,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Василий Кук
  • 4 июня 2010 |
  • 19:06 |
  • Stalker |
  • Просмотров: 62132
  • |
  • Комментарии: 33
  • |
0
Будучи человеком слабого здоровья, укреплению которого явно не способствовали условия партизанской войны, страдавший тяжелыми заболеваниями сердца и желудка (что было установлено врачебной экспертизой МГБ УССР во внутренней тюрьме этого ведомства в Киеве, где Васыль Кук находился в заключении после пленения), прошедший польские, немецкие и советские застенки, он однако, пережив своих врагов, получил от Провидения полные 94 года жизни, до конца дней сохранив физическую и интеллектуальную активность, бодрость и оптимизм.

И в последние годы перед смертью Васыль Кук много читал (без очков в его-то возрасте!), писал научные статьи по истории, путешествовал в мировой “паутине” Интернета. Автор этих строк имел честь лично знать генерала. Было удивительно слышать от человека столь преклонных лет глубокие и меткие суждения, когда и гораздо более молодых умственно “заклинивало”. Васыль Кук прекрасно ориентировался в проблематике украинской и мировой истории и культуры, обладал воистину энциклопедическими познаниями, отличался очень трезвым и логичным мышлением, остроумием и тонким юмором. Но больше всего поражала в нем молодость души, это редкое качество, мало кому отпущенное Богом. Удивительно молодая душа в далеко не молодом теле.

Прохожие, видевшие маленькую сухощавую фигуру генерала, спешившего с Европейской площади на Крещатик, вряд ли бы поверили, что обладателю этой легкой юношеской походки — за 90… А за его плечами — совсем не легкая, а невыносимо тяжелая и трагическая жизнь. Двоих его братьев — Илария и Илька — казнила польская власть. При “советах” все члены его семьи оказались в тюрьме. С 14 лет Васыль Кук — в молодежной организации ОУН, в 21 год — осужден польским судом за революционную деятельность. Выйдя из тюрьмы, перешел вскоре на нелегальное положение. В 1940 году становится членом Проводу ОУН. Весной 1941-го организовывает походные группы ОУН для перехода в восточные области Украины, в том числе в Крым. 30 июня 1941 г. во Львове принимал участие в Акте восстановления Украинского государства.

Когда Кук с одной из походных групп двигался в сторону Киева, в Василькове он был арестован немецкой полицией.
Однако в процессе транспортировки арестованных уже в городе Луцке Куку удалось бежать из-под стражи. Вместе с ним бежал Дмитро Мирон — “Орлик”, которого через год в Киеве, около Оперного театра, застрелит агент гестапо.

Весной 1942-го Васыль Кук возглавит Провод ОУН на юго-восточных украинских землях. А весной 1943-го он возглавил военное командование УПА-ЮГ. В апреле 1944-го руководил крупным сражением УПА под Гурбами. С 1947-го — заместитель генерала Шухевича, а с марта 1950 г. В. Кук стал руководителем ОУН в Украине, председателем Секретариата Украинского Главного Освободительного Совета (подпольное правительство Украины) и Главнокомандующим УПА.

23 мая 1954 г. Кук был захвачен спецгруппой МГБ. Находился в тюрьмах Киева и Москвы до 1960 года. Хрущев выпустил Кука из тюрьмы, желая показать силу и непобедимость советской власти и якобы окончательный крах украинского национализма. До 1991 г., то есть более 30 лет, Васыль Кук прожил в Киеве под надзором КГБ.

Некоторое время ему даже позволили поработать в Институте истории АН УССР, но потом уволили. Генерал трудился товароведом, сотрудником архива. После обретения независимости Украиной Васыль Кук ничего не получил от новой власти, кроме нищенской пенсии. Впрочем, он никогда не жил меркантильными категориями, ставя духовные ценности неизмеримо выше материальных. В период правления Кучмы, дабы откупиться от ветеранов национально-освободительной борьбы, Васыля Кука пытались сделать Героем Украины, но он отказался принять высокую награду (дело было в 2001 году) до тех пор, пока ОУН-УПА не будет признана воюющей стороной во Второй мировой войне.

Когда генерал пребывал в заключении во внутренней тюрьме МГБ УССР в Киеве, его допрашивал молодой офицер госбезопасности Георгий Санников. Со временем он стал крупным чином КГБ, а выйдя в отставку, написал мемуары “Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине”. Книгу издали в Москве в 2002 г. Санников провел с Куком десятки допросов. Интересно ознакомиться с его впечатлениями. Чекист пытался идеологически разгромить Главкома УПА, обвиняя ОУН в зверствах. Правда, тогда молодой офицер многого не знал сам. В частности, о десятках рапортов советских военных прокуроров и его коллег-чекистов о массовых злодеяниях спецгрупп НКВД и МГБ, которые действовали под видом бойцов ОУН-УПА.

Санников пишет в своих мемуарах: “По утверждениям Лемиша (подпольный псевдоним Кука. — Авт.), не меньшими зверствами по отношению к оуновцам или их помощникам из числа местного населения отличались и со стороны госбезопасности. У него была своя аргументация. Даже на предъявлявшиеся ему фотодокументы о зверствах бандеровцев он говорил: “Шла кровавая, братоубийственная война, жестокость была с обеих сторон”, — и приводил свои примеры. Примеров о жестокости с нашей стороны у Лемиша было предостаточно.” (с. 451). Да уж… И не только у него. Достаточно почитать рассекреченные архивы, волосики дыбом встают…

Генерал был от природы талантливым человеком, самородком. Высшие чины госбезопасности, по словам чекиста Санникова, оценивали Васыля Кука так: “Он умный человек. Образования военного никакого, и в армии ни дня не служил, а почерк действий его отрядов в прошлые годы говорит сам за себя — как будто ими руководил кадровый военный” (с. 461).
Постепенно чекист Санников понял, что в идеологическом смысле Васыль Кук ему явно не по зубам. Грамоты, полученной Георгием Захаровичем на юрфаке Киевского университета, не хватало для разговора на равных с не только очень образованным, но и глубоко убежденным человеком.

Ныне Георгий Захарович написал о своем оппоненте так: “Я уважал этого человека, своего противника, за его идеологическую стойкость, за непокорность судьбе, за бесстрашие и мужество” (с. 491).

В процессе работы с подследственным Куком, чекист Санников начал о многом задумываться. Но к самым серьезным размышлениям пришел уже сейчас, когда история показала правоту его противников. Пожилой человек, кадровый офицер госбезопасности, он спрашивает себя: “Что заставляло практически никогда не сдаваться оуновцев? Что заставляло их гибнуть с песнями “Ще не вмерла Україна”, “Ой ти, Галю”? Какие пружины приходили в действие, когда последней мыслью смертельно раненого, уже умирающего, оуновца было решение подорвать себя гранатой, да при этом прижать ее рукой к лицу и выдернуть чеку в оставшиеся секунды еще живущей мысли — так изуродовать лицо, чтобы никто не мог опознать и использовать его в своей работе против подполья?.. Что же это за сила такая?” (с. 29).

Г.З. Санников пишет и о многолетней советской клевете на главу греко-католической церкви митрополита Шептицкого: “Я не помню ни одной служебной справки, ни одного документа за все время работы в церковном отделе КГБ Украины, где бы бывший граф не поминался иначе, как фашист в рясе, немецкий пособник, гитлеровский холуй, агент гестапо, сифилитик и т.д., который дважды выезжал в нацистскую Германию, где добивался аудиенции у фюрера. Только спустя много лет я узнал то, что тщательно скрывалось и чего не мог знать в те далекие годы даже сотрудник секретно-политического подразделения советской государственной безопасности.

Так, я узнал, что Андрей Шептицкий спас сотни людей от смерти в период немецкой оккупации Западной Украины. Он действительно выезжал в Германию, где встречался с высшими чинами рейха и просил… отменить приказы о физическом уничтожении евреев, особенно интеллигенции… Что именно он, митрополит Шептицкий, выступал против тех конфессий, которые утверждали, что “только мы молимся правильно, только наша вера истинная, мое — значит лучшее, только моя религия настоящая, только мой пастырь праведный, и язык наш лучше, и до Бога мы ближе…”.

Старый чекист рассказывает о том, как в соборе Святого Юра Шептицкий спрятал и спас больше сотни еврейских детей. Один из них, мальчик Давид, бежавший из гетто, вырастет и станет Давидом Кахане, раввином ВВС Вооруженных Сил Израиля. Уже многие годы он добивается, чтобы Шептицкого признали праведником мира (так в Израиле называют людей, которые во времена Холокоста, рискуя собственной жизнью, спасали евреев). Но, увы, в Израиле есть свои предубеждения…

Между прочим, Шептицкий обратился к монахам греко-католических монастырей, где прятали еврейских детей, с просьбой, если нацисты найдут ребенка, то какой-то один монах должен взять всю вину на себя (то есть быть казненным), чтобы отвести беду от остальных. Все до единого монахи сказали Шептицкому, что каждый из них готов к этому…
Что касается потоков грязи от геббельсов советской пропаганды, вылитых на Шептицкого, то сие не удивляет. Трудно назвать любой другой режим, умевший так феноменально и беззастенчиво лгать, вешая на своих идейных оппонентов всех дохлых собак, поливая их измышлениями и агитационными испражнениями. Традиция сия не погибла. На днях некий придурок-журналюга на волнах русскоязычной радиостанции “Содружество”, которую, учитывая всю изрыгаемую на Украину хулу, было бы справедливо назвать “Совражество”, поглумился над покойным генералом, поерничав по поводу совпадения его фамилии с фамилией известного британского мореплавателя…

Что ж, у каждого общества свои представления о добре и зле, о высоком и низком…
Старый чекист, подводя итог действий своей конторы в Западной Украине, написал: “Мы выиграли эту войну, но не победили”. Да, как показала история, победил генерал-хорунжий Васыль Кук и его боевые побратимы. Да, нынешняя Украина еще страшно далека от той, о которой Главком УПА и его соратники мечтали в горах и лесных схронах, тюрьмах и концлагерях. Но она есть. И это главное. Значит, украинский народ имеет шанс.

Интересно, что Васылю Куку позволили работать в архиве МВД и даже порекомендовали написать кандидатскую диссертацию об истории Западной Украины в ХХ столетии. Хотя ему было уже очень немало лет, он ее написал. ВАК СССР единогласно признал ее по научному уровню докторской. Но по требованию КГБ не присвоили и кандидатской. КГБ тогда был высшим светочем науки… Да и как давать советскую ученую степень Главкому УПА, о котором чекист Санников написал, что характерной чертой генерала было “неуклонное следование своим идеалам”?

Санников приезжал в Киев уже в эпоху независимости Украины. В маленькой скромной квартирке генерала в Дарнице, Кук и Санников выпили по рюмке коньяку и вспомнили былое. Мирно посидели. Хотя каждый остался при своих убеждениях.
Мне врезалась в память история, рассказанная коллегой по работе в киевском вузе, дамой-доцентом. Ее отец был советским военным прокурором, воевал в Западной Украине против ОУН-УПА, был ранен осколком бандеровской гранаты и всю жизнь носил его в себе. Коллега как-то поведала мне следующее: “А ты знаешь, что сказал мне отец перед смертью? Он сказал: “А я перед ними преклоняюсь. Не могу забыть, как они стояли за свое…”. Перед Смертью люди, как правило, говорят правду. Перед Смертью лгать незачем…

Да, люди, воевавшие за свободу Украины, были людьми какой-то совершенно особой породы. Как написал советский поэт: “Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей”.
Тут вот недавно один деятель высказался, что на идеологии, которая двигала героями борьбы за украинскую государственность, воспитывать молодежь нельзя. Значит, будем воспитывать на воровской романтике, на зековском фольклоре, на жизни и деятельности казнокрадов, коррупционеров и политических проституток? Кого воспитаем? Тех, от кого и сегодня проходу нет? Или будем воспитывать на “приключениях” олигархического капитала в современной Украине?

А генерал ушел. И с ним ушла целая эпоха. Но не ушла идея.

My Webpage

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх