,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Похороны Клио
  • 11 августа 2009 |
  • 11:08 |
  • dnukr |
  • Просмотров: 14626
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Президент Ющенко празднует давнюю победу над московитами, призывает украинцев не бояться собственной истории и доходчиво разъясняет, как именно следует трактовать эту историю. Кремль отвечает украинскому недругу с имперским размахом: создана целая Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России…

"Историческая битва продолжается", - так охарактеризовала украино-российские дрязги газета "The Wall Street Journal". Скорее не битва, а тотальная война, с генералами-политиками и рядовыми бойцами, претендующими на звание ученых-историков.

Победителя пока определить сложно, зато ясно, кто остается в проигрыше. Это историческая наука, терпящая одно сокрушительное поражение за другим.

За украинским "возрождением национальной памяти" и российской "борьбой с фальсификациями" скрывается один и тот же процесс – подгонка исторических фактов под заранее принятую идеологическую схему. На Банковой и в Кремле уже определили, что хорошо, а что плохо, кого полагается героизировать, а кого предавать анафеме.

Любые обстоятельства, выпадающие из стройной схемы – будь-то неблаговидные деяния бойцов УПА или Красной Армии, советского руководства или провода ОУН – переходят в разряд табуированных тем и старательно игнорируются.

Назвать это историческими изысканиями язык не поворачивается. Москва и Киев хоронят историю как серьезную научную дисциплину. Она превращается в машину, штампующую агитки для повседневных идеологических нужд.

Нельзя сказать, что бесцеремонная политизация исторической науки – это ноу-хау российских или украинских товарищей.

Западные политики тоже не прочь оседлать многострадальную музу Клио, но в цивилизованных странах им противостоит научное сообщество. В 2005 году французские парламентарии приняли закон, указывавший французским историкам, как именно следует отзываться о французском колониализме.

Ответ ученых не заставил себя долго ждать. 13 декабря 2005 года в газете "Libération" была опубликована декларация, составленная ведущими историками Франции. Авторы заявления выступили против политизации истории, изложив основные принципы, на которых базируется историческая наука:

"История не является религией. Историк не преклоняет голову ни перед какими догмами, не подчиняется никаким запретам, для него не существует никаких табу.

История не является моралью. Задача историка – не осуждать или восхвалять, а только объяснять.

История не является рабой актуальности. Историк не переносит на прошлое современные ему идеологические схемы и не трактует события прошлого с позиций сегодняшних приоритетов.

История не является объектом юрисдикции. В свободном государстве ни парламент, ни другой юридический авторитет не имеют права определять, что в истории является правдой".


Обращение девятнадцати ведущих историков Франции поддержали тысячи коллег-ученых, и президент Жак Ширак заветировал скандальный закон, провозгласив: "В Республике нет официальной истории!"

Французские историки одержали победу. Это и неудивительно: ведь речь идет об обществе с устоявшимися традициями научного свободомыслия.

На постсоветском пространстве иная ситуация. За 70 лет была выращена порода услужливых чиновников от науки, всегда готовых поддержать очередную инициативу властей.

Кто может противостоять мощному политико-идеологическому натиску? Те, кто угождает дорогому Владимиру Владимировичу вместо дорогого Леонида Ильича? Те, кто оперативно сменил партбилет КПСС на живописную вышиванку?

Ученый муж, который в 1988-м объявлял Голодомор буржуазной выдумкой, в 1998-м писал об акции, направленной против крестьян, а в 2008-м уже рассуждал о спланированном геноциде этнических украинцев? Как и в старые добрые времена, подавляющее большинство российских и украинских историков охотно колеблются вместе с генеральной линией…

Украино-российская война за историю стала настоящим подарком для конъюнктурщиков советской закалки и молодых карьеристов.

Они обласканы властью, регулярно мелькают на страницах газет и телевизионных ток-шоу, их безоговорочно поддерживает патриотическая интеллигенция.

В общественное сознание последовательно внедряется мысль, будто святая обязанность украинского историка – воспевать гетмана Мазепу и воинов УПА, а российский историк должен самоотверженно защищать внешнюю политику московских царей и советских генсеков. Разглагольствования о "фальсификации истории в ущерб интересам России" (а почему не в ущерб истине?), "украиноцентричных концепциях" и "национальной исторической памяти" весьма показательны: историка считают не исследователем, а солдатом, отстаивающим интересы своего государства.

Безусловно, патриотические чувства никому не чужды – специалист по культуре воронковидных кубков или Второй мировой войне не исключение. Но есть одно существенное "но": профессиональный историк должен быть гражданином и патриотом на избирательном участке, а не в рабочем кабинете.

Настоящий ученый служит науке, а не государству, и руководствуется высшими критериями, перед которыми отступают национальные границы. Для добросовестного исследователя не существует Родины: только факты и логика. Подобно беспристрастному судье, серьезный ученый-историк не подыгрывает "своим".

Конечно, абсолютная объективность недостижима, но, по крайней мере, к ней нужно стремиться. Мы же столкнулись с абсурдной ситуацией, когда заведомая предвзятость и заангажированность исследователя объявляется похвальной добродетелью, гражданской доблестью!

История – это полноценная наука со своей методологией и проблемным полем. Идеологизация и догматизм столь же губительны для истории, как и для любой другой научной дисциплины. Свободная конкуренция различных точек зрения – необходимое условие научного познания. Подвергать устоявшиеся концепции сомнению не только можно, но и нужно.

В свое время выдающий философ и социолог Карл Поппер предложил т. н. "критерий фальсифицируемости", позволяющий разделить науку и псевдонауку. Любая теория или гипотеза может считаться научной лишь в том случае, если существует принципиальная возможность ее опровергнуть.

Руководство Украины объявило Голодомор 1932-1933 годов спланированным геноцидом украинцев. Придворные российские историки заявляют, что в 1939-1941 годов СССР не готовился к наступательной войне и захвату Европы. В обоих случаях мы имеем дело с гипотезами, которые подтверждаются косвенными фактами. Но факты, идущие вразрез с официальной концепцией, в расчет не принимаются, и приниматься не будут.

Политическая целесообразность побуждает игнорировать любые контрдоводы. Никакие новые данные, никакие рассекреченные документы не заставят поставить под сомнение историческую гипотезу, уже объявленную единственно правильной. Она верна, потому что она верна! Так сказал президент, парламент, правительственная комиссия и т. д.

Власти Украины и России пытаются сделать определенные исторические гипотезы принципиально неопровержимыми, а стало быть, ненаучными. Это политика, идеология, пропаганда, религия – все, что угодно, но только не история. Там, где появляются "священные коровы", заканчивается наука…

Истории явно не повезло. Она являет собой благодатную почву для политизации, но это не единственная беда.

Муза Клио привлекает малограмотных депутатов и чиновников своей демократичностью: чтобы рассуждать о прошлом, не требуется знание трехэтажных формул и мудреных латинских терминов. Профессиональный бухгалтер, убежденный в подлинности "Велесовой книги", может с умным видом давать указания специалистам. Красота!

А если бы IQ позволял украинским и российским политикам окружить заботой какую-нибудь другую область знания? Что ж, давайте пофантазируем и представим сенсационные газетные заголовки:

"Комиссия по противодействию попыткам фальсификации физики при Президенте РФ обещает пресечь пропаганду теории бозонных струн".

"Служба безопасности Украины занялась изучением сингулярности и расследованием причин Большого взрыва".

"Российский МИД выражает решительный протест в связи с попытками украинских исследователей поставить под сомнение теорию петлевой квантовой гравитации".


"Верховная Рада Украины 233 голосами признала единственно верной первую фридмановскую модель расширяющейся Вселенной с отрицательной кривизной пространства".

"В Госдуму РФ внесен законопроект "О противодействии реабилитации скалярно-тензорной теории Бранса-Дикке", предусматривающий наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 5 лет".

"Президент Украины Виктор Ющенко предлагает ввести уголовную ответственность за отрицание экпиротического сценария Большого взрыва".

Абсурд? Нонсенс? Маразм? Но, право же, издевательство политиков над несчастной музой Клио ничем не лучше!

Михаил Дубинянский



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх