,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Неизвестные страницы румынской оккупации Транснистрии (Заднестровья) 1941-1944 гг.
  • 29 марта 2010 |
  • 22:03 |
  • 9999I |
  • Просмотров: 71532
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Неизвестные страницы румынской оккупации Транснистрии (Заднестровья) 1941-1944 гг.

Согласно румынско-немецким Договоренностям о безопасности, управлении и экономической эксплуатации территории между Днестром и Бугом (Транснистрия) и Бугом и Днепром (Бугско-Днепровский регион), подписанным 30 августа 1941 г. в Бендерах в результате переговоров между немецким генералом Хауфе и румынским бригадным генералом Тетенару, территория Транснистрии не была включена в состав Румынии, как это произошло с землями Бессарабии и Северной Буковины, которые Бухарест считает «исконно румынскими».

Фюрер разрешил румынскому кондукеторулу (аналог немецкого фюрера и итальянского дуче) Иону Антонеску создать т. н. провинцию Транснистрия. Эта украинская территория была поделена румынами на 13 уездов, 64 района (с двумя муниципальными центрами — Одессой и Тирасполем), в состав которых входили 15 городских, 18 поселковых и 1363 сельские коммуны с 2568 селами и 72 хуторами.

В августе 1941 г. столицей Транснистрии был провозглашен Тирасполь, а 17 октября того же года — Одесса, включенная в состав новообразованной провинции после оккупации города румынскими войсками. Таким образом, было сформировано огромное — почти в 100 тыс. кв. км — пространство, которое состояло из значительных частей нынешней Одесской (Ананьевский, Балтский, Березовский, Одесский, Овидиопольский р-ны), Винницкой (Ямпольский, Могилевский, Тульчинский) и Николаевской (Первомайский и Очаковский) областей Украины, а также Дубоссарского, Рыбницкого и Тираспольского р-нов Приднестровья.

На этих территориях действовала румынская администрация во главе с губернатором Георге Алексяну, назначенным Антонеску 19 августа 1941 г. В этой связи следует отметить, что Алексяну, на то время один из лучших в Румынии специалистов по административному праву, был известным украинофобом.

В течение 1938—1940 гг. он был губернатором Буковины, в том числе и ее северной части — современной Черновицкой обл., где проводил жесткую политику румынизации этнических украинцев, оказавшихся в 1918 г. не по своей воле на территории т. н. Великой Румынии. В частности, 1 декабря 1938 г. Алексяну издал указ, согласно которому в общественных местах (магазинах, банках, учебных заведениях, на предприятиях и т. д.), как и в 1918 г., были вывешены таблички «Разговаривать только на румынском языке». Губернатор лично контролировал выполнение своего распоряжения, нарушители которого подвергались административным наказаниям — их исключали из университетов, увольняли с работы и т. д.

Понятно, что человек с такими подходами и принципами стал крайне необходим румынскому кондукеторулу, пришедшему к власти 6 сентября 1940 г. Неизвестные ранее документы о деятельности Антонеску, ставшие достоянием гласности, убедительно доказывают, что он лично и руководимое им правительство задолго до начала Великой Отечественной войны четко сформулировали агрессивные планы в отношении украинских земель Днестровско-Бугского междуречья. Так, в памятной записке от 23 апреля 1941 г. кондукеторул пишет фюреру (по словам первого заместителя главы совета министров Румынии Михая Антонеску, однофамильца диктатора): «...Мы уточнили права румын относительно населения Транснистрии...», — что ярко иллюстрирует оккупационную сущность политики Румынии того времени к украинским территориям.

Проблематика украинских земель Днестровско-Бугского междуречья особенно активно стала рассматриваться на заседаниях совета министров Румынии с приближением румынских оккупационных войск к Днестру в августе 1941 г.

В частности, соответствующие доклады были представлены на заседаниях 7, 20 и 26 августа, а 5 сентября Ион Антонеску отметил следующее: «Фюрер в своем письме спросил меня, смогу ли я взять на себя военную охрану всего региона между Днестром и Днепром... Естественно, что я не смог отказать в этой просьбе. Однако согласился лишь на половину. Я сказал: беру на себя военную охрану всего региона между Днестром и Днепром, но управление и организацию экономической жизни беру на себя лишь в части, которая простирается между Бугом и Днестром, то есть в Транснистрии...»

«Под Украиной следует понимать лишь северную территорию с центром в Киеве...»

В то же время к оправданию и теоретическому обоснованию захватнических действий военного диктатора — маршала Антонеску и его окружения по отношению к украинским территориям активно подключились румынские историки того времени.

На волне реваншистских настроений, охвативших Румынию в начале 1940-х годов, они старались представить «научные доказательства», которые подтвердили бы состоятельность территориальных домогательств Румынии не только Бессарабии и Северной Буковины, но и земель, простиравшихся на восток от Днестра. Так, в декабре 1941 г. в Бухаресте состоялась специальная конференция, посвященная выработке исторической прорумынской концепции в отношении региона, в ходе которой известный в то время академик К. Джуреску в докладе «Молдавское население в устье Днепра и Буга в ХVІІ—ХVІІІ столетиях» безапелляционно утверждал: «Под Украиной следует понимать лишь северную территорию с центром в Киеве... Земли, расположенные на восток от Днестра, были заселены сотни лет назад румынами, что дает нам сегодня неопровержимое право на этот регион».

Особенно настойчиво работал в этом направлении профессор, один из ректоров Черновицкого университета И. Нистор, который, спекулируя на отдельных географических и топонимических названиях, а также фамилиях молдаван-переселенцев в Днестровско-Бугский регион времен царской России, в своих работах «История румын Транснистрии», «Румыны за Днестром», «Транснистровские румыны», «Давность румынских поселений за Днестром» и т. д. активно продвигал идею о том, что эти украинские территории принадлежат румынам.

Уже 16 декабря 1941 г. Антонеску (как свидетельствуют документы ФСБ Российской Федерации, опубликованные в переводе на румынский язык в 2006 г.) давал губернатору Транснистрии Алексяну прямые указания следующего содержания: «Работайте так, как будто Румыния установила свою власть над этими территориями на два миллиона лет... Вы являетесь там сувереном... Если дела в Транснистрии не пойдут хорошо, то отвечать будете вы. Основой там является сельское хозяйство. Если крестьянин не выходит на работу, то выводи его даже с помощью пули. Для этого тебе не нужны мои полномочия. Я оказал им услугу, чтобы их спасти, а если они этого не поняли, то я использую по отношению к ним плетку, как к животным».

Подобно тому, как система принудительного труда применялась для переселившихся в регион чудом выживших евреев и цыган, так она была введена и для местного населения Транснистрии. С продвижением румынских войск на восток возрастало количество советских военнопленных, дешевый труд которых массово использовался на оккупированной румынами территории.

Указания кондукеторула

Распоряжением Алексяну №55 от 14 марта 1942 г. бывшие колхозы были преобразованы в «трудовые общины», группировавшиеся по семейному и соседскому принципу, а совхозы стали государственными фермами, на которые было принудительно мобилизовано население сел в радиусе 20 км.

Все это наряду с низкой оплатой за тяжкий труд, выдававшейся, как правило, натурой (ежедневная норма хлеба на одного человека на территории Транснистрии составляла 200 г), и началом вывоза рабочей силы в Германию и Румынию вызвало массовое недовольство как местных жителей, так и переселенцев, результатом чего стало усиление партизанской борьбы, саботажа, диверсий и т. п.

Но такие формы сопротивления приводили к массовым арестам, расстрелам, а также к заключению мирных украинских граждан в концентрационные лагеря. Один из крупнейших находился в с. Богдановка Домановского р-на Одесской обл., где в условиях суровой зимы 1941—1942 гг. содержалось до 55 тыс. чел.

По свидетельству бывшего заключенного этого лагеря Ф. Б. Климова, «...условия жизни лагерников были ужасные: в свинарнике, где ранее размещали 200 свиней, находились приблизительно 2000 человек. Вместо подстилки для свиней оставалась лишь запревшая солома, на которой лежали люди, а многие из них, в том числе старики и дети, находились на улице под открытым небом».

Интернированных лишали пищи и воды. Тех, кто пытался достать хотя бы капусту, свеклу или воду вне зоны лагеря, жестоко избивали или расстреливали. Пользуясь готовностью задержанных отдавать самое ценное за кусок хлеба, руководство лагерей или уездов периодически проделывало хитрые трюки с целью выявления не найденных во время обысков изделий из золота и личных вещей. Так, префект (руководитель уезда Транснистрии) Голтянского уезда (Первомайский р-н) М. Исопеску по прибытии в Богдановку приказал местному населению завезти в лагерь хлеб, который он лично в присутствии офицера-охранника раздавал в обмен на золотые изделия и другие драгоценности в эквиваленте 5 золотых рублей за 500 г, часть из этих вещей предназначалась губернатору.

Забегая вперед, отметим, что народный трибунал Румынии в 1946 г., кроме прочего, не зря инкриминировал Алексяну то обстоятельство, что из собранных таким путем ценностей он не только оставлял себе львиную долю, но и зачастую передавал в Бухарест дорогие подарки влиятельным людям и руководителям высокого ранга. Например, губернатор сам признал, что только в адрес благотворительной организации «Патронаж», которой руководила Мария Антонеску — супруга кондукеторула, — прислал из Транснистрии материальные ценности общей стоимостью 400 млн. лей, что при всех инфляционных процессах того времени представляло значительную сумму.

Выполняя прямые указания кондукеторула, Алексяну за короткое время организовал режим управления Транснистрией как на центральном, так и на местном уровне. Не без его участия 4 сентября 1941 г. при совете министров Румынии был создан военно-гражданский кабинет по вопросам администрирования Бессарабии и Транснистрии во главе с генеральным секретарем совета министров Румынии О. Вледеску — другом М. Антонеску и близким соратником И. Антонеску.

Так, в Транснистрии под руководством военного коменданта генерала Н. Мачича были размещены и действовали на протяжении всего периода оккупации три румынские дивизии, а именно: на севере, с центром в Тульчине Винницкой обл., — І дивизия под командованием полковника А. Наста; в центре региона, в Балте, — ІІІ дивизия под командованием полковника Д. Полихрона, а на юге, с центром в Березовке, — ІІ дивизия под командованием генерала П. Вледеску.

Одесса имела отдельного коменданта — в начале оккупации им был генерал Н. Глогожану, а после его смерти — Н. Гинерару. Параллельно в Днестровско-Бугском регионе была создана целая система специализированных управлений, в частности, административно-личного состава, юстиции, труда, сельского хозяйства, промышленности, строительства, лесов, внутренней торговли, финансов, экономики, охраны здоровья, аптек, образования, культуры, искусств, связи, транспорта, Одесского порта — всего 27 административных дирекций.

Все они предназначались не столько для организации эффективной жизни в регионе, сколько для обеспечения массового вывоза сырья, продовольствия и материальных ценностей в Румынию. Поэтому оккупанты не только не торопились ликвидировать уже сформированную советскую колхозную систему, а наоборот, распорядились сохранить, как отмечалось в соответствующем решении Алексяну от 7 сентября 1941 г., «колхозы и совхозы в их теперешней организации до проведения аграрной реформы».

4000 вагонов с «трофейным» имуществом

Уже 1 ноября 1941 г. Алексяну докладывал Антонеску, что на подведомственной ему территории конфисковано и передано армии, а также отправлено в Румынию в течение октября 25 тыс. голов крупного рогатого скота, 20 тыс. овец, тысячи тонн пшеницы, картофеля, проса, ячменя, шерсти, кожаного сырья и т. п. В мае 1942 г. для системы магазинов «Транснистрия» в Бухаресте, которые обеспечивались за счет продуктов питания, поставленных из губернаторства, было отгружено 16 вагонов продтоваров, в том числе 2 млн. яиц, 12,5 т сливочного масла, 2,3 т брынзы, 4,3 т сала и рыбы и т. п. Всего до 1 января 1943 г. по далеко не полным данным из Транснистрии в Румынию было отправлено свыше 16 тыс. вагонов зерна, почти 2,4 тыс. вагонов овощей, 3611 вагонов фуража, 30 362 головы скота.

За это время румынская армия получила: зерна — 21 254 вагона, продовольствия — 18 737, фуража — 41 123, овощей — 14 106 вагонов, скота — 172 283 головы, птицы — 519 937 голов.

А весной 1943 г. в Бухаресте была проведена выставка товаров и изделий из Транснистрии, которая, по словам современного румынского историка К. Кирицеску, «имела целью доказать богатства этой провинции, и особенно хорошие результаты, достигнутые режимом управления Алексяну, в том числе в области пищевой промышленности».

Кроме этого, с первых дней оккупации румынскими войсками украинских территорий под видом трофеев в Румынию вывозилось практически все, что только можно было вывезти: до июля 1942 г. из Одессы отправили около 4 тыс. вагонов с «трофейным» имуществом, в том числе оборудованием дошкольных воспитательных учреждений, школ, библиотек и театров города. Согласно распоряжению управления искусств Транснистрии только из Одесского театра оперы и балета оккупантами были вывезены все театральные костюмы и нотный материал, в том числе партитуры свыше 100 опер и 15 балетов. Помещение театра, как известно, было заминировано, и только быстрое и решительное наступление советских войск предотвратило преступный план уничтожения уникального здания.

Массово вывозились и промышленное оборудование, техника, транспортные средства. В частности, в Одессе была демонтирована и отправлена в Румынию новая электростанция, а в конце оккупации города — даже трамвайные рельсы, которые затем довольно долго использовались в румынских городах.

В то же время румынская модель экономической эксплуатации сельскохозяйственного потенциала украинских земель между Днестром и Бугом отличалась тем, что, кроме удовлетворения потребностей собственного государства, Румыния должна была выполнять обязательства по поставкам продовольствия союзническим войскам. Так, для немецкой армии из Транснистрии было отправлено 9017 вагонов зерна, 6250 вагонов овощей, 93 174 головы скота, 211 072 головы птицы и т. п. В свою очередь, итальянская армия получила 15 935 голов скота, 53 260 — птицы и многое другое.

Допросы губернатора

Протоколы допросов Алексяну от 22-го и 29 марта 1945 г. в Москве, опубликованные ФСБ России, содержат обобщенные данные о видении руководством Румынии роли Транснистрии не только как важного поставщика продуктов питания для нужд румынской армии и ее союзников, но и как чужой территории, подлежащей тотальному ограблению. Так, на вопрос, почему им как губернатором новой провинции приоритетное внимание уделялось аграрной сфере, Алексяну ответил, что об этом его просил лично Антонеску: «Инструктируя меня перед выездом в Транснистрию, Антонеску сказал мне, что по прибытии на место назначения нужно будет заниматься прежде всего решением проблем сельского хозяйства, с тем чтобы как можно быстрее я имел возможность отправить из Транснистрии сельхозпродукцию, так необходимую Румынии и румынской армии».

Все это систематически осуществлялось Алексяну на протяжении сентября 1941-го — января 1944 г., о чем свидетельствуют приведенные выше статистические данные. Однако на допросе он признал, что такая цифра, как, например, 75 тыс. голов крупного рогатого скота, вывезенного из оккупированной провинции, является заниженной. Кроме того, он впервые отметил, что организовал отправку в Румынию или союзническим армиям не менее 25 тыс. лошадей, 30 тыс. свиней, 100 тыс. овец, более 350 тыс. голов домашней птицы, а также 11 тыс. пчелиных ульев. В то же время он уточнил, что после его увольнения с должности в январе 1944 г., «принимая во внимание надвигающееся неизбежное отступление немецко-румынских сил из Транснистрии, под руководством генерала Г. Потопяну имел место массовый вывоз всех материальных ценностей». «Если учитывать то, что реквизировал Потопяну, то эти цифры существенно увеличатся», — подытожил Алексяну.

На втором допросе — 29 марта 1945 г. — бывший губернатор также признал масштабность организованного им разграбления Транснистрии, прежде всего техники и оборудования на заключительном этапе войны. В этом контексте он четко отметил: «Всего за весь период, на протяжении которого работал губернатором, из Транснистрии в Румынию было вывезено: 19 машинно-тракторных станций со всем оборудованием и тракторным парком, 4 машинно-тракторные мастерские, 26 мастерских по ремонту сельхозмашин, 2400 тракторов, 8 комбайнов со всеми вспомогательными агрегатами, а также много машин, предназначенных для сортировки продукции, тракторных плугов, борон и т. п.». Но каково точное количество вывезенных весной 1945 г. матресурсов, вспомнить было уже сложно.

Зато Алексяну хорошо запомнил, как в Румынию из оккупированной провинции была вывезена не только уникальная технология производства риса, бывшая для тех времен редкостью, но и весь задействованный в этом процессе персонал, в составе которого было много местных украинцев. Губернатор также привел данные, которые благодаря работе ФСБ РФ через 60 лет стали достоянием гласности, а именно: весной 1943 г. была демонтирована и вывезена в румынский придунайский город Кэлэраши Одесская фабрика рыбных консервов им. Ворошилова, в другие населенные пункты — Одесский завод шампанских вин, Одесский маслозавод, Могилев-Подольская мармеладная фабрика и т. д.

В информации секретаря Одесского обкома КПУ А. Колибанова, подготовленной для ЦК КП(б)У 13 апреля 1944 г., то есть сразу после освобождения Одессы, есть такие сведения: «...Порт пустой, все суда выведены в Румынию... Полностью вывезен в Бухарест троллейбусный парк, а также значительная часть пульмановских трамвайных моторных вагонов... Значительная часть лабораторного оборудования ВУЗов вывезена в Румынию... Также вывезена часть ценных музейных экспонатов и книжного фонда библиотек... и все имущество почтамта...»

Дополнительные данные о массовом разграблении города румынскими оккупационными войсками, находим и в фондах ЦГАВО. Так, только за короткий период с июня по сентябрь 1945 г. среди возвращенных из Румынии архивных документов было найдено 1897 письменных подтверждений фактов вывоза из Одессы оборудования каучукового завода (50 вагонов), фабрики лепного искусства, местной типографии, школьных мастерских и лабораторий, всего имущества Института хирургии, пластики и онкологии, монет из фонда нумизматики Одесского музея и др.

Всему этому способствовала хорошо организованная комплексная репрессивная система военного присутствия румынских властей в Транснистрии. В протоколе допроса Алексяну, который проводился органами СМЕРШ 4 апреля 1945 г. в Москве, по этому вопросу зафиксировано следующее признание бывшего губернатора: «Для поддержки внутреннего порядка в Транснистрии, борьбы с партизанами и охраны побережья Черного моря были задействованы четыре румынские дивизии, которые подчинялись высшему командованию румынской армии.

В Одессе и Тирасполе находились военные трибуналы, которые выносили приговоры в отношении населения Транснистрии. Все приговоры, в том числе и смертные, проходили через меня, а потом передавались Антонеску для подтверждения... В каждом уезде существовали жандармские отряды из 250—300 человек. Их обязанностью была поддержка правопорядка в уездах. Командиры жандармских подразделений были одновременно и судьями. Всего действовали 13 таких трибуналов», то есть столько, сколько было уездов в Транснистрии.

В завершение стоит напомнить, что во время допросов как в Москве, так и в Бухаресте Алексяну старался свалить всю вину за политику Румынии в Транснистрии на маршала-преступника Антонеску, которого он называл «...главным виновником оккупационной войны Румынии против Советского Союза,... а также грабежей советских предприятий и учреждений, осуществленных на оккупированной советской территории».

Но такое запоздалое раскаяние не спасло ни Г. Алексяну, ни И. Антонеску, равно как и М. Антонеску от сурового приговора народного трибунала Румынии — все трое военных преступников были расстреляны 1 июня 1946 г. Это была справедливая плата за то, что они как инициаторы и организаторы румынского управления Транснистрией не только ограбили эту украинскую территорию, но и пытались полностью лишить ее национальной идентичности, прежде всего путем массовой депортации в этот регион молдаван-переселенцев.

Таким образом, румынский оккупационный режим преследовал четкую цель — искоренение славянского этноса в пределах украинского Днестровско-Бугского междуречья и искусственное навязывание региону румынского этнического характера. Доказательством этого могут служить Инструкции государственному подсекретариату по вопросам румынизации, колонизации и инвентаризации о репатриации румынского населения, которое находилось на восток от Днестра и Буга, утвержденные под №300 601 военным диктатором Антонеску 26 января 1943 г.

Пункт 5-й этих инструкций предусматривал: «Румыны, которые были депортированы ранее на восток от Буга, могут быть репатриированы после серьезной проверки, но в Транснистрию, где они должны основать румынские села». Это только одно из положений итогового документа, подготовленного в результате двухлетней деятельности действующего в то время Центрального института статистики Румынии во главе с директором С. Мануиле, который еще 15 октября 1941 г. вручил И. Антонеску специальный меморандум по вопросам этнической чистки так называемых румынских территорий путем насильного переселения славянского, прежде всего украинского, населения на восток.

По указаниям румынского кондукеторула в 1943 г. работа над планом принудительного переселения этнических украинцев была завершена. Лишь военное поражение Германии под Курском и вынужденное ускоренное отступление ее союзников, в том числе и Румынии, на запад сделали невозможным реализацию этих преступных намерений.

автор Владимир Волошин



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх