,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Об американском дурачке Энтони Саттоне, Л.Д. Троцком и 10 тысячах долларов на русскую революцию.
  • 1 ноября 2009 |
  • 21:11 |
  • Redholgor |
  • Просмотров: 88748
  • |
  • Комментарии: 19
  • |
0
Как-то раз мне в руки случайно попала книга Энтони Саттона "Уолл-стрит и большевицкая революция". Энтони Саттон - американский историк британского происхождения - являет собой американский аналог Резуна. Роднит их не только ревизионистская направленность сочинений, но и общность используемых в публицистике приёмчиков. В книге, о которой пойдет речь, Саттон вознамерился доказать, что Ленин - агент германского генштаба Великая Октябрьская социалистическая революция была организована и проспонсирована воротилами американского бизнеса с Уолл-стрит. Кроме того, Э. Саттон автор книг "Кто управляет Америкой" и "Как Орден организует войны и революции", названия которых, думаю, говорят сами за себя. Возможно, не стоило бы на этого фрика обращать внимание, но байки Саттона всё же серьёзно засоряют медиапространство (см. здесь и здесь), даже фильм про Троцкого на РТР по этим байкам сняли. Поэтому, чтобы наглядно показать, что за фигуру являет собой профессор Саттон, я разберу один эпизод из его книги.

Остановимся на второй главе книги Саттона "Троцкий покидает Нью-Йорк". 13 января 1917-го года Троцкий прибывает в Нью-Йорк из Испании. В Нью-Йорке он сходится с русскими социалистами, печается в русскоязычной газете "Новый Мир" и в еврейской газете "Форвертс", выступает на митингах с антивоенными речами. Узнав о Февральской революции, Троцкий спешит вернуться в Россию. 27 марта Троцкий с семьёй отплывает из Нью-Йорка на норвежском пароходе "Христианиафиорд", но 3 апреля в канадском Галифаксе Троцкий и ещё 5 путешествующих с ним русских революционеров по запросу из Лондона были задержаны канадско-британскими военно-морскими властями, предлогом чему послужило подозрение в шпионаже в пользу Германии. Лишь 29 апреля Троцкий был освобождён и 4 мая прибыл в Россию. Эти то события и становятся предметом пристального внимания Энтони Саттона.

Своё повествование Саттон начинает с описания шикарной жизни, которую Троцкий вёл в Нью-Йорке - дорогие квартиры, автомобили, огромные суммы денег и т.д. Такой образ жизни решительно не согласуется с фигурой честного, независимого, революционера, считает Саттон, а потому задаётся резонным вопросом: "За чей счёт банкет"? Что особенно интересно, идя в разоблачительный поход против Троцкого, Саттон опирается главным образом... на воспоминания самого Троцкого, изложенные им в автобиографии "Моя жизнь". Достаточно сравнить написанное Троцким с тем, во что это написанное превращается в изложении Саттона, чтобы сделать вполне определённый вывод о добросовестности Саттона, как исторического исследователя.

Как Троцкий, знавший только немецкий и русский языки, выжил в капиталистической Америке? Судя по его автобиографии “Моя жизнь”, его «единственной профессией в Нью-Йорке была профессия революционера». Другими словами, Троцкий время от времени писал статьи для русского социалистического журнала “Новый мир”, издававшегося в Нью-Йорке. Еще мы знаем, что в нью-йоркской квартире семьи Троцкого были холодильник и телефон; Троцкий писал, что иногда они ездили в автомобиле с шофером. Этот стиль жизни озадачивал двух маленьких сыновей Троцкого. Когда они вошли в кондитерскую, мальчики с волнением спросили мать: «Почему не вошел шофер?»... Троцкий заплатил за первоклассную комнату в Испании, семья его проехала по Европе, в США они сняли превосходную квартиру в Нью-Йорке, внеся за нее плату за три месяца вперед, использовали автомобиль с шофером. И все это — на заработок бедного революционера за несколько его статьей в русскоязычных изданиях, издававшихся небольшим тиражом — в парижской газете “Наше слово” и нью-йоркском журнале “Новый мир”!

[1, 15]

Если свериться с книгой Троцкого, которую Саттон приводит как источник, то окажется, что "шикарная квартира с холодильником и телефоном" была в диковинку только для европейцев, что месячная плата за неё составляла всего 18 долларов, когда, по приводимым самим же Саттоном данным (об этом ниже), одна лишь литературная деятельность приносила Троцкому во время его жизни в Нью-Йорке не меньше 50 долларов в месяц. Так что квартира Троцкому была вполне по карману. И ни машины ни личного водителя у Троцкого не было вовсе.

Вот что пишет Троцкий.

Мы сняли квартиру в одном из рабочих кварталов и взяли на выплату мебель. Квартира за 18 долларов в месяц была с неслыханными для европейских нравов удобствами: электричество, газовая плита, ванная, телефон, автоматическая подача продуктов наверх и такой же спуск сорного ящика вниз. Все это сразу подкупило наших мальчиков в пользу Нью-Йорка. В центре их жизни стал на некоторое время телефон. Этого воинственного инструмента у нас ни в Вене, ни в Париже не было. Дженитори (дворник) нашего дома был негр. Жена внесла ему плату за три месяца, но не получила установленной расписки, так как домовладелец унес накануне книжку квитанций для проверки. Когда через два дня мы въехали в квартиру, оказалось, что негр сбежал, захватив с собою квартирную плату нескольких жильцов. Кроме денег, мы сдали ему на хранение еще и свои вещи. Мы были встревожены. Это было плохое начало. Но вещи оказались налицо. Когда же мы вскрыли деревянный ящик с посудой, то, к великому нашему изумлению, там обнаружились наши доллары, тщательно завернутые в бумажку. Дженитори унес плату только тех жильцов, которым выданы были правильные расписки. Негр не пощадил домовладельца, но не хотел причинять ущерба квартирантам. Право же, это был прекрасный человек. Мы с женой были глубоко тронуты его заботой и сохранили о нем благодарную память. Симптоматическое значение этого маленького приключения показалось мне очень большим. Передо мною как будто приподнялся уголок "черной" проблемы в Соединенных Штатах.
...
Я показывался в семье урывками. А там шла своя, сложная жизнь. Жена устраивала гнездо. Появились у детей новые друзья. Самым главным другом был шофер доктора М. Жена доктора с моей женой возила мальчиков на прогулку и была очень с ними ласкова. Но она была простой смертной. Шофер же был чародей, титан, сверхчеловек. Мановению его руки повиновалась машина. Сидеть рядом с ним было высшим счастьем. Когда заезжали в кондитерскую, мальчики обиженно теребили мать и спрашивали: "Почему шофер не с нами?"

[2]

Продолжим цитировать Саттона.

Джозеф Недава оценивает доход Троцкого в 1917 году в 12 долларов в неделю «и еще какие-то гонорары за лекции» 6. Троцкий пробыл в Нью-Йорке в 1917 году три месяца, с января по март, так что его доход от “Нового мира” составил 144 доллара и, допустим, было еще 100 долларов гонораров за лекции — итого 244 доллара. Из них Троцкий смог отдать 310 долларов друзьям, платить за нью-йоркскую квартиру, обеспечивать семью — и отложить 10.000 долларов, которые забрали у него канадские власти в апреле 1917 года в Галифаксе. Троцкий заявляет, что те, кто говорит о наличии у него других источников дохода - «клеветники», распространяющие «глупые измышления» и «ложь»; но таких расходов Троцкий не мог делать, разве что он играл на ипподроме на Ямайке. Троцкий явно имел скрытый источник дохода.



Вопрос о десяти тысячах долларов рассмотрим чуть позже, а теперь попробуем узнать, что представляли собой те 310 долларов, о которых повествует Саттон.

за два дня до моего отъезда в Европу немецкие рабочие, которым я не раз читал доклады, совместно с американскими, русскими, латышскими, еврейскими, литовскими и финскими друзьями и сторонниками устроили мне прощальный митинг, на котором производился сбор на русскую революцию. Сбор дал 310 долларов. В счет этой суммы немецкие рабочие внесли через своего председателя 100 долларов. Переданные в мое распоряжение 310 долларов я на другой же день, с согласия организаторов митинга, распределил между пятью возвращавшимися в Россию эмигрантами, которым не хватало денег на проезд.



Так, собранные на митинге деньги превратились у Саттона в личные пожертвования Троцкого, которые тот должен был выделить из своей зарплаты :-).

Следующий вопрос, который глубоко волнует Саттона, как Троцкому удалось покинуть Америку? Саттон считает, что Троцкий покинул Соединённые Штаты с американским паспортом, выданным ему президентом Вильсоном.

Тем волшебником, который выдал Троцкому паспорт для возвращения в Россию, чтобы «продвигать» революцию, — был президент США Вудро Вильсон. К этому американскому паспорту прилагались виза для въезда в Россию и британская транзитная виза.



Посмотрим, что по этому пишет сам Троцкий:

25 марта я явился в Нью-йоркское генеральное консульство, откуда был уже к тому времени удален портрет Николая II, но где еще царила густая атмосфера старого русского участка. После неизбежных проволочек и препирательств генеральный консул распорядился выдать мне документы, пригодные для проезда в Россию. В великобританском консульстве в Нью-Йорке, где. я заполнил вопросные бланки, мне было заявлено, что со стороны английских властей не будет никаких препятствий к моему проезду. Все было, таким образом, в порядке.
...
27 марта я выехал с семьей и несколькими соотечественниками на норвежском пароходе 'Христианиафиорд'. Нас провожали с цветами и речами. Мы ехали в страну революции. У нас были паспорта и визы.



Выходит, что Троцкий вовращался в Россию с русским паспортом и прилагавшимися к нему транзитными визами. Сам Саттон, как будто не замечая, что впадает в противоречие с собой, пишет:

Следующий документ в канадских архивах датирован 7 апреля; он послан начальником Генерального штаба из Оттавы директору по интернированию и подтверждает получение предыдущего письма (его нет в архивах) об интернировании русских социалистов в Амхерсте, Новая Шотландия: «... в этой связи должен сообщить вам о получении вчера длинной телеграммы от генерального консула России в Монреале, протестующего против ареста этих людей, так как они имели паспорта, выданные генеральным консулом России в Нью-Йорке, США».

[1, 21]


Активное вмешательство Временного правительства в судьбу амхерстских пленников1, также прямо свидетельствует о том, что Троцкий и пять его спутников были гражданами Росии. А вот в пользу версии о наличии у Троцкого американского паспорта Саттон никаких данных, ни документов, ни личных свидетельств не приводит.

Пытаясь для пущей сенсационности выдать президента Соединённых Штатов Вудро Вильсона за могущественного покровителя Льва Троцкого, Саттон снова оказывается ситуации, когда свои громкие заявления он не может подкрепить никакими доказательствами. Саттон пускается в путаные рассуждения, об ужесточении режима выдачи американских паспортов в середине 1917-го года, и отсюда сразу переходит к заключению, что Троцкий выехал из Штатов якобы "в силу льготного режима", который Троцкому организовал лично президент Вильсон.

Следующий раздел второй главы называется "Документы канадского правительства об освобождении Троцкого", которому соответствует подстрочное примечание: "Этот раздел основан на документах правительства Канады". Раздел этот интересен лишь тем, что Саттон, обычно аккуратно проставляющий ссылки на документы, приводя выписки из "документов канадского правительства" не приводит ни одной ссылки на цитируемые им документы.

Другой вопрос, который интересует Саттона и нас, это судьба 10 тысяч долларов, которые Троцкий якобы получил как немецкий шпион и тайно провозил на параходе "Христианиафиорд".

Группа Троцкого была снята с парохода “Кристианиафиорд” согласно официальным указаниям, полученным 29 марта 1917 года дежурным морским офицером в Галифаксе по телеграфу из Лондона (предположительно из Адмиралтейства). В телеграмме сообщалось, что на “Кристианиафиорд” находится группа Троцкого, которая должна быть «снята и задержана до получения указаний». Причина задержания, доведенная до сведения дежурного морского офицера в Галифаксе, заключалась в том, что «это — русские социалисты, направляющиеся в целью начать революцию против существующего российского правительства, для чего Троцкий, по сообщениям, имеет 10.000 долларов, собранных социалистами и немцами».


- сообщает нам Саттон.

Итак "10.000 долларов" послужили тем предлогом и могли стать той уликой, которыми было бы оправдано задержание группы революционеров во главе с Троцким. Но удалось ли обнаружить канадско-британскоим властям эту сумму денег при Троцком, когда последнего сняли с парохода? "Наше расследование может быть сосредоточено на бесспорном факте: когда Троцкий уехал из Нью-Йорка в Петроград в 1917 году, чтобы организовать большевицкую фазу революции, у него были с собой 10.000"[1, 15], - уверяет нас Саттон. Но опять повторяется та же самая ситуация, этот "бесспорный факт" Саттон не может подкрепить никакими ссылками, никакими доказательствами. Наоборот, со всей очевидностью вытекает обратное, ведь окажись такая сумма у Троцкого, ему по-любому пришлось бы объяснять канадским властям источник её происхождения, полицейские чины вынуждены были бы выступить по этому поводу с официальными заявлениями (ведь шумиха поднялась немалая), всё это просто никак не могло ускользнуть из поля зрения внимательного историка. Но увы, своё категоричное суждение Саттон отказывается чем-либо подкрепить.

Следующей сенсацией, которой Саттон огорошивает своих читателей является утверждение, что Троцкго, у которого "были с собой 10.000" долларов, выпустили из канадской тюрьмы только после вмашательства Госдепа США, вот мол куда простираются щупальцы миллионеров с Уолл-стрит.

Эта часть главы называется "Канадская военная разведка допрашивает Троцкого". "Мы можем подойти к делу об освобождении Троцкого под другим углом зрения: канадской разведки", - пишет Саттон. Было бы логично ожидать, что сейчас Саттон приведёт протоколы допросов Троцкого канадской разведкой. Ничуть не бывало!

Подполковник Джон Бэйн Маклин, видный канадский издатель и бизнесмен, основатель и президент издательства “Маклин Паблишинг Компани” в Торонто, руководил многочисленными канадскими торговыми журналами, включая “файнэншл пост”. Маклин также поддерживал длительную связь с канадской военной разведкой.

В 1918 году подполковник Маклин написал для собственного журнала “Маклинз” статью, озаглавленную «Почему мы отпустили Троцкого? Как Канада потеряла возможность приблизить конец войны».


И вот эта статья бодрого деятеля коммерции и жёлтой прессы, никакого реального отношения ни к разведке, ни к допросам Троцкого не имевшего, послужит единственным источником для отдела "Канадская военная разведка допрашивает Троцкого"! Почему Саттон решил довериться полковнику Маклину и почему читатель должен последовать этому решению Саттона? Во-первых, потому что Саттон рекомендует Маклина честным малым: "Маклин был честным человеком с превосходными связями в канадской правительственной разведке", во-вторых, потому что "открытые теперь государственные архивы Канады, Великобритании и США подтверждают большинство заявлений Маклина". Своё решение сослаться на статью в жёлтой прессе, а не на "архивы Канады, Великобритании и США" профессор Саттон никак не мотивирует.

"Статья содержала подробную и необычную информацию о Льве Троцком" - сообщает Саттон. Что же это за новая информация, которой решил поделиться с читателями полковник Маклин? Во-первых, из статьи мы узнаём, что "по мнению Маклина, Троцкий был не русским, а немцем". Доказательства? Пожалуйста: "каким бы странным это утверждение ни казалось, оно совпадает с другими частями разведывательной информации, то есть, что Троцкий лучше говорил на немецком, чем на русском языке". Во-вторых, мы узнаём, что "Керенский, Ленин и некоторые лидеры меньшего масштаба еще в 1915 году практически находились на содержании Германии". До сих пор историкам так и не удалось доказать реальность каких-либо тайных агентурных связей Ленина (и Керенского) с Германией, а вот коммерсанту и издателю Маклину в его канадском далёко в 1918-ом году была открыта вся поднаготная, видимо, благодаря "превосходным связям в канадской правительственной разведке". В-третьих, из статьи мы узнаём, что "в 1916 году они (Ленин с Керенским) установили связи с Троцким жившим тогда в Нью-Йорке. С того времени за ним вели пристальное наблюдение... члены группы бомбистов. В начале 1916 года один германский служащий отплыл в Нью-Йорк. Его сопровождали сотрудники британской разведки. Он был задержан в Галифаксе, но по их указанию его пропустили с многочисленными извинениями за случившуюся задержку. После многочисленных маневров он прибыл в маленькую грязную редакцию газеты, находившуюся в трущобах, и там нашел Троцкого, для которого он имел важные инструкции. С июня 1916 года и до тех пор, пока его не передали британцам, нью-йоркский отряд бомбистов никогда не терял контакта с Троцким". Здесь мы видим, что даже "превосходные связи в разведке" не позволили полковнику Маклину знать тот простой и вовсе не секретный факт, что в 1916-ом году в Нью-Йорке и духа Троцкого не было, что в Нью-Йорк он приедет лишь в январе 1917-го года. Я думаю, что приятели из разведки просто смеялись над незадачливым Маклином, сочиняя для него всякие небылицы.

Вот на такого рода, с позволения сказать, "источник" и опирается Саттон в своём утверждении о вмешательстве Госдепа в судьбу сидельца Троцкого.

Троцкий был освобожден «по просьбе посольства Великобритании в Вашингтоне..., которое действовало по просьбе Государственного департамента США, который действовал для кого-то еще». Канадские официальные лица «получили указания информировать прессу, что Троцкий является американским гражданином, путешествующим по американскому паспорту, что его освобождения специально требовал Государственный департамент в Вашингтоне».



Здесь Саттон цитирует всё ту же статью Маклина и больше у Саттона по этому вопросу нет ровным счётом никаких подтверждений, хотя бы даже заявлений "канадских официальных лиц" по поводу американского паспорта Троцкого.

На этом можно было бы закончить, ибо после всего вышеизложенного становится ясно, что конспирологические выверты Саттона, которыми он завершает главу, не могут представлять из себя ничего интересного. Но есть один вопрос, из-за которого стоит вернуться в начало главы.

Иногда можно встретить утверждение, что вопрос о десяти тысячах долларов Троцкого разбирался на сенатских слушаниях США в 1919-ом году (комиссия Овермана) и был там вполне доказан. Например:
http://ledik1.narod.ru/LibroRalfEppirson/Glava10.htm
Эти 10.000 $ Троцкого всплыли в 1919 г. во время слушаний в комиссии Сената по расследованию, посвященных Большевистской пропаганде и Немецким деньгам. “Весьма примечательно, что Комиссия (Overman) объявила внезапный перерыв, прежде чем источник денежных средств Троцкого смог быть запротоколирован. Когда на следующий день допрос возобновился, Троцкий и его 10.000 $ более никого не интересовали” (9).

Эта байка также берёт своим источником книгу Саттона. Вот что он пишет:

В 1919 году Овермановский комитет Сената США расследовал вопрос большевицкой пропаганды и германских денег в США и в одном случае затронул источник этих 10.000 долларов Троцкого. Опрос в Овермановском комитете полковника Хербана, атташе чешской дипломатической миссии в Вашингтоне, дал следующее:

«Полковник Хербан: Троцкий, вероятно, взял деньги у Германии, но он будет отрицать это. Ленин бы не отрицал. Милюков доказал, что Троцкий получил 10.000 долларов от каких-то немцев, когда был в Америке. У Милюкова было доказательство, но тот отрицал это. Троцкий отрицал, хотя у
Милюкова было доказательство.
Сенатор Оверман: Обвинение заключалось в том, что Троцкий получил 10.000 долларов здесь.
Полковник Хербан: Я не помню сколько, но я знаю, что проблема между ним и Милюковым заключалась в этом.
Сенатор Оверман: Милюков доказал это, не так ли?
Полковник Хербан: Да, сэр.
Сенатор Оверман: Знаете ли вы, где он их взял?
Полковник Хербан: Я вспоминаю, что их было 10.000; но это не имеет значения. Я буду говорить об их пропаганде. Германское правительство знало Россию лучше, чем кто-либо, и оно знало, что с помощью этих людей оно сможет разрушить русскую армию. (В 17:45 подкомитет прервал работу до следующего дня, среды, 19 февраля, до 10:30)».

Очень удивляет, что комитет прервал свою работу внезапно, до того, как источник денег Троцкого мог попасть в протокол Сената. Когда на следующий день слушание возобновилось, Овермановский комитет уже не интересовался Троцким и его 10.000 долларами. Позже мы рассмотрим доказательства, касающиеся поддержки финансовыми домами Нью-Йорка германской и революционной деятельности в США; тогда и уточним источники 10.000 долларов Троцкого.


Как видим полковник Хербан, который, возможно, находился в 1917 году в России, просто пересказывает содержание клеветнических статей Милюкова, поэтому его "свидетельства" не представляют ровно никакого интереса.

1. Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. Об обстоятельствах освобождения Троцкого.

Я должен дать краткое объяснение того, что сказано в конце этого письма. Враждебные Англии нападки прессы ввиду задержания ею русских политических эмигрантов приняли столь серьезный оборот, что стали даже угрожать опасностью жизни некоторым англичанам, владельцам фабрик, положение которых и так стало далеко не безопасным вследствие ненадежного отношения со стороны рабочих. Поэтому я должен был серьезно переговорить с Милюковым и потребовать от него принять меры к тому, чтобы положить конец этой кампании в прессе. В ответ на его возражение, что русское правительство подвергается таким же нападкам, я ответил, что это не мое дело, и что я не могу допустить, чтобы мое правительство употреблялось в качестве громоотвода для парализования нападок на русское правительство. Затем я напомнил ему, что в начале апреля я поставил его в известность, что Троцкий и другие русские политические эмигранты задержаны в Галифаксе впредь до выяснения намерений Временного Правительства в отношении их. 8 апреля по его просьбе я просил мое правительство освободить их и разрешить им продолжать путь в Россию. Два дня спустя он просил меня взять назад эту просьбу и сообщить, что Временное Правительство надеется, что они будут задержаны в Галифаксе вплоть до последующего сообщения о них. Поэтому именно Временное Правительство ответственно за их дальнейшее задержание до 21 апреля, и я должен буду огласить этот факт, если не будет опубликовано сообщение о том, что мы не отказывали в визировании паспортов ни одному русскому, если об этом просили русские консульские власти. Он согласился сделать это.




Литература:
1. Саттон Энтони. Уолл-стрит и большевицкая революция (тыц).
2. Троцкий Л.Д. Моя жизнь.
3. Троцкий Л.Д. Господину министру иностранных дел российской республики.

источнег



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх