,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Отец Яков - суперагент
  • 5 июля 2009 |
  • 19:07 |
  • bayard |
  • Просмотров: 23642
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Яков Кравчук родился в 1905 году в провинциальном городке Дубно на Ровенщине в се-мье рабочего. В 1932—1937 годах молодому человеку посчастливилось учиться в пре-стижном Греко-католическом богословском институте в Париже. Впереди, казалось, его ждала обеспеченная жизнь священника, осененная уважением набожного населения укра-инской глубинки. Но не та была натура у богослова, годившегося, скорее, в рать Игнатия Лойолы - основателя ордена иезуитов, монахов-шпионов, нежели на роль скромного на-стоятеля церковной парафин. Конечно, свою роль сыграла и глубоко оскорблявшая укра-инскую молодежь шовинистическая политика Польши.
Яков ознаменовал окончание учебы разрывом с униатами и переходом в евангелистскую церковь. За границей он примкнул к Организации украинских националистов, тесно об-щался с ее теоретиками, отцами-основателями Омельяном Сеником и Николаем Сцибор-ским. Участвуя в подпольной борьбе ОУН, утолял неуемную жажду романтики и ощуще-ния причастности к «делу избранных».
Организация, активистом которой стал подпольщик в рясе, поручила ему ответственное и рискованное дело — внедриться в ин-форматорскую сеть 2-го (разведывательного) отдела Генштаба вооруженных сил Польши. Надо сказать, именно II Речь Посполитую украин-ские националисты считали тогда опаснейшим противником и немало досаждали Варшаве жестокими террористическими акциями. В свою очередь поляки не скупились на места в политическом концлагере Береза Картузская.
Одновременно службы безопасности тех и других в стремлении подорвать противника изнутри — засылали разведчиков, вербовали агентуру, устраивали провокации. Стоит ли говорить, насколько важной была задача, поставленная перед «духовным лицом» — вне-дриться в агентурную сеть «двуйки». И он с этим справился. Запросив за свои услуги 1500 франков в месяц, отец Яков пришелся ко двору польской спецслужбе. Через некоторое время ее опытный резидент «Леконт» уже принимал донесения новоиспеченного агента «Димитрова».
«Свой человек в ОУН» поставлял полякам сведения о ее верхушке, отношениях между лидерами, планируемых террористических акциях, крупных форумах националистов, раз-ведывательных операциях за рубежом. Зачастую это была сфабрикованная дезинформа-ция. Поляки, конечно, проверяли достоверность сообщений, но, выявив «дезу», не спеши-ли исключать ненадежного «Димитрова» из списка своих платных помощников. Возмож-но, их контрразведка строила некие встречные планы на оперативную игру с национали-стами.
Однако вскоре Польшу оккупировали немцы, и агент, оказавшийся не у дел, некоторое время проповедовал в Югославии. В ряды бойцов тайного фронта он вернулся в июле 1941-го, став уже сотрудником абвера — разведки фашистской Германии. Активно участ-вовал в засылке в тыл Красной Армии агентов и диверсантов. Лично осуществил свыше 20 вербовок. Только в июне — июле 1942 года приложил руку к подготовке и заброске на Белгородщину трех диверсионных групп. В некоторых из них насчитывалось до 20 бой-цов. Всего же за линию фронта он вывел не менее полусотни диверсантов, и фамилия Кравчука нередко встречается в ориентировках СМЕРШа.
Находил время и для работы в Восточном краевом проводе ОУН (Мельника). Посещал Житомир, Полтаву, Харьков, с амвона призывал мирян к молитвам «о даровании победы христолюбивому немецкому воинству», за что воздалось ему бронзовым крестом и двумя немецкими медалями.
Когда же Красная Армия наконец «оттолкнулась ногой от Урала», гитлеровцы попыта-лись наладить взаимодействие с украинскими повстанцами, понимая, что возврат в рес-публику сталинского режима чреват непримиримым конфликтом большевиков с ОУН и УПА. Немцы передали повстанцам противотанковые орудия и минометы, десятки тысяч стволов, огромное количество боеприпасов. Взамен требовали разведывательную инфор-мацию, участие в диверсионных и антипартизанских акциях.В начале 1944 года по зада-нию начальника абверкоманды во Львове капитана Лацарека Я.Кравчук искал посредни-ков для переговоров с УПА. В Хелме он вышел на старого приятеля — архиепископа Ил-лариона (Ивана Огиенко), который согласился направить своих людей для налаживания контактов с «лесной армией». В октябре 1944-го немцы освободили из заключения Степа-на Бандеру и сотни три его соратников, хотя два брата лидера «революционной» фракции ОУН сгинули в фашистских лагерях смерти. И.Огиенко сообщил также интересные све-дения— с УПА уже налаживают связь английские спецслужбы. Повстанцам сбрасывают с самолетов оружие и боеприпасы, а представитель Интеллидженс Сервис при Главной ко-манде УПА пресвитер Лев Бучак пытается склонить полевых командиров УПА к прими-рению с польской Армией Крайовой для совместной борьбы против СССР.
После капитуляции Германии «святой отец» с замашками рыцаря плаща и кинжала ока-зался в американской зоне оккупации. Отправлял религиозные обряды в лагерях для пе-ремещенных лиц до тех пор, пока бойцы невидимого фронта вновь не призвали его под свои знамена.
...Разгоралась «холодная война». Политические противники Москвы активно использова-ли антисоветские эмигрантские организации для разведывательно-подрывной деятельно-сти против СССР. Фракция ОУН (М), к которой принадлежал и отец Яков, создает в нача-ле 1946 года в Мюнхене краевой провод, имевший референтуру для связи с западноукра-инскими землями и собственную разведку. Не исключено, что именно последняя реко-мендовала «своего человека» разведслужбе США.
Как бы то ни было, в мае 1948 года он получает вербовочное предложение резидента аме-риканской разведки — бывшего атамана Украинского вольного казачества генерала Дом-бровского — и соглашается стать агентом уже третьей иностранной спецслужбы. Я.Кравчуку поручается прибыть в потоке репатриантов в Украину, установить канал связи с Домбровским и получить от него конкретное разведывательное задание.
Возможно, так бы и произошло, но на пути опытного уже шпиона стала контрразведка МГБ СССР в Группе советских оккупационных войск в Германии. Нацистского рекрута, разоблаченного показаниями арестованного Лацарека и других «питомцев» абвера, под конвоем отправили в Киев.
Прекрасно понимая, что ожидает кавалера фашистских наград, «крестоносец» решил спа-саться сотрудничеством с ненавистными ему Советами. Тем более дотошные чекисты от-копали в архивах польского генштаба девять донесений «Димитрова» (свыше 200 листов), и почерковедческая экспертиза подтвердила их авторство. С середины 1949 года отец Яков начал карьеру тайного информатора уже в четвертый раз... Или, будучи идейно убе-жденным украинским националистом, решил внедриться и в советскую разведку?
Чекистам он выдавал себя за «протопресвитера при нелегальном правительстве Украин-ской головной вызвольной рады». Мнимые послания от «закордонных друзей» фабрико-вал на печатной машинке Дубненского райисполкома (чтоб никто не догадался) или про-сил родственников «приложить руку» к переписыванию сочиненного им текста.
Когда кураторы из МТБ убедились, что их негласный «помощник», выражаясь казенным языком, «полученное задание не выполнил и систематически представлял дезинформаци-онные материалы, двурушничал», от его услуг, естественно, отказались. Более того, три-бунал Киевского военного округа 10 ноября 1951 года приговорил отца Якова к высшей мере наказания. Таким неизбежным — и печальным — оказался финал слуги четырех господ...



Вверх