,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Приговор, которого не было. Окончание
  • 16 июня 2010 |
  • 19:06 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 43937
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+1
Куда делся «план Сталина»?

Кому-то данные замечания могут показаться излишне скрупулезными придирками к несоблюдению некоторых бюрократических судебных процедур — действительно, что там соблюдать? Но именно это несоблюдение элементарных судебных норм и привело к тому, что многостраничное постановление суда стало нонсенсом не только с правовой точки зрения, но и с исторической, с точки зрения элементарной логики.

Судья Скавроник принял к рассмотрению «доказательную базу», предоставленную лишь одной стороной — обвинением. Анализируя 250 томов приложенных документов, судья даже не задался вопросом: а есть ли какие-то документы в защиту «обвиняемых»? Ясно, что покойники не могут представить аргументы в свою защиту или нанять адвокатов — именно поэтому против умерших уголовные дела в цивилизованной стране не возбуждают! Именно поэтому сам факт доведения этого дела до суда — чистой воды абсурд!

Не знаю, на основании чего судья Скавроник сделал такой вывод, однако он записал в постановлении, что, оказывается, Сталин со товарищи начали «насильственную коллективизацию сельского хозяйства» с целью «недопущения восстановления независимой украинской державы». Если бы «обвиняемых» снабдили адвокатом, то, безусловно, он спросил бы судью, чем же тогда объяснить, что насильственная коллективизация проходила буквально во всех регионах Советского Союза? Неужели на Дальнем Востоке, в Казахстане или Поволжье тоже «душили украинскую государственность»?

В постановлении говорится: «Для совершения геноцида Сталин И. В. вместе с указанными лицами разработали план создания искусственного голода в УССР»! Но возникает законный вопрос: если этот жуткий план был разработан, то где же он? Где же хоть одно документальное подтверждение существования этого плана? Ведь суду были предоставлены толстенные тома документов, в которых, помимо официальных решений, содержится масса совершенно секретной личной переписки «обвиняемых», в которой они вполне откровенно делятся своими мотивами тех или иных поступков, обсуждают свое видение причин и последствий голода. Но в этих документах нет даже намека на этнические чистки, на боязнь «возрождения украинского независимого государства» или даже на желание «выморить голодом» какую-то часть населения. Куда же делись черновики и чистовики коварного плана, наличие которого упоминает судья Скавроник?

Масса документов, которые были предоставлены суду Службой безопасности Украины, свидетельствуют лишь об одном — голод в СССР и, само собой, на Украине в 1932—1933 гг. действительно был, и масштабы его были катастрофическими. Однако бросается в глаза тот факт, что следователи очень выборочно подошли к составлению «доказательной базы», не предоставив суду документы, свидетельствующие об усилиях власти смягчить голод, найти продовольствие для голодающих регионов страны, включая Украину. А ведь в тех же архивах СБУ таких документов — масса! Если бы суд озаботился тем, чтобы неукоснительно соблюсти хотя бы часть процессуальных норм и снабдить мертвых «обвиняемых» живым адвокатом, тот, безусловно, представил бы эти документы, которые полностью разрушают тезис о спланированном «геноциде». Но суд решил: действительно, что тут рассматривать?

Какой-то странный «геноцид»

Разберем только некоторые из «доказательств» геноцидной теории, представленной суду. Начнем с того, что спешка с рассмотрением дела привела к откровенным ляпам — на очень многих документах перепутаны даты, имена авторов, названия и т. д. Так, в постановлении Косиору и Чубарю вменяется в вину некая директива «О семенах» от 1 февраля 1932 г., «согласно которой колхозам Украины отказывалось в предоставлении семенной помощи».

Либо суд вводит в оборот новые документы, которые даже еще неизвестны историкам, либо же (что более вероятно) в спешке перепутаны даты и речь идет о директиве от 17 февраля, в которой Чубарь и Косиор действительно пишут о том, что семенные ресурсы исчерпаны.

Приговор, которого не было.  Окончание

Из протокола №93 от 23 марта 1932 г., заседания
Политбюро ЦК ВКП(б) о семенной ссуде Украине


Приговор, которого не было.  Окончание

Из протокола №94 от 1 апреля 1932 г. заседания
Политбюро ЦК ВКП(б) о семенной помощи Украине


Но если данное письмо является подтверждением «геноцидного» заговора «обвиняемых», то как объяснить наличие массы документов за тот же 1932 г. о выделении Украине дополнительных семенных фондов? Почему тогда суд не рассмотрел постановление Совнаркома СССР от 7 февраля 1932 г., которое обязывало выделить Украине самую большую по сравнению с другими республиками Союза семенную ссуду? Почему в материалах суда не фигурируют постановления Политбюро «О семенной cсуде Украине» от 19 марта 1932 г., «О семенной помощи Украине» от 26 марта 1932 г., «О семенах для Украины» от 4 апреля 1932 г. и масса подобных постановлений, на которых стоят резолюции фигурировавших в деле «обвиняемых»?

Ясно, что если бы суд проходил с соблюдением всех норм, обеспечивавших равноправие сторон во время прений (которых, само собой, не было), то эти документы должны были бы приобщить к делу. И тогда возник бы законный вопрос: зачем «злоумышленники» Косиор и Чубарь снабжали украинское население семенами, если решили изморить его голодом?

Но даже те документы, которые были предоставлены суду, рассмотрены более чем выборочно. Так, Косиору вменяется в вину, что он «организовал принятие постановления (опять-таки коллективного решения ЦК КП(б)У. — Авт.) «О семенных фондах», которым были усилены репрессии в Украине». Да, в этом постановлении идет речь об «усилении борьбы с кулаками». Но как суд, имея на руках данный документ, мог не заметить, к примеру, слова о необходимости выделить социальную помощь Одесской области в размере

3 тыс. тонн яровых культур? Какой-то странный «геноцид»! Или эти тонны выделялись для тайного распределения среди русских и евреев Одессы?

А сокращения планов суд-то и не заметил

Вот еще пример выборочного подхода к анализу документов. Суд ссылается на решение 3-й Всеукраинской партконференции, установившей план хлебозаготовок для Украины в размере 356 млн. пудов, «что значительно превышало реальные возможности украинских крестьян». Но почему-то «незамеченными» остались другие пункты этого же постановления: «8... Запретить применение любых принудительных мер во время сбора урожая... 10. Одним из самых важных заданий партийных организаций является мобилизация товаров широкого потребления и быстрое доведение товаров широкого потребления до села, что имеет исключительно большой политический и хозяйственный вес». Любопытное стремление: голодом уже решили уморить, а товары широкого потребления присылаются...

Суд также в упор не заметил дальнейших решений тех же Сталина, Молотова и Кагановича о поэтапном снижении (!) нереального плана хлебозаготовок для Украины. Почему-то в суде не фигурирует давно уже известное историкам письмо Сталина Кагановичу, написанное 25 июля 1932 г., буквально через две недели после упомянутой партконференции: «Здравствуйте, т. Каганович! Вчера я писал вам шифровкой о частичном сокращении (здесь и далее — выделено в оригинале. — Авт.) плана хлебозаготовок для особенно пострадавших колхозов и индивидуалов Украины. Возможно, что после... украинской партконференции мое предложение показалось вам (и Молотову) странным. Но здесь нет ничего странного... Начало июля (украинская партконференция) были периодом организации хлебозаготовок и расстановки сил для выполнения плана хлебозаготовок. Говорить в этот период о сокращении плана (хотя бы в виде исключения) на глазах у всех и в присутствии областных секретарей — значит деморализовать окончательно (и так уже деморализованных) украинцев, дезорганизовать областных секретарей и — сорвать хлебозаготовки... Другое дело — половина августа или конец августа... Ближайшее знакомство с делами Украины на этот период уже выявило необходимость помощи украинским колхозам в виде частичного сокращения плана... Конец августа (я настаиваю на конце или во всяком случае на второй половине августа) является наиболее подходящим моментом для того, чтобы оказанием помощи стимулировать озимые посевы и вообще осенние работы... Нужно взять лишь пострадавшие колхозы, скосив им в среднем 50% плана».

Это письмо очень характерно для переписки высших партийных деятелей тех лет. Оно показывает, как строились нереальные планы в те годы (не только для крестьян, но и для рабочих всей страны), для чего их заведомо завышали и как потом героически преодолевали искусственно созданные барьеры, тихонечко приводя планы к реальности. Да, таков был «менеджмент» тех лет — основанный на постоянных мобилизациях и прорывах. Эти документы лишний раз опровергают мифы об особых управленческих талантах Сталина и гениальности выстроенной им административно-командной системы. Но они точно не свидетельствуют о том, что вождь СССР, создавая нереальные пятилетние или годовые планы, видел свою миссию в том, чтобы украинские крестьяне поголовно умирали от голода в колхозах, а русские рабочие все как один погибли на героических стройках века.

Мне интересно: если цифра 356 млн. пудов является «доказательством» для киевского суда, почему он не рассмотрел тот факт, что затем сами Сталин и Молотов постоянно снижали ее? Начнет ли суд новое рассмотрение дела «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами», если ему перешлют документы, полностью опровергающие «геноцидную» теорию?

Уже 17 августа 1932 г. Политбюро ЦК ВКП(б) под председательством Кагановича постановило: «Принять предложение т. Сталина о сокращении плана хлебозаготовок на Украине на 40 млн. пудов в виде исключения для особо пострадавших районов Украины с тем, чтобы колхозам особо пострадавших районов снять половину плана, а индивидуалам — треть».

Приговор, которого не было.  Окончание

Из протокола №113 от 25 августа 1932 г. заседания
Политбюро ЦК ВКП(б) о хлебозаготовках на Украине


А через два дня Сталин написал Кагановичу: «Как видно из материалов, о сокращении плана хлебозаготовок будут говорить с ЦК не только украинцы, но северо-кавказцы, Средняя Волга, Западная Сибирь, Казахстан и Башкирия. Советую удовлетворить пока только украинцев, сократив им план на 30 миллионов и лишь в крайнем случае на 35—40 миллионов. Что касается остальных, разговор с ними отложите на самый конец августа». Это в корне опровергает теорию о том, что в отношении Украины Сталин и его команда имели гораздо более коварные планы, чем в отношении Сибири или Казахстана.

Почему-то в деле не фигурирует письмо Кагановича Сталину от 24 августа 1932 г.: «Нами совместно с Косиором и Чубарем сегодня намечено следующее распределение снижения плана хлебозаготовок Украины на 40 миллионов пудов: «Снижение плана хлебозаготовок Украины произвести в следующих размерах: Винницкая область — 9 млн. пудов, Киевская — 11 млн. пудов, Харьковская — 8 млн. пудов, Днепропетровская — 4 млн. пудов, Одесская — 2 млн. пудов, Донецкая — 5 млн. пудов и АМССР — 0,5 млн. пудов». Странное решение для людей, которые «задумали и осуществили план геноцида»!

Труп президента США — на украинскую скамью подсудимых!

Рассматривая дело против Сталина и его соратников, Киевский апелляционный суд не мог обойти и знаменитое постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 7 августа 1932 г. (пресловутый «закон о трех колосках»). Но ведь этот закон распространялся не только на территорию Украины, но и на весь СССР! Что лишний раз доказывает общность нашей трагедии, а не наличие замыслов этнических чисток.

А вот тот факт, что всего за два дня до этого, 5 августа, Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о выделении сахара для Украины, суд почему-то оставил без внимания.

Приговор, которого не было.  Окончание

Из протокола №111 от 8 августа 1932 г. заседания
Политбюро ЦК ВКП(б) об организации помощи
свекловичным районам Украины и
Центральной Черноземной области


Цитирую один уникальный пассаж из постановления суда: «2 августа 1932 г., несмотря на голод в УССР, Молотов В. М. подписал и направил на исполнение органов центральной власти в Украине постановление СНК СССР № 1200 «О сборе урожая и плане хлебозаготовок на август 1932 г.», которым для Украины на август месяц был установлен завышенный на 100,0 млн. пудов план сдачи хлеба».

Это, соответственно, доказывает вину «обвиняемого» Молотова. Только что значит «завышенный на 100 млн. пудов план сдачи хлеба», если этим постановлением общий план для всей Украины на август определялся именно в 100 млн. пудов?! То есть какой бы план ни установили (кстати, де-факто его затем тот же Молотов и Каганович снижали еще несколько раз), в любом случае он был бы завышенным и «преступным»?

Косиору СБУ вменила в вину то, что он подписал постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О мерах по борьбе со спекуляцией хлебом», которым спекулянты хлебом предупреждались об ответственности (аресты и конфискация имущества). При этом 4-й пункт постановления никак не вписывается в концепцию умышленного истребления населения: «Борьбу со спекуляцией хлебом... необходимо проводить так, чтобы ни в какой мере не ударить по колхозной торговле и торговле трудящихся единоличников другими сельскохозяйственными продуктами своего производства, чтобы эта борьба никоим образом не отражалась на развертывании колхозных базаров».

Если бы это действительно был геноцид, то почему надо было разрешать торговать молоком, салом, свеклой или луком? Но этот пункт, само собой, суд не рассмотрел — в самом деле, что тут рассматривать?

В качестве «доказательства» вины Сталина и Ко суд постоянно ссылается на циркуляры о необходимости выполнять экспортный план поставок зерна. Но при этом не рассматривается тот факт, что в течение 1932 г. те же самые люди снизили экспортный план более чем втрое. Чем, кстати, вызвали гневную реакцию «демократического» Запада, а особенно Соединенных Штатов — значит ли это, что следующий процесс в Киеве будет проходить над Гербертом Гувером? Любопытно посмотреть на то, как судья Скавроник на протяжении двух часов будет зачитывать документ о «преступном плане» Вашингтона относительно «части украинской этнической группы».

День спасали Украину, день — «геноцидили»

Среди прочих «доказательств» вины Сталина и Молотова судья зачитал подписанную ими телеграмму от 23 сентября 1932 г. «об отказе в предоставлении Украине семенной ссуды». Ну, это уже чистой воды творчество СБУ и Киевского суда! Поскольку телеграмма-то эта в архивах имеется, только в ней изложено не мнение Сталина и Молотова, а постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б), и самое главное — в ней нет ни слова об Украине! Эта телеграмма касалась всего СССР!

Постановление суда гласит: «Реализуя общее преступное намерение указанных лиц на совершение геноцида, Хатаевич М. М. разослал всем обкомам, горпарткомам и райпарткомам КП(б)У директивное письмо от 23 октября 1932 года за своей подписью с указанием принять особенно решительные меры для изъятия у крестьян хлеба».

И не указывается, что за день до этого, 22 октября, Хатаевич направил письмо Сталину: «Поскольку уже ясно, что Украина не даст всех 235 миллионов причитающегося с нее хлеба, то следует внести возможно скорее полную ясность за какое же точно количество хлеба нам следует здесь драться... А для этого необходимо возможно скорее внести вызываемые необходимостью поправки к хлебозаготовительным планам тех колхозов, которые на деле переобложены... Мне, понятно, крайне трудно сказать точно, сколько же можно будет на деле заготовить хлеба на Украине. Слишком я еще молодой украинец для этого (Мендель Маркович Хатаевич был направлен в Украину за несколько недель до этого письма. — Авт.). Но боюсь, что пахнет тут чем-то вроде 70 млн. пудов». То есть геноцидом сталинские партийные руководители занимались через день — день просили уменьшить план хлебозаготовок во имя спасения населения Украины, а потом целый день «геноцидили»?

Еще одна ложь от авторов обвинительного заключения: «30 октября 1932 года Молотов В. М. организовал заседание Политбюро ЦК КП(б)У, на котором было принято постановление «О мерах относительно усиления хлебозаготовок», которым органы власти на местах обязывались не допускать торговлю хлебом, промышленными товарами в Украине».

Сравните-ка с оригиналом: «В целях поощрения районов, колхозов, успешно борющихся за выполнение плана хлебозаготовок, усилить отпуск им промтоваров за счет сокращения отпуска промтоваров районам и колхозам, которые не обеспечивают выполнение плана хлебозаготовок. При этом особое внимание обратить на стимулирование дефицитными промтоварами». То есть речь идет об усилении отпуска промышленных товаров для одних регионов Украины и сокращении — для других. И ни слова — о недопущении торговли промтоварами, о чем говорится в постановлении суда!

Мало того, уже 4 ноября Молотов одобрил предложение того же Хатаевича: «Для усиления отгрузок товаров на село по хлебозаготовкам вношу предложение немедленно прекратить отгрузку городам до выполнения ноябрьского плана отправки товаров в село, первоочередностью стимулируя хлебозаготовки». То есть ради украинского села ограничивали снабжение городов, что опровергает домыслы следователей СБУ о том, что главной целью творцов «геноцида» было как раз вымаривание украинского села.

Ну и самое главное, что не заметили обвинители Молотова, вменяя ему в вину то постановление: этим документом план хлебозаготовок для Украины снижался еще на 70 млн. пудов! То есть до 165—175 млн. Почему суд не заметил в предоставленном ему документе этой цифры? Не потому ли, что в противном случае пришлось бы отвечать на неудобный вопрос: зачем творцам «геноцида» надо было смягчать условия народу, который они решили извести голодом?

«Обвиняемым» Косиору и Чубарю вменялась в вину также инструкция Совнаркома УССР «Об организации хлебозаготовок в единоличном секторе» от 11 ноября 1932 г., на основании которой, согласно материалам дела, «усиливались репрессии относительно крестьян». Действительно, эта инструкция предусматривала очень жесткие меры. Но в суде не был учтен один существенный пункт данного документа: «Все упомянутые в этой инструкции меры... не должны ни в коем случае приобретать характер массовых огульных репрессий, массовых обысков и т. д.».

Сталину и Молотову поставили в вину подписанное ими постановление ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1932 г., «согласно которому были приняты меры по... прекращению украинизации». Правда, если бы у судьи было больше времени, чтобы ознакомиться с многотомными материалами дела, он бы заметил, что по поводу сталинской кампании украинизации в самой Украине там было сказано следующее: «Предложить ЦК КП(б)У и СНК Украины обратить серьезное внимание на правильное проведение украинизации, устранить механическое проведение ее,.. обеспечить систематическое партийное руководство и контроль за проведением украинизации». То есть речи о прекращении кампании нет, и на практике она, кстати, продолжалась вплоть до 1941 года!

В подтверждение тезиса о том, что «обвиняемые» и в 1933 г. продолжали «совершать действия, направленные на уничтожение части украинской национальной группы Голодомором», было приведено письмо Хатаевича и Чубаря от 2 января 1933 г. об изъятиях хлеба. Но судья, видимо, не знает, что имеется письмо того же Хатаевича от того же 2 января 1933 г. в ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР о мерах по борьбе с эпидемиями в Украине. В частности, в этом письме один из творцов «геноцида» отчитывается о разворачивании больничных коек по Украине и просит снабдить республику бельем и сырьем для дополнительного производства мыла. Почему-то он нигде не указал, что мыло необходимо лишь для крымских татар и приазовских греков.

Кстати, скороспелость рассмотрения дела привела еще к одному курьезу. Судья, похоже, дочитал документы лишь до января 1933 г., а дальше у него времени не хватило, поскольку ссылки на циркуляры ВКП(б) заканчиваются этим сроком. В итоге когда в конце постановления речь зашла о вине «обвиняемого» Постышева, судье пришлось ссылаться на документы, которых он даже и не упомянул, — ведь Постышев был назначен секретарем ЦК КП(б)У лишь в январе 1933-го.

Киевский суд привлек в свидетели фашиста

Ну а дальше начинается самая объемная часть документа, изобилующая еще большим количеством ляпов! Идут ссылки на некие показания «свидетелей» — причем без имен-отчеств, места жительства, годов рождения. Кто они такие и кто их допрашивал — из постановления суда неясно.

Как «бесспорное доказательство» вины руководителей СССР свидетельница Куценко С. И., чья семья была «раскулачена» в середине 1932 г., «показала, что организаторами Голодомора на Украине был Сталин, Молотов, Чубарь и Постышев». Да, это ценное признание. Странно только, почему суд, зная, что у СБУ есть в распоряжении живой свидетель, владеющий закулисной информацией о механизме принятия решений в 30-е годы, не опросил его прямо в зале суда!

Тут же приведены показания свидетельницы Щербак Н. Я., жившей в 1932—33 гг. в Обухове Киевской области: «Голодомор был вызван искусственной нехваткой продуктов и их изъятием советской властью в связи с политикой Сталина, Кагановича, Постышева и руководства Украины». Еще одно ценное свидетельство

М. М. Лисовенко: «Утверждал, что для Сталина И. В. Украина была объектом преследования». Мне интересно: а суд не задумался о том, что живы еще свидетели тех лет, которые имеют альтернативную точку зрения на природу и причину трагических событий, и среди этих свидетелей немало адептов Сталина? Почему рассматривалась лишь одна позиция? Ах да, об адвокатах никто не подумал — действительно, что тут думать?

