,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Несостоявшийся зять Михаила Грушевского
  • 10 июля 2009 |
  • 18:07 |
  • bayard |
  • Просмотров: 47819
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Несостоявшийся зять Михаила Грушевского


Как утверждает автор со ссылкой на материалы Российского государственного военного архива (РГВА), А.Севрюк долгое время (примерно с середины-конца 1920-х годов) негласно сотрудничал с советской разведкой. Правда, статья В.Кочика выиграла бы от более точного указания на конкретные фонды и дела РГВА, в которых, судя по материалу, ока-зались документы довоенной польской разведки (одной из лучших, отметим, в тогдашней Европе). В частности, автор приводит сообщение венского агента 2-го отдела Генштаба Польши от 16 сентября 1937 года: «Сведущие тут украинцы полагают, что сейчас Севрюк является крупным законспирированным большевистским агентом».
В статье приводятся и воспоминания жены известного советского разведчика Игнатия Порецкого («Людвига»), награжденного в 1928 году орденом Красного Знамени (в июле 1937-го чекист порвал с НКВД и 4 сентября того же года был убит в Швейцарии). Как ут-верждает Елизавета Порецкая, «сотрудничество Людвига с Севрюком стало особенно важным после 1933 года. Севрюк остался в Германии и быстро занял высокий пост в не-мецком министерстве авиации. Он стал агентом Людвига. Один раз в месяц они конспи-ративно встречались в Швейцарии».
Личность Александра Севрюка, о которой идет речь в содержательном материале В.Кочика, действительно таит немало загадок. С ней мне впервые довелось столкнуться при подготовке кандидатской диссертации по истории украинской дипломатии 1917-1920 годов, а также статьи о нем в энциклопедию«Политические партии России» (М.,1996). Скажу прямо, впечатление о Севрюке в целом сложилось далеко не лицеприятное.
Родился он в 1893 году в городе Бердичеве в мещанской семье. Учился в Технологиче-ском институте в Петрограде, где социально активный, чрезвычайно общительный моло-дой человек занял ведущие позиции в Украинской студенческой громаде и Информаци-онном бюро студенческих организаций. Обратил на себя внимание признанного авторите-та национал-патриотического движения профессора Михаила Грушевского. Вихрь рево-люции, распада Империи и возникновения на ее обломках национальных держав вынес вчерашнего питерского студента на гребень государственно-политического возрождения украинской нации, в число лидеров одной из ведущих партий Украины - украинских эсе-ров (УПСР), членов Украинской Центральной Рады и ее президиума — Малой Рады. В феврале-апреле 1918 года занимал кресло посла молодой УНР в кайзеровской Германии, затем участвовал в дипломатической миссии УНР в Бухаресте.
В историю украинской дипломатии вошел как один из тех, кто подписал от имени УНР в ночь с 8 на 9 февраля 1918 года Брестский мирный договор с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией иТурцией — первый международно-правовой документ на пути к прекращению Первой мировой войны. Взлету неофита от политики (весьма характерному для таких переломных периодов) способствовала и репутация жениха «Кулюни» — Ека-терины, единственной, болезненной дочери председателя Центральной Рады, профессо-раМихаила Грушевского (Михаил Сергеевич часто грешил непотизмом, о чем немало на-писано). Способный ученый-этнограф, Е.Грушевская была репрессирована, умерла в ла-гере в 1942 году.
Но, как говорится, джентльмены любят брюнеток, но женятся на блондинках (или наобо-рот). Сочетался браком Александр Александрович с француженкой, благо М.Грушевский вскоре оказался таким же политэмигрантом, как и несостоявшийся зять. Работал в укра-инской делегации на Версальской международной конференции. «Отличился» Севрюк и на посту руководителя миссии Директории УНР по репатриации в Италии (1919 год). Как показала государственная инспекция Дмитрия Дорошенко, бывшего главы МИД Украин-ской Державы Павла Скоропадского, Севрюк истратил на нужды соотечественников лишь 29% ассигнованных ему казенных средств!
В то время как пленные ютились в скотских условиях, недоедали, страдали от инфекци-онных болезней, их «благодетель» жил на широкую ногу, арендовал шикарные апарта-менты, бронировал для себя и супруги ложи в театрах... Собранный Дорошенко возмути-тельный материал о «Севрюкиаде» (выражение самого Дмитрия Ивановича) спустили на тормозах, ибо не у одного Севрюка на дипломатическом поприще рыльце оказалось в пушку, а УПСР оставалась одной из правящих партий в УНР
Думается, что присущие уроженцу «Иерусалима Волыни» (как возвышенно именовали Бердичев) меркантильность, карьеризм, беспринципность стали основой для его после-дующей эволюции к сменовеховству и сотрудничеству со спецслужбами (видимо, множе-ственное число тут вполне можно допустить).
Достаточно сказать, что до сих пор неясны все обстоятельства гибели А. Севрюка. Про-изошло это в ночь на 27 декабря 1941 года в железнодорожной катастрофе близ Франк-фурта-на-Одере. Севрюк следовал по коммерческим делам из Берлина в Варшаву. Пасса-жирский поезд столкнулся с товарным составом, включавшим цистерны бензина. Место катастрофы оцепила полиция и гестапо — по одной из версий, причиной катастрофы ста-ла диверсия подпольщиков-поляков, ведь этим поездом следовало в Генерал-губернаторство немало высокопоставленных военных и чиновников.
В августе 1949 года нью-йоркский журнал «Ріаіп Таїк» («Откровенный разговор») помес-тил статью некоего Гюнтера Райнгардта «Сотрудник Гитлера - сталинский шпион». Речь, как вы поняли, шла о Севрюке. Опус был выдержан в сенсационном духе, однако не со-держал ссылок на точные источники информации автора (говорилось лишь о «секретных немецких документах, попавших в руки американских властей»). Кстати, редактором журнала выступал Дон Исаак-Левин, долгое время живший в СССР и ставший едва ли не первым англоязычным биографом В .Ленина. Серия разоблачительных статей в «Атегісап айаігз» о закулисных обстоятельствах Тегеранской (1943) и Ялтинской (1945) конферен-ций лидеров «Большой тройки» принесла ему репутацию «матерого антисоветчика».
Несомненно, что статья, появившаяся в период эскалации «холодной войны», преследова-ла цель лишний раз напомнить о вездесущем шпионаже Советов и завершалась размыш-лениями об опасности советской разведывательной деятельности в США и Канаде. Ста-тью подхватили авторы-украинофобы вроде журналиста французского «Парламентского обозрения» Гулевича (по иронии судьбы — потомка богачки-мецената Гальки Гулевичев-ны, основавшей в 1615 году в Киеве Богоявленский монастырь и Братскую школу).
Г. Райнгардт утверждал, что с 1933 года «Саша Севрюк» был привлечен к сотрудничеству шефом абвера адмиралом Канарисом (последнего, якобы, заинтересовали яро антисовет-ские и одновременно информативные статьи эмигранта о положении в Украинской ССР, опубликованные во львовской газете «Діло»). Однако после вступления вермахта в Париж в 1940 г. немецкие разведчики обнаружили среди оставленных французской спецслужбой документов досье на Севрюка. Для проверки открывшихся данных «два сотрудника Кана-риса выехали в Швейцарию» и вскоре руководитель абвера «имел в своих руках неопро-вержимые доказательства, что Александр Севрюк на протяжении 20 лет был агентом тай-ной советской службы».
Если верить Дону Левину, выходило, что 7 лет «Саша» продвигал немцам подготовлен-ную чекистами дезинформацию. «Канарис вынужден был констатировать, что роль Сев-рюка в немецкой политике-дипломатии, военных операциях, шпионской деятельности, закордонной пропаганде была такой значительной, что уже поздно что-либо изменить. Безусловно, этот мастер — агент в самом центре немецкой дипломатии — решительно причастен к падению паскудного режима». Суперагент, повлиявший на ход мировой ис-тории, да и только, «гениально-дьявольский человек»! После этого гестапо ничего не ос-тавалось, как расстрелять «двурушника» за два дня до железнодорожной катастрофы, а на место происшествия подбросить его личные вещи...
За бывшего коллегу по дипломатической службе УНР, знавшего с 25 лет А. Севрюка ста-жем, вступился известный украинский эмиграционный историк Илья Борщак, поместив-ший в парижском журнале «Україна» (1951, № 6) статью «Невероятное обвинение. Был ли А.Севрюк "двойным агентом"» (название дано в переводе на русский язык. — Авт.). Ради объективности автор пишет о присущем А. Севрюку отталкивающем «реализме, перехо-дящем в цинизм», расчетливости, полном равнодушии к «духовной украинской жизни». Необходимо иметь в виду — сам Борщак в эмигрантской среде имел стойкую репутацию советского агента, что может служить объяснением той энергии, с которой он несколько лет в начале 1950-х, спустя десятилетие после трагедии, опровергал причастность Севрю-ка к сотрудничеству с ОГПУ-НКВД.
Не верю, не верю, не верю — настойчиво повторяет Борщак, и доверие к «несимпатично-му» ему «обвиняемому» мотивирует... личными письмами Севрюка к нему 1931 —1941 годов. И другие украинцы не верят, подчеркивал И. Борщак, хотя статью Дон Левина сра-зу же перепечатали ведущие украинские диаспорные издания в США, Англии, Франции. Настораживает и легкость, с которой Борщак отмахивается от сюжета Дон Левина о со-ветской разведывательной активности в Северной Америке — ерунда, мол, все это, не за-служивающая просвещенного читательского внимания. Но мы-то сейчас располагаем многочисленными свидетельствами обратного — взять, хотя бы, ставший хрестоматий-ным «атомный шпионаж» в США.
Отметим, что ряд скептических вопросов И.Борщак задает справедливо: например, как Севрюк поддерживал связь с советской разведкой; почему общественности не предъявле-ны «секретные документы» рейха, где идет речь о «двойнике». Защите А.Севрюка исто-рик посвятил и материал в № 9 «України» за 1953 год. Кстати, как историк И.Борщак не брезговал мистификаторством, и о подлинности ряда его «открытий» до сих пор ведут дискуссии отечественные и диаспор-ные исследователи.
Обращая внимание на явные фактические ошибки Левина, Борщак утверждает, что «ни-кто, ни жена, ни дети, не знакомые никогда не видели тела убитого Севрюка» (курсив наш. — Авт.). Отсутствуют и документальные подтверждения его смерти. При этом исто-рик ссылается на письмо к нему от 26 июня 1952 г. одного из руководителей контрразвед-ки УНР в 1919—1920 годах, а затем и Державного центра УНР в эмиграции Николая Че-ботарева (Чеботарива, личности весьма противоречивой, не брезговавшей «заплечными делами», настоящее дитя того жестокого времени). Бывший контрразведчик, как водится, подался в бизнес, став компаньоном Севрюка по «конспиративным спекуляциям» (опре-деление самого Чеботарева).
Немецкие власти предложили родственникам погибших похоронить их в общей могиле, что и было сделано. Однако, пишет Н.Чеботарев, гестапо установило факт гибели экс-посла УНР — идентифицировать останки помог дантист, делавший ему протезы. Правда, никаких официальных сообщений о гибели бывшего посла Украины в Берлине опублико-вано не было. Контрразведчик уверяет, что Севрюк «не был знаком ни с Канарисом, ни с Кейтелем, Гиммлером, Риббентропом, Розенбергом» и вообще был антифашистом по убеждениям.
В любом случае, стороны, принявшие участие в дискуссии по поводу А.Севрюка, вряд ли можно считать непредубежденными.
В заключение приведем некоторые документальные сведения об А. Севрюке, с которыми довелось столкнуться автору. В Коллекции печатных изданий Отраслевого государствен-ного архива Службы безопасности Украины хранятся переводы ряда документов Импер-ской канцелярии рейха и внешнеполитического департамента правящей национал-социалистической партии (НСДАП), посвященные украинскому национал-патриотическому движению 1930-х годов. Есть в них и «след» А. Севрюка.7 мая 1938 года последний обратился с письмом в упомянутый департамент НСДАП, прилагая к нему от-чет о своей деятельности в 1928—1929 годах и выдержки из руководимой им газеты «Українські вісті». В своей 25-летней политической деятельности, писал Александр Алек-сандрович, я преследовал одну цель — восстановление самостоятельности Украины. По-сле поражения национально-демократической революции 1917—1920 годов пришел к вы-воду, что эмиграционные организации не добьются возрождения суверенитета и ставку нужно делать на поддержку национал-коммунистов в партийно-правительственной вер-хушке Украины.
Покинув Тулузу, где А. Севрюк работал в представительстве солидного книгоиздателя А.Квиле, он переезжает в Париж и сотрудничает в основанной в 1926-м И.Борщаком газе-те «Українські вісті». Этот «сменовеховский» по содержанию орган ратовал за большую самостоятельность УСРР, поддерживал политику украинизации. В конце 1928 года, ут-верждает А. Севрюк, он по французскому паспорту посетил Советскую Украину, дабы установить связи с «тайными украинскими организациями». Вызывает серьезное сомне-ние само существование подобных организаций в тогдашней Украине, пребывавшей под всеохватывающим контролем ГПУ. Пройдет немного времени до «Великого перелома», и органы госбезопасности сами начнут фабриковать дела о «контрреволюционных органи-зациях» типа СВУ или «Украинского национального центра» (вместо того, чтобы громить рожденные фантазией Севрюка). Уже в сентябре 1929-го «Вестник союза украинских граждан во Франции» обвинил «эмиссара» в просоветской деятельности, инспирирован-ной ОГПУ.
Отметим, что свою «тайную миссию» он афишировал и в статье «Мои связи с Советской Украиной в 1928—1929 годах» в газете «Діло» от 12 августа 1938 года. Интересно, что предварительно рукопись была послана Н.Чеботареву с пояснительным письмом — это все «байки», извини, сам знаешь, чего стоят эти откровения. «Свое "баснописа-ние", — отмечал Чеботарев, — он пояснил мне тем, что вынужден это сделать, так как хочет уста-новить контакт с немецкими политическими кругами, а некоторые украинские противни-ки вредят ему, доказывая, что он "большевик"». Чеботарев счел, что действия Севрюка вреда «украинскому делу» не принесут, и успокоил автора, сообщив о своей индиффе-рентности к затее бедового земляка.
Кстати, на россказни Севрюка клюнули и авторы солидной монографии «Украинские буржуазные националисты» (М., 1963), среди которых и заместитель председателя КГБ при СМ УССР Борис Шульженко, руководитель отдела 2-Н (борьба с национализмом) 2-го Главного управления (контрразведка) МГБ-КГБ СССР Иван Хамазюк (способный опе-ративник, по отзывам П.Судоплатова). В адресованной профессионалам книге о «секрет-ной миссии» Севрюка говорится как о реальном факте, да и в общий контекст книги она укладывалась как нельзя лучше — как лишнее подтверждение существования антисовет-ской оппозиции в Украине.
Итак, можно констатировать следующее: незадолго до начала Второй мировой войны А.Севрюк целенаправленно, идя на явную фальсификацию, начинает рьяно убеждать пра-вящую партию рейха в своей лояльности, антисоветизме. Что это: попытки отмести воз-никшие подозрения в просоветскости или желание расширить агентурные возможности, поднять свой рейтинг? Или все одновременно?
Документы свидетельствуют: отдел «Восток» внешнеполитического департамента НСДАП изучал А.Севрюка, беседовал с ним на предмет бытующих в диаспоре обвинений в просоветской деятельности (что само по себе свидетельствует о заинтересованности в его использовании). Обошлось благополучно: 3 октября 1938-го рейх-сминистру Альфре-ду Розенбергу доложили о необоснованности обвинений в адрес политэмигранта. Нет со-мнений — если Севрюк был разведчиком, то разведчиком талантливым.
Наконец, в изученных нами архивных материалах 1930-х годов разведывательных подраз-делений НКВД УСРР об А. Севрюке говорится как об ... агенте французской контрразвед-ки Сюрте! Что это — одна из ипостасей явно авантюрной личности или «украинских то-варищей» просто не посвящали в дела компетенции московского Центра ?
В.Кочик в упомянутой статье приводит и факт продажи меркантильным Севрюком за 2тыс. $ военной разведке Чехословакии подробных планов железнодорожных узлов Венг-рии. Готов он был «сторговать» чехам секретные документы Польши и Румынии! По мне-нию источника польской «двуйки» Альберта, «Севрюк принадлежал к одной из междуна-родных шпионских организаций, что не мешает ему выполнять задания и для Советов».
В одном можно безоговорочно согласиться с Ильей Борщаком: необходимо тщательное научно-документальное исследование бурной жизни А. Севрюка, ибо «не безразлично для украинской истории знать... был ли один из лидеров Центральной Рады, один из соавторов Брестского договора, первый украинский амбассадор в Берлине действительно позорным предателем, двойным изменником и "сталинским шпионом"!»



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх