти Эстонии – Константин Пятс (первый премьер независимой Эстонии) отменил перевыборы парламента. В Эстонии переворот был вызван действиями не столько левых, сколько ультраправых. Пятс запретил пронацистскую организацию ветеранов («вапсов»), которая, как он считал, угрожает его власти, и произвёл массовые аресты её членов. В то же время он стал проводить многие элементы программы «вапсов» в своей политике. Получив от парламента одобрение своих действий, Пятс в октябре того же года распустил его.

Эстонский парламент не собирался четыре года. Всё это время республикой правила хунта в составе Пятса, главнокомандующего Й. Лайдонера и главы МВД К. Ээренпалу. Все политические партии в марте 1935 года были запрещены, кроме провластного «Союза Отечества». Конституционное собрание, выборы в которое не были альтернативными, приняло в 1937 году новую конституцию Эстонии, предоставлявшую обширные полномочия президенту. В соответствии с ней в 1938 году были избраны однопартийный парламент и президент Пятс.

Одним из «нововведений» «демократической» Эстонии стали «лагеря для лодырей», как называли безработных. Для них устанавливался 12-часовой рабочий день, провинившихся били розгами.

15 мая 1934 года премьер-министр Латвии Карлис Ульманис совершил государственный переворот, отменил конституцию и распустил сейм. Президенту Квиесису была предоставлена возможность досидеть до конца срока (в 1936 году) – он фактически уже ничего не решал. Ульманис, бывший первым премьером независимой Латвии, был провозглашён «вождём и отцом нации». Более 2000 оппозиционеров было арестовано (правда, почти все вскоре выпущены на свободу – режим Ульманиса оказался «мягким» по сравнению с соседями). Все политические партии были запрещены.

В правоавторитарных режимах Прибалтики можно установить некоторые различия. Так, если Сметона и Пятс во многом опирались на одну-единственную разрешённую партию, то Ульманис – на формально беспартийный государственный аппарат плюс на развитое гражданское ополчение (айсзаргов). Но общего у них было больше, вплоть до того, что всеми тремя диктаторами стали люди, бывшие во главе этих республик ещё на самой заре их существования.

Яркой характеристикой «демократичности» буржуазной Прибалтики могут служить выборы в эстонский парламент в 1938 году. В них участвовали кандидаты от единственной партии – «Союз Отечества». При этом избирательным комиссиям на местах было дано указание министра внутренних дел: «К голосованию не надо допускать таких лиц, о которых известно, что они могут голосовать против национального собрания… Их надо немедленно препровождать в руки полиции». Тем самым обеспечивалось «единодушное» голосование за кандидатов единственной партии. Но и несмотря на это, в 50 округах из 80 выборы решили вообще не проводить, а просто объявить об избрании в парламент единственных кандидатов.

Таким образом, задолго до 1940 года по всей Прибалтике были ликвидированы последние признаки демократических свобод и установилась тоталитарная государственная система.

Советскому Союзу предстояло лишь произвести техническую замену фашиствующих диктаторов, их карманных партий и политической полиции на механизм ВКП(б) и НКВД.


2. Миф о независимости стран Балтии


Независимость Литвы, Латвии и Эстонии была провозглашена в 1917-1918 гг. в сложной обстановке. Большая часть их территории была оккупирована германскими войсками. Кайзеровская Германия имела свои планы на Литву и Остзейский край (Латвию и Эстонию). У Литовской Тарибы (национального Совета) германская администрация вынудила «акт» о призвании на литовский королевский престол вюртембергского принца. В остальной Прибалтике было провозглашено Балтийское герцогство во главе с членом мекленбургского герцогского дома.

В 1918-1920 гг. Прибалтика, при помощи сначала Германии, а затем Англии, стала плацдармом развёртывания сил внутрироссийской гражданской войны. Поэтому руководство советской России приняло все меры для их нейтрализации. После разгрома белогвардейской армии Юденича и других подобных формирований на северо-западе России, РСФСР поспешила признать независимость Латвии и Эстонии и в 1920 году подписала межгосударственные договоры с этими республиками, гарантировав неприкосновенность их границ. С Литвой РСФСР даже заключила в ту пору военный союз против Польши. Таким образом, благодаря поддержке советской России страны Балтии отстояли в те годы свою формальную независимость.

С фактической независимостью дело обстояло намного хуже. Аграрно-сырьевая составляющая основа экономики Балтии вынуждала искать импортёров продукции прибалтийского сельского хозяйства и рыболовства на Западе. Но Запад слабо нуждался в балтийской рыбе, а потому три республики всё больше погрязали в трясине натурального хозяйства. Следствием экономической отсталости становилось политически зависимое положение Прибалтики.

Первоначально страны Балтии ориентировались на Англию и Францию, но после прихода к власти в Германии нацистов правящие прибалтийские клики стали сближаться с усиливающейся Германией. Венцом всему послужили договоры о взаимопомощи, заключённые всеми тремя государствами Балтии с Третьим рейхом в середине 1930-х годов («Партитура Второй мировой». М.: «Вече», 2009). По этим договорам Эстония, Латвия и Литва были обязаны при возникновении угрозы их границам обратиться за помощью к Германии. Последняя имела в этом случае право ввести войска на территорию прибалтийских республик. Равным образом Германия могла «законно» оккупировать эти страны, если с их территории возникала «угроза» рейху. Тем самым было оформлено «добровольное» вхождение Прибалтики в сферу интересов и влияния Германии.

Данное обстоятельство учитывало руководство СССР в событиях 1938-1939 гг. Конфликт СССР с Германией в этих условиях повлёк бы за собой немедленную оккупацию Прибалтики вермахтом. Поэтому при переговорах 22-23 августа 1939 года в Москве вопрос о Прибалтике был одним из самых главных. Советскому Союзу было важно обезопасить себя с этой стороны от всяких неожиданностей. Две державы согласились провести границу сфер влияния так, что Эстония и Латвия попадали в советскую сферу, Литва – в германскую.

Следствием договора стало одобрение руководством Литвы 20 сентября 1939 года проекта договора с Германией, по которому Литва «добровольно» передавалась под протекторат Третьего Рейха. Однако уже 28 сентября СССР и Германия договорились об изменении границ сфер влияния. В обмен на полосу Польши между Вислой и Бугом СССР получал Литву.

Осенью 1939 года у стран Балтии имелась альтернатива – оказаться под советским или под германским протекторатом. Ничего третьего история им в тот момент не предоставила.


3. Миф об оккупации


Период установления независимости стран Балтии – 1918-1920 гг. – был отмечен в них гражданской войной. Довольно значительная часть населения Прибалтики с оружием в руках выступала за установление советской власти. Одно время (зимой 1918/19 г.) были провозглашены Литовско-Белорусская и Латвийская советские социалистические республики и Эстляндская «трудовая коммуна». Красная армия, в составе которой были национальные большевицкие эстонские, латышские и литовские части, некоторое время занимала бóльшую часть территорий этих республик, включая города Ригу и Вильнюс.

Поддержка антисоветских сил интервентами и невозможность для советской России оказать достаточную помощь своим сторонникам в Прибалтике привели к отступлению Красной армии из пределов региона. Красные латыши, эстонцы и литовцы оказались волею судеб лишены родины и разбросаны по Союзу ССР. Таким образом, в 1920-30-е годы та часть прибалтийских народов, которая наиболее активно выступала за советскую власть, оказалась в вынужденной эмиграции. Это обстоятельство не могло не повлиять на настроения в Прибалтике, лишённой «пассионарной» части своего населения.

В силу того, что ход гражданской войны в Прибалтике определялся не столько внутренними процессами, сколько переменами в расстановке внешних сил, решительно невозможно точно установить, кого там в 1918-1920 гг. было больше – сторонников советской власти или сторонников буржуазной государственности.

Советская историография придавала большое значение нарастанию протестных настроений в Прибалтике в конце 1939 – первой половине 1940 гг. Они трактовались как назревание социалистических революций в этих республиках. Подразумевалось, что во главе выступлений трудящихся стояли тамошние подпольные коммунистические партии. В наше время многие историки, особенно прибалтийские, склонны отрицать факты такого рода. Считают, что выступления против диктаторских режимов были единичными, а недовольство ими отнюдь не означало автоматически симпатий к Советскому Союзу и коммунистам.

Тем не менее, учитывая предшествующую историю Прибалтики, активную роль рабочего класса этого региона в российских революциях начала ХХ века, повсеместное недовольство диктаторскими режимами, следует признать, что у Советского Союза там имелась сильная «пятая колонна». И состояла она явно не только из коммунистов и сочувствующих. Важно было то, что единственной реальной альтернативой вхождению в СССР в тот период, как мы видели, было вхождение в Германский рейх. Во время гражданской войны довольно ярко проявилась ненависть эстонцев и латышей к своим вековым угнетателям – помещикам-немцам. Литва благодаря Советскому Союзу возвратила осенью 1939 года свою древнюю столицу – Вильнюс.

Так что симпатии к СССР у значительной части прибалтов в тот период обусловливались не только и не столько левыми политическими взглядами.

14 июня 1940 года СССР предъявил ультиматум Литве, потребовав смены правительства на состоящее из более лояльных к Советскому Союзу лиц и разрешения на ввод в Литву дополнительных контингентов советских войск, размещавшихся там по договору о взаимопомощи, заключённом осенью 1939 года. Сметона настаивал на сопротивлении, однако весь кабинет министров воспротивился. Сметона был вынужден бежать в Германию (откуда вскоре перебрался в США), а литовское правительство приняло советские условия. 15 июня дополнительные контингенты Красной армии вошли в Литву.

Предъявление аналогичных ультиматумов Латвии и Эстонии 16 июня 1940 года не встретило возражений со стороны тамошних диктаторов. Первоначально Ульманис и Пятс формально оставались у власти и санкционировали мероприятия по созданию в этих республиках новых органов власти. 17 июня 1940 года дополнительные советские войска вошли в Эстонию и Латвию.

Во всех трёх республиках были сформированы правительства из дружественно настроенных к СССР лиц, но не коммунистов. Всё это было проведено с соблюдением формальных требований действующих конституций. Затем прошли парламентские выборы. На указах о новых назначениях и выборах стояли подписи премьера Литвы, президентов Латвии и Эстонии. Таким образом, смена власти совершилась с соблюдением всех процедур, требовавшихся законами независимых Литвы, Латвии и Эстонии. С формально-юридической точки зрения все акты, предшествовавшие вхождению этих республик в СССР, безупречны.

Легитимности присоединению Прибалтики к СССР придали выборы в сеймы этих республик, состоявшиеся 14 июля 1940 года. На выборах был зарегистрирован только один список кандидатов – от «Союза трудового народа» (в Эстонии – «Блок трудового народа»). Это также полностью соответствовало законодательству этих стран периода независимости, не предусматривавшему альтернативных выборов. Согласно официальным данным, явка избирателей составила от 84 до 95%, причём за кандидатов единственного списка проголосовали от 92 до 99% (в разных республиках).

Мы лишены возможности узнать, как развивался бы политический процесс в странах Балтии после свержения диктатур, если бы он был предоставлен сам себе. В той геополитической ситуации это было утопией. Однако нет никаких оснований считать, что лето 1940 года означало для Прибалтики смену демократии тоталитаризмом. Демократии там давно уже не было. В самом худшем случае, для жителей Балтии один авторитаризм просто сменился другим.

Но при этом была предотвращена угроза уничтожения государственности трёх прибалтийских республик. Что случилось бы с ней, если бы Прибалтика попала под контроль Германского рейха, было продемонстрировано в 1941-1944 гг.

В планах нацистов прибалты подлежали частичной ассимиляции немцами, частичному выселению на земли, очищенные от русских. Ни о какой литовской, латвийской, эстонской государственности не было и речи.

В условиях же Советского Союза прибалты сохранили свою государственность, свои языки в качестве официальных, развили и обогатили свою национальную культуру.


Ярослав Бутаков/ Столетие



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх