,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Процесс над непримиримыми
  • 3 июля 2009 |
  • 15:07 |
  • bayard |
  • Просмотров: 60408
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Нетрудно себе представить шок, который испытали жители западного региона Украины, когда воочию увидели «преимущества советского строя». Железной рукой демонтировали плюралистическую партийно-политическую систему (до 1939 года в Галичине насчиты-валось 92 политические организации). По-военному жестко действовали оперативные группы органов госбезопасности. Острие репрессий в первую очередь обратилось против «социально враждебных элементов» — буржуазии, зажиточного крестьянства, священников, чиновников, военнослужащих, членов ОУН. Уже к середине февраля 1940 года из региона депортировали свыше 89 тысяч жителей.
Национализировались промышленные предприятия, земля, грубо рушился традиционный уклад хозяйствования. Под запретом оказались и культурные учреждения «Просвіти», кооперативные, страховые организации, чрезвычайно популярные среди молодежи спор-тивно-массовые объединения «Пласт», «Сокіл», «Січ», «Луг».


В этих условиях зреет сопротивление большевистской власти. Во главе оппозиционного движения стали молодые национал-радикалы, сплотившиеся вокруг фракции Степана Бандеры в Организацию украинских националистов ОУН (Б). К концу 1939 года краков-ский центрОУН (Б) организовал в регионе Краевой и окружные проводы (территориаль-ные организации), а с 10 марта 1940-го - Повстанческий (Военный) штаб для непосредст-венной подготовки вооруженного антисоветского восстания в крае.
Во главе штаба стал Дмитро Грицай (псевдоним Сирко), военным референтом назначили Романа Шухевича (Щуку), референтом службы безопасности — Мыколу Лебедя (Черта), референтом разведки — Владимира Тымчия (Лопатинского).
Весной 1940 года на Галичину и Волынь перебросили несколько десятков опытных под-польщиков — организаторов восстания. Не все они сумели достичь поставленной цели. Окруженные пограничниками Владимир Тымчий и юная Зиновия (Зеня) Левицкая подор-вали себя гранатой, часть людей была задержана и попала за решетку.
Несмотря на ощутимые удары НКВД, сеть подполья разрасталась. Краевая и местные эк-зекутивы (исполнительные структуры) разворачивают подготовку к восстанию, накапли-вают оружие. Только в выявленной НКВД пещере-складе у села Олеськи Золочевского района Львовщины обнаружили четыре станковых, шесть ручных пулеметов, 42 винтов-ки, 34 пистолета. Во Львовском округе ОУН подпольщики располагали полусотней пуле-метов и пятью тысячами винтовок.
Создается сеть конспиративных квартир, налаживаются линии связи с Краковом. Дирек-тива Степана Бандеры (июль 1940 года) особое внимание обращала на разведку. Разведы-вательные отделы, состоящие при проводах, глубоко засекретили от других подразделе-ний подполья. Националисты формируют разведсеть в городах и сельской местности, со-бирают сведения о дислокации, численности, вооружении частей (прежде всего авиацион-ных, танковых) Красной Армии, об аэродромах, средствах ПВО, командном составе, ор-ганах госбезопасности, советских и партийных организациях. Составлялись черные спи-ски подлежащих ликвидации представителей «народной власти». Эти же отделы занима-лись контрразведывательной защитой подполья от проникновения секретных сотрудников (сексотов) НКВД, ведь, по данным на январь 1941 года, агентурно-осведоми-тельная сеть в регионе превысила 22 тысячи участников.
К сентябрю только под контролем Львовской экзекутивы находилось до 5,5 тысячи под-польщиков. Тогда же в низовые звенья спускается «Мобилизационный план восстания». До сйх пор нет точных сведений, когда предполагалось его начать — в конце лета 1940-го, осенью того же года или с началом войны между фашистской Германией и СССР. Как бы то ни было, активные действия подпольщики предпринимали. Взять, к примеру, неудач-ную попытку вооруженного восстания в Збараже в ночь на 19 декабря 1939 года. Только в апреле -мае 1941 года движение сопротивления совершило 110 диверсионных и террори-стических актов.
Ответные удары наносил и НКВД. В 1940-м за связь с ОУН (реальную и мнимую) аресто-вали до 35 тысяч жителей Галичины и Волыни. С апреля по октябрь погранвойска НКВД разгромили 38 групп ОУН (486 человек). Львовским УНКВД взяты под стражу руководи-тели Краевой экзекутивы Дмитро Мирон (Орлик) и Левко Зацный (Троян). Дмитро Гри-цай ареста избежал.
В историю национально-освободительного движения под руководством ОУН вошел так называемый «Процесс 59-ти». Под следствием оказались подпольщики ОУН — от рядо-вых связных до руководителя разведки Краевой экзекутивы Миколы Матвийчука. Их объ-единяло и то, что подавляющее большинство обвиняемых — молодежь от 17 до 30 лет. Среди фигурантов был известный в будущем организатор национально-освободительной борьбы Дмитро Клячкивский (Блондин), впоследствии — первый командующий УПА и Группы УПА-Север «Клим Савур». За членство в ОУН его арестовывали польские власти, Он получил известность как один из лидеров спортивного общества «Сокіл» на Збараж-чине. Летом 1940-го Дмитро возглавил юношескую референтуру подполья на Станислав-щине. Здесь, в городе Долина, его и арестовали 10 сентября.
Хотя на очных ставках Клячкивского изобличили сломленные следствием единомышлен-ники, он избрал тактику категорического отрицания своей причастности к ОУН вообще, не говоря уж об активной деятельности среди ее членов. «Перестаньте отпираться! Все ваши заявления ложны!» — выходил из себя следователь младший политрук Пименов. «В ОУН никогда не состоял. Никакой антисоветской деятельностью не занимался. Виновным себя не признаю», — упорно твердил Блондин. Не дала нужного НКВД результата и тща-тельная разработка обитателя камеры № 87 внутрикамерной «наседкой».
Повышенный интерес к лидеру спортивного движения молодежи не случаен — именно эти организации подготовили в условиях са-национного режима Ю.Пилсудского тысячи физически закаленных, национально сознательных молодых украинцев, готовых делом доказать любовь к Родине. Гимнастика и туристические походы, спортивное ориентиро-вание и противопожарная подготовка, вольная борьба и плавание, навыки командования подразделениями и занятия по истории Украины и многое другое осваивали участники зародившегося еще во времена австро-венгерского владычества спортивного движения. «СКОБ!» — приветствовали друг друга галицкие «пластуны», что означало «Сильно! Красно! Обережно! Бистро!»
О поведении фигурантов судебного процесса красноречиво свидетельствуют чекистсткие документы: «Большинство осужденных как на предварительном следствии, так и в судеб-ном заседании не признавали себя виновными и не раскаивались, а наоборот — заявляли в суде, что они были и остаются непримиримыми врагами Советской власти и в дальней-шем, если представится возможность, при любых условиях будут вести борьбу против Советской власти...»
Первоначальный приговор «пролетарского суда» предусматривал смертную казнь для 41 подсудимого. Однако по решению КоллегииВерховного Суда СССР от 15 марта 1941 года наказание смягчили. «Всего лишь» 19 человек расстреляли, 24 получили по 10 лет тюрь-мы, 15 — от восьми до четырех лет, одну обвиняемую-немку депортировали. Дмитрию Клячкивскому смертную казнь заменили 10 годами заключения. В июле 1941-го он бежал из разрушенной бомбежкой тюрьмы в Бердичеве, став в 1943 году создателем и первым командующим Украинской повстанческой армии.
Для многих подсудимых «Процесс-59» означал лишь начало «одиссеи» по архипелагу ГУЛАГ. Взять, к примеру, Наталью Шухевич, проходившую по делу как связная и содер-жательница конспиративной квартиры. Она же — родная сестра будущего командующего УПА Романа Шухевича (генерала Тараса Чупринки). Первоначально ее приговорили к 10 годам, затем срок сократили по кассации наполовину, после чего вновь арестовали. От предложения сотрудничать с органами НКГБ она отказалась, и в августе 1946 года по ре-шению Особого совещания при МВД СССР ее опять сослали в Джамбульскую область Казахской ССР на новую «пятилетку». В Украину возвратилась вместе с мужем, ссыль-ным балкарцем М. Геграевым, лишь в 1956 году, и то без права проживания в крупных городах...
Девятнадцать томов уголовного дела на фигурантов «Процесса-59» ныне хранятся в От-раслевом государственном архиве Службы безопасности Украины

Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми


Процесс над непримиримыми




Вверх