Львиная доля показаний свелась к рассказам об обстоятельствах страшного голода начала 30-х годов. При этом, как и следовало ожидать, никто из опрошенных в СБУ не нашел доказательств наличия этнических чисток, того, что голод был направлен исключительно против украинцев. Хотя нет, одно показание было: «Как показала свидетель Суслюк Е. Ф., в соседних селах жили евреи, которые держали свои лавки, магазины, они хорошо жили, по отношению к ним такое насилие, как по отношению к украинцам, не применялось». Так вот кого СБУ и суд считают творцами «геноцида»! Во всяком случае эти «показания» были приобщены к делу.

Кстати, есть и еще одно приобщенное к делу показание, которое свидетельствует об этнической направленности голода. Это — часто упоминаемое в украинской прессе письмо итальянского консула в Харькове Сержио Градениго от 31 мая 1933 года. «Этнографический материал должен быть переиначен», — цинично заявил один высокий чиновник в местном ГПУ», — приводятся слова консула в постановлении суда. Интересно, что в украинских источниках это письмо цитируется несколько по-иному: «цинично заявил один еврей, который занимает высокую должность в местном ГПУ». Это кто же решил документы редактировать для киевского суда? Или до этого нам фразу неправильно переводили?

Судья зачитал обширную цитату итальянского дипломата в качестве доказательства, забыв упомянуть один существенный факт: он цитировал не просто дипломата, а итальянского фашиста. И опять-таки выборочно. В этом письме, невесть откуда впервые возникшем в США в 1988 г., есть и другие слова, ставящие под сомнение объективность «свидетеля»: «Просто невозможно понять, как может мир оставаться безразличным к такой беде и как международная пресса, которая так охотно и неотложно призывает к международному осуждению Германии за так называемое «жестокое преследование евреев», может спокойно наблюдать массовое убийство, которое организовало советское правительство, и в котором евреи играют такую важную, хотя и не ведущую, роль... Среди жертв голода нет ни одного еврея, напротив, все они сыты, живя под братским крылом ГПУ». Это смелые обличители умерших вождей считают нынче доказательством?

Как в Украине этнический состав меняли

Для того чтобы притянуть за уши версию «геноцида», обвинители Сталина решили доказать, что советские вожди, вымаривая голодом украинские села, сразу завозили в них жителей других республик (и как это не додумались их этнос указать!), благодаря чему «совершалась спланированная замена этнического состава сельского населения в Украине».

В подтверждение этого тезиса, в частности, суд приводит постановление Политбюро КП(б)У от 11 сентября 1933 г. «О доприселении в степные районы» и решение Совнаркома СССР от 31 августа 1933 г. о Всесоюзном переселенческом комитете.

Что касается первого документа, то даже не представляю, каким образом он может подтвердить тезис о «геноциде» и «замене этнического состава» Украины. Цитирую это постановление дословно: «Доприселение производить в Днепропетровскую область из Киевской и Черниговской областей; в Одесскую — из Винницкой и Киевской областей и в Донецкую — из Черниговской области». Простите, но речь-то идет о переселении крестьян из областей, которые были фактически моноэтничными по своему национальному составу, в области, где проживал наибольший процент русского населения Украины! Так чей этнический состав меняли и ради чего?! Наоборот, это свидетельствует о том, что голод гораздо сильнее затронул более интернациональные по этническому составу регионы, чем те, где процент украинцев среди крестьян приближался к 100! Что лишний раз опровергает любые домыслы о «геноцидном» характере жуткого голода!

Что же касается Всесоюзного переселенческого комитета, то факт его наличия, как и наличия планов по переселению жителей СССР, не был связан с голодом. Данный комитет был создан еще в 1925 г., а затем постоянно реорганизовывался и менял свой статус. В 1933 г. тем постановлением, которое поминает суд, этот комитет всего лишь переводился из подчинения Наркомзема Совнаркому СССР. И действительно, после голода 1932—33 гг. этот комитет ведал заселением особенно пострадавших от голода регионов СССР, включая Украину. Однако это был фактически единственный период в долгой истории данного комитета, когда людей везли на Украину. До этого и после этого, наоборот, жители Украины активно переселялись в отдаленные регионы СССР.

Однако еще раз подчеркну: основной поток миграции после голода в 1933 г. был внутриукраинским! Так, упомянутый комитет, по данным на декабрь 1933 г., переселил 16 тыс. семей из одних частей Украины в другие и чуть больше 3 тыс. ввез в Украину из Центрального Черноземья и Западной области, то есть из Смоленска (причем далеко не факт, что все эти семьи были этническими русскими или евреями, среди них были и украинцы). А прошло буквально года два-три — и привычные потоки переселения из Украины в Сибирь или республики Средней Азии возобновились!

Суд требует ликвидировать Харьковскую и Винницкую области?

Когда читаешь постановление Апелляционного суда г. Киева от 13 января 2010 г., несмотря на страшные факты, которые там упоминаются, местами сложно сдержать улыбку. Так, для чего-то обвинение решило приобщить к делу «Выводы судебно-медицинской экспертизы», которая показала (цитирую дословно): «Питание является одним из важных источников поддержки жизнедеятельности организма человека. Существование человека без питания (еды) возможно на протяжении некоторого времени». Если бюджетные средства тратятся на подобные «научные изыскания», то нужно тревожиться не только по поводу состояния нашей юриспруденции, но и по поводу нашей науки.

А вот еще одно поразительное доказательство вины Сталина и Ко, якобы замысливших «геноцид». По мнению суда, таковым является постановление Всеукраинского ЦИК от 9 февраля 1932 г. «О создании областных исполнительных комитетов на территории УССР», «согласно которому было создано пять областей, а именно: Харьковскую, Киевскую, Винницкую, Днепропетровскую, Одесскую»!

Вот те на! Оказывается, факт создания данных областей — тоже часть преступного замысла по искоренению всего украинского?! А представляете, в ряде областей, которые данным постановлением были выделены впервые, эта дата до сих пор отмечается как праздник! Фейерверки люди устраивают, торжественные заседания, народные гуляния. Теперь все это на основании одной строчки в судебном постановлении запретят, что ли? Кириленко ведь жестко требует выполнять решение киевского суда! А как его выполнить-то? Области ликвидировать?

Не могу не процитировать еще один перл из постановления, просто-таки разрушающий любые доводы о невиновности Сталина: «Для обеспечения исполнения преступных намерений совершения геноцида властью предпринимались меры относительно создания партийного актива на местах»! Во как! Интересно, а создание актива любой партии на местах у нас отныне будет рассматриваться как доказательство «геноцидных» намерений или все-таки судья Скавроник имел в виду лишь конкретные обстоятельства 1932—1933 годов? А то ведь так недолго и нынешние украинские партии запретить.

Или вот еще один неубиенный «аргумент», явно состряпанный в стенах СБУ времен Наливайченко— Вьятровича. В качестве доказательства вины «обвиняемых» приводится приказ ОГПУ от 14 июля 1932 года № 645/с «Об увеличении численности Погранохраны ПП ОГПУ БССР», согласно которому численность приграничной службы Белоруссии (заметьте, речь идет не о белорусско-украинской, а о белорусско-польской границе!) увеличивалась на 3 тыс. человек. Далее цитирую постановление: «Данный приказ свидетельствует о том, что указанное решение было принято в связи с постоянным ростом количества случаев незаконного пересечения границы голодающим населением Украины». А как это следует из приказа-то? Почему речь идет о голодающем населении Украины, а не о голодающем населении Белоруссии или России?! На довоенную карту, что ли, взглянули бы, перед тем как такое писать!

Можно еще долго цитировать уникальнейшее по своей абсурдности постановление суда, который был учинен в Киеве над мертвыми. Полное пренебрежение всеми возможными процессуальными нормами, отсутствие конкуренции в ходе процесса привели судью к выводам, порой вообще не подкрепленным ни единым документом.

Так, в постановлении суда сказано: «Причины и мотивы совершения преступления геноцида (удушение национально-освободительного движения украинского крестьянства и недопущение построения независимого украинского государства)... нашли свое подтверждение в материалах дела». При этом не упоминается ни один документ или цитата, которые свидетельствовали бы о «национально-освободительном движении» и боязни Сталина «независимого украинского государства».

И тем не менее каким бы абсурдным ни выглядел суд над мертвыми, какое бы мнение ни высказывали судья Скавроник или Следственное управление СБУ, стоит повторить: приговора «обвиняемым» не было, а дело судом закрыто. В самом постановлении суда черным по белому сказано, что «обвиняемые» Сталин и Ко уже, оказывается, умерли (это выяснилось только в ходе досудебного следствия) и «по этим причинам обвинительное заключение в деле не выносилось«! Так что ни слова об «у-б-и-й-ц-а-х» или о том, что приговор надо приводить в исполнение, как этого требует Вячеслав Кириленко.

За голод — расстрел, за украинизацию — «Героя Украины»?

Я не адвокат Сталина или Кагановича и вовсе не собираюсь их оправдывать. Тем более что многие из «обвиняемых» на киевском судилище уже получили наказание гораздо более серьезное, чем то, которое может определить им современное украинское правосудие. К примеру, Постышев был расстрелян по массе обвинений, среди которых было и «сотрудничество с организаторами голода в Украине». И кстати, полностью реабилитирован в 1956 году! С тем, чтобы через полвека снова «предстать» перед судом. И сколько ж мы будем его еще судить, расстреливать и реабилитировать?

В мемуарах Никита Хрущев рассказал о том, как после осуждения культа личности Сталина он допрашивал следователя, осудившего в свое время Власа Чубаря. «Я спросил его: — пишет Хрущев, — «Вы вели дело Чубаря?». — «Да, я». «Как вы вели следствие, и в чем Чубарь обвинялся? И как он сознался в своих преступлениях?». Тот говорит: «Я не знаю. Меня вызвали и сказали: будешь вести следствие по Чубарю. И дали такую директиву: бить его, пока не сознается. Вот я и бил его, он и сознался». Вот так просто!» Либеральный же российский журналист в этом случае, наверное, должен был бы сказать: действительно, что тут доказывать? А ведь по такому принципу заседал и киевский суд в 2010 году! В чем разница-то? Разве в том, что бить уже некого было...

Но главное, что бросается в глаза при ознакомлении со всеми «доказательствами», собранными СБУ и приведенными в постановлении суда: как ни старались следователи, ни одного документа (если не считать, конечно, антисемитского письма фашистского дипломата), который бы свидетельствовал о стремлении Сталина уничтожить определенный этнос или его часть, не обнаружено! И объяснить это можно лишь одним фактом: таких документов не существовало и не существует в природе!

Проанализировав сотни документов, приобщенных и особенно не приобщенных к этому делу, в том числе самые что ни на есть интимные письма Сталина и Ко, не предназначавшиеся для посторонних глаз, с самыми что ни на есть откровенными по своей жесткости и даже жестокости словами, можно вполне обоснованно обвинить партийных вождей в чем угодно — в халатности, в некомпетентности, в авантюризме, в недальновидности и в конце концов в неразборчивости методов ведения политической борьбы. Но вы нигде не найдете хотя бы полунамека на то, что Сталин или кто-то из его окружения предлагали план «Нет всему украинскому в советских пределах!»

И тем любопытнее «подход» современных украинских националистов к историческим персонажам, против которых наша славная СБУ героически решила бороться более чем через полвека после смерти Сталина, и к их методам. Недавно на первый взгляд респектабельные газета «Комментарии» и агентство УНИАН разместили колонку журналиста Анатолия Стреляного, знакомого многим по радио «Свобода». Он без зазрения совести провозгласил в этих изданиях: «Можно смело, не боясь обвинений в экстремизме, провозглашать курс: прочь от Москвы и нет всему русскому в украинских пределах!« (вы только на секунду представьте, что началось бы в Украине, если бы кто-то заявил: «нет всему украинскому в российских пределах!»).

Так вот, Стреляный провозгласил этот более чем геноцидный клич в колонке, которая называлась «Баранки Кагановича». Вспоминая о соратнике Сталина, автор с уважением пишет: «Политик в каждом из нас должен знать, что самые высокие национальные цели достигаются тем быстрее и надежнее, чем проще, прозаичнее, грубее средства, используемые на пути к ним. Об этом свидетельствует не только мировой опыт. Что может быть проще, грубее средств и способов, которыми проводил украинизацию бывший сапожник из-под Киева Лазарь Моисеевич Каганович, ставший большевистским начальником Украины? В его распоряжении было три года, а достижения заметны до сих пор».

Обратите внимание, речь — о том самом Кагановиче, которого националисты распинают за голод 30-х годов, и о тех же самых методах, которые так гневно осуждались на киевском «Трупном синоде»! Но одно дело голод, другое — украинизация! За нее националисты и памятник Кагановичу готовы поставить, а то и «Героя Украины» дать, как Бандере. Да и методы, в случае чего, перенять. В том числе и методы потешного правосудия с заранее известными приговорами против «врагов народа», выносимыми в течение двух-трех часов. А действительно, что тут рассматривать?..

Владимир КОРНИЛОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх