,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other

Аренда нежилых помещений. Аренда офисов и складов. Об аренде недвижимости
rss-kaskad.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Социализм без ярлыков: Третий Рейх
  • 9 апреля 2010 |
  • 00:04 |
  • brauerei |
  • Просмотров: 38644
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
0
А был ли социализм в Рейхе?

Замечу, что нередко можно встретить утверждение, что-де в Рейхе при Гитлере был скорее национал-капитализм, чем национал-социализм. Мол, Гитлер работал в союзе с крупным капиталом.

Суть социализма — в патерналистском отношении к народу, а осуществляться это может весьма различными способами, как показали и Рейх, и СССР, причем в обоих случаях были свои преимущества и свои недостатки. В случае Гитлера можно сказать, что в Рейхе оставался капитализм, только с добровольно-принудительным госзаказом и мерами защиты рабочих (но при этом при ограничении их прав). Но какой смысл играть словами? Тем более, что социалистическая составляющая социализма — это отнюдь не «переходная стадия к коммунизму».

Немного отвлекаясь от темы, замечу, кто крайности как планирования, так и так называемого «свободного рынка» ни к чему хорошему не приводят. Первое вы знаем на примере «застоя» в СССР, а второе все больше ощущаем в настоящем.

Ни план, ни рынок в отдельности не могут быть основой для адекватного строительства общества. Капитал должен служить интересам общества — для этого надо создать условия, при которых невозможен паразитизм; рынок же не должен быть вне плана, где план — основа для направления производительных сил, опирающаяся на инициативность и иной раз интуицию рынка. Вот такое взаимопроникновение с рекурсией.

Не бывает настоящего социализма без национализма. Социальные блага для всех, не разбирая по критерию свой/чужой, неизбежно приводит к паразитированию чужих.

Верно и обратное: настоящий национализм невозможен без социальной заботы о нации — что это за национализм, который не заботится о своих?

Казалось бы — элементарная идея. Но первым ее в том или ином виде озвучил именно Адольф Гитлер. Другой вопрос, как он эту идею реализовал...

Да, Гитлер посулил всему немецкому народу роль элиты мировом масштабе. В отдельно взятой стране. Чем это противоречит социализму? Да ничем.

Противоречие возникает только в том случае, если социализм понимать по-марксистски.

Может ли социализм быть национальным? Казалось бы, вопрос несколько странный: ведь в Рейхе как раз был национал-социализм! Но слова — это лишь слова, и надо смотреть в суть. А тут уже есть мнение, что в Рейхе НС был только «по названию», а реально социализма не было.

Казалось бы, верно - что для объединения нации надо идти против политики классовой борьбы, а если акцентировать внимание на классовой борьбе, то нация получится разделенной, а союзники будут находиться среди соответствующих классов других наций.

Это так, но лишь с исторической точки зрения. «Так было». Национальные диктатуры, международный Коминтерн и прочие интересные вещи.

Но верно ли это само по себе, в принципе, а не для частных попыток реализации?

Так социализм понимали большевики — как переходную стадию к интернациональному коммунизму. Но почему социализм должен базироваться на еврейских трактовках? Про «переходный этап» заявляла именно что большевистская пропаганда, почему именно эта точка зрения заявляется как эталонная? Давайте вспомним еще утопический социализм Кампанеллы, Мора, Фурье, Сен-Симона, Оуэна и т.д.

Основа социализма - это забота о народе, а не социал-дарвинизм в разных формах, а также государственное управление стратегическими ресурсами и производствами.

Это не отрицает частной собственности, предпринимательства и так далее — при условии, что такая деятельность идет на пользу нации.

Но национал-социализм — это не просто сумма национализма и социализма. Не люблю диалектику, но тут ее термины хорошо подходят: тезис и антитезис порождают синтез.

Да, если поставить марксистский социализм во главу угла, то национализм ему противоречит. «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» и тому подобное. История показала, что это не работает, и мир неизбежно делится на части именно по расовым и национальным критериям.

Да, если постулировать национализм как догму и реализовывать в сферическом вакууме, то социального неравенства быть не должно. Такого история вообще не знала — разве что сбрендившие французы некогда заявляли, что и дворник, и академик должны получать одинаково за час работы, но известно, чем все это кончилось.

Полноте! История показала как раз то, что национализм и социализм не работают по отдельности.

А социализм по Марксу работает очень плохо. В СССР ошеломляющий прогресс был при Сталине, которого никак нельзя назвать марксистом.

Ну и, главное, — а что такое капитализм?
Суть капитализма — направленность экономической деятельности на получение прибыли. Не люблю К. Маркса, но вот тут лучше его не скажешь: «Если обеспечить капиталу 10% прибыли, он будет согласен на всякое применение. При 20% он становится оживленным, при 50% готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы хоть под страхом виселицы...».

Все остальное — вторично. Есть куча отличий в законодательстве, обычаях, свободах и обязанностях — во всем, кроме одного. Культ денег. Богатство как самоцель.

Стандартная подмена цели средством, собственно говоря.

Социализм же, напомню, имеет целью установление социальной справедливости. Опять же, возможен вариант «во всем мире», возможен — для своей нации либо страны, не суть. При социализме деньги являются лишь средством.

Был ли капитализм при Гитлере?

Нет, не был.

Предприниматели при Гитлере имели возможность зарабатывать деньги, иметь в собственности предприятия и так далее, но государственная идеология продвигала совсем другие идеалы, чем «быть идеальным потребителем», «эффективным собственником» и проч.

В свое время Отто Вагнер, руководитель политэкономического отдела НСДАП, отвергал национализацию средств производства и вместо нее предлагал — по необходимости — переход прав собственности от текущих владельцев к тем, кто сможет управлять ими эффективно и на пользу нации. С этим соглашался и Гитлер (цит. по О. Штрассер, «Гитлер и я», Ростов-на-Дону, 1999):

«Я никогда не утверждал, что все предприятия должны быть национализированы. Нет, я говорил, что мы могли бы национализировать те предприятия, которые наносят ущерб национальным интересам. В других же случаях я считал бы преступлением разрушение важнейших элементов нашей экономической жизни. Возьмите итальянский фашизм. Наше национал-социалистическое государство, как и фашистское государство, должно стоять на страже как рабочих, так и работодателей, и выполнять функции арбитра в случае возникновения споров».

Нацисты просто благосклонно предоставили возможность капиталистам заниматься тем же, чем и ранее — при условии лояльности и послушности, причем — во всех вопросах. Капиталисты стали de facto управляющими своих предприятий — правда, с сохранением доходов. Так, 15 мая 1933 года регулирование зарплат было передано «попечителям труда», которые были чиновниками Министерства труда и подчинялись, понятно дело, государству, а не капиталистам. Вскоре, 27 февраля 1934 года, вышел закон «Об органичном построении немецкой экономики», в котором Министерство экономики получило право переформировывать любые организации, объединяющие предпринимателей, требовать введение принципа вождизма, чтобы было с кого спрашивать выполнение директив правительства, и так далее.

Осенью 1934 года по инициативе Шахта вся внешняя торговля была поставлена под контроль государства: специальные надзорные органы следили за тем, чтобы из страны не вывозились товары стратегического назначения и чтобы ввозилось лишь то, что действительно необходимо.

Провозглашенный курс «опоры на собственные силы» закрыл дорогу импорту, подрывавшему позиции отечественного производства, и способствовал развитию текстильной, сталелитейной, нефтеобрабатывающей, химической промышленности. Заводы и фабрики росли, как на дрожжах, обеспечивая работой и заработками миллионы трудящихся, а предпринимателей — стабильными доходами.

А в конце 1936 года, выступая перед промышленниками, Геринг объявил: «Либеральная эпоха имеет капиталистические методы. Эпоха национал-социализма нуждается в своих собственных экономических методах...»

Так что свободы предпринимательства в либеральном смысле в Рейхе и близко не было. Была возможность проявлять свои организаторские способности на благо нации.

Можно сказать, что в Рейхе капитализм и социализм были смешаны, но более разумно честно признать: был именно социализм, но принципиально отличающийся от марксистского варианта.

Социализм Гитлера

Многие отмечают особый магнетизм личности Гитлера, его блестящие ораторские способности, позволявшие ему как владеть огромными аудиториями, так и убеждать противников с глазу на глаз. Но одними словами нельзя добиться такого эффекта слияния вождя с народом: нужны дела. И они были.

Всего за пять лет пребывания у власти Гитлер:

- впервые в истории, ликвидировав пережитки феодальной раздробленности, лишив немецкие земли их автономии, по-настоящему объединил Германию;

- восстановил полновластие Германии в Рейнской зоне, вернул ей Судеты, Саар, Мемель, воссоединил ее с Австрией — то есть создал Рейх, возвратив родину многим миллионам немцев;

- «страницу за страницей», по его собственному выражению, уничтожил унизительный и разорительный для Германии Версальский договор, “все 448 статей которого содержали величайшие и самые злодейские притеснения”, причем сделал это мирным путем;

- вывел Германию из международной изоляции, заполучив надежных союзников в лице Италии, Венгрии, Испании, Болгарии, Румынии, а впоследствии Японии, вбив при этом клин между противниками и принудив их согласиться на раздел Чехословакии;

- создал мощную армию, авиацию и флот, полностью их перевооружив; за 4 года вместо 7 дивизий их стало 41.

Не менее благотворными для немцев были и внутренние, социально-экономические перемены, достигнутые Гитлером:

- практически было покончено в кратчайшие сроки с 7-миллионной безработицей (напомню, что население собственно Германии составляло тогда, с детьми и стариками, около 65 миллионов). “Приходилось слышать, как рабочие... после сытного обеда шутили: при Гитлере право на голод отменено” (Ширер);

- все немцы получили важнейшие социальные гарантии: отличное медицинское обслуживание, прекрасно организованный, культурный и здоровых отдых, систему образования и физической культуры;

- с 1932 по 1937 гг. национальное промышленное производство возросло на 102%, а национальный доход удвоился. Это и было подлинное немецкое “экономическое чудо”, в отличие от послевоенного, устроенного на американские деньги.

В общем, говоря словами одного исследователя, “этот человек, не отличавшийся знатностью происхождения, превратил безоружную, ввергнутую в хаос и практически разоренную Германию, которая считалась самой слабой из больших государств Европы, в самое сильное государство Старого Света, перед которым трепетали даже Англия и Франция”

Социализм по Гитлеру выглядит так
«Социализм означает: общее благо выше личных интересов. Социализм означает: думать не о себе, а о целом, о нации, о государстве.

Социализм означает: каждому свое, а не каждому одно и то же. В этих положениях выражена суть немецкого социализма. Только тот социалист, кто живет по этим заповедям.

Из их идей вырастает новый порядок. Каждое сообщество вырастает вокруг лидера. Он — центр нового порядка, формирующегося вокруг него. Несколько лидеров соединяются в общину. Они, в свою очередь, собираются вокруг своего лидера и создают живой порядок, органическое целое. Вся конструкция собирается снизу вверх и получается пирамида, вершина которой — вождь Рейха. Все люди оказываются объединены в одно общество, связывающее человека с человеком, и лидера с лидером. Каждому достается не одно и то же, а каждый получает свое. Так создается социалистический народ в социалистическом государстве.

Каждый человек в обществе выполняет свою задачу согласно своим талантам. Опять каждому свое, а не одно и то же. Выполняемая задача определяет его место в обществе. При отличном исполнении он пользуется уважением других. Он счастлив, даже если его задача была относительно небольшой.

Такие сообщества формируются в полевых условиях, в штурмовых отрядах, в пехоте, на подводных лодках. Тесно и неразрывно связанные безмолвным пониманием и преданностью единой цели, они до конца действуют как единое целое. Государство зиждется на таких сообществах и черпает в них свои силы.

Германии нужны такие общины, чтобы выстоять в будущем. Община дает каждому смысл его существования, его цель и задачу, а всем вместе одну цель — сообщество народа в новом государстве».

Сделаю одно примечание по поводу «общее благо выше личных интересов». Либералы и подобные им любят поверещать о тоталитаризме в подобном случае. Но все просто: если устремления личности совпадают с устремлениям государства (социума), то речь о принуждении не идет. Гитлер выразился адекватно для своего времени; иначе говоря: «общее благо и личные интересы должны быть одним и тем же».

Каждый заинтересован в том, чтобы в социуме не было преступников — государство заинтересовано в том же; государство заинтересовано в развитии науки — все заинтересованы в научно-техническом прогрессе и его продуктах. И так далее. Разумеется, я говорю о нормальном государстве — том, которое является олицетворением нации, а не кормушкой для компрадорской буржуазии или чем-то подобным.

Иногда в качестве аргумента против социализма в Рейхе упоминают запрещение профсоюзов. Да, если смотреть с точки зрения марксистов, то это противоречит социализму: отменены профсоюзы и коллективные договоры, запрещены забастовки.

Более того, свобода перехода рабочих с места на место была резко ограничена, а с 1938 г. каждый немец был обязан трудиться там, куда его направило государство, под страхом штрафа и тюрьмы. Какое попирание идеалов либерализма!

Да, вы не ослышались — именно либерализма.

Поскольку именно либерализм ставит сверхценностью «свободу от». Социализм же уделяет внимание именно той свободе, которая «для». А именно — для того, чтобы служить социуму (в данном случае — нации) на взаимовыгодных условиях.

Так, целью Немецкого трудового фронта было «создание истинно социального и производительного сообщества всех немцев».

В конце концов — государство направляло рабочих на заводы не путем лотереи, правда ведь? Проявив соответствующие качества, вполне можно было продвинуться по службе, сменить род деятельности и так далее. Собственно говоря, претензия полностью аналогично антисоветской агитке «крестьяне были без паспортов и могли покинуть колхоз, только если поступали в институт, шли служить в армию и т.д.». У кого были способности — мог их реализовать. А зачем, извините, просто ездить туда-сюда? Простите за банальность, но приснопамятная уверенность в завтрашнем дне — куда важнее. Либерализм — это свобода поехать куда угодно, если есть деньги. И свобода помереть, если их нет. Социализм — это гарантированное жилье (пусть не сразу и не шикарное), бесплатная медицина, образование, соблюдение прав вне зависимости от толщины кошелька и так далее. Но при этом, понятно, есть и свои ограничения — помните в том же СССР статью «за тунеядство», не представимую в либеральном обществе?

Так, «Рабочая хартия» (закон от 24/01/1934) обязывала предпринимателя заботиться о благополучии рабочих и служащих.

Но вернемся к Рейху. В первой же речи радио в качестве канцлера 1 февраля 1933 года Гитлер пообещал существенно улучшить жизнь немецкого народа, гарантировать стабильность, преодолеть безработицу и дать каждому гражданину возможность гордиться тем, что он немец.

А теперь рассмотрим, почему внешнеполитические действия нацистского режима и его внутриполитические шаги вызывали у населения Германии однозначное одобрение.

А вот почему!

Рост экономики Третьего рейха (и связанный с этим рост уровня жизни) повергал в шок любого экономиста Чикагской школы – да и всех-прочих экономистов тоже. Только с 1936 по 1939 год объем общего промышленного производства Третьего Рейха вырос на 37%, за 1939 год Германия произвела 24 миллиона тонн чугуна (что составило 22% общемирового производства), 22.3 миллиона тонн стали (24%), 333 миллиона тонн каменного угля (17%), а по производству искусственного каучука и металлообрабатывающих станков заняла устойчивое первое место. Экспорт черных металлов Германией превысил подобный американский показатель вчетверо!

И ладно бы немцы добились бы такого роста благосостояния при помощи иностранного «инвестора», этому самому инвестору выделяя львиную долю барышей – так нет! Иностранный (главным образом, еврейский) капитал был самым обидным образом отодвинут от раздела германского пирога!

Эти нахальные немцы даже решили провести тотальную автомобилизацию своего народа – опять же, выбросив из дележа прибылей международные концерны! Автомобиль, позже известный как «Фольксваген Жук», по прайс-листу завода стоил бы немецкому гражданину в 1939 году (если бы началось его массовое производство) 990 марок. Немыслимо, оскорбительно дешево! Понятно, что такая цена будущего «Жука» была возможна благодаря исключению из процесса производства доли прибылей, получаемой обычно гешефтмахерами известной национальности – но для этих самых гешефтмахеров это было ну просто запредельно обидно.

26 мая 1938 года Адольф Гитлер заложил первый камень в фундамент завода «Фольксваген». Немецкий Трудовой Фронт инвестировал в его строительство 300 миллионов марок – и к июлю 1939 года завод уже дал первую продукцию! Всего до 1 сентября было построено 630 «жуков», затем завод перешел на производство военной техники.

Социализм без ярлыков: Третий Рейх


Продавать эти машины планировалось в кредит, каждый желающий (по плану немецкого руководства) получал бы в свое полное владение «жука» и еженедельно в течение неполных 4 лет платил бы за него 5 марок. При ежемесячной средней зарплате в 400 марок платить из них 20 марок за автомобиль – совсем не обременительно!

Социализм без ярлыков: Третий Рейх


Да что там автомобили – немцы к 1943 году планировали «оснастить» все германские домохозяйства народным телевизором FE-III - ибо телевидение в Третьем Рейхе начало успешно функционировать с 15 января 1936 года (до этого 22 марта 1935 года его уже запускали, но в августе сгорел передатчик звука и изображения). Помешала война – но даже в ходе ее немецкое телевидение работало до 23 ноября 1943 года, до момента его уничтожения союзной авиацией.

Германия испытывала столь острую нужду в рабочих руках, что каждый год принимала все новые и новые программы для стимуляции трудовой миграции в Рейх немцев из-за границы – и для всех для них находилась работа! Для пораженного тяжелыми кризисами западного мира это казалось немыслимым – хотя на самом деле, ничего удивительного в этом не было. В Германии бурно росло производство вооружений – но немецкие экономисты нашли способ, как совместить этот рост расходов на танки, пушки и самолеты с резким возрастанием национального дохода и, как следствием, с ростом покупательской активности населения.

Самым характерным признаком доверия населения к власти стал бурный рост рождаемости – сравните это с сегодняшней катастрофической демографической ситуацией.

Социализм без ярлыков: Третий Рейх


Как удалось нацистам создать из только недавно нищей, как церковная мышь, Германии промышленного гиганта?
Путем введения частичной экономической автаркии.

Немцы решили исключить из своей экономики иностранный капитал – как внутри страны (изгнав из экономической жизни евреев, капитал которых был связан миллионами нитей с международным капиталом), так и во внешней торговле – перейдя со своими партнерами к клиринговым расчетам, исключив во внешнеторговых операциях хождение иностранной валюты.

А стимулировать возрастание промышленного производства нацисты решили путем массированных заказов вооружения и боевой техники.
С 1934 по 1 сентября 1939 года военные расходы Германии составили 60 миллиардов марок, иными словами – 59.1% расходов бюджета. Вроде ужасно много?

На самом деле – не очень.

Производительность труда и потенциал германской промышленности в это время были одними из самых высоких в мире. То есть теоретически германская экономика могла в очень короткий срок обеспечить бурно растущие вермахт и люфтваффе новейшим вооружением. Но для того, чтобы осуществить такой рост производства, было одно серьезное ограничение - финансовые возможности государства (заказчика вооружений). Да и население (покупателя швейных машинок, велосипедов и штанов с юбками) нельзя было лишать возможности приобретать промышленные товары гражданского назначения. Надо было выбирать – или покупать танки, или штаны. Третьего, казалось, было не дано.
Как сделать так, чтобы, начав массированное строительство танков, пушек и самолетов, не оставить это самое население без этих самых последних штанов? В то же время, не подняв колоссальную инфляционную волну?

Немецкие нацисты (не сами, конечно; для этого у них были высокопрофессиональные экономисты) смогли решить эту проблему. Более того – они посмели обойтись без привлечения иностранного капитала!

Они создали параллельные внутренние деньги. Предназначенные исключительно для финансирования производства вооружений. Не имеющие свободного обращения на финансовом рынке вне Германии. Говоря простым языком – создали дублирующую кровеносную систему немецкого хозяйственного механизма (как известно, деньги – кровь экономики).

Сначала, в 1934-1935 годах, такими деньгами были векселя Металлургического научно-исследовательского общества (Mefo). Их эмитировали для оплаты вооружений фирмам-поставщикам, они гарантировались государством и были нормальным финансовым инструментом – с одной оговоркой. Они могли использоваться лишь промышленными предприятиями, работающими на войну.
Из 101.5 миллиарда марок расходов немецкого бюджета в 1934-1939 году, не менее 20 миллиардов марок представляли из себя векселя Mefo, то есть инвестиционные деньги, не имеющие хождения на рынке, а посему - не создающие инфляционного давления на экономику.

Но это было только начало.

С 1938 года вместо денег имперское кредитное управление фирмам-производителям начало выплачивать «денежные переводы за поставку» со сроком погашения в шесть месяцев. За год таких переводов было выплачено более чем на шесть с половиной миллиардов марок – ни одна из них не пошла на закупку
новеньких «Мерседесов» для топ-менеджеров военных концернов или на приобретение шикарных особняков и яхт на Бодензее. Все были целевым образом потрачены на оружие для вермахта.
С 1939 года 40% военных заказов начало оплачиваться так называемыми «налоговыми квитанциями», которыми подрядчики (создатели вооружений) имели право рассчитываться с поставщиками. Всего до начала войны таких квитанций было выплачено 4.8 миллиарда марок.

Дабы абсолютно перекрыть какое бы то ни было «бегство капиталов» за границу, в 1937 году было издано «положение о немецких банках», по которому ликвидировалась независимость государственного банка, прекращался свободный обмен марки на иные валюты. А «Закон о государственном банке» 1939 года вообще снял все ограничения по предоставлению государственного кредита – надобность в параллельных деньгах отпала, отныне марка обеспечивалась втрое возросшим достоянием Третьего рейха! С 1934 года по так называемому «Новому плану» внешняя торговля перешла под полный государственный контроль, а все предприятия вошли в состав семи «имперских групп промышленности».
Денежное обращение Германии, таким образом, оставалось сбалансированным, финансирование же военных заказов руководство Германии смогло произвести путем создания инвестиционных денег, стимулируя рост производства без ущерба для благосостояния нации.

Столь успешная экономическая модель развития базировалась на идеологии национал-социализма. Причем в данном случае идеология – это не совокупность неких абстрактных принципов, а именно комплекс практических мер в экономике, политике, социальной сфере, или, иными словами, мировоззрение, переведенное в плоскость практической политики (как об этом сказано в «Майн кампф»).

Национал-социализм Гитлера целиком базировался на немецком национализме. Если считать, что национализм – это патриотизм в ситуации кризиса нации и государства, то Германия, корчившаяся в судорогах экономического, политического и социального кризисов, безусловно, остро нуждалась в Гитлере и его идеях.
Национализм Гитлера строился на зеркальном отражении еврейского расизма. Евреи считают, что только они богоизбранная нация, а остальные нации - гои, недочеловеки; и Гитлер точно так же считал, что высшей нацией мира являются арийцы и их высшая ветвь - германцы, а остальные нации - это недочеловеки.
Но национализм – это еще не идеология; идеологией Гитлера являлся национал-социализм, и именно это мировоззрение, переведенное в плоскость практической политики, и смогло вытащить из трясины кризиса Германию.

В «своем» социализме Гитлер полностью отказался от главных догм Маркса: от классовой борьбы и интернационализма, взамен них главной целью для немцев назвав благо германской нации. Именно германской - Геббельс пояснял рабочим Германии, что советский большевизм - это коммунизм для всех наций, а германский национал-социализм - это коммунизм исключительно для немцев.

Отказавшись от классовой борьбы и прочих догм марксизма, Гитлер отказался от предлагавшейся левым крылом НСДАП национализации частных предприятий, он не отбирал их у капиталистов. Но он поставил капиталистов в жесткие рамки единого государственного хозяйственного плана и под жесткий контроль за их прибылью. При нем владельцы предприятий не могли перевести и спрятать деньги за границей, чрезмерно расходовать прибыль на создание себе излишней роскоши - они обязаны были свою прибыль вкладывать в развитие производства на благо Германии.

Если формула большевистского социализма была материальной - "от каждого по способности, каждому по труду", - то формула социализма Гитлера в первую очередь обращена была к духовному в каждом человеке. "Хрестоматия немецкой молодежи" в 1938 г. учила:

-="Социализм означает: общее благо выше личных интересов.
Социализм означает: думать не о себе, а о целом, о нации, о государстве. Социализм означает: каждому свое, а не каждому одно и то же".=-

Гитлеровский национал-социализм за двенадцать лет своего существования решительно способствовал сплочению немцев вокруг своего государства и своего фюрера. Когда началась война, то измена военнослужащих воюющих с Германией государств была обычным делом - на сторону немцев переходили сотнями тысяч и миллионами (кто-то хочет поспорить? Советских граждан в составе вермахта и СС насчитывалось, по разным оценкам, от миллиона до полутора!). На стороне Германии сражались бельгийские, голландские, норвежские, датские, французские добровольцы в составе дивизий СС, поляки и чехи – в составе вермахта, хорваты, словаки, венгры, румыны, финны – в составе своих национальных армий. А немцев против Германии воевало всего 615 человек, и из них - ни одного офицера!

Было и еще одно отличие национал-социализма от марксизма. Марксизм утверждает, что победа социализма в одной стране невозможна - и поэтому требует от коммунистов распространять коммунистические идеи по всему миру. В этой своей ипостаси марксизм есть кривое отражение глобализма – обе эти идеологии в равной степени стремились к овладению умами населения всей планеты. А Гитлер совершенно определенно указывал, что национал-социализм для экспорта не предназначен - он исключительно для внутреннего использования немцами. НЕМЦАМИ! Больше никаких народов в свой национал-социалистический рай Гитлер не приглашал. Все остальные нации были ему безразличны, а самая «ненемецкая» нация, евреи, однозначно должна была из Германии исчезнуть – ни им, ни их деньгам, ни их идеям в Третьем Рейхе места не было.

А самое главное в построенной нацистами экономике – было:
Экономический подъем Третьего рейха произошел без иностранных инвестиций, без привлечения иностранных кредитов, без закабаления национальной экономики мировой вненациональной финансовой олигархией! Вот где главное преступление национал-социализма!

Такая экономическая самостоятельность и такое откровенное пренебрежение правом евреев иметь долю прибыли со всей хозяйственной деятельности человечества должны были быть наказаны, а в идеале – пресечены на корню. Для чего вненациональная финансовая олигархия решила использовать инструменты внешней политики.

Все обычные методы противодействия национал-социалистической Германии вненациональной финансовой олигархией были испробованы сполна. Был и бойкот немецких товаров, были и прямые запреты на импорт из Германии – но проклятые нацисты на каждую выходку мирового капитала находили свой адекватный ответ. На что уже Польша была готова сражаться с Германией не на жизнь, а на смерть – и то в своей торговле с потенциальным противником «дала слабину» - в 1939 году увеличила свой экспорт в Рейх на 14.4%, немцы же увеличили экспорт своих товаров в Польшу в этом же году на 27%.

В экономическую орбиту Германии все плотнее входили Венгрия, Румыния, Болгария, Югославия, прибалтийские страны. В торговле с ними немцы вовсю использовали безвалютный принцип торговли, клиринг – что для этих бедных золотом, фунтами или долларами стран было сущей панацеей во внешней торговле.

Опять же – Германия в своей внешней торговле широко и щедро использовала такой привлекательный инструмент, как низкую ставку кредита. Для «дружественных» государств эта ставка могла быть вообще 4.5% годовых, причем отдавать этот кредит никто не требовал деньгами. Немцы с удовольствием шли на создание Клиринговых палат, поставляли слаборазвитым аграрным государствам Восточной Европы в кредит свою технику и оборудование, взамен довольствуясь польским зерном, болгарским табаком, венгерским мясом или югославским вином.

Немцы старательно переводили на безвалютную основу всю свою внешнюю торговлю, справедливо полагая, что валюта (швейцарские франки, английские фунты или американские доллары), которая участвует в международной торговле, приносит подлинный доход лишь своему эмитенту, государству, запустившему ее в мировой оборот. А посему, дабы не передавать в чужие руки доход от внешней торговли, немцы и заводят всю эту канитель с клирингом. Долго – зато надежно! Опять же отсекая от этого "жирного" куска мировой торговли еврейский капитал.

Вот и давайте посмотрим — улучшилась ли жизнь немецкого народа?

Безработица


К моменту прихода к власти Гитлера треть (!) немцев были безработными и жили на пособие. Для достижения полной занятости в максимально быстрый срок нацистское руководство предприняло ряд мер. Цитирую по О. Пленкову, «Третий Рейх. Социализм Гитлера» (СПб, Нева, 2004).

1. 10 апреля 1933г. был принят «Закон об изменении налога на автомобили», по которому покупатели нового автомобиля или мотоцикла с 1 апреля 1933 г. освобождались от уплаты налога. Вскоре заметили, что сбыт новых автомобилей зависит от сбыта подержанных, поэтому уже 30 мая 1933 г. закон позволил ограничиться однократной уплатой налога на подержанные авто, что значительно подняло спрос на автомобили и способствовало быстрому подъему отрасли, имевшей стратегическое значение в борьбе с безработицей.

2. По инициативе Фрица Рейнхардта 1 июня 1933 г. был принят «Закон об ослаблении безработицы», которым министерство финансов уполномочивалось передать 1 миллиард рейхсмарок на реализацию программы занятости. Эти деньги, обеспеченные налоговыми льготами, в виде ссуд были переданы общинам на осуществление общественных работ, жилищное строительство, строительство мостов, мелиорацию. Из этих же средств молодоженам выделялись «брачные ссуды» на целевую покупку мебели, домашней утвари... Почти все, кого затронул план Рейнхарда, были безработные. Большое значение имел категорический запрет правительства увеличивать рабочий день; строго запрещалась и механизация труда (временная мера — А.Б.).
3. Большое значение для организации общественных работ имела программа строительства имперских автобанов (Reichsautobahnen), введенная законом от 27 июня 1933 г. В этой программе до 1938 г. было занято 137 тыс. рабочих; на нее было израсходовано 3 млрд. рейхсмарок.

4. 15 июля 1933 г. был принят закон о налоговых льготах, существенно дополнивший закон Рейнхардта. Этот закон обеспечивал налоговые льготы предпринимателям, если они занимались ремонтными работами или работами по расширению предприятий. Если предприниматель внедрял новые прогрессивные технологии, новые машины, то налоги также не взимались. После 15 июля от налогообложения освобождались всевозможные премиальные рабочим, например, новогодние премии.

5. 29 сентября 1933 г. был принят еще один «Закон об ослаблении безработицы», нацеленный на преодоление сезонного роста безработицы зимой 1933-1934 гг. Министерство финансов выделило 500 млн рейхсмарок на жилищное строительство и ремонт квартир.

Программа выполнялась неуклонно. Уже в 1936 году количество безработных и членов их семей составляло меньше 2 миллионов, а в 1937 безработица была практически ликвидирована. При этом для населения были устроены разнообразные временные занятия: широкий спектр общественных работ, построение автобанов и спортивных комплексов и т.п. При этом, если в начале 1933 года минимальный отпуск промышленного рабочего (не считая праздников и выходных) составлял только 3 дня, то уже в конце года он вырос до 6 дней – и возрастал в последующие годы.

Немцы говорили, что Гитлер «отменил право на голод».

Инфляция

Курс марки в 1923 году упал в миллион миллионов (!) раз по сравнению с 1914 годом. Печатание денег превратилось в натуральный фарс: бралась банкнота в 500 миллионов марок, рядом припечатывали «20 миллиардов марок», и все. Причем подделывать смысла не было: пока вырезался бы резиновый штамп, инфляция подскочила бы еще.

Американский публицист Джон Толанд, автор наиболее объективной, удостоенной Пулитцеровской премии, биографии Гитлера (издана в 1977 году), приводит уличную сценку той поры: женщина, оставившая у дома корзину с деньгами и возвратившаяся за ней буквально через минуту, обнаружила, что «кошелек» исчез, а его содержимое свалено в канаву.

Даже пережившим так называемый «дефолт» сложно представить себе такое.

Социально-экономическая политика нового правительства была бескомпромиссной.

В 1933 году зарплаты и цены на основные товары были заморожены. Это, кстати, еще иллюстрация к «капитализму» в Германии — на «свободу рынка» просто положили. Забота о нации — гораздо важнее.

Более того, 5 декабря 1933 года был выдан правительственный указ, по которому зарплаты, меньше чем 183 марки освобождались от налогов. При этом средняя зарплата в Германии тогда составляла 170 марок, т.е. шло не вытягивание беднейших слоев населения, а, опять же, забота о всей нации: налоговое бремя стало легче для большинства, а богатое меньшинство налоги может платить без снижения своего уровня жизни.

Но фактическое повышение уровня зарплат — это не самое главное. Гитлер пошел по социалистическому пути: надо не столько увеличивать доход, сколько использовать социальные льготы, государственные программы улучшения жизни и т.д.

Цены на товары перестали быть свободно-спекулятивными, а на некоторые виды были введены строгие нормы расходов.

Немецкий трудовой фронт бесплатно выдавал своим членам специальные талоны, которые можно было использовать лишь на определенные товары. Скажем, производство искусственных тканей превысило планируемый объем, а население их покупает неохотно, склады затовариваются — немедленно НТФ выдает своим членам талоны на искусственные ткани, на то количество, что составляет складские запасы без шансов на успешную продажу их на рынке. Или урожай апельсинов в Испании побил все мыслимые рекорды, и Франко надеется ими рассчитаться с Германией за ее помощь в гражданской войне — рабочие получают бесплатные талоны на апельсины.

В книге Гётца Али «Народное государство Гитлера. Грабеж, расовая война и национальный социализм» проведены подсчеты: по меньшей мере две трети реальных немецких доходов во время войны проистекали из иностранных (оккупированные и вассальные страны) и расово чуждых (евреи, иностранные принудрабочие) источников; оставшаяся треть делилась между социальными слоями немецкого общества неравномерно — 1/3 его (наиболее зажиточные) вносили 2/3 налогового бремени, в то время как 2/3 (широкие массы) — лишь 1/3.

Вполне соответствует пониманию справедливости в социализме, но никак не в капитализме.

В годы войны большинство (70% на 1943 г.) немцев — рабочие, мелкие служащие, мелкие чиновники — не платили прямых военных налогов; крестьяне имели существенные налоговые льготы; пенсии в 1941 г. были повышены. Все предложения финансовых специалистов об усилении налогообложения отвергались руководством рейха «по политическим соображениям».

Как пишет Гётц Али, оборотной стороной этой политики было повышенное налогообложение буржуазии: 75% внутринемецких военных налогов вносили предприятия и получатели высоких доходов. По оценкам, исходящим из деловых кругов, в 1943 г. от 80 до 90% предпринимательских доходов изымалось государством. Даже будучи преувеличенной, цифра отражает налогово-политическую тенденцию нацистского государства.
Разве это — капитализм? Нет, национал-социализм.

Мало кто знает, что уровень оптовых цен с 1939 по 1944 год возрос всего лишь на 9%, уровень жизни — на 12%, уровень заработной платы — на 11%.

А ведь в это время Рейх вел войну практически со всем миром на нескольких фронтах.

Впечатляет?

Ах да, и еще один пример из социализма по-немецки..

Автобаны

В Германии в те годы главным средством передвижения оставался железнодорожный транспорт. Ситуация резко изменилась после прихода к власти в 1933 году национал-социалистов. По словам Берлица, "нацисты видели свою задачу в создании разветвленной сети дорог, которые бы использовались только автомобилями".

Рост числа автомобилей на дорогах привел к слишком высокой плотности движения на участке Кельн-Бонн — в то время из одного города в другой проезжало 7500 автомобилей в день(всего в Германии на тот момент было 200 000 автомобилей). Из-за такого количества машин резко возрастало количество ДТП и смертность на дорогах.

Итак, как же решили эту проблему немецкие железнодорожники (да-да, именно им принадлежат все технологические идеи автобанов)? Суть решения оказалось простой — новая четырехполосная трасса не должна была пересекаться ни с какими другими дорогами. В случае пересечения, она должна была проходить или над ними или под ними. Для этого были спроектированы специальные мосты. Для обеспечения скоростного въезда на автобан, были также спроектированы специальные системы въезда на него.

Социализм без ярлыков: Третий Рейх


Для того времени автобан был действительно резким рывком вперед — низкий угол подъемов и спусков, широкий радиус поворотов, поперечный наклон полотна для отвода дождевой воды — все эти решения стали нормой при строительстве трасс подобного рода в остальном мире.

Успешный со всех точек зрения проект был воплощен в жизнь, но дальнейшего строительства автобанов в Германии не предполагалось, ведь основная масса людей передвигалась в то время с помощью железнодорожного транспорта. Однако, после 1933 года, проектом заинтересовался лично Адольф Гитлер, после чего решил форсировать строительство автобанов. Этим фюрер хотел убить сразу нескольких зайцев — во-первых, избавиться от массовой безработицы, во-вторых, он вместе с Фердинандом Порше уже подумывал над созданием «народного автомобиля», которому по чем-то надо было ездить, в-третьих — использовать автобаны для военных целей. Благодаря заботе правительства проект был возрожден и 19 мая 1935 года в эксплуатацию был сдан первый 23-километровый участок трассы Франкфурт-Дармштадт.

К началу Второй мировой войны в Германии было построено около 3000 километров автобанов.

Источники:
//Экономика нацистской Германии
//Социализм без ярлыков: Третий Рейх



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